Отплытие Чайльд-Гарольда

Автор: Струйский Дмитрий Юрьевич

  

ОТПЛЫТІЕ ЧАЛЬДЪ-ГАРОЛЬДА.

(Изъ Байрона.)

  

                                 I.

  

             Никто Гарольда не любилъ;

             Но замокъ Лорда величавый

             Всегда гостями полонъ былъ,

             Среди безумства и забавы

             Поклонниковъ докучный строй,

             Какъ насѣкомыхъ жадный рой

             Предъ нимъ усердно суетился,

             И день за днемъ въ пирахъ влачился.

             Вездѣ толпа прелестницъ съ нимъ!

             Но ни одной изъ нихъ любимъ --

             Онъ не былъ (для Сиренъ разврата,

             Одинъ лишь блескъ пріятенъ злата:

             Такъ легкокрылый мотылекъ,

             Летитъ на яркій огонекъ).

  

                                 II.

  

             Но замка башни вѣковыя,

             Тамъ, гдѣ въ часы любовныхъ нѣгъ

             Лобзалъ онъ очи голубыя,

             Красавицъ кудри золотыя

             И перси, бѣлыя какъ снѣгъ;

             Пиры и чаши круговыя,

             И все, что прежде онъ любилъ,

             Гарольдъ оставилъ и забылъ!

             Обозрѣвая гордо море,

             Чуждаясь родины своей,

             Безумецъ мнитъ размыкать горе

             Средь влажной пустыни морей.

  

                                 III.

  

             Послушный парусъ съ шумомъ вьется,

             Попутный вѣтръ какъ будто рвется

             Ему сквозь волнъ прорѣзать путь;

             И вотъ Гарольдъ средь Океана,

             И не успѣлъ назадъ взглянуть,

             Какъ скрылся въ облакѣ тумана

             И брегъ родной и темный лѣсъ;

             Но что же онъ?...не пролилъ слезъ

             И не вздохнулъ, разставшись съ ними!

             Осиротѣлый -- онъ молчитъ;

             Другіе жь плакали на взрыдъ,

             Какъ бы навѣкъ простясь съ родными!

  

                                 IV.

  

             Когда же солнце въ бездну водъ

             Спустилось, арфу онъ берётъ;

             Рукой небрежной, безъ искуства,

             Златыя струны пролетѣлъ:

             И ввѣря ей какъ другу чувства,

             Такъ пѣснь прощальную запѣлъ:

  

             "Прощай, о брегъ родной земли!

             Уже сокрылся ты въ дали...

             Стонъ бури, говоръ синихъ волнъ

             И птицъ морскихъ печальный крикъ

             Мой провожаютъ легкій чолнъ;

             Ужь Фебъ златой къ волнамъ приникъ,

             И скоро скроется отъ насъ...

             Поклонъ ему! -- въ послѣдній разъ --

             И родинѣ моей поклонъ!

  

             На утро снова выйдетъ онъ,

             Увижу я небесный сводъ,

             Увижу море...лишь одной

             Не будетъ здѣсь земли родной.

             Сталъ пустъ старинный замокъ мой!

             Тамъ дикій плющъ вкругъ стѣнъ растётъ,

             И воетъ песъ мой у воротъ...

             Несись, несись мой легкій чолнъ!

             Несись пернатою стрѣлой!

  

             Приближься, пажъ любимый мой;

             Что плачешь ты?.. .боишься волнъ?

             Иль хладный вѣтръ тебя страшитъ?

             Не бойся!.. слезъ ручей отри!

             Какъ легокъ чолнъ нашъ, посмотри:

             Какъ ясный соколъ онъ летитъ!

  

             "Не шопотъ бури въ парусахъ,

             Не говоръ волнъ ужасенъ мнѣ;

             Отца и мать въ родной странѣ

             Оставилъ я... они въ слезахъ

             По мнѣ!...о нихъ тоскую я!....

             Отецъ благословилъ меня

             Безъ слезъ...но мать... ахъ! я страшусь!...

             Какъ видно плакать, плакать ей --

             Покуда я не возвращусь!...

  

             Ты можешь плакать, мои дружокъ!

             Какъ ты, прощальныхъ слезъ ручей

             И я бы пролилъ -- если бъ могъ.....

             A ты что? вѣрный мой слуга?

             И ты заплакалъ!...Бури шумъ

             Иль пуля мѣшкая врага

             Тебя страшитъ?

  

                                 "Не робокъ я,

             О Сиръ Гарольдъ; не страшны мнѣ

             Ни дерзкій врагъ, ни бури шумъ;

             Не то виною грустныхъ думъ,

             Не то!.... но тамъ, въ родной странѣ

             Моя подруга слезы льетъ;

             Ахъ ! дѣти всплачутся о мнѣ:

             Что скажетъ имъ она въ отвѣтъ?"

  

             Такъ плачь и ты !... печаль твою

             Грѣшно, мой: другъ, грѣшно винить!

             Но я?...я родину мою

             Шутя оставилъ!...мнѣ ль грустить?

             О комъ я буду слезы лить!....

  

             Но вѣрь -- обманчива любовь,

             Что легкомысленнѣй жены?

             Лишь новый пиръ -- веселье вновь!

             Изсякнетъ слезъ ея ручей!....

             Не вспоминанье бывшихъ дней

             Мое печалитъ сердце.... нѣтъ!

             Я не страшусь грядущихъ бѣдъ....

             Но грустно, горько, что по мнѣ,

             Въ моей родимой сторонѣ,

             Тамъ, гдѣ я прожилъ столько лѣтъ,

             Никто слезинки не прольетъ!"...

  

             И что жь? забытый отъ людей,

             Одинъ, безъ роду, безъ друзей,

             Волнами всюду окруженъ,

             Я здѣсь скитаться осужденъ

             Съ грозой въ сердечной глубинѣ...

             И буду плакать!... но о мнѣ

             Не плачетъ вѣрно ужь никто!....

             Повоетъ песъ одинъ ! -- и ьо

             Когда несытъ!... но если онъ,

             Какъ нищій, будетъ прикормлёнъ;

             Когда меня чрезъ десять лѣтъ

             Въ отчизну буря занесетъ,

             И я зайду въ свой ветхій домъ:

             Онъ первый -- будетъ мнѣ врагомъ !

                                                                                             Трилунный.

"Литературная газета", No 35, 1830

OCR Бычков М. Н.