К Т. И. Т…….вой

Автор: Бороздна Иван Петрович

К Т. И. Т.......вой.

 

Вы неотлучною свидетельницей были

Тех незабвенных, ясных лет,

Когда мы радости из полной чаши пили

С моей Надиною. И что ж? Надины нет!

Она из временного мира

Стезёй недуга в мир бессмертья перешла

И счастие мое с собою унесла. . . .

Так стройно ль траурная лира

Вам запоет теперь? Она

Бывалых звуков лишена!

Вы помните волшебные мгновенья,

Когда любовь познал я в первый раз,

И те, когда венцы соединенья

Пред брачным алтарем приосенили нас.

Вы сельского уединенья

Забудете ль когда и мир и наслажденья?

Любовь ко мне подруги молодой,

Которая дышала мной,

Любовь чистейшую, святую?

Вы помните, как я шесть лет благодарил

За счастие мое судьбину всеблагую—

И в даль безвестную желаний не стремил!

И что ж? разрушена гармония! не быть

Самодовольствию, по прежнему, со мною—

И одиноким сиротою

Я должен пó свету бродить!

 

Моя подруга это знала,

Когда в последний день меня благословляла

Надежды образом святым—

Небесным Ангелом своим;

Она душой предугадала,

Что горе самое мне будет легче с ним !

Сей Ангел-мой путеводитель

На скользком поприще мирском,

И неизменный усладитель

Сердечной грусти о былом!

О! сколько гибельных мучений

Она с безропотным терпением снесла,

В Христе-Спасителе искала утешений

И к тихой пристани с душою светлой шла!

Лампада Веры озаряла

Ее страдальческий конец:

А Богоматери венец,

К которому она склоняла

Столь часто взор тускневший свой,

Для ней был знаменьем надежды золотой

На жизнь загробную, на край тот неземной,

Где труженикам жизни бренной

Готов венец бессмертия нетленной!

 

Произнеся со вздохом имена

Мое и милого ей брата,

Как ясный луч вечернего заката,

С улыбкой мирною угаснула она!

Прости — и сердце молодое,

Добром согретое всегда,

И счастие супружества прямое

И страсть ее к всему прекрасному.... тогда

Убитые судьбой, осиротели

И я, и кровные, и други юных лет,

И те, которые ценить ее умели;

Дом счастия стал мрачен, опустели

Сады, где навсегда ее остался след. . . . . . . .

Как дети, матерью покинуты бесценной,

Увянут без нее деревья и кусты;

Но благодарственно с весною обновленной

Украсят раннюю могилу незабвенной

Ее любимые цветы!

 

1830