Из трагедии Мария Стюарт

Автор: Шишков Александр Ардалионович

  

ШИЛЛЕРЪ.

  

   Нѣмецкіе поэты въ біографіяхъ и образцахъ. Подъ редакціей Н. В. Гербеля. Санктпетербургъ. 1877.

   OCR Бычков М. Н.

  

Изъ трагедіи "Марія Стюартъ".

  

ДѢЙСТВІЕ III, ВЫХОДЪ IV.

Марія, Елисавета, Лейстеръ и Шрюсбюри.

  

                       ЕЛИСАВЕТА (Лейстеру).

  

             Какое это мѣсто?

  

                       ЛЕЙСТЕРЪ.

  

                                 Фотрингай.

  

                       ЕЛИСАВЕТА (Шрюсбюри).

  

             Вперёдъ отправьте свиту нашу въ Лондонъ.

             Толпы народа въ улицахъ тѣснятся:

             Я въ рощѣ этой скроюся отъ нихъ.

(Шрюсбюри удаляетъ свиту. Елисавета устремляетъ взоры на Марію, продолжая свои разговоръ.)

             Меня народъ мой добрый слишкомъ любитъ:

             Онъ въ радости боготворитъ меня.

             Такъ можно чтить не смертную, но Бога.

  

                       МАРІЯ

(которая во всё время стояла почти обезпамятѣвши, опираясь на Кеннеди, приподымаетъ голову, встрѣчаетъ устремлённые на неё взоры Елисаветы и вновь трепещущая падаетъ на грудь кормилицы).

  

             О, Боже, нѣтъ души въ ея чертахъ!

  

                       ЕЛИСАВЕТА.

  

             Кто эта женщина? (Всеобщее молчаніе.)

  

                       ЛЕЙСТЕРЪ.

  

                                 Ты въ Фотрингаѣ,

             Монархиня.

  

                       ЕЛИСАВЕТА

   (съ притворнымъ удивленіемъ мрачно взглянувъ на Лейстера).

  

             Лордъ Лейстеръ, кто причиной?

  

                       ЛЕЙСТЕРЪ.

  

             Свершилось, государыня! Теперь,

             Когда самъ Богъ стопы твои направилъ

             И къ симъ мѣстамъ привёлъ тебя, дозволь --

             Да наконецъ восторжествуетъ жалость.

  

                       ШРЮСБЮРИ.

  

             О, обрати, державная жена,

             Твой взоръ къ несчастной, на тебя взглянуть

             Несмѣющей!

(Марія, опомнившись, хочетъ подойти къ Елисаветѣ, но, не дошедши, останавливается, объятая трепетомъ. Всё въ ней выражаетъ сильную душевную борьбу.)

  

                       ЕЛИСАВЕТА.

             Какъ, лорды? Кто жь изъ васъ

             Покорною изображалъ её?

             Я вижу горделивую, въ которой

             Строптивый духъ не усмирёнъ несчастьемъ.

  

                       МАРІЯ.

  

             Такъ -- покорюсь -- перенесу и это!

             Души высокой немощная гордость,

             Оставь меня! Забуду всё: забуду,

             Кто я и что терпѣла, я предъ ней,

             Меня стыдомъ покрывшею, склонюся.

                       (Обращается къ королевѣ.)

             Сестра, къ вамъ небо благосклонно было:

             Побѣдой вамъ главу оно вѣнчало.

             Чту божество, возвысившее васъ!

                       (Повергается предъ нею.)

             Но будьте же и вы великодушны:

             Да не лежу, покрытая стыдомъ!

             Прострите мнѣ державную десницу,

             Глубоко павшей помогите встать.

  

                       ЕЛИСАВЕТА (отступивъ).

  

             Вы въ положеньи вамъ приличномъ, лэди.

             Хвала Всевышнему: Онъ, милосердый,

             Не попустилъ, чтобъ я у вашихъ ногъ

             Лежала такъ, какъ вы передо мною.

  

                       МАРІЯ

   (съ всё болѣе и болѣе возрастающимъ чувствомъ).

  

             Непостоянны жизненныя блага!

             Есть мстящее гордынѣ божество!

             Его, меня повергшаго предъ вами,

             Страшитеся! И для себя самой,

             Для чуждыхъ сихъ свидѣтелей, почтите,

             Не оскорбляйте кровь Тюдора -- кровь,

             Текущую въ моихъ и въ вашихъ жилахъ.

             О, Боже! Нѣтъ, не стойте предо мною

             Сурово, неприступно, какъ скала,

             Къ которой тщетно простираетъ руки

             Въ волнахъ сердитыхъ гибнущій пловецъ!

             Судьба моя и жизнь отъ васъ зависятъ,

             Отъ силы слёзъ: такъ облегчите жь сердце

             Моё, чтобъ ваше умилила я!

             Когда встрѣчаю ледяной вашъ взоръ,

             Робѣя, вдругъ во мнѣ нѣмѣетъ сердце,

             Источникъ слёзъ готовъ изсякнуть; ужасъ

             Мертвитъ въ груди молящія слова.

  

                       ЕЛИСАВЕТА (холодно).

  

             Что нужно вамъ сказать мнѣ, лэди Стюартъ?

             Вы говорить со мной желали; я,

             Чтобъ выполнить священный долгъ родства,

             Дозволила вамъ видѣться со мною.

             Великодушнымъ чувствомъ повинуясь,

             Я подвергаюсь строгимъ порнцаньямъ

             За снисхожденье. Вамъ самимъ извѣстно,

             Что умертвить меня хотѣли вы.

  

                       МАРІЯ.

  

             Съ чего начать? Какъ сочетатъ слова,

             Чтобъ умилить, не оскорбляя, васъ?

             О, Боже! дай имъ силу и лиши

             Ихъ остраго, язвительнаго жала!

             Я, защищаяся, должна невольно

             Васъ упрекать; но -- не хочу упрёковъ!

             Несправедливъ поступокъ вашъ со мной:

             Я равная вамъ королева; вы же,

             Какъ плѣнницу, меня держали въ узахъ.

             Я къ какъ пришла молящая, а вы,

             Поправъ святой законъ гостепріимства,

             Нарушили народныя права,

             Меня въ темницу мрачную повергли,

             Безжалостно лишили слугъ, друзей,

             Отдали въ жертву нищетѣ постыдной

             И предали позорному суду.

             Но да покроетъ вѣчное забвенье

             Все горькое, что претерпѣла я!

             Пусть будетъ всё судебъ опредѣленьемъ:

             Пусть вы невинны, пусть невинна я.

             Изъ преисподней излетѣлъ злой демонъ,

             Чтобы въ серцахъ воспламенить вражду,

             Которую мы съ дѣтскихъ лѣтъ питали

             Одна къ другой. Она взростала съ нами --

             И злые люди раздували пламя.

             Усердные безумцы предлагали

             Кинжалъ и мечъ непрошеннымъ рукамъ.

             Печальное владыкъ предназначенье!

             Они должны, враждуя межь собой,

             Міръ разтерзать враждой междоусобной

             И выпустить на волю фурій злыхъ.

             Теперь чужихъ навѣтовъ нѣтъ межъ нами --

             И мы стоимъ одна передъ другой.

             (Приближается къ ней довѣрчиво и ласково.)

             Теперь мои вины мнѣ назовите --

             Вполнѣ загладить ихъ готова я.

             О! если бъ вы внимать мнѣ захотѣли

             Тогда, какъ я столь пламенно желала

             Васъ видѣть: многаго бы не свершилось!

             Мы бъ встрѣтились не въ этомъ грустномъ мѣстѣ.

  

                       ЕЛИСАВЕТА.

  

             Меня Господь избавилъ отъ несчастья

             Пригрѣть эхидну на груди моей.

             Не рокъ, но сердце чорное своё,

             Но вашихъ кровныхъ духъ честолюбивый

             Должны вы обвинять. Ещё межь нами

             Вражды взаимной не было, какъ вдругъ

             Вашъ дядя, гордый, самовластный пастырь,

             Который дерзко простираетъ руку

             Ко всѣмъ вѣнцамъ, мнѣ сѣть разставилъ: васъ

             Уговорилъ принять мой гербъ, присвоить

             Мой королевскій титулъ -- и войной,

             На жизнь и смерть, противъ меня подвигнулъ.

             На Англію кого не ополчалъ онъ?

             И мечъ народовъ, и языкъ поповъ,

             И страшное оружіе святошей.

             Здѣсь даже, здѣсь, въ моей столицѣ мирной,

             Онъ раздуваетъ пламя мятежа.

             Но за меня Всевышній! Гордый пастырь,

             Стыдомъ покрытый. обратится вспять.

             Моей главѣ грозилъ его ударъ --

             И вы несёте голову на плаху!

  

                       МАРІЯ.

  

             Въ десницѣ Господа моя судьба.

             Возвыситься надъ властію своей

             Кровавымъ дѣломъ захотите ль вы?

  

                       ЕЛИСАВКТА.

  

             Ктожь можетъ мнѣ препятствовать? Вашъ дядя

             Всѣмъ властелинамъ показалъ примѣръ,

             Какъ со врагомъ мириться должно. Мнѣ

             Урокомъ будетъ ночь Варѳоломея!

             Что мнѣ права народовъ, узы крови?

             Ихъ можетъ церковь разрывать: она

             Цареубійство, оскверненье ложа --

             Всё освящаетъ: выполняй я только

             Ученье вашихъ пастырей духовныхъ.

             Какой залогъ поручится за васъ,

             Коль скоро я сниму великодушно

             Оковы ваши? Гдѣ замокъ надёжный,

             Который ключъ апостола Петра

             Но растворилъ бы? Лишь одно насилье

             Надежно, такъ-какъ со змѣинымъ родомъ

             Нѣтъ приміренья, бить не можетъ связи.

  

                       МАРІЯ.

  

             И все отъ вашихъ мрачныхъ подозрѣній

             Произошло. Вы на меня взирали

             Какъ на врага, какъ на чужую вамъ.

             Когда бъ меня, какъ должны, вы признали

             Наслѣдницей -- любовь и благодарность

             Меня навѣки бъ обязали быть

             И кровною, и вѣрнымъ другомъ вашимъ.

  

                       ЕЛИСАВЕТА.

  

             Внѣ государства, лэди, ваша дружба:

             Домъ -- церковь папы, а монахъ -- вашъ братъ!

             Наслѣдницей васъ объявить? О, сѣти

             Предательства! Чтобъ подданныхъ моихъ

             Еще при мнѣ вы соблазнить успѣли,

             Чтобъ благородныхъ юношей, сердца

             Коварная, могли опутать вы

             Соблазновъ хитро сотканною сѣтью?

             Чтобъ къ новому всё обратилось солнцу,

             А я...

  

                       МАРІЯ.

  

                       Владѣйте съ миромъ! Отрекаюсь

             Отъ правъ моихъ на государство ваше.

             Увы! во мнѣ упалъ высокій духъ:

             Великое меня ужь не прельщаетъ.

             Въ темницѣ я изнемогла душой --

             И вы достигли до желанной цѣли:

             Я -- тѣнь Маріи. Вы во цвѣтѣ лѣтъ

             Меня убили. Кончитежь теперь,

             Желанное произнесите слово.

             Вы для него пришли ко мнѣ -- не вѣрю,

             Чтобы вы шли съ намѣреньемъ жестокимъ

             Потѣшиться надъ жертвою своей.

             Произнесите слово: "ты свободна,

             Марія! мощь мою узнала ты:

             Узнай теперь, какъ я великодушна!"

             Произносите это слово: жизнь,

             Свободу я, какъ даръ, приму отъ васъ.

             Одно лишь слово -- и забыто всё.

             Я жду его. О, не терзайте сердца

             Мучительнымъ и долгимъ ожиданьемъ!

             Но -- горе вамъ, когда не имъ свиданье

             Окончите! И если вы теперь

             Не божествомъ спасительнымъ со мной

             Разстанетесь -- сестра, за всѣ владѣнья,

             Что это море шумно окружаетъ,

             За цѣлый вашъ, сокровищъ полный, островъ

             Предъ вами я не соглашусь стоять.

             Какъ вы теперь передо мной стоите!

  

                       ЕЛИСАВЕТА.

  

             Вы признаётесь побѣжденной, лэди?

             Конецъ ли вашимъ замысламъ? Убійцъ

             Не шлёте больше? Для защиты вашей

             Нѣтъ витязя, который бы хотѣлъ

             Отважиться на дерзкій, жалкій подвигъ?

             Да, лэди, да, всему конецъ! Отнынѣ

             Ни одного изъ подданныхъ моихъ

             Вамъ не удастся соблазнить. Имыя

             Заботы у людей -- и никому

             Не лестно быть четвёртымъ вамъ супругомъ,

             Затѣмъ-что вы и жениховъ, и ихъ

             Привыкли смерти предавать.

  

                       МАРІЯ.

  

                                           Сестра!

             Сестра! О, Боже, дай терпѣнья мнѣ!

  

                       ЕЛИЗАВЕТА

             (взглянувъ на нее презримельно).

  

             Такъ это-то тѣ прелести, лордъ Лейстеръ,

             Которыя безъ наказанья видѣть

             Никто не могъ? которымъ нѣтъ подобныхъ?

             Поистинѣ, но дорогой цѣной

             Пріобрѣсти такую славу можно:

             Чтобы прослыть всеобщей красотой,

             Лишь стоитъ общей быть -- для всѣхъ.

  

                       МАРІЯ.

  

             Нѣтъ, этого ужь слишкомъ много!

  

             ЕЛИСАВЕТА (презрительно смѣясь).

  

                                                     Вы

             До сей поры личиной прикрывались;

             Теперь явились въ настоящемъ видѣ.

  

                       МАРІЯ

             (исполненная гнѣва, но съ благороднымъ достоинствомъ).

  

             Какъ женщина, въ проступки я впадала

             Въ младыхъ лѣтахъ; могуществомъ была

             Ослѣплена, но не таила ихъ

             И съ гордостью монархини свободной

             Я ложную наружность презирала.

             Всё худшее о мнѣ извѣстно міру,

             Но, смѣло то могу сказать, я лучше

             Молвы, повсюду обо мнѣ гремящей.

             Но, горе, горе! коль она сорвётъ

             Съ твоихъ дѣяній честности покровъ,

             Подъ коимъ страсти, дикіе порывы

             И наслажденья тайныя скрываешь!

             Въ наслѣдіе отъ матери твоей

             Не честь тебѣ досталась: всѣмъ извѣстна

             Та добродѣтель, для которой Анна

             На плахѣ жизнь окончила.

  

             ШРЮСБЮРИ (становясь между королевами).

  

                                           О, Боже!

             Что слышу? Такъ ли вы покорны, лэди?

  

                       МАРІЯ.

  

             Покорна? Всё переносила я,

             Что только смертный можетъ перенесть.

             Прочь отъ меня смиренье, кротость агнца!

             Терпѣніе, лети на небеса!

             Расторгни узы, выступи изъ мрака

             Злость, съ давнихъ поръ таимая въ душѣ!

             Ты жь, раздражоннымъ василискамъ давшій

             Мертвящій взоръ, вооружи теперь

             Языкъ мой ядовитою стрѣлою!

  

                       ШРЮСБЮРИ.

  

             О! внѣ себя она! Прости безумной!

             Прости ей, оскорблённой!

   (Елисавета, нѣмая отъ гнѣва, бросаетъ яростные взоры на Марію.)

  

                       ЛЕЙСТЕРЪ

   (сильно встревоженный, старается увести Елисавету).

  

                                           Не внимай

             Ея словамъ! Оставь ты мѣсто это!

  

                       МАРІЯ.

  

             Прикосновенье незаконной дщери

             Тронъ Англіи безславитъ и мрачитъ!

             Обманщицей обмануты британцы!

             Когда бъ права торжествовали здѣсь,

             Вы предо мной лежали бы во прахѣ --

             Затѣмъ-что я законный вашъ король!

(Елисавета поспѣшно удаляется; лорды въ величайшемъ смущеніи слѣдуютъ на нею.)

                                                                                             А. Шишковъ.