Горе от тещи, или женись да оглядывайся

Автор: Григорьев Петр Иванович

 

ГОРЕ ОТ ТЕЩИ,
ИЛИ
ЖЕНИСЬ ДА ОГЛЯДЫВАЙСЯ.

КОМЕДИЯ-ВОДЕВИЛЬ В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ.

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

КУЗЬМА ПЕТРОВИЧ КУРСКИЙ.

ОЛЬГА ПАВЛОВНА, жена его.

МАТРЕНА ОСИПОВНА ФОМИНСКАЯ, ее мачеха живущая в доме Курского.

ИВАН ИВАНОВИЧ ЗАВЕРИН, молодой полковник, друг Курского.

ТИМОФЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ЗЯБЛИКОВ, письмоводитель, приятель Курского.

КЛЕОПАТРА СЕРГЕЕВНА ЗЯБЛИКОВА, жена его.

1, 2, 3, 4, 1, 2, 3, 4, 5, гости приехавшие на бал.

АНДРЕЙ, слуга Курского.

ГРУША, служанка.

Слуги и служанки.

 

(Театр представляет богатую комнату, по обеим сторонам, кабинеты. Справа против первой кулисы богатый туалет)

 

ЯВЛЕНИЕ I.

КУРСКИЙ. (Сидит в халатев красных Вольтеровских креслах и распечатывает письмо).

 

А! так точно: письмо из деревни, от моего друга Ивана Ивановича Заверина! (развернув) Ой! ой! Какое длинное послание! Странно! Мы с ним такие короткие приятели, что вовсе бы не нужно было чрез чур распространяться. Гм! Прочтем... (читает). "Любезный мой, Кузьма Петрович, поздравь меня: все свои деревенские дела я привел в надлежащий порядок. Теперь я твердо уверен, что получаемые мною доходы должны увеличиться по крайней мере вдвое". -- Поздравляю Иван Иваныч! Очень рад! -- (Продолжает). "Но это в сторону, а спешу поговорить с вами о таком предмете, который, по моему мнению, важнее и дороже всяких доходов в мире. Я узнал из последнего вашего письма, что вы намерены скоро жениться. Ах! почтенный друг мой! Ради Бога не торопитесь! Я знаю, что вы человек очень добрый, но вдвое того легковерный, а живя в Петербурге весьма легко попасть в такие сети, из которых после не выпутаешься вечно. И потому прошу, сделайте милость, подождите моего возвращения, чрез несколько дней я постараюсь быть в Петербурге. Не подумайте однако же, чтоб я был враг женитьбы! Нет! нет! я сам влюблен страстно!" -- Бот прекрасно, а я этого и не знал! (Продолжает). "Влюблен страстно! Но не приступал к женитьбе от того, что желал прежде устроить свои дела. Теперь же когда все кончено, я уверен, что вы подождете; и тогда мы сыграем наши свадьбы в один день.—

 

Заверин. Ха! ха! ха! жаль мне тебя любезный друг! жаль, что ты опоздал с своими советами! я женат и спокоен. Приезжайте, приезжайте -- г. полковник. О, чорт возьми! я воображаю, как он изумится увидя меня молодым супругом! ха! ха! ха! А что за супруга! О, да это такая прелесть, которая, как слышно, кружила головушки и не таким молодцам как я. Но однако ж, все эти головокружения кончились тем, что моя, (как вы изволите видеть) выдержала натиск, и, благодаря Бога, усидела на своем месте.

 

Да и жена невольно согласилась,

При мне, в кругу знакомых и родных,

Что голова моя хоть и кружилась,

Но менее головушек других;

Хоть проседь здесь и пустота осталась,

Все я любим не меньше от того;

(Потирая лоб).

К тому ж жена мне головой ручалась,

Что тут расти не будет ничего.

 

И я, разумеется, как добрый муж, ей поверил, и теперь смело могу сказать, что чертовски счастлив! Живу пик в масле сыр катаюсь! Умирать не надо! Да! Да! я вполне счастлив. Счастлив!... Если б только у меня не было тещи. Ох, тещи! тещи! Бог вам судья! Например, моя Матрена Осиповна поселилась в нашем доме и положила за правило входить во все мои дела.

 

Я вздумаю с женою прогуляться,

Смотрю, идет и теща сзади нас,

Я вздумаю к жене по приласкаться,

И теща к нам является сейчас!

На даче я с женой сокроюсь в рощу.

На едине сберусь поцеловать...

Смотрю... опять несет лукавый тещу

А я, как зять, и в дураках опять!

 

А! да вот кажется и она... легка напомине, за то уж на язык -- ой! ой! как тяжела!

 

 

ЯВЛЕНИЕ II.

КУРСКИЙ и ФОМИНСКАЯ (в шляпе, в плаще и с зонтиком).

 

Фоминская (сердито). Прошу покорно! Сидит! Помилуйте, мой батюшка, на что это похоже? Ну если в вас совесть, Кузьма Петрович? А? шутите вы с нами, что ли? Мы хлопочем, суетимся, приготовляемся к нынешнему вечеру, а ваша ленивая милость, как нарочно, и в халате и в креслах!

 

Курский (про себя). Ну! начала благословясь! (ей) Матушка Матрена Осиповна, я знаю сам, что...

 

Фоминская (также). Знаете? да что вы знаете, мой батюшка? да вы без меня просто пропащий человек на свете! Если б вы что нибудь знали, так верно бы не сидели по сие время склавши руки. Да сударь! да! вы ничего не знаете, ничего не понимаете, ни чем не занимаетесь, одним словом: вы все равно, что ничего!

 

Курский (про себя, подымаясь с кресел). Нет! уж это слишком много, (ей) Позвольте вам сказать...

 

Фоминская. Как? что? вы еще думаете оправдываться? Боже мой! Бот каковы нынешние мужья! Ну, можно ли, после этого, выдавать своих дочерей замуж? Бедная Олинька! Если б она знала, что вы так мало будете дорожить ею, то верно бы никогда не согласилась выйти за такого не благодарного, за такого старого, за такого ужасного человека! Олинька! Олинька! Поди сюда, мой ангел!...

 

Курский (в сторону). Ну из чего раскричалась? (ей) Матрена Осиповна, пожалуйста не сердитесь, право все готово, только осталось съездить на минуту к Его Превосходительству.

 

Фоминская. Нет! Нет! Без возражений! я вижу что вы просто и не рождены быть порядочным мужем!...

 

Курский. Кто! я не рожден? так я вам докажу...

 

Фоминская. Как! Вы смеете мне доказывать? Нет уж это ни на что не похоже! Это из рук вон! Олинька! Олинька!

 

Курский (струсив). Ну, беда моя!

 

 

ЯВЛЕНИЕ III.

ТЕ ЖЕ и КУРСКАЯ (одета к отъезду).

 

Курская. Маменька, я готова.

 

Фоминская. Но посмотри-ка на своего любезнаго муженька: сегодня у нас гости, а он до сей поры изволит нежиться в халате. Скажи сама, ну если в нем Бог?...

 

Курский. Ей Богу есть!

 

Курская. В самом деле, как вам это не стыдно папа? Ведь вы хотели съездить к старому генералу, узнать, будет ли он нынче к нам? Поезжайте же по скорее.

 

Курский (ласково). Виноват, мой ангел! Сию минуту оденусь и поеду. Дай же мне свою ручку...

 

Фоминская. Ручку! Нет, нет, не давай, мой друг, он этого не стоит.

Курская. Конечно. Извольте прежде одеваться!

 

Курский. Ну, ну, хорошо мой бриллиантик! (Подходит к кабинету). Эй! Андрюшка! скорее одеваться.

 

Курская. Маменька, право я боюсь, что мы не успеем съездить, не лучше ли мне нынче надеть старые вещи?

 

Фоминская. Ах, что ты это, мой друг! Нет, я хочу, чтоб ты непременно надела все новое. Поедем, это минутное дело.

 

Курская. Ну, как вам угодно, мужу) Папа! А где те деньги, которые вы мне вчера подарили?

 

Курский. А вот там, на столе, мой ангел. Возьми, возьми с Богом. (Курская берет со стола деньги, отдает Фоминской, которая прячет в свой ридикюль).

 

 

ЯВЛЕНИЕ IV.

ТЕ ЖЕ и АНДРЕЙ (с фраком и шляпой).

 

Курский. Андрюша! Андрюша! пожалуйста поскорей... (одеваясь). Да поди и вели сейчас.... заложить мне коляску... Я еду.

 

Андрей (помогая ему одеваться). Коляска уж давно готова-с.

 

Курский. Как! кто велел?

 

Андрей. Барыня приказала заложить. (Уходит с его халатом).

 

Курский. Ах! как я тебе благодарен, мой ангел, что ты так обо мне заботишься; ты знала, что мне нужно ехать и нарочно велела для меня...

 

Курская. Нет, папа, не для вас; маменька хочет со мной на минуту съездить в магазин.

 

Курский. Ну, так что ж? Вы меня кстати и завезете к его превосходительству.

 

Фоминская. Вот прекрасно выдумано! Что вы это! Разве нам есть время вас завозить. К тому же в коляске будет и тесно и не ловко. Не правда ли, Олинька?

 

Курская (мужу). Да, да, папа, маменька говорит правду.

 

Курский. Но, послушайте Матрена Осиповна, я думаю...

 

Фоминская. Нет! нет! не думайте и не просите, (дочери) Поедем, он может отправиться пешком, или на дрожках.

 

Курский. Но...

 

Фоминская. Но! но! но! прошу вас нам не противоречить! Прощайте...

 

Курский. Да помилуйте, как же это можно?

 

Фоминская. А! так вы не хотите угодить своей жене? Стало быть вы ее не любите?

 

Курский. Ах! то-то и есть что люблю! Очень люблю! Однако...

 

Фоминская. Ну, ну, что однако?

 

Курский. Бог с вами поезжайте, (жене) Дай же мне свою ручку (целует). Поезжай, поезжай, мой розанчик! (и вздохнув) А я, так и быть, отправлюсь один.

 

Фоминская. Ну вот это похвально, против этого я ни слова, давно бы так.

 

Курская. Прощай же, мой друг. Маменька едемте (уходит).

 

Фоминская. Едем, едем. Однако смотрите, Кузьма Петрович! Чтобы ужо непременно все было готово, иначе мы опять с вами поссоримся! (уходит за нею).

 

 

ЯВЛЕНИЕ V.

КУРСКИЙ (один помолчав немного).

 

Гм! Конечно... если б я был помоложе, то мог бы быть и понастойчивее... мог бы поехать и в коляске... а теперь... что ж делать? Ей осьмнадцать, мне сорок восемь, разница дьявольская! Притом же, я так люблю мою жену! Так люблю!... (торопливо) что готов, для ее счастия и спокойствия, решиться на все! Эй! Андрей! Андрей!

 

Андрей (вбегает). Что прикажите?

 

Курский (спокойно). Вели мне нанять извощика.

 

Андрей (уходя). Сейчас, сударь!...

 

Курский. Гм! А ведь если б я не имел тещи, мне бы верно с женою не было тесно в коляске? Удивительно право, как судьба иногда умничает над нами; она наделила меня хорошим имением, определила мне быть мужем прелестной жены, и что хорошо-то быть мужем мне одному, а это нынче почти небывальщина. Потом, в самую средину моего супружеского счастия, судьба поместила властолюбивую тещу!! Ну, да впрочем, делать нечего, пусть уж будет так. С иными злодейка судьба за частую делает и хуже.

 

Судьба! Ты знать сама не знаешь

Кому что дать и что отнять,

Ты здесь союзы составляешь,

За тем чтоб сети расставлять;

Сперва, окажешь ты услугу,

Влюбленных под венец сведешь,

А там... законную супругу,

Вдруг беззаконным отдаешь.

 

 

ЯВЛЕНИЕ VI.

КУРСКИЙ и ЗАВЕРИН (Одетый по дорожному).

 

Заверин (Слуге, который снимает с нею шинель). Дома? Слава Богу! Очень рад!

 

Курский. Эге! Кто-то уж приехал! (увидя Заверина) Ба! ба! ба! что я вижу! Иван Иваныч! здорово друг любезный! (обнимаются).

 

Заверин. Здравствуйте! мой милый и почтенный Кузьма Петрович!

 

Курский. Ну, удивил же ты меня! Давно ли из деревни?

 

Заверин. Как видите, сейчас только вылез из коляски.

 

Курский. Как! не был еще и дома? Прямо ко мне?

 

Заверин. Прямо, Кузьма Петрович!

 

Курский (опят обнимает). Ну, спасибо за любовь! Садись же, садись, мой любезный!.. Эй! Андрюша! Трубку Ивану Иванычу!

 

Заверин. Благодарю вас (садятся). Так вы не ожидали, что я так скоро буду?

 

Курский. Помилуй, и в голове не держал. Ты ведь писал мне нынче, что будешь сюда чрез несколько дней.

 

Заверин. Да, по пославши письмо, я вдруг передумал, и в тот же день пустился к вам на почтовых.

 

Курский. Очень рад. Однако, что же за причина такой поспешности?

 

Заверим. Как что, Кузьма Петрович? Ведь вы недавно писали мне в деревню, что намерены скоро жениться.

 

Курский. Ах! да! да! ну, так что ж?

 

Заверин. Ну, а я как истинный друг ваш, желая вам добра, побоялся, чтоб вы без меня не ошиблись в выборе и по этой причине пустился сломя голову к вам на помощь.

 

Курский. На помощь? ха! ха! ха! ко мне? Спасибо, что во время поспел!

 

Заверим. Помилуйте, я сам очень рад!

 

Курский (жмет рукупродолжая смеяться). Да, да, я ведь только тебя и дожидался. (Про себя). Подтруню же я над ним!

 

Заверил. Стало быть, у вас решительно все слажено?

 

Курский. О! да уж так-то слажено, что мудрено и разладить.

 

Заверин. Но для чего же вы до сих пор скрывали от меня свои затеи?

 

Курский. А ты злодей, разве не так же поступил со мною? Я бы и теперь не знал о твоей любви, если б ты не открылся мне в своем последнем письме.

 

Заверин. Извините меня, Кузьма Петрович; я не смел никому прежде времени открывать своих намерений. Но скажите же мне, довольны ли вы своей судьбой?

 

Курский. О! доволен! Чорт знает, как доволен!

 

Заверин. И я надеюсь... что вы сделали хороший, приличный выбор?

 

Курский. Я-то? ха! ха! ха! (Почти на ухо). Дай Бог чтоб и тебе так удалось выбрать! Я, Иван Иваныч, просто потолковее вас всех в этих выборах!

 

Заверин. Неужли?

 

Курский. Да! да!

 

Мой выбор удивил столицу!

На это я большой талант;

Я выбрал вовсе не девицу...

 

Заверин.

 

Кого-же?

 

Курский.

 

Чудо! Бриллиант!

Добра как я, мила как я-же,

В меня влюбилась всей душой!

И так чувствительна, что даже

Себя не чувствует со мной!

И хоть ты женщин не робеешь,

Но если к ней ты подойдешь,

Разинешь рот, остолбенеешь,

И, как Бог свят, с ума сойдешь!

 

Что? ты удивляешься, что я так мастерски описываю мою невесту? То-то же! Мы старики, уж если кого полюбим, так только держись: душу рады отдать своей красавице!

 

Заверин. Верю, и в самом деле удивляюсь, что вы так неожиданно переменились. Сколько раз я слышал, как вы всегда вооружались на женатых, а теперь...

 

Курский. О! теперь брат я не тот! Теперь я холостой жизни видеть не могу, я был дурак, что до сих пор убивал напрасно золотое время. И если ты меня любишь, Иван Иваныч, сделай милость женись поскорее; переродишься, свет увидишь! Представь себе: приезжаешь из должности, вдруг встречает тебя молоденькая жена, с ангельскою улыбкой и спрашивает: здоров ли ты, мой понинька? (А ведь уж холостого никто так не спросит). После этого она тебя нежно обнимет, обласкает! (А ведь холостого ни один чорт не обласкает). Потом она, возле тебя сядет и прогоняя твою усталость, от всей души поцелует! (А ведь холостого ни одна душа так не поцелует)! Наконец, отвечая на ее ласки, тотчас надеваешь благословенный халат, садишься с нею обедать. -- Ешь, пьешь, одним словом, упиваешься блаженством! О!... а если еще в прибавок к этому блаженству заведутся дети! малютки!.. (А ведь холостому стыдно заводить малюток)... И так, вообрази-же, себе, когда заведутся свои собственные дети... вот тут-то пойдет история: жена около их хлопочет, бесится; ребятишки кричат, дерутся; шум, суматоха, слезы!.. А ты-то развалившись в креслах -- знай себе смеешься, да командуешь домашним гарнизоном!

 

Заверин. Ну, Кузьма Петрович; да вас узнать нельзя! Как вы умели так скоро найти себе молоденькую невесту?

 

Курский. Скоро? А небось по вашему? Нет мой друг, я этого не люблю.

 

Я сказал одно лишь слово,

И невесту отыскал;

Впрочем, тут всему основа

И подмога капитал!

Капитал! (bis).

Мне невесту отыскал.

 

Деньги есть, и все готово,

Вас любить почтут за честь;

Пусть здесь нет чего другого,

А невест премного есть!

Крикни только: деньги есть!

          Так невест не перечесть.

 

Здесь без денег, молодого

Недостойным все почтут,

А при деньгах -- хоть седого,

Так с руками оторвут!

 

Оторвут! (bis).

(показывая на карман).

Если только много тут!

 

Да, да, мой любезный, Иван Иваныч; как только ты уехал, сейчас и пустился рыскать по всему Петербургу; как вдруг, на одном балу мне и пырь в глаза (как вы называете) неземное существо! Света не взвидел я от этого существа! Влюбился по уши! нет выше: у меня были ушки на макушке! Вот я сломя голову бегу к ее матушке, объясняюсь, предлагаю все свое имение, она отводит меня в сторону, раскрашивает обо всем, после этого знакомит с дочкою, велит ей со мною танцевать; -- неземное существо повинуется, и таким образом день за днем, дело в шляпе -- и я женат!

 

Заверин. Как женаты?

 

Курский (спохватясь). Да, виноват! я говорю, что уж почти женат. (Про себя) Нарочно не открою, чтоб после сделать ему сюрприз.

 

Заверин (взяв его за руку). Ну, так я уверен теперь, что мы с вами обвенчаемся в один день. Да?

 

Курский (усмехаясь). Да, да, изволь! (про себя) Опоздал дружище!

Заверин. Это будет прекрасно!

 

Курский. О, бесподобно! ха! ха! ха!

 

Заверин (оглядывая комнату). Однако... знаете ли что, Кузьма Петрович? Я замечаю... большую перемену в вашей квартире... Мне помнится, что прежде у вас не было фортепиано?

 

Курский. Да, не было; а теперь есть. Это я нарочно заготовил для своей будущей супруги.

 

Заверин (продолжая осматривать). А! Бот что! Да и этой щегольской мебели кажется прежде у вас никогда не водилось, а теперь... (увидя на правой сторонp3; туалет). Прошу покорно!

 

И женский туалет у вас!

 

Курский.

 

Да, туалет всех женщин тешит:

Жена кокетствуя под час,

И мужа пред ним причешет;

Кто любит страстно, тот завесть

Все эти вещи не забудет.

 

Заверин.

 

Что вижу я? и шляпка есть?..

 

Курский (смеясь).

 

Да и жена брат скоро будет!

Пусть говорят, что я уж стар,

Но ожидая молодую,

Я сделал чудный будуар,

И сделал детскую большую!

Всем завелся я, милый мой,

Хоть правда денег тма выходит,

Но кто заводится женой,

Так тот и всякий вздор заводит!

 

Заверин. О! конечно, вы правы. Но сделайте милость, познакомьте меня скорее с вашей невестой, я нетерпеливо желаю узнать...

 

Курский. А вы, полковник, познакомите ли меня с вашей невестой?

 

Заверин. Помилуйте, хоть завтра же, если вам угодно.

 

ЯВЛЕНИЕ VII.

 

ТЕ ЖЕ и ГРУША (входит взять шляпу).

 

Заверин. Ба! что я вижу! Кузьма Петрович? Чья эта девушка?

 

Курский. Как чья? Моя. Она также у меня... с прочими вещами заготовлена (ей). Зачем ты пришла?

 

Груша. Да взять барынину шляпку, она мне сказала, что сегодня ее не наденет, так надо спрятать. (Взяв шляпу уходит).

 

Заверин. Что я слышу! Курский (в сторону). Ах! дура!

 

 

ЯВЛЕНИЕ VIII.

ТЕ ЖЕ, кроме ГРУШИ.

(Молчание).

 

Заверин. Кузьма Петрович?

 

Курский. Иван Иваныч?

 

Заверин (с живостию). Как! Так уж вы женились?...

 

Курский. Я? Так, немножко.

 

Заверин. Помилуйте! Как-же вам не совестно было так смеяться надо мною? Я, как друг, просил вас не торопиться, а вы... ну не грешно-ли с друзьями поступать таким образом?

 

Курский. Знаю, знаю, что грешно, да уж делать то нечего, Иван Иваныч!

 

Заверин. Разумеется, я уж и сам вижу, что делать нечего.

 

Курский. Ей Богу, нельзя было не поторопиться. Ведь в самом деле неземное существо!

 

Заверин. И вы любимы? Счастливы?

 

Курский. О! чертовски счастлив!

 

Заверин. Ну, так и быть, я вам верю. Между тем надеюсь, что вы теперь-же и познакомите меня с вашей прелестной супругой?

 

Курский. С большим удовольствием. Да вот беда, она пред тобой уехала со двора, и еще не возвращалась. Ах! Да чего же лучше: нынче ведь я даю маленький вечерок, милости просим ко мне потанцевать, поужинать; жена будет дома и тогда я мастерски отрекомендую ей, моего любезного Ивана Иваныча!

 

Заверин. Нет, Кузьма Петрович; я сейчас еду домой, переоденусь и полечу на свидание к моей невесте. Ваша судьба теперь устроена, а мне еще придется похлопотать довольно, Прощайте!

 

Курский. Однако, мой друг, я надеюсь, ты все таки приедешь?..

 

Заверин. Наверное никак не обещаю.

 

Курский. Почему же?

 

Заверин. Помилуйте, не видавшись с нею столько времени, я не в состоянии буду скоро оставить ее.

 

Курский. Вздор! вздор! я вас непременно жду. А теперь поедемте вместе.

 

Заверин. Да куда же вы? я думаю к вам скоро уж начнут съезжаться.

 

Курский (с недовольным видом). Экстренность, Иван Иваныч, надо съездить. Видишь, звал к себе начальника, а он сделался болен; ну так нельзя, надо узнать о здоровье. Поедем же, я в минуту возвращусь. Эй, Андрюша!

 

Андрей (вбегает). Здесь! что прикажете?

 

Курский. Кто бы ни приехал, скажи что я дома одеваюсь.

 

Андрей. Слушаю-с.

 

Курский (на уходе тихо Заверину). Но, послушай мой друг: если ты женишься, то пуще всего старайся, чтоб не было в доме никакой тещи!

 

Заверин. А что, разве?..

 

Курский (взяв его под руку). Ничего, ничего, поедем! Но моему это лишняя мебель в доме, (оба уходят разговаривая).

 

 

ЯВЛЕНИЕ IX.

АНДРЕЙ (один).

 

Ну, надо признаться, что Кузьма Петрович отличный бабин... Как добр, как ласков... редкостный человек, даром что богат.

 

Таких господ я не встречал;

Не скажет грубого словечка;

Могу сказать, что приискал

Себе я теплое местечко..

Но одного желал бы я:

С моим проворством молодецким,

Когда бы сделали меня

Из камердинера дворецким!

Себя бы тут я показал,

И я-б не первый, не последний,

На фрак ливрею променял,

И вышел в люди из передней!

(Слышен стук кареты).

Ай! ай! никак барыня приехала!... Эй! Груша! Груша! Беги скорее! барыня приехала! (отворяет дверь).

 

 

ЯВЛЕНИЕ X.

ГРУША (выбегает на встречу господам), КУРСКАЯ, ФОМИНСКАЯ (входят), АНДРЕЙ (сняв плащиотдает Груше).

 

Фоминская (отдавая два футляра и свою шляпу). Груша, возьми это и сейчас отнеси на нашу половину. Скорее!

 

Груша (уходя). Сейчас, сударыня.

 

Фоминская. Ах, мой друг, в самом деле мы замешкались с твоими покупками.

 

Курская. Маменька, ведь не я виновата. Впрочем, успокойтесь, я еще успею переодеться.

 

Фоминская. Андрей! Кузьма Петрович давно воротился?

 

Андрей. Никак нет-с; он пред вами только еще уехал.

 

Фоминская. Прошу покорно! Олинька! слышишь ли ты что он говорит? Помилуй, можно ли до такой степени быть беззаботным?

 

Курская (к Андрею). Ах Боже мой! да что же он по сие время делал?

 

Андрей. К барину после вас приезжал гость, который вместе с ним и уехал.

 

Фоминская. Ну так! вечно все делает не вовремя. Ступай, ступай, и кто только приедет из гостей провожай в залу.

 

Андрей. Слушаю-с.

 

Фоминская. Послушай мой друг: если мы станем так баловать твоего мужа, то тебе с ним после не возможно будет жить. Сделай милость, старайся приучить его к послушанию. Когда он привыкнет исполнять нашу волю, когда ты будешь в доме госпожою, то тогда только можешь быть совершенно счастлива, слышишь?

 

Курская (рассматривая вещи). Слышу, маменька, слышу.

 

 

ЯВЛЕНИЕ XI.

ФОМИНСКАЯ (одна).

 

Какой ангельский характер! чтобы я ей ни сказала, во всем готова меня слушаться. Гм! Пусть говорят, что жена должна исполнять волю мужа, но как я не вижу в этом никакой пользы, то стараюсь всеми силами действовать против такого варварского правила! Кузьма Петрович, именно такой муж какого я искала для моей падчерицы. Он добр, уступчив, богат. Олинька хоть иногда и противоречит мне, но я уверена, что это будет не на долго. И мы как раз приберем его к рукам.

 

 

ЯВЛЕНИЕ XII.

ФОМИНСКАЯ, АНДРЕЙ потом ЗЯБЛИКОВА.

 

Андрей (докладывает). Г-жа Зябликова приехала и желает вас видеть.

 

Фоминская. Зови, зови сюда, да смотри, чтоб в комнатах все было готово для гостей.

 

Андрей. Слушаю-с. (Пропустив г-жу Зябликову уходит).

 

Зябликова (с веселым видом). Ах! Матрена Осиповна! Как я рада, что опять вижу вас! здоровы ли вы?

 

Фоминская. Слава Богу, Клеопатра Сергеевна. А вы?

 

Зябликова. Как видите. Душевно благодарю вас за приглашение. Извините, что муж мой пока еще остался дома; ему никак нельзя, он у меня очень занят, у него пропасть дел по министерству.

 

Фоминская. Ах, это очень жаль, прошу садиться. (Обе садятся на диван). Ведь третьего дня он мне проиграл в вист, и я думала, что нынче приедет отыграться.

 

Зябликова. О, будьте уверены, что он отыграется, мой Тимофей Васильевич не такой человек.

 

Фоминская. Впрочем, ведь это я так сказала, я очень знаю...

 

Зябликова. И конечно: он у меня редкой души человек! Я не могу им довольно нахвалиться. Представьте себе: он вчера был так добр, так нежен, что заплатил за мои некоторые безделушки слишком пять сот рублей. Удивительный человек! Кстати, поздравьте меня: он скоро будет коллежским ассесором.

 

Фоминская. Неужели?

 

Зябликова. Клянусь вам. И всего интереснее то, что все его повышения делаются по моей милости. Если б вы знали как приятно, и вместе с тем как трудно нынче хлопотать жене о мужнином повышении. Вообразите...

 

Его унизить захотели,

Но я вступилась тут как раз,

И на прошедшей же неделе,

Повысить мужа поклялась!

К его начальнику явилась;

Меня он принял, обласкал...

Я без чинов с ним объяснилась,

И мужу чин он обещал.

 

А без меня, хоть он умирай над бумагами, верно бы ничего не добился.

 

Фоминская. Это делает вам честь.

 

Зябликова. Надеюсь. Однако, позвольте теперь вас спросить: каково поживают ваши молодые? Довольны ли вы вашим зятем?...

 

Фоминская. Ах, помилуйте, матушка! Чрезвычайно довольна. (Притворяясь). Но каково они поживают, не знаю, потому что ведь я здесь совершенно ни во что не вхожу.

 

Зябликова. Как так? Неужели?

 

Фоминская (также). Да, да, Клеопатра Сергеевна! вам я думаю известно, что Кузьма Петрович сам просил меня согласиться на эту свадьбу. Я хоть сначала противоречила, но наконец сжалилась и дала им свое благословение. Теперь, Бог с ними! Пусть живут как умеют, я человек старый, и не люблю ни во что вмешиваться.

 

Зябликова (улыбаясь). Вот что! но скажите, правду ли я слышала, что будто бы прежде Кузьмы Петровича кто-то имел намерение?...

 

Фоминская (до конца сцены старается ее перебивать). Что? что такое матушка? Я совершенно ничего не знаю.

 

Зябликова (также). Впрочем и не мудрено, Кузьма Петрович, как человек весьма богатый... мог вам поправиться больше... нежели...

 

Фоминская. Не мне, матушка, не мне; он понравился моей Олиньке. А я, любя ее, почла за первый долг...

 

Зябликова (также) Это странно! А в городе слухи носятся, что будто бы...

 

Фоминская. Ах, Боже мой! как вы нынче мило одеты?

 

Зябликова Что будто бы вы с намерением...

 

Фоминская. Скажите пожалуйста, где вы покупали ату материю?...

 

Зябликова. В английском магазине... говорят, что эта свадьба была основана...

 

Фоминская. Премило! нельзя ли узнать, кто вам шил это платье?

 

Зябликова. Однако ж, вы не подумайте, чтоб я верила всем городским слухам...

 

Фоминская. Я вам очень благодарна, и надеюсь что вы пришлете к нам вашу швею!...

 

Зябликова. Извольте. А впрочем, иные слухи бывают и справедливы.

 

Фоминская (вставая). Так вы думаете, что ваш Тимофей Васильич будет нынче у нас?

 

(В это время в оркестре начинают тихо строить инструменты и кончают по уходе Фоминской и Зябликовой).

 

Зябликова. О, наверное будет (в сторону). Она заминает речь, понимаю!

 

Фоминская. А! уж и музыканты собрались! верно моя Олинька вышла к гостям и хочет открыть бал.

 

Зябликова. Как! и без меня? Нет! я непременно хочу идти польский с вашим любезным зятем...

 

Фоминская. Пойдемте-же, пойдемте поскорее.

 

Зябликова. С большим удовольствием. О, я обожаю танцы!

 

Фоминская (на ходу говорит). Но вы, крайне меня обяжете, любезная Клеопатра Сергеевна, если не станете верить... (обе уходят).

 

 

ЯВЛЕНИЕ XIII.

КУРСКИЙ и АНДРЕЙ (следует за ним).

 

Курский (идет торопливо из средних дверей в боковые). Ах, Боже мой! бал начинается! Андрюша, Андрюша! Скорей другой фрак!

 

Андрей. Сию минуту!

 

Курский. Скорее! скорее! (оба уходят).

 

Перемена декорации.

 

(Театр представляет богатую трех-дверную залу, освещенную люстрами и свечамис богатою мебелью. С правой стороны один кабинетс левой два. Один для входа гостей, другой для Курского. Несколько слуг суетятся на сцене около господ. При перемене декорации в оркестре тихо играют польский.

 

КУРСКАЯ с 1-м гостем, ФОМИНСКАЯ, потом ЗЯБЛИКОВА и КУРСКИЙ.

 

Курский (надевая перчатки). А! Слава Богу! поспел во время. С кем бы мне начать польский? С кем! разумеется с женой, хоть это и не водится, однако ж, пойдем... (увидя ее) Эге! опоздал!

 

Курская (идет с полковником). Папа! Что ж вы нейдете польский? Извольте сейчас ангажировать даму.

 

Курский. Сию минуту, мой ангел.

 

1-й Гость (полковник). Здравствуйте мой почтенный Кузьма Петрович! (обращаясь к г-же Курской). Ах! как вы прелестны сегодня! (проходят).

 

2-й Гость (старик, идя с 1-й гостьей). Кузьме Петровичу, мое нижайшее почтение!

 

Курский (кланяясь). А, Гаврило Романыч!

 

1-я Гостья (молодая девица). Кузьма Петрович! Vouliezbien, de danser avec nous, (также проходят).

 

3-й Гость (франтидя с Фоминской). А! вот и он!

 

Фоминская. Помилуйте, Кузьма Петрович, как вам не стыдно?

 

Курский. Ах, матушка, пожалуйста не гневайтесь!...

 

Зябликова (выбегает одна). А! Кузьма Петрович! Здравствуйте! Вы мой кавалер.

 

Курский (подавая руку). С большим удовольствием! (идя с нею) А где-же Тимофей Васильич?

 

Зябликова. Дома, за работой; но все-таки приедет.

 

1-й Гость (поручик, также с молодой девицей). Клянусь вам, что я только для вас однех сюда приехал.

 

2-я Гостья. И вы думаете, что я этому поверю? Сохрани Боже!

 

3-й Гость (своей даме, средних лет). Кто? Здешний хозяин? О, да это такой чудак, каких свет не производил! ха! ха! ха!

 

3-я Гостья. Да, да, ваша правда; ха! ха! ха!

 

1-я Гостья (старая дамаобращаясь к своему кавалеру). Если б не был глуп, то верно бы не позволил своей теще так командовать над собою. Сам виноват. Да! да! (В том же порядке еще несколько пар танцующих проходят вокруг сцены, разговаривая между собою. Оркестр во время разговоров играет не громкоа по уходе всех, постепенно темп польского тише, и с появлением Курского совершенно умолкает).

 

 

ЯВЛЕНИЕ XV.

АНДРЕЙ (обращаясь к прочим слугам), потом ЗАВЕРИН.

 

Андрей. Кажется теперь у меня сделано все, нет, пойду лучше спросить у барина, не прикажет ли еще чего нибудь... (хочет уйти).

 

Заверин (входит быстро одетый в мундире). Андрей! Андрей! постой! где Кузьма Петрович?

 

Андрей. А! это вы сударь?

 

Заверин. Где Кузьма Петрович?

 

Андрей. Он там-с, изволит кажется танцевать.

 

Заверин. Сделай милость, вызови его как нибудь сюда, скажи, что мне нужно с ним поговорить.

 

Андрей. Очень хорошо, сейчас (уходит в средние двери).

 

Заверин. Скорее! скорее! (в сильном волнении). Уехать, уехать! тогда как я надеялся, торопился... Нет! это ни на что не похоже! Это варварство! По крайней мере надо было меня уведомить, предупредить... Ах, Боже мой! да что он так долго нейдет?.. а! Слава Богу! вот, кажется, и он...

 

 

ЯВЛЕНИЕ XVI.

ЗАВЕРИН и КУРСКИЙ (с веселым видом).

 

Курский. А! Иван Иваныч! приехал! Спасибо! А я без тебя пустился во все тяжкие! начал было танцевать.

 

Заверин. Кузьма Петрович! Друг мой, я в отчаянии! Я с ума схожу!

 

Курский. Что? что? с ума сходишь? Помилуй, рано мой друг, надо прежде жениться.

 

Заверин (взяв его за руку). Жениться? нет! я может быть никогда не женюсь!

 

Курский. Не женишься?

 

Заверин. Да! да!

 

Курский. Ну, я предчувствую: верно случилось какое нибудь бестолковое, романтическое происшествие?

 

Заверин. Да! вы угадали.

 

Курский.

 

Так растолкуйте мне, Полковник,

Кто ж вас так сильно огорчил?

 

Заверин.

 

Как верный, пламенный любовник

От вас к невесте я спешил...

Когда же я приехал к месту

Судьба ее оберегла!

Я из деревни, а невесту

Родня в деревню увезла!

Но я не верю, чтоб желала

Судьба расстроить нашу связь.

 

Курский.

 

Вы с ней разъехались, так стало

И свадьба ваша разошлась!

Я знаю, это здесь не ново...

 

Заверин.

 

На что же слово мне давать?...

 

Курский.

 

Да нынче здесь честное слово

С тем и дают, чтоб не сдержать.

 

Заверин. Нет! нет! я не могу, не смею поверить, чтоб обо мне так скоро позабыли. Ах! я не знаю что подумать... Кузьма Петрович! вы истинный и добрый друг мой! научите, ради Бога, что мне делать? Помогите мне, или я застрелюсь!!

 

Курский. Ну, так! так! благо случай нашелся, застрелюсь! Помилуйте, разве вас для этого произвели нынче в полковники?

 

Заверен. Ах! мне больше ничего не остается. Лишась ее, я не могу жить на этом свете!

 

Курский. Но разве вы ее найдете, отправившись на тот свет? Вам сказали, что родня увезла ее в деревню, стало быть тут нет еще беды.

 

Заверив. А если меня обманули? Если они навсегда уехали от сюда?

Курский. Э! пустое, мой друг, воротятся.

 

Заверин. Вы думаете?

 

Курский. Разумеется. Притом, не забудьте, что вы жених не простой; не наш брат, вы в мундире, Иван Иваныч! Да еще в каком, в полковничьем мундире!

 

А про мундир, я то сказать обязан,

Что может вас невольно оживить.

Весь женский пол к мундирам так привязан,

Что рад-бы сам в мундире век ходить!

В глазах невест, мундир предмет бесценный!

Предмет любви, безумья, счастья их,

Так у девиц один жених военный,

Всегда идет за статских четверых!

Красивый ваш мундир нас убивает!

Как часто он здесь прелестью своей

Пленяет жен, вас тешит, украшает,

И красит лбы у пожилых мужей!

 

Стало быть, вам нечего бояться измены. Я уверен, что ваша красавица приедет, и вы, как человек военный, свое возьмете. А теперь, чтоб несколько себя рассеять, утешить, подите-ка, да потанцуйте с горя...

 

Заверин. Помилуйге, Кузьма Петрович! как это можно?

 

Курский. И можно -- и должно. Танцы самое лучшее лекарство в таких случаях.

 

Заверин. Но я не могу...

 

Курский. Э! что за малодушие! Ступайте, ступайте...

 

 

ЯВЛЕНИЕ XVII.

ТЕ ЖЕ и КУРСКАЯ (в дверях).

 

Заверин (увидя ее). Боже мой! что я вижу! это она!!!

 

Курская (испугавшись). Ах!!! (мгновенно скрывается).

 

Курский. Как! что?...

 

Заверин (в восторге). Это моя невеста! она здесь!

 

Курский (ужаснувшись). Возможно ли! (в сторону). Моя жена!!!

 

Заверин. Не сон ли это? Она у вас! Она не уехала! Я оживаю!

 

Курский (в сторону). Я умираю!!

 

Заверин.

 

Не в силах я сойти и с места...

Я поражен! Я сам не свой!...

 

Курский (про себя).

 

Моя жена -- его невеста!

Так мы присватались к одной!

Ну, вот решение загадки!

Жена, я гибну чрез тебя!

Моя душа уходит в пятки!...

 

Заверин.

 

Я не могу притти в себя!

 

Кузьма Петрович, что это значит? Я не знаю, что мне подумать... мне сказали, что она увезена в деревню, а я вдруг нахожу ее у вас?

 

Курский (расстроенный). Да-с... я точно... не знаю что подумать...

 

Заверин. Что бы это значило?...

 

Курский. Это... так озадачило!...

 

Заверин. Скажите мне, ради Бога!...

 

Курский. Извольте, извольте, но... я не знал что она... что вы... что у меня... что у нас... позвольте мне присесть...

 

Заверин (удерживая его). Нет постойте! Давно ли вы знакомы с этой девицей? С кем она сюда приехала?

 

Курский (в сторону). Что мне делать? (ему). Друг мой... это ужасное открытие... заставляет меня открыть... что эта девица... кажется уж нынче... не девица!...

 

Заверин (с живостию). Как! что вы говорите?

 

Курский. А то... что родня ее... верно передумала... верно не захотела...

 

Заверин (стремительно перерывает его). Не договаривайте! нет! Этого быть не может! однако ж... точно: судя по этой одежде, в которой она сейчас показалась... Кузьма Петрович! Я хочу все знать: говорите, неужли она?...

 

Курский (в сторону). Зарежу я его! (ему). Да! она замужем!!

 

Заверин. Замужем? О, Боже мой!!! (бросается в кресло).

 

Курский (в сторону). Я не виноват! Ей Богу, не виноват!

 

Заверин. Все кончено!

Курский. Да! кончено! (про себя). И началась история!

 

Заверин (обращаясь к нему). Но скажите, за что ж я так обманут?

 

Курский. Не знаю, Иван Иваныч, ей Богу не знаю!

 

Заверин. Так вот от чего я не мог получить от них ни одного письма! (вскакивая). О, когда так, хорошо же. Этот адский обман не пройдет им даром! Кузьма Петрович! Вы должны мне сказать, кто женился на этой изменнице? Скажите, кто этот проклятый человек?

 

Курский (в большом замешательстве). Друг мой!... ты ошибаешься... он не проклятый... он весьма почтенный человек... он почти моих лет.

 

Заверин. Как! Старик? О, Боже мой! верно какой нибудь урод!... Нет! Это нестерпимо! Говорите, говорите, кто ж он?

 

Курский (в испуге). Помилуй! что же ты хочешь делать?

 

Заверин.

 

Своей пустою головой,

Со мной он должен расквитаться!

 

Курский.

 

Так что ж за радость, милый мой,

Тебе из пустяков стреляться!

 

Заверил.

 

Нет! нет! злодея моего

Убить я должен для примеру!

 

Курский (забывшись).

 

И по делом, зачем его

Носил лукавый на галеру!

 

Заверин. И так, Кузьма Петрович, если вы разделяете со мной мое несчастие...

 

Курский (перерывая). О, разделяю, ужасно разделяю!

 

Заверин. Так сию же минуту покажите мне этого изверга! Кто бы он ни был, для меня все равно: я должен отправить его на тот свет!

 

Курский (в сторону). О, теща! (ему) Иван Иваныч!... уверяю тебя, что он не виноват... он уж и так чуть жив...

 

Заверин. Чуть жив, говорите вы? Какой же демон подбил его жениться?

 

Курский. Помилуй! Не демон... а любовь... необходимость... Ведь он человек же есть... Успокойся, ради Бога!... Тс! Сюда кто-то идет...

 

 

ЯВЛЕНИЕ XVIII.

ТЕ ЖЕ и ЗЯБЛИКОВА (показывается вдали).

 

Заверин. Чорт возьми! Какая досада! Но кто эта дама? Уж не супруга ли ваша?

 

Курский (в сторону). Оживаю! (ему) Да... да... ты угадал прошу познакомиться...

 

Зябликова. Кузьма Петрович! Как вам нестыдно, вы меня совсем забыли. Ну что об вас подумают?

 

Курский (в сторону). Не дам ей проговориться. (ей) Я... очень виноват, милая Клеопатра Сергевна... извините, я был чрезвычайно занят... вот... честь имею вам рекомендовать моего истинного друга... который от всего сердца желает... чтоб я его с вами познакомил...

 

Зябликова (приседая). Помилуйте, я душевно рада!...

 

Заверин (кланяясь). Благодарю вас, сударыня... позвольте мне поздравить вас с законным браком! (целует руку). Признаюсь вам, я все это время был в отпуску, но приехавши сегодня, узнал, что супруг ваш, с которым я так давно знаком...

 

Зябликова. Возможно ли! Так вы давно знакомы с моим мужем?

 

Заверин. Точно так, сударыня. Теперь же, увидя вас, я уверился, что друг мой совершенно счастлив.

 

Зябликова. Благодарю вас, за такое лестное мнение.

 

Курский (в сторону). Ну, заварилась каша!

 

Зябликова. Стало быть, я могу надеяться, что вы и нынче не откажетесь посещать наш дом?

 

Курский (перебивая ее). Да... да... я надеюсь, что вы не откажитесь?...

 

Зябликова. Друг моего мужа, всегда будет...

 

Курский (тоже). Да, любезный друг; ты как друг ее мужа, можешь по дружески... быть другом его жены...

 

Зябликова. Я надеюсь...

 

Курский. Я надеюсь...

 

Заверин. Помилуйте, я почту себе за честь...

 

Зябликова. К нашем доме, как прежде, так и теперь, вы всегда найдете...

 

Курский. Да, Иван Иваныч, в нашем доме, вы всегда найдете, если захотите найти...

 

Зябликова. Самый радушный прием.

 

Заверин. О, я ни сколько не сомневаюсь (тихо Курскому). Как вы счастливы, Кузьма Петрович!

 

Курский (в сторону). Как-бы не так!

 

Зябликова. По теперь, извините, если я вас оставлю: там хотят начинать кадриль, а Кузьма Петрович дал слово танцевать со мною... (Курскому).Пойдемте, пойдемте, там ждут.

 

Курский (в сторону). Мне танцевать!! (ей) Клеопатра Сергеевна, извольте.... извольте итти... я сию минуту, только постараюсь...

 

Заверин. Точно, сударыня, мне необходимо нужно побыть с ним наедине, извините, он сейчас явится...

 

Курский. Да, да, я постараюсь...

 

Зябликова. Смотрите же, я вас ожидаю (уходит).

 

 

ЯВЛЕНИЕ XIX.

ТЕ ЖЕ кроме ЗЯБЛИКОВОЙ.

 

Курский (в сторону). Ну! пошла потеха!

 

Заверин (взяв его за руку). Кузьма Петрович! Ваше счастие, теперь еще более заставило меня жалеть о своей потере. Если вы не хотите со мной поссориться, то сейчас должны мне показать моего ненавистного соперника. Я очень вижу, что вы с ним коротко знакомы, вы его жалеете...

 

Курский. Да, да, он мне несколько с родни...

 

Заверин. Все равно: это его не спасет!

 

Курский. Весьма хороший человек!...

 

Заверин. Нет! я этому не верю!

 

Курский. Клянусь тебе!...

 

Заверин. Не слушаю ничего! Сейчас пойдемте к нему!

 

Курский (в сторону). Я погиб!

 

 

ЯВЛЕНИЕ XX.

ТЕ ЖЕ и ЗЯБЛИКОВ (одетый чиновником).

 

Зябликов. Ну! Слава Богу! Если не ошибаюсь, так вот я и притащился! Мое почтение, здравствуйте, Кузьма Петрович!

 

Курский (Заверину). Друг мой! Постой, ради Бога! (Зябликову). А! Тимофей Васильич! Г. Зябликов! Здравствуйте! Что так поздно?

 

Зябликов (беспрестанно мигая глазами). Поздно? Признаюсь, мой любезный, ка-бы жена не была у вас на бале, то-бы и я ни за что не бросил своих дел; но она у меня,-- если не ошибаюсь, такая вертопрашка, что того и гляди...

 

Заверин (нетерпеливо). Кузьма Петрович!...

 

Курский (в сторону). Ну, теперь что будет, то будет! (тихо Заверину). Иван Иваныч! Успокойся... (показывая на Зябликова). Вот он сам! Вот он сам!

 

Заверин. Возможно ли?

 

Курский (также). Да! этот злодей женился на твоей невесте!

 

Заверив (едва удерживаясь). А! Наконец он мне попался!

 

Зябликов (поглядывая в другие комнаты). Кузьма Петрович! Если не ошибаюсь, то наши жены теперь я думаю танцуют. Знаете-ли что? Не худо-бы и нам туда отправиться, для некоторых наблюдений.

 

Курский. Э! Тимофей Васильич, что за вздор! Погодите не много... (тихо Заверину). Иван Иваныч, пощади его хоть для меня. Клянусь тебе, что он виноват так же как и я. О! Творец мой! Что я наделал! (отходит).

 

Заверин (Зябликову). Милостивый Государь!

 

Зябликов. Что вам угодно, сударь?

 

Курский (скрываясь за ширмы). Неужли я сделаюсь его убийцей?... О, теща! теща!

 

Заверин (про себя). Можно ли, глядя на эту фигуру, удержаться от гнева!

 

Зябликов (про себя). Чего хочет от меня, его высокоблагородие?

 

Заверин (тоже). И этот ничтожный старичишка разрушил мое счастие (ему). Милостивый Государь! скажите мне, вы... женаты?

 

Зябликов. Я? Если не ошибаюсь... женат.

 

Курский (в стоорону). Вот горе! не знаю что и придумать.

 

Заверин. И... недавно?

 

Зябликов. Да-с, недавно.

 

Заверин (про себя). О жалкое создание... (запальчиво). Знаете ли, государь мой, что вы сделали?

 

Зябликов. Что я сделал женившись? Если не ошибаюсь,-- пока еще ничего.

 

Курский (тоже). Если не ошибаюсь, Г. Письмоводитель пропащий человек!

 

Заверин. О! не притворяйтесь, я знаю все. Да, сударь! Ваша внезапная женитьба разрушила все мои надежды; ваша глупая любовь сделала то, что я навсегда лишился моего счастия! Понимаете ли теперь, что вы со мною сделали?

 

Зябликов (в сторону). Если не ошибаюсь, это сумасшедший!

 

Заверин. Однако-ж,-- будьте уверены, что это не пройдет вам даром!

 

Зябликов. Как! что?

 

Заверин. Вы оскорбили меня самым ужасным образом? Вы осмелились жениться на той, которая принадлежала мне прежде вас, которую я любил так пламенно!...

 

Зябликов. Как! моя жена прежде меня принадлежала вам? Ах, Боже мой!

 

Курский (тоже). О, Господи!

 

Заверин. Да, сударь! Да! я люблю ее!... и вот доказательство. Видите-ли вы это письмо? (показывает, не давая прочесть).

 

Зябликов (ужаснувшись). Письмо моей жены!!

 

Курский (тоже). Моей жены!!

 

Зябликов. Что я вижу!

 

Курский (тоже). Что я слышу!

 

Заверин. Чему ж вы удивляетесь? Я сию минуту пойду туда, узнаю все, отдам назад ее родне это проклятое письмо... и если вы человек благородный, то с пистолетом в руке расквитаетесь со мной за нанесенную обиду (вспыльчиво). Отвечайте-же, чорт возьми! благородный ли вы человек?

 

Зябликов (испугавшись). Если не ошибаюсь...

 

Заверин. Хорошо-же! Извольте меня подождать, я не замедлю явиться (уходит к гостям).

 

 

ЯВЛЕНИЕ XXI.

ТЕ ЖЕ кроме ЗАВЕРИНА.

 

Зябликов. Да что ж это такое? не успел приехать, не успел показать носу... уж и смерть на носу! Кузьма Петрович! Друг мой! Ах, если б ты знал!

 

Курский (не слушая его). Ах, если б я ничего не знал!

 

Зябликов. Если бы ты слышал...

 

Курский (тоже). Ах, если б я не подслушивал!

 

Зябликов. Если я не ошибаюсь...

 

Курский. Неужели я в ней ошибся?

 

Зябликов. Я с ума схожу!

 

Курский (бросаясь в кресло). У меня ум за разум заходит.

 

Зябликов (ходит большими шагами). О! от моей жены, если не ошибаюсь, можно всего ожидать!

 

Курский (оба говорят сами с собою). Уж этого от тещи я не ожидал!

 

Зябликов. Боже милосердый! Что если она сделается двумужницей?

 

Курский. Что, если она его еще любит?

 

Зябликов. Это сейчас везде разнесется...

 

Курский. Мудрено ли, что тогда все об этом узнают.

 

Зябликов. Все чиновники наши над Зябликовым начнут смеяться...

 

Курский. Все гости меня засмеют!...

 

Зябликов. Я не перенесу такого бесчестия!...

 

Курский. Я не вынесу такого срама!

 

Зябликов. О! Если не ошибаюсь... то гораздо лучше умереть!

 

Курский. Я умру, я сгорю от стыда!

 

Зябликов (качая головой). Умереть из за жены!... Если не ошибаюсь, очень больно!

 

Курский. Это убийственно!

 

Зябликов. Но я сам виновен, если мне теперь суждено умереть Титулярным Советником!

 

Курский. И при всем том, чтобы спасти себя, я должен быть его убийцей!

 

Зябликов. Кузьма Петрович!

 

Курский. Что, мой любезный, Тимофей Васильич?

 

Зябликов. Знаешь ли ты?...

 

Курский. Все, все знаю! И страдаю вдвое больше твоего. Но, послушай: если он тебя убьет, если тебя похоронят... сделай милость, не сердись на меня!...

 

Зябликов. Помилуй, да ты ни в чем не виноват.

 

Курский. Конечно, знаю, очень знаю, что не виноват, однако все-таки извини, если тебя убьют!

 

Зябликов. Меня убьют! О, Боже мой! И добро бы за что нибудь путное, а то за жену! Впрочем, если не ошибаюсь, нас глупых стариков и надо бить! Да! Зачем мы женились, ослы?

 

Курский. Ах, я только тебя хотел спросить об этом.

Дуэт.

(Музыка из Весталки).

Вместе.

Курский.

 

Опасно очень нам

В кого нибудь влюбиться,

Строжайше-б старикам,

Я запретил жениться!

И чувствую озноб!...

Ему-же, хоть хлопочет

Пустить он пулю в лоб.

Авось она отскочет!

 

Зябликов.

 

Умно, я вижу сам

На свете говорится:

Что глупо старикам

На молодых жениться;

Злодей меня во гроб

Теперь свалить хлопочет,

Жена-ж, мой бедный лоб

И защищать не хочет!

 

Курский (в сторону). Однако, я хочу узнать, как он теперь изъясняется с женою... войду туда поосторожнее. (хочет идти).

 

Зябликов (слабым голосом). Куда-же вы, Кузьма Петрович?

 

Курский. Я? туда, туда, пойдем вместе... Ты ведь сам звал меня для некоторых наблюдений...

 

Зябликов (тоже). Нет, если не ошибаюсь... я не могу теперь и показаться в обществе.

 

Курский (взяв его за руку). Друг мой! Пойдем! и на зло всем пустимся танцевать с горя!

 

Зябликов. Как! Что ты!

 

Курский. Да, любезный, Тимофей Васильевич; теперь это одно средство поддержать пашу честь. Пойдем!...

 

Зябликов. Помилуй! какой же порядочный человек танцует перед смертью. Иди, Бог с тобою! Танцуй один, если можешь... я насилу стою на ногах...

 

Курский. Ах! Клянусь тебе, что я и сам как на иголках!... но впрочем, чтобы ни случилось, я ни за что не допущу вас стреляться!

 

Я уверен,

Что Заверин

Не злодей!

Ободрися,

Не страшися,

Не робей!

Ты добрейший

И честнейший

Из мужей!

Допущу-ли,

Чтоб от пули

Ты пропал?

(про себя) Тещу пулей

Сбить с ходулей,

Я-б желал!

Теща знала

И молчала,

Я-ж не знал,

Что Полковник,

Как любовник

К нам скакал!

Ах! От тещи,

Как кур во-щи

Я попал!

И пропал!! (убегает).

 

 

ЯВЛЕНИЕ XXII.

ЗЯБЛИКОВ (один, садясь на стул) потом ЗЯБЛИКОВА.

 

Зябликов. Ах! какой почтенный человек этот Кузьма Петрович! Если не ошибаюсь... он за меня хлопочет, старается, вместе со мною горюет... а жена моя танцует! О, чорт возьми!

 

Зябликова (весело). Ах! Боже мой! Ты здесь мой ангел! Ты приехал? Как я рада! (хочет его обнять).

 

Зябликов (оттолкнув ее). "Прочь от меня! коварная жена!" Поди! Поди! Танцуй!

 

Зябликова. Ты на меня сердишься? Друг мой! Мне кажется я ни в чем не виновата.

 

Зябликов (ходит по комнате не глядя на нее). Ни в чем? Прошу покорно!

 

Зябликова (ухаживая за ним). Будь уверен, что я... (про себя). Неужели он что нибудь заметил, (ему) Послушай, мои ангел! Я ей Богу ничего худого не сделала... Положим, что я без тебя танцевала, но во все это время я была очень серьезна... чтоб угодить тебе, я почти целый час не обращала никакого внимания, желала от души, чтобы ты скорее приехал, посмотрел на меня -- и уверился в моей скромности. Да, мой ангел, клянусь тебе, что поручик Смельский и не заикался мне о любви своей...

 

Зябликов (ужаснувшись). Как! Еще и поручик! О, Творец мой! Полковник! Поручик! Как на смех все военные!

 

Зябликова (тоже). К тому же, если б Кузьма Петрович не оставил меня одну, то бы -- я ни за что не пошла бы с ним танцевать. Но ожидая его и тебя, я не могла отказаться. Ты сам знаешь, что я обожаю танцы! Я не могу жить без танцев! Друг мой! Да не сердись же, я знаю, что это тебе очень вредно... Твое здоровье для меня драгоценно!.. Впрочем, ведь ты же сам велел мне ехать на этот бал; ты был занят делами, добровольно согласился отпустить меня одну, а я, как покорная жена, считаю за первый долг исполнить твою волю. После этого; я не знаю, за что тебе на меня сердиться? От чего ты не хочешь говорить со мною?

 

Зябликов. А молодой полковник?... Что?... если не ошибаюсь, вы и его видели.

 

Зябликова. Ах! да! да! я с ним сейчас говорила об тебе мой ангел.

 

Зябликов. Покорно вас благодарю!... Если не ошибаюсь, я все знаю: ведь он старинный ваш знакомый!

 

Зябликова. Помилуй, с чего ты взял? Напротив, он мне признался что с тобой знаком, а не со мной.

 

Зябликов. Со мной знаком?... Полковник? Как? чтоб я, женившись на тебе, стал знакомиться с полковниками? Да разве я с ума сошел?...

 

Зябликова. Я не знаю. Только и Кузьма Петрович был свидетелем как он говорил, что ты его знаешь, что вы всегда были друзьями...

 

Зябликов (в сторону). Прошу покорно! хочет насильно навязать мне его в знакомые, чтоб только он скорей отправил меня на тот свет!

 

Зябликова (продолжая). Узнавши это, я разумеется из учтивости просила его посещать наш дом...

 

Зябликов (тоже). Ну, вот, так оно и есть!

 

Зябликова. И он, тут-же, дал мне слово, что при первом случае...

 

Зябликов (испугавшись). При первом случае! Это ужасно! Это не жена, а чудовище! Сейчас еду! О, я докажу вам, что за мою голову есть кому вступиться. Поедемте домой!

 

Зябликова. Как! И ты все еще сердишься? Ты хочешь уехать? Зачем?

 

Зябликов. Дома все скажу и себя докажу! Собирайтесь!

 

Зябликова. Что вы! что вы! Кто теперь уезжает? Теперь надо идти танцевать...

 

Зябликов. Пойдемте, я вам сказал!

 

Зябликова.

 

Во время бала? Вот забавно!

 

Зябликов.

 

Нет! едем! едем: Кончен бал!

 

Зябликова.

 

Напротив: начался недавно;

 

Зябликов.

 

Злодейка! я домой хочу!...

 

Зябликова.

 

Но на кадриль меня просили...

 

Зябликов.

 

Нет! Нет! Я жизнью заплачу

Здесь за французские кадрили!

 

Зябликова.

 

Пустое! ты и сам хотел

Здесь нынче в танцах показаться!

 

Зябликов.

 

Да, за тебя уж я успел

Здесь и без танцев наплясаться!

 

Поедемте, я вам приказываю!!

 

Зябликова (с живостию). Как! что такое? Вы без причины меня подозреваете, бранитесь, когда я ни в чем не виновата, и после всего этого еще приказываете уехать с бала, не танцевавши ни кадрили, ни мазурки, ни галопада? Нет! Уж это слишком! Это просто тиранство! Уехать с бала не кончивши танцев, не узнать когда и чем этот бал кончится... нет! Позвольте вам сказать, что это не в моем характере!

 

Зябликов. А! Так, если не ошибаюсь... вы не поедете?

 

Зябликова. Ни за что на свете!

 

Зябликов. Решительно? Серьезно?

 

Зябликова. Да! Да! Если на то пошло, вы увидите, что я теперь с досады, со злости, не пропущу ни одного танца! Прощайте, мои ангел! Уехать с бала!? Прошу покорно! (уходит).

 

Зябликов (кричит ей в след). Госпожа Зябликова!!

 

 

ЯВЛЕНИЕ XXIII.

Зябликов (один). О, Боже мой! Эта женщина видно решилась уморит меня!... Эта женщина... видно никогда не напляшется... Ах! От ее решительных слов... я едва держусь на ногах... нет! Это не женщина, если не ошибаюсь... это дьявол, в женском платье!... Где окно... я желаю освежить ее (идет за ширмы). Я едва дышу!... Нельзя ли хоть как ни будь... подышать чистым воздухом... (садится в кресло). Нет! Это не моя жена, это жена Дикообраза!! Что она со мной делает, изменница!... я хлопотал, влюбился... женился, а она... с полковником!!... О, Владыко, Царь небесный! Все мои сослуживцы, узнавши это, станут говорить: что Зябликов., что Забликова жена... еще пожалуй, какой нибудь чиновный повеса запоет мне старую, убийственную песню: (поет)

 

"Полно, полно, зяблик милый,

"О неверной тосковать".

 

Ах! Тогда я погиб, если не ошибаюсь... (закрывает лице руками).

 

 

ЯВЛЕНИЕ XXIV.

ЗЯБЛИКОВ (за ширмами), ЗАВЕРИН, ФОМИНСКАЯ и КУРСКИЙ.

 

Заверин (держит за руку Курского). Нет! нет сударыня! Пожалуйте сюда; я вижу что вы любите говорить громко, а я не хочу, чтоб гости ваши узнали наш разговор.

 

Фоминская (в смущении). Г. Полковник!... Я, кажется, могу везде говорит о своих поступках... не опасаясь никаких посторонних свидетелей.

 

Заверин. И для меня они также неопасны, сударыня; но честь Ольги Павловны может подвергнуться пересудам от нескромной толпы, а я теперь за целую жизнь не соглашусь остаться виновником в ее глазах.

 

Курский (про себя). Ну, теперь я между двух огней (хочет уйти).

 

Заверин. Кузьма Петрович! Постоите! Вы мой истинный друг! Я прошу вас быть посредником между нами.

 

Курский (до самой развязки в сильном замешательстве). Меня? Помилуйте... конечно... я бы рад... Гм! Но, вы сами знаете...

 

Заверин. Ах! я знаю только то, что я бесчеловечно обманут! (Фоминской). Я сейчас говорил с Ольгой Павловной,-- и вижу, что она ни в чем невиновата: одни ваши убийственные расчеты разрушили мое счастие! Друг мой! Ты знаешь мое сердце, скажи сам, не ужасно-ли поступлено со мною?...

 

Курский (не зная что сказать). Да... да... конечно... ужасно!... Я этого не ожидал.

 

Заверен. Слышите-ли вы сударыня?...

 

Фоминская (удивляясь). Как! И вы, Кузьма Петрович?...

 

Курский (тихо ей). Замолчите, ради Бога!

 

Фоминская (Заверину) Милостивой Государь! Я уверена, что муж моей Олиньки...

 

Курский (дергая ее за платье). Тс! Вы меня уморите.

 

Заверин. О, я его знаю: увидя его, сейчас можно догадаться, что он выбран по вашему вкусу!

 

Фоминская. Кузьма Петрович! Вы слышите?... (Курский делает ей знаки, чтоб она молчала).

 

Заверин. Но как вы могли думать, что она станет любить этого урода?

 

Курский. Урода?...

 

Фоминская. Урода?...

 

Зябликов (очнувшись). Урода?...

 

Заверин. Да, сударыня! Сам Кузьма Петрович вам скажет, что этот жалкий старичишка может только сделать ей несчастие. Не правда ли, мой друг?

 

Курский. Правда... конечно...

 

Фоминская. Как! что я слышу! И вы можете?

 

Зверин (с жаром). Да сударыня! Теперь я могу, я должен вам высказать все: вы с намерением искали глупого и старого богача, вы вовсе не хотели и думать о счастии Ольги Павловны! О, я очень хорошо разгадал теперь ваши похвальные замыслы! Вы были уверены, что я, женившись на ней, не позволю вам самовластно распоряжаться в моем доме; стало быть, вы разочли, что лучше выдать ее за этого старого урода, который, не подозревая ваших расчетов, добровольно теперь позволяет водить себя за нос!

 

Фоминская (вне себя). Неужели! И вы смеете это думать?... Кузьма Петрович! Что ж это такое?... (Курский делает тоже).

 

Заверин. О, я твердо уверен, что и он думает то-же самое. Друг мой! Скажи откровенно, правда это или нет?

 

Курский. Правда... право...

 

Фоминская. Возможно ли! (Курский тоже).

 

Заверин (ему). Скажи, не явное-ли тиранство выдать ее за этого ничтожнаго человека?

 

Курский. Да... да... явное! (не допускает ее говорить).

 

Заверин. Может-ли она быть счастлива, имея такого мужа?

 

Курский. Да... не знаю...

 

Фоминская. Что? Вы не знаете, Кузьма Петрович?

 

Курский. Гм!... я знаю... но... (тихо ей). Вы меня пилите!

 

Заверин. Друг мой! Я уверен, что ты готов вполне оправдать справедливое мое негодование! Эта потеря тем более для меня чувствительна, что человек, которому досталось такое сокровище, не заслуживает даже малейшего внимания!

 

Фоминская. Как не заслуживает? Да слышите ли вы, что он говорит?

 

Курский. Слышу... как-же... но...

 

Зябликов (про себя). И я слышу, но...

 

Заверин (забывшись). Это презренное существо, не в состоянии даже и оценить своего счастия!

 

Фоминская. Ах, Боже мои! (Курскому). И вы позволяете при себе говорить такие вещи?

 

Курский (ей). Уйдите, уйдите отсюда!

 

Фоминская. Нет! Вздор! Вы верно оглохли! Он вас ругает прямо в глаза, а вы....

 

Курский (быстро). А я... что я? (Заверину). Она не знает, что говорит!

 

Фоминская. Как не знаю? Да ведь вы женаты на моей Олиньке?

 

Заверин (ужаснувшись). Как! что?..

 

Фоминская (Заверину). Вы слишком забылись, государь мой!

 

Заверин. Возможно ли! (Курскому). Так вы?..

 

Курский (решительно). Я!

 

Заверин. Вы?...

 

Курский. Я сам! (подставляя шею). На! режь, если хочешь!

 

(Общее молчание).

 

Зябликов (выходя из за ширмобнимает попеременно Курского, Заверина и Фоминскую).

 

Я оживаю!

Я выползаю!

Все постигаю,

Все понимаю,

Все забываю

Всех обнимаю!!

Жену прощаю!

Благословляю!

Вас оставляю,

Лоб свой спасаю,

И убегаю! (радостно бежит к гостям).

 

Заверин (превозмогая себя). Все кончено! Друг мой! Прости и забудь, что я говорил. Возьми это письмо... которое я получил от этой.... почтенной женщины! (Показав на Фоминскую). Дай Бог, чтоб ты был счастлив! А я... завтра же уеду отсюда навсегда! Я не могу здесь оставаться.

 

Курский (обнимая егоговорит жалобно). Как! Уж ты не хочешь со мной и знаться?...

 

Заверин. Да, я не хочу нарушать твоего спокойствия! Я уеду на Кавказ, и там... может быть, забуду свое горе! Прощай, мой друг! Прощай навсегда!(быстро уходит).

 

 

ЯВЛЕНИЕ XXV.

ТЕ ЖЕ кроме ЗАВЕРИНА.

 

Курский (растроганный). Ах, бедный мой Иван Иваныч! Вот! Вот это друг! Какая душа! Другой на его месте задушил-бы меня на месте!

 

Фоминская. Кузьма Петрович! Да что все это значит?

 

Курский (с досадою берет письмо). А вот что, сударыня! Я разрываю между нами отныне навсегда союз дружбы, и от души желаю, чтоб сердце ваше точно также раздиралось от досады! Видите? Понимаете? Это говорит вам старый зять, который, не подозревая ваших расчетов, позволял водить себя за нос!

 

Фоминская. О, если вы так думаете, так вы просто неблагодарный человек! Да, если мое присутствие вам в тягость, -- то успокойтесь: я на этих-же днях выеду из вашего дома!

 

Курский (сильно обрадовавшись). Как! Неужели?... Нет! нет! этого, кажется, быть не может...

 

Фоминская. Клянусь вам моею честию! (оглядываясь). Только, пожалуйста, не так громко радуйтесь, я не хочу, чтоб гости узнали....

Курский. Да.... да.... ваша правда (про себя). И она уезжает О, провидение! (ей) Однако, вы не думайте, чтоб я хотел вас выгнать... (про себя). Ах как-бы поскорее! (ей). Я очень рад вас видеть... (про себя) Дай Бог век не встречаться! Прошу покорно! И соперник уехал, и теща уезжает! О! я с ума сойду от радости! Жена! Друг мой! Ангел мой! А, вот и она спешит в мои объятия!

 

 

ЯВЛЕНИЕ XXVI (и последнее).

ТЕ ЖЕ, КУРСКАЯ (потом) ЗЯБЛИКОВЫ и ВСЕ ГОСТИ.

 

Курская. Друг мой! Клянусь тебе, что я ни в чем невиновата!

 

Курский Знаю, знаю, моя крошечка! Обними, поцелуй меня.

 

Курская. Так ты на меня не сердишься?

 

Курский. Ни сколько! А чтоб доказать тебе мою радость, дай мне свою ручку...

 

Зябликов (целуя руку своей жены). Если не ошибаюсь, ты невинна! невинна!

 

Зябликова (усмехаясь). Неужли?...

 

Зябликов (продолжая целовать ее руку). Да! Да!

 

Курский (поет на тему галопада).

(танцует с женою).

          Он уехал! как я рад!

Тра ла, ла! Тра ла, ла!

 

Зябликов.

 

Протанцуем галопад!

Тра ла, ла! Тра ла, ла!

 

Курский (жене).

 

Он от нас галопом скачет,

Так давай и мы скакать! (танцует).

 

Зябликова (мужу).

 

Да скажи, что это значит?

 

Зябликов (подхватив ее под руку)

 

          Значит: надо поплясать!

 

Оба.

 

Тра ла, ла! Тра ла, ла!

(Музыка гремит, все гости начинают танцевать галопад).