Песни

Автор: Мей Лев Александрович

  

  

  

  

   Пьер-Жан Беранже

  

   Песни

  

  ----------------------------------------------------------------------------

   Перевод Л. Мея

   М., Художественная литература, 1976

  ----------------------------------------------------------------------------

  

   Содержание

  

   Похвальное слово каплунам

   Сглазили

   Рыжая Жанна

  

   ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО КАПЛУНАМ

  

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Всякий доблестный каплун

   Со страстьми владеть умеет:

   Телом здрав и духом юн,

   Он полнеет и жиреет.

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Ревность, вспыхнувши в крова

   Каплуна не втянет в драку,

   И счастливцу - от любви

   Прибегать не надо к браку.

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Впрочем, многие из них -

   Захотят - слывут мужьями

   И с подругой дней своих

   Утешаются детями.

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Проводя смиренно дни,

   Достохвальны, досточтимы,

   Ни раскаяньем они,

   Ни диетой не казнимы.

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Ну, а мы-то, господа?

   В нашей участи несчастной,

   Что мы терпим иногда

   От обманщицы прекрасной!

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Сами жжем себя огнем,

   Хоть не раз мы испытали -

   И должны сознаться в том, -

   Что не скованы из стали.

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Что ж, из ложного стыда

   Выносить напрасно муки?

   Полно трусить, господа,

   Благо, клад дается в руки!

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

   Нам ведь миру не помочь:

   В нем - что час, то поколенья...

   Прочь же наши - сразу прочь

   Молодые заблужденья...

   Я хоть клятву дать готов, -

   Да, молодки,

   Да, красотки, -

   Я хоть клятву дать готов:

   Нет счастливей каплунов!

  

  

   СГЛАЗИЛИ

  

   Ах, маменька, спасите! Спазмы, спазмы!

   Такие спазмы - мочи нет терпеть...

   Под ложечкой... Раздеть меня, раздеть!

   За доктором! пиявок! катаплазмы!..

   Вы знаете - я честью дорожу,

   Но... больно так, что лучше б не родиться!..

   И как это могло со мной случиться?

   Решительно - ума не приложу.

  

   Ведь и больна я не была ни разу -

   Напротив: все полнела день от дня...

   Ну, знать - со зла и сглазили меня,

   А уберечься от дурного глазу

   Нельзя, и вот - я пластом пласт лежу...

   Ох, скоро ль доктор?.. Лучше б не родиться!

   И как это могло со мной случиться?

   Решительно - ума не приложу.

  

   Конечно, я всегда была беспечной,

   Чувствительной... спалося крепко мне...

   Уж кто-нибудь не сглазил ли во сне?

   Да кто же? Не барон же мой увечный!

   Фи! на него давно я не гляжу...

   Ох, как мне больно! Лучше б не родиться!..

   И как это могло со мной случиться?

   Решительно - ума не приложу.

  

   Быть может, что... Раз, вечером, гусара

   Я встретила, как по грязи брела, -

   И только переулок перешла...

   Да сглазит ли гусарских глазок пара?

   Навряд: давно я по грязи брожу!..

   Ох, как мне больно! Лучше б не родиться!..

   И как это могло со мной случиться?

   Решительно - ума не приложу.

  

   Мой итальянец?.. Нет! он непорочно

   Глядит... и вкус его совсем иной...

   Я за него ручаюсь головой:

   Коль сглазил он, так разве не нарочно...

   А обманул - сама не пощажу!

   Ох, как мне больно! Лучше б не родиться!.

   И как это могло со мной случиться?

   Решительно - ума не приложу.

  

   Ну вот! Веди себя умно и тонко

   И береги девичью честь, почет!

   Мне одного теперь недостает,

   Чтоб кто-нибудь подкинул мне ребенка...

   И ведь подкинут, я вам доложу...

   Да где же доктор?.. Лучше б не родиться!..

   И как это могло со мной случиться?

   Решительно - ума не приложу.

  

  

   РЫЖАЯ ЖАННА

  

   Спит на груди у ней крошка-ребенок.

   Жанна другого несет за спиной;

   Старший с ней рядом бежит... Башмачонок

   Худ и не греет ножонки босой...

   Взяли отца их: дозор окаянный

   Выследил, - кончилось дело тюрьмой...

   Господи, сжалься над рыжею Жанной...

   Пойман ее браконьер удалой!

  

   Жизни заря и для Жанны алела:

   Сельский учитель отец ее был;

   Жанна читала, работала, пела;

   Всякий за нрав ее тихий любил,

   Плясывал с ней и под тенью каштанной

   Жал у ней белую ручку порой...

   Господи, сжалься над рыжею Жанной:

   Пойман ее браконьер удалой!

  

   Фермер к ней сватался, - дело решили,

   Да из пустого оно разошлось:

   Рыжиком Жанну в деревне дразнили, -

   И испугался он рыжих волос.

   Двое других ее звали желанной, -

   Но ведь у ней ни гроша за душой...

   Господи, сжалься над рыжею Жанной:

   Пойман ее браконьер удалой!

  

   Он ей сказал: "Не найти мне подружки,

   Краше тебя, - полюбил тебя я, -

   Будем жить вместе в убогой лачужке,

   Есть у меня дорогих три ружья;

   По лесу всюду мне путь невозбранный,

   Свадьбу скрутит капеллан замковой..."

   Господи, сжалься над рыжею Жанной;

   Пойман ее браконьер удалой!

  

   Жанна решилася, - Жанна любила,

   Жаждала матерью быть и женой.

   Три раза Жанна под сердцем носила

   Сладкое бремя в пустыне лесной.

   Бедные дети!.. Пригожий, румяный,

   Каждый взошел, что цветок полевой...

   Господи, сжалься над рыжею Жанной:

   Пойман ее браконьер удалой!

  

   Чудо любовь совершает на свете.

   Ею горят все прямые сердца!

   Жанна еще улыбается: дети

   Черноволосы, все трое - в отца!

   Голос жены и подруги избранной

   Узнику в душу вливает покой...

   Господи, сжалься над рыжею Жанной;

   Пойман ее браконьер удалой!

  

  

   Комментарии

  

   Стр. 63. Сглазили. - Дословное название: "Роды".

   Катаплазма - старинное болеутоляющее снадобье.

  

  

  Трын-трава

  

  

  Название в оригинале: On s'en fiche. - Из сборника 'Песни нравственные и другие'. Опубл.: 1859[1]. Источник: Мастера русского стихотворного перевода / Вступительная статья, подготовка текста и примечания Е. Г. Эткинда. - Л.: Советский писатель, 1968. - Т. 1. - С. 401-403. - (Библиотека поэта)

  

  Всё - обман, всё - мечты, всё на-вын-тараты

  В современном мире;

  Что ни женщина - то ложь, что ни вывеска - тож,

  И лишь избранным на грош

  Верят в долг в трактире...

  

  Нет игры, чтоб нас судьба

  Не обыгрывала... Ба!

  Что ж робеть в неравном споре?

  Заложить вовсю сперва:

  По колено будет море,

  И весь проигрыш и горе -

  Трын-трава!

  

  Вести грустные есть, а последняя весть -

  Просто наказанье:

  Все купцы говорят, что неслыханный град

  Так и выбил виноград

  В дорогой Шампанье!

  

  Нет игры, чтоб нас судьба

  Не обыгрывала... Ба!

  Что ж робеть в неравном споре?

  Заложить вовсю сперва:

  По колено будет море,

  И весь проигрыш и горе -

  Трын-трава!

  

  Побудьте про долг, он вас по боку - щёлк,

  В силу парагра́фа

  Икс-статьи, игрек-том, - и в скорлупку весь дом!

  Да сдерут ещё потом

  Кое-что и штрафы...

  

  Нет игры, чтоб нас судьба

  Не обыгрывала... Ба!

  Что ж робеть в неравном споре?

  Заложить вовсю сперва:

  По колено будет море,

  И весь проигрыш и горе -

  Трын-трава!

  

  Верно, создан так свет, что в нём верного нет...

  Чинно и в покое

  Сядешь пить вшестером, а глядишь вечерком -

  Уж заснули под столом

  Двое или трое...

  

  Нет игры, чтоб нас судьба

  Не обыгрывала... Ба!

  Что ж робеть в неравном споре?

  Заложить вовсю сперва:

  По колено будет море,

  И весь проигрыш и горе -

  Трын-трава!

  

  И с одной иногда даже Марсу беда

  Под любовной сетью:

  Стало быть, несчастли́в был я, двух полюбив,

  И не знаю, как я жив,

  Полюбивши третью...

  

  Нет игры, чтоб нас судьба

  Не обыгрывала... Ба!

  Что ж робеть в неравном споре?

  Заложить вовсю сперва:

  По колено будет море,

  И весь проигрыш и горе -

  Трын-трава!

  

  Не судите, кляня, а простите меня...

  Я хандрю немало -

  Я боюсь типуна: отобьёт от вина -

  И не пить уж мне до дна,

  Как я пил, бывало...

  

  Нет игры, чтоб нас судьба

  Не обыгрывала... Ба!

  Что ж робеть в неравном споре?

  Заложить вовсю сперва:

  По колено будет море,

  И весь проигрыш и горе -

  Трын-трава!

  

  1859

  

  

   Впервые - 'Сын отечества', 1859, No 43, с. 119.

  

  

  Простолюдин

  

  Название в оригинале: Le Vilain. - Из сборника 'Песни нравственные и другие'. Опубл.: 1860[1]. Источник: Мастера русского стихотворного перевода / Вступительная статья, подготовка текста и примечания Е. Г. Эткинда. - Л.: Советский писатель, 1968. - Т. 1. - С. 403-404. - (Библиотека поэта) В начале Реставрации поэт подписывал свои песни 'de Béranger', желая отмежеваться от имевшихся литературных однофамильцев. В его свидетельстве о рождении действительно значилась эта дворянская частица по милости его отца, который выказывал смехотворные претензии на благородное происхождение, так что поэту, по его словам, пришлось 'доказывать своё разночинство'.

  

  

  

  Вот новость! Говорят мне, будто я из чванства

  К моей фамилии частицу де придал, -

  И говорят друзья! Я сам не раз слыхал:

  'Не правда ли, ведь вы из старого дворянства?'

  - Нет, нет и трижды нет! Какой я дворянин!

  Люблю я родину, свободу,

  Но и по племени, по роду -

  Простолюдин, простолюдин!

  

  Зачем с частицей де меня на свет рождали?

  В моей крови звучит таинственный глагол,

  Что пращуры мои за страшный произвол

  Владыку гордого под пыткой укоряли.

  Но сельским жерновом тогда был господин,

  И под собою он упорно

  Молол в муку людей, как зёрна...

  Нет! я - совсем простолюдин!

  

  И пращуры мои, как жадные вампиры,

  Не пили пот и кровь невольников своих,

  И мирным гражданам, в дубравах вековых,

  Не наводили страх их мирные секиры.

  Ни одного из них не превратил Мерли́н,

  Волшебной силою дурмана,

  В постельничьи у Карломана...

  Нет! я - совсем простолюдин!

  

  И пращуров моих честна́я алебарда

  Не обагрялася в междоусобный бой;

  И, Альбиону в честь, над городской стеной

  Никто не водружал хоругви леопарда;[2]

  И избегали всех духовных паутин

  Они, как тягостной,

  И не подписывали лиги...[3]

  Нет! я - совсем простолюдин!

  

  Оставьте же меня при нашем сельском cтяге...

  Вам, господа, и крест, и ленты, и звезда,

  А мне, убогому, позвольте, господа,

  Вовек не изменять ни долгу, ни присяге!

  И пусть останется навеки властелин

  В своём углу, и пусть с участьем

  Склоняет только пред несчастьем

  Свой сельский стяг простолюдин!

  

  <1860>

  

  

   1. Впервые - в журнале 'Светочь', 1860, кн. 5, с. 13.

   2. И, Альбиону в честь, над городской стеной никто не водружал хоругви леопарда - намёк на участие англичан в средневековых войнах французских феодалов. На гербе Англии традиционно изображались золотые львы (прим. редактора).

   3. Лига - объединение французских католиков, явившееся организатором массовой резни гугенотов в Варфоломеевскую ночь c 23 на 24 августа 1572 года (прим. редактора).