Эскандер

Автор: Вельтман Александр Фомич

А. Ф. Вельтман

  

Эскандер

  

МЫСЛЬ

  

   А. Ф. Вельтман. Странник

   Издание подготовил Ю. М. Акутин

   Серия "Литературные памятники"

   М., "Наука", 1978

   OCR Бычков М. Н.

  

Соч. А. В

  

["Дела мои отразятся в памяти людей, как

лучи солнца на щите моем".]

  

   Есть в мире прекрасное чувство одно,

   Которое любят и боги и люди

   А

   Т

  

I

  

   [Мысль моя, невидимая собеседница в уединении и в обществе,] [ты объятие] [союз] тлен[ого]ое [сердца] [и] [с] [бессмерт[ной] ьем] [душ[и]ою] [существа] [ты мой] [свободная как тлердь] [все] [до созданья мира!] Дитя мое, мысль моя, Кто тебя создал? -- [Не я ли?] Не я ли? [раб случая, раб подобных себе, раб страстей и желаний моих[,]! и твой раб дитя мое? -- ]

  

II

   [Ты моя; но очи и слух и все чувства мои в твой воле и воля моя есть твой повелитель,] но Часто ты мне непослушна; [Но] И дерзость твою я могу наказать лишь своею печалью.--

  

III

  

   Так так доступны просторы и место и время [,].-- [что] Как часто желаю я сбросить всю тяжесть земную, чтобы вольно лететь за тобою от мира до мира; от бездны до неба, от века до века от [жизни] смерти до [смерти] жизни, от слез до восторгов любви бесконечной!.--

  

[IV]II

  

   [Цепи] Пределом сковать можно [накинуть оковы па землю, воду и] на воздух и воды и свет [оковать пределами] [но] Но Тебя [не заключат] [скуют] [ни] [и] [цепи] [ни границы] [не удержали и] ни границы ни цепи свободы лишить не возмогут и тяжесть не сдавит!

   [Со мной ты родилась со мной и погибнешь, как луч с изчезанием света; нет! ты можешь меня пережить, как имя в метрической книге Прихода, в котором кто жил и скончался.--]

  

I

  

   1) [Прекрасен родился] [с] С [гордой] твердой, великой душою родился Эскандер, [младенческий плач не обрызгал слез[ами]ой материнские объяти[й]я улыбка сияла на детских устах в минуту явленья на поприще жизни.

   Но кто его мать, кто отец -- нам преданья не скажут. [Где] [как] [детство свое проводил он.-- Ужель повстречался он людям впервые] [пространства ужель] 2) Они его встретили Юношей [милым] гордым готовым и мыслить высоко и чувствовать сильно. И он в людях рабов своих ([встретил] видел; 3) Приемыш Филиппа не видел [между] отца своего [ними отца] 4) [В нем] Но гордое сердце хотело любовь знать родную,-- избрал отцом он Владельца Олимпа:

  

II

  

   Я гордость сломил возносящихся [возн[е]сенных] слишком высоко, эфиром дышать неспособн<ый>, цари предо мной, как пред небом Титаны1.

   [На гордой скале над Понтом висящей сидит он;] Седая скала над пучиной склонилась как старец над гробом; [тропой] на ней восседает Эскапдер.

   На запад высокие тянутся горы, как путь возводящий на небо;

  

   Море шумит, и ревущие волны рядами несутся.

   И снова всю землю хотят покорить Океану;

   Но груди гранитные скал набеги валов отражают.

  

III

  

   Задумчив, [глядит он] [смотрит], как будто впервые он [вид] смотрит иа прелесть и [мрачность] ужас природы;

   Но в тех ли очах любопытство, для коих нет дивного в мире, которым давно все знакомо?--

  

IV

  

   Чего я желаю? сказал он, кого [я]же ищу я на суше, [по] и море? -- Иран мне подвластен, Индия пала, Иемен где твое счастье? [не] пределы ли мира мне нужны, чтоб во Вселенной проникнуть пределы [всего]? Кеид {Царь Милиды в Индии подарил Александру Магическую неопорожняемую чашу (прим. автора).} [царь] твой дар есть насмешка! Зачем [я] же тебя не заставил я чашу твою опорожнить? Ищу ль я покоя? [Нет] покой мне несносен, он тяжесть гнетущая к недру земному.-- Богатства я презрел; блестящие камни и злато -- не солнце, не звезды.

   Солнце и звезды я сорва[ть]л бы с неба, чтобы видеть их тайны и светлое море, откуда лучи истекают.

  

V

  

   Я понял и пищу страстей и чувств упоенье; Я видел, как люди безумно своею надеждой питались; Как страх обнимал недостойных, когда разрушались воздушные зданья желаний;

   Я видел как явное горе завидует скрытой печали!

  

VI

  

   Радость, без цели высокой -- [нет!] мгновенье безумства, радость великих -- улыбка природы в минуту восстания из бездн[ъ]ы [Океана]. Хаоса!

   Веселые песни невольниц мне вечно, как вопли, несносны;

   Кто пел бы приятно и с чуством для чуждых восторгов над гробом своих удовольствий?

  

VII

  

   (В шатре слышны гармонические звуки),

   Любовь, привязанность к праху, чувство достойное слабых творений, но чувство коварное.-- Можно простить самовластью

   Чтоб пожелать себя самого повсюду пределом природы, рабом быть желаний внушаемых ею; но сбывчивость их покупать за [новое] постыдное рабство -- покорность и мыслей и дел. Нет, это жестоко.-- Сносить своенравие женщин -- согласием с волей младенцев безумных, купить лишь потребность природы... Это возможно.

  

(В шатре раздается песнь)

  

   Отец мой! твой голос взывающий внемлю

   Для слуха он страшное слово твердит!

   [Но] [О] Но скоро[ль] слезой окроплю я ту землю,

   В которой твой прах неспокойно лежит?

   Там жертвенник [мести] Белу -- надгробный твой камень

   [Там] И тень твоя в жрицы меня посвятит;

   И вспыхнет на жертве лобзания пламень;

   И жертву в объятьях любви умертвит!

  

   Эскандер (после размышления)

  

   Согласие с волей младенцев и женщин есть средство [и] их властью играть произвольно.

   Печальные песни! они раздирают мне душу. Но Зенда прекрасна; За Зенду мне Бел не простил бы, если б жрецы были в силах и в мрамор холодный внушать свою злобу и зависть...

   Но первосвященник погиб под мечом правосудным и дух возмутителя казни земной был достоин.

   Снова к стенам Вавилона! -- Желание девы исполнить! -- [Ты] [Победитель полсвета]. В храме могущего Бела [поел] принесть она хочет последнюю жертву.

   [Но] И кто же Молился [ли кто] столь пламенно [Белу] небу, как пламенно дева меня умоляла? -- [Но если б] Когда бы в молитвах ее не заметил я страсти, не видел желанья любовь утаить к Эскандеру; -- [О! я заглушил бы ] тогда [не] [только] не пустое желанье; но я и врожденное чувство в себе заглушил бы!

   Сокровища все Нерм-Паяна я ей предлагал -- отказалась; -- [любит и в страхе глядит на меня непонятная дева.]

   [Мой взор не постигнет ее;] [пронижет] [как] Но солнце проникнуть не может сквозь дебри Зуль-мата.

   [Но] в таинственном мрачном лесу сокрывается светлый источник, которого волны [всю] всем жизнь обновляют.

   И в Зенде [сокрывается] есть [чистое] светлое сердце -- источник блаженства.

   Зенда ([одна] всходит на холм[е] пред станом Эскандера).

   Пламень обнявший полсвета! Эскандер, ты мыслишь на небо проникнуть и свергнуть с престолов воздушных богов обладающих миром.--

   Но что ж оторвет от Земли земную стихию,

   Измерял ли властью своею свои ты желанья?

   Взберись по могиле народов, тобой пораженных, на небо! --

   В ней кости отца моего! -- Они ль тебе будут ступенью? Нет, гордый властитель Земли!..

   О, если б ты был и добрее и ближе душой своей к Земле!

   О, если б ты не был [не] преступник для девы тебя полюбившей!

   Тогда бы, Эскандер, ты был мне [был ты] дороже владычества воли над всей Вселенной.

   Дороже и цели мечтаний своих закоснелых, наследник Олимпа! --

   [Как] Теперь драгоценна мне нить твоей жизни, [пусть буду я] но так как для Парк[ой]и [твоею] жестокой; В объятьях [Парки] моих ты узнаешь блаженство. Но с этим блаженством сольется конец твой!

   Эскандер. И я не останусь в том мире, где сердце узнало ужасные Чувства!

   Достаньте мне испить воды

   [Ах дайте мне воды живой] из Аб-Хэида {Источник живой воды Аб-Х[е]эид, в лесу непроницаемом Солнцем называемом Зуль-мат в провинции Шехер-Хурут (прим. автора).}.

   Она [во мне] мои все силы обновит. Отцом оставлена в наследство мне обида

   <2> [страшная мне] душу тяготит

   Но клятва

   <1> [мщения на дочери лежит].

   Эскандер! кто тебе от девы оборона

   [От девы, мстящей за отца]

   Кто отдаляет час [ужасного] конца

   Ее любовь! -- но стены близки Вавилона

   [И близок час и твоего конца]!

   [Мне] и [в помощь] [тень] [мне] <нрзб.> [отца]

   [И силы подкрепит тень моего отца]

   [И воскресит мой дух] тень грозного отца близка

   Там упаду в твои объятья без защиты,

   Там чувства мне восторгами волнуй

   И усладит вдвойне мне душу ядовитый

   Любви и мщенья поцелуй!

   Эскандер ([один в] в загородных чертогах жрецов близ храма Бела [близ] Вавилона)

  

(Близ него стоит Зенда)]

  

   Зенда (на очах ее слезы)

   Эскандер (в безумном исступлении чувств)

   Еще обними меня [дева] Зенда, еще я горю, на сердце растают [и спеги] гранитные льдины Кавказа!

   Мучительны, Зенда, нет, сладки томленья любви!

   Юпитер, отец мой, завидуй!

   В объятиях Леды, божественный лебедь, завидуй!

   О Зенда, в груди твоей солнце!

   Прочь! обожгла меня дева!.. Желаний огонь... в объятьях твоих... я пламенем залил!..

   Волнуется кровь! Так Понт бушевал и взбрасывал волны, чтоб сдвинуть Лактонию в бездну! и сдвинул! И облит огнем как дворец Истакара; трудом и веками его созидали а сильный в мгновенье разрушил! --

   Мне душно под небом! И небо стесняет дыханье! его бы я сбросил с себя, чтобы только вздохнуть в беспредельном пространстве!

   (Зенда бросается в его объятья; по мгновенно вырвавшись скрывается за столпами чертогов)

   Пусти меня Зенда, дай меч мой, я цепи разрушу, которыми ты приковала к земле Александра!

   Дай меч мой! Но где же ты дева? Или ты призрак? Или Юпитера пламень с неба на казнь мне упавший!

   Отец! ты трепещешь, чтоб я не похитил и волю твою и державу над миром!

   Своими громами меня поразил ты!

   И молнии твои вкруг меня обвились, как змеи!

   Ты сбросил меня в страшный Тартар!

   Юпитер! и ты знаешь зависть к счастливцу!

   [Я смертный!]

  

(умирает).

  

Лагерь при Шумле, 10 июня 1829-го года.

  

ПРИМЕЧАНИЯ

  

   В Дополнения включены отдельные стихотворные и прозаические произведения Вельтмана, а также их фрагменты, иллюстрирующие творческую историю "Странника" показывающие, как развивались поднятые романом темы в последующем творчестве писателя. Часть предлагаемых сочинений Вельтмана и отрывков публикуется впервые, другие печатались при жизни писателя и с тех пор не переиздавались.

ЭСКАНДЕР

МЫСЛЬ

  

   Эту поэму Вельтман писал на Балканах, во время осады крепости Шумла в июне 1829 г., в тетради в плотном коричневом переплете, которая хранится в архиве писателя (ОР ГБЛ, ф. 47, р. I, к. 28, ед. хр. 1). Черновик, вместе с титульным листом, занимает 7 листов (13 страниц). На обороте титульного листа -- запись более позднего времени (первой половины 1830 г.). Она является попыткой написать акростих, каждая строка которого должна была начинаться с первой буквы имени Екатерины (Е. П. Исуповой). Написаны столбиком четыре буквы (ЕКАТ) и сочинены два стиха. В черновике есть примечания самого автора, отсутствующие в печатных изданиях. Осенью 1830 г. Вельтман передал тетрадь издателю "Московского телеграфа" Николаю Полевому, и тот предложил опубликовать поэму отдельно в журнале до выхода в свет части I "Странника", что и было исполнено.

  

   1 Данный абзац написан на обороте л. 3 поперек строк текста слева.