Два стихотворения

Автор: Глинка Федор Николаевич

Фёдор Николаевич Глинка

Два стихотворения

             
Слова Адоная ( Господа) к мечу.

            
          
Исайя. Гл. 34, 65 - 66.

   Сверкай, Мой меч! Играй, Мой меч!

   Лети, губи, как змей крылатый,

   Пируй, гуляй в раздолье сеч!

   Щиты их в прах! В осколки латы!

   Ступай, Моя нетленна сталь!

   Дроби их грудь, сердца их жаль:

   Они пред Богом виноваты,

   Спеши и жадно пожирай

   Их сёла, храмы и палаты:

   Грози, рази, пронзай, карай,

   Из жадных уст лей огнь и горе!

   Обезобразь лицо земли;

   Они к волнам - кидайся в море,

   Хватай и бей их корабли!

   Забыли Божии глаголы,

   Бегут за прелестью мечты,

   И океаном суеты,

   Несутся от Меня далёко...

   Но зорко молнийное око

   За ними следует Моё:

   Им страшно, душно... Их тревожит,

   Гнетёт их, угрызает, гложет,

   Моё незримое копьё!

   Нечестия, разврата дети!

   Горят за вами города!

   Как коршун, гонит вас беда,

   И гонит вас - в Мои же сети!..

   Я здесь, как был Я прежде там!

   Гляжу Я прямо в очи вам:

   В них страх, тоска, заботы, муки -

   Вы от Меня? Ко Мне же в руки!

   Неверный, непокорный род!

   Строптивый, жадный и лукавый

   Весь мир на суд тебя зовёт:

   Презрел ты вечные уставы

   Природы верной и Творца,

   Ты запустил свои сердца,

   Как тернием густые нивы:

   Всё бури мыслей горделивых,

   Всё он, ретивый, буйный дух,

   В сердцах внедрившийся весёлых,

   Волнует грады, губит сёла...

   И вот уже устал Мой слух

   Внимать нескладный лепет жалоб:

   И двух вселенных было мало б

   Для ненасытных сих детей,

   Поклонников слепого рока;

   Сих сотрапезников страстей,

   Греха и смерти, и порока...

   Играй, Мой меч! Блистай, Мой меч,

   Своею сущностью трёхгранной,

   Гонись за ними в бурю сеч

   И в тишину, и в вихрь бранный.

  

   1832 г.

  

Мальчик в лаптях и нагольном тулупе.

                       
* * *

  

   Дружно артель рыбаков боролась средь Белого моря,

   В море, где зимнего льда неслись ещё горы. Весна,

   Щурясь, глядела чуть-чуть сквозь тальник и низёхонький ельник.

   Кое-где мурава появлялась на тундрах. Олени

   Лесом бегучим, рогатым носились по ним всё...

   Ловит артель рыбаков и моржей, и тюленей, дивуясь,

   Как из ноздрей своих кит мечет высоко, на воздух,

   Башнями влагу. Ночь звёзды, горящие жаром,

   В море холодном купает. При этом на мшистом пригорке

   Мальчик в лаптях и нагольном тулупе думает думу:

   " Как это, Господи Боже? Откуда явилось всё это?

   Солнце идёт и заходит! Зори в свой час зажигают

   Алые свечи свои! В море всё льдины трещат

   И громадами к берегу бьются.

   Кто это всё так устроил? Как бы хотел я узнать

   О порядках земных и небесных!

   Господи Боже! Недаром вложил ты мне в детское сердце

   Жажду ведать и знать, выследить и разумно,

   Опытным глазом, глядеть на людей и на чудный твой мир поднебесный"!

   Мальчик в лаптях и в нагольном тулупе так думал у моря

   И про себя говорил: " На Москве есть колодезь, сказали,

   Чудной какой-то воды... Выпьешь, и вдруг пред тобою

   Вскроется всё! Небеса тайны поведают, книги

   Прошлых веков распахнутся, - а ведь всё от воды той предивной.

   Воду же дедушка ( дьячок, научивший Мишу грамоте, а не его родной дед) ту называл мне наукой.

   Что ж? Была не была! Побегу я туда за обозом"!..

  

                      
* * *

  

   Был доклад, на Москве, отцу ректору в академии:

   " Мальчик в лаптях и в нагольном тулупе явился и просит,

   Просит и молит слёзно принять его в классы учащих.

   Нищий не просит так хлеба, как он просит науки и знанья".

   Принят! Вошёл он туда, - мальчик в лаптях и в тулупе, -

   Вышел оттуда уж муж в сапогах и в почётном кафтане!

  

                      
* * *

  

   Где-то в Прусской земле рядовые сидели и пили,

   Говор был о войне с турками русских при Анне.

   Вдруг один, между них, выглянул истым пророком:

   Шапка слетела с чела, а само высоко поднялось всё,

   Дивным огнём загорелись, синим, лучистые очи,

   Русская кровь разыгралась и запел всероссийский пиита:

   " Восторг внезапный ум пленил,

   Ведёт на верх горы высокой,

   Где ветр в лесах шуметь забыл,

   В долине тишина глубокой"!..

   " Что за чудные вирши? Что за ода? Откуда?

   Кто он? Откуда вдруг взял и слова, и размеры?

   Всё так ново!.. Музыка ухо ласкает и к сердцу

   Тёплой струёю бежит! Строки, как вещие струны,

   Дивно звучат и поют нам высокие русские песни"! -

   Так при дворе говорили в шитых кафтанах вельможи.

   Было то на пиру, в золочённом дворце у царицы,

   В красном кафтане сидел муж именитый с высоким,

   Ясным челом, и о нём говорили с почтеньем друг другу:

   " Се наш пиита, философ, химик, художник, создатель

   Нового штиля"! А этот химик, художник, пиита

   Тот же знакомый нам мальчик в лаптях и в нагольном тулупе!

  

                      
* * *

  

   Вот и сто лет уж прошло. И сто лет говорят: " Славой Россов

   Неоспоримо и есть, и пребудет, наша честь - Михаил Ломоносов"!

   Посмотрите же все, у кого бьётся русское честное сердце,

   Кто теперь мальчик в лаптях и в смиренном нагольном тулупе?

   Кто ж, как не наша святая Русь! Миллионы проснулись!

   Говор сплошной повсюду: света и света все просят!..

   Просят воды животворной! Много даров и даяний

   Бог наш, Господь, в затулупную пазуху русским

   Сердцу дал много тепла, голове же - и толк и смышлёность!

   Нам надлежит всё развить и, развив, так разумно устроить,

   Что бы наш мальчик в лаптях и тулупе нагольном вдруг прямо и бодро

   Стал меж народов, как днесь, славой, величием россов

   Стал, устоял и стоит богатырь Михаил Ломоносов.

  

   1866 г.

  

   Источник текста: Глинка Ф. Н. Собрание сочинений. Т. 1. Духовные стихотворения. М., Изд. М. Погодина, 1869 г. С. 435. Т. 2. С. 345.