Солдат-балагур, или Дружба-дружбой, а служба-службой.

Автор: Григорьев Петр Иванович

СОЛДАТ-БАЛАГУР
или
ДРУЖБА-ДРУЖБОЙ, А СЛУЖБА-СЛУЖБОЙ.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОДЕВИЛЬ В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ.

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

БОРИС ИГНАТЬИЧ, староста деревни ***

АЛЕШКА, ГАВРЮШКА, СЕНЬКА, его сыновья, молодые ямщики.

ДОРОФЕЙ АНТИПЫЧ, зажиточный мужик.

МАВРУША, его дочь.

НАТАЛЬЯ, Крестница.

ВАСИЛИЙ, сирота, вскормленный в доме Дорофея.

ЯКОВЛЕВНА, старая вдова, родная сестра Дорофея.

ДЕМЬЯН САВЕЛЬЕВ ЩУКИН, отставной вахмистр, проживающий в доме Дорофея.

1, 2, 3 старые ямщики.

Станционный смотритель.

Крестьяне, Крестьянки, молодые и старые ямщики.

 

Театр представляет вид деревни, где почтовая станция. Вдали, на возвышении, видна почтовая дорога, и по средине, на возвышении же, верстовой столб. Направо со сцены дом Бориса старосты, с надписью: Староста. Близ дома колодезь, против колодца пристройка, означающая кладовую и сарай, далее другие избы. Налево со сцены дом Дорофея, двух-этажный, деревянный же, подле дома деревенская лавка с разными вещами, как-то: хомуты, дуги, кнуты, кушаки, баранки, орехи, пряники, булки, сайки, и проч. и проч.; за лавкой другие избы.

 

 

I.

БОРИС, седой старик, с палкой и в рубахе, и ДОРОФЕЙ, в кафтане, выходят из лавки, разговаривая между собою. Вдали, но большой дороге, иногда мелькают мимо деревни прохожие.

 

 

Дорофей. Оно вестимо так. Борис Игнатьич... свое детище всякому мило...

 

Борис. То-то же вот и оно... другому поди, со стороны-то, кажись, ничего... Из троих сыновей, одного, говорят, сдать в некрута старосте не жалко! А я говорю: да! ладно вам зубы-те точить! робяты-то мои вон пожениться хотят, а коли, говорю, у меня они не работают в поле, так лето и зиму извозом деньгу промышляют! вот оно што! А какая тройка у каждого парня? станционный баит: что на сто верст таких коней не сыщешь.

 

Дорофей. Так, так, дело ты говоришь...

 

Борис. Еще-бы те не дело! Да и для чеж я-мол староста, коли не сумею своих робят от очереди избавить? так-ли?

 

Дорофей. Дело говоришь! ей-ей дело! коли можно, так чего зевать

 

Борис. Да уж с управляющим дело наше покончено как следует: сотнягой целковых ему поклонился, и он говорит: бери, Борис, кого знаешь негодящих, а я, говорит к барину отпишу, и дело будет в шляпе! Управляющий у нас человек наипочтеннейший, свое дело знает! Барин живет в Питере, в вотчину не ездит, занят службой, ну, а нам евто и на руку!...

 

(На голос: русской песни).

Пусть злые люди нас порочат и бранят,

А с управляющим всегда живу я в лад!

Ведь коли дело есть, и множество хлопот.

Так он за хлопоты уж не хотя берет!

Он, знать, и барину, што можно перешлет,

А экономию себе в карман кладет.

Как ни толкуй об нем, а молвишь наконец:

Там волки сыты все, где много есть овец!

 

Дорофей. Что тут толковать-то? Вестимо, иной управляющий и возьмет с тебя, и ни на копейку добра не сделает.

 

Борис. То-то и оно! Ну, так смотри же Дорофей, твой сирота Васютка, как малый безответный, бездомный, пойдет в очередь за мово Алешку; а за Гаврилину мово сам управляющий взялся поставить парня из другой деревни. И слышь ты, как только евто дело покончим, Гаврюшку мово женим на твоей крестнице Наталье, а Алешку на твоей Маврушке! смекаешь? В это время входит Васютка с дугой и вожжами и тихо приближается к дому Дорофея).

 

Дорофей. Гм... как не смекать?... Только все раздумье меня берет... Васютка парень работящий, сирота круглый, я его приютил, выростил, хотел тоже было, женить... Конечно он мне чужой, да все как-то жаль расстаться с парнем... Да и сестра-то у меня за него больно стоит...

 

Борис (строго). Что ж ты? на понятный двор, што ли? смотри! кончай лучше полюбовно, не то мы тебя, с управляющим со света Божьяго сживем! Слышишь Дорофей? и лавочку твою запрем! не ломайся! и дочушек своих пристроишь, и старосту успокоишь. Ну, пойдем-ка ко мне в избу, выпьем на радости, и дело пойдет на лад. (Берет его под руку).

 

Дорофей. Оно так... для-че не выпить... Выпить можно... Только, все жаль Васютки... Важный помощник в доме; без него мне тяжело будет.

 

Борис. Эх! ты! а Демьян-то Савельич Щукин у тебя за что даром проживает? Он-те всяку работу справит! Мужичина коренастый, вынес службу в кавалерии, так уж наша деревенская работа ему нипочем! Он же не имеет ни кола, ни двора, взят был из нашей деревни одиноким; как теперь возьмут твоего Васютку, так радешенек будет за даровой хлеб работать что тебе потребуется. Так ли? ась?

 

Дорофей. Оно, так, вестимо... изворотиться бы можно, но... поди-ка, а моя сестра свое ноет.

 

Борис.

(Ах, по мостумосту).

 

Эх, нече, Дорофеюшко,

О вздоре так тужить,

Пойдем, пора нам сватушко

Хлебнуть и закусить!

А коль ты воли сестриной

Боишься, Дорофей,

Так я-же, с ней, как староста,

Улажу поскорей!

Хоть и слыву незнающим.

Да сила-то не в том...

2 раза.

Коль лажу с управляющим,

Так баба -- ни почем:

 

(Уходят оба в дом старосты.)

 

II.

Васютка (один, покачав головою, говорит). Да! вот-те бабушка и юрьев-день. Ну, уж коли староста супротив мели пошел, значит прощай моя головушка! А я-то, как радел для Дорофея Анипыча!... Нет! ни что видно не берет! Яковлевна хоть и обещала мне свою помощь, да видно и ей тяжело тягаться с старостой. И кавалер Савельич готов за меня вступиться, да не верится... Что он смеет, коли сам живет на чужом хлебе, из милости? Нет! пропало! все пропало! (Обращаясь к дому Дорофея). Прощай, Мавруша! прощай моя голубушка!

 

Ах, ты, участь моя горькая!

Сиротство мое бездомное!

Не знавать мне в жизни радости,

Век придется горевать!

Должен сгибнуть я во младости,

Слезы проливать!

Ах, прощай на век,

Душа девица,

Разлучают нас

Злые вороги!

Знать приходится

Добру молодцу

Жить без участи.

Одинокому!

С энергией. Так и быть! пойду

В службу Царскую!

Там, авось, найду

Себе счастие!

Буду век служить

Верой, правдою!

Там не буду знать

Одиночества!

Тесен дом не свой,

Горек хлеб чужой,

Лучше свой добыть

Службой честною!

 

 

III.

ВАСИЛИЙ и ЯКОВЛЕВНА, выходит в душегрейке, с ведром.

 

 

Яковлевна. Васютка! што ты это горло-то дерешь? ась? или выпил, што-ли?

 

Васютка. Нет, Яковлевна, ты знаешь, что я хмельного в рот не беру... я это так, промеж себя... сейчас приехал, да тут услыхал кое что... так с горя, знаешь, и затянул -- что на ум пришло!

 

Яковлевна. То-то! смотри у меня! я тебя вот как, коли вздумаешь перенимать у Борисовских робят! (Показывает кулак).

 

Васютка. Эх, не грози, старуха! Сыновья старосты мне не указ! Пусть их живут под отцовским крылышком, я у них ничего не перейму, да и завидовать не стану! Мое дело уж почти кончено! Прощай, Яковлевна!

 

Яковлевна (сердито). Што? што? да ты никак из-под моей воли наровишь? Ах, ты черномазый! смотри у меня! Я-те обрезоню по своему! Пикнуть не смей коли я говорю! не то, ведь я тебя знаешь... чем ни попало. (Подает ему ведро, Падко! зачерпни воды...

 

Васютка. Изволь, в последний раз! (Доставая воду из колодца). Эх! была не была! Прощай, Яковлевна!

 

Яковлевна. Што? разве ты опять едешь?

 

Васютка. Да! прощай добрая старушка! Благодарю за хлеб за соль! не поминай лихом,-- коли добром помянуть не хочешь.

 

Яковлевна. Васютка! слышь не дури! говори у меня порядком! што-такое? ась?

 

Васютка. Да, то, названная матушка, что меня староста Борис, как бездомного, сдает в солдаты за своего сына, и Дорофей Антипыч тут не смеет поперечить.

 

Яковлевна (с досадою). Што? што? ах они пустые бороды! Да кто им позволит поступать так беззаконно? Коли Дорофей не смеет разинуть рта, так я смею!! Да я и управляющему-то не спущу! На мой роток не накинут платок! Я вдова, мне жалеть нечего! Коли им очередь, так он из своих робят и сдавай кого следует! а ты мой вскормленник! мой второй сын! ведешь себя честно! работаешь прилежно, и должен за другого... нет! не бывать этому! Да я на всю деревню вой подыму! Я к барину писать стану, все шашни Бориса наружу выведу! и хоть умру, а отстою тебя, да! жива не буду, коли не отстою! (Целует его).

 

Васютка.

(На голос: Не шей ты мне матушка).

 

Полно, полно матушка,

Не жалей меня!

С вами распрощаюся

Скоро, скоро я!

Полно ж так печалиться

И в залог любви

Сироту -- приемыша

В путь благослови!

Чем мне век здесь маяться,

Горе, зло сносить,

2 раза.

Лучше с честью, с славою

Родине служить!

 

Яковлевна (рыдая). Ох-ох! Васютка, не говори так! не выдержу! ох... ничего не видя сердечушко надрывается!... (Вдруг приходит в негодование). Врут-же они, окаянные! где они? где Дорофей? я ему докажу! я ему так вцеплюсь в бороду, что ни одного волоса не останется!

 

Васютка. Полно гневаться-то... он пошел выпить к старосте.

 

Яковлевна. Ну. ладно же! придет домой, так я ему задам! выпою всю правду-матку! Слушай, Вася: Демьян Савельич коротко знает нашего барина и служил с ним, говорит, в одной коннице, так надо нам попросить Демьяна, чтоб он написал к барину про все шашни старосты. Слышишь?

 

Васютка. Ладно, попросить можно, да будет-ли толк?

 

Яковлевна. Авось, Бог милостив. Он теперича работает у нас в огороде; Наталья и Мавруша твоя побежали к нему, чтоб также упросит его написать всю правду-матку барину!

 

Васютка (обрадовавшись). Неужто? Значит голубушка Мавруша-то не хочет со мной расставаться?

 

Яковлевна. И! куда! спит и видит быть за тобой! а как ноньче староста заговорил им обеим о своих робятах, так оне и ухом не ведут, разом убежали к Демьяну Савельичу. Пойдем-ка пока в избу, ты еще, с приезда-то подико не ел ничего? пойдем, я тебе сготовила сдобную ватрушку, а как Савельич с девками придут с огорода, мы все вместе и попросим его писать к барину.

 

Васютка. Ах, Яковлевна, какая ты добрая; ты мне мила как родная мать!

 

Яковлевна. Да уж не дам тебя в обиду! а коли чуть твои злодеи пристанут, так я и старосте глаза выцарапаю, и брата Дорофея без бороды оставлю! Тащи воду, пойдем! (Уходит в дом).

 

Васютка (с ведром идет и смотрит вдаль). Ладно! Ахти! да нон никак наши девушки ведут домой Савельича... так и есть... Дай Бог, кабы оне уломали его писать к барину. (Уходит за Яковлевной).

 

 

IV.

ДЕМЬЯН САВЕЛЬИЧ ЩУКИН, МАВРУША и НАТАЛЬЯ, ведут его под руки и всячески ласкают. У него в руках лопата, на нем старая военная куртка, на голове фуражка.

 

 

Д. Савельич.

(Ты поди моя коровушка домой).

 

Ах, вы, девушки, что-ж это за резон?

Не грешно-ль вам инвалида брать в полон?

Полно, полно вам о вздоре толковать,

И турусы на колесах подпускать.

Все напрасны ваши ласки и слова,

У меня одна на плечах голова;

Я служака был усердный и прямой,

Архпилутики не знаю никакой!

Коль Васютку в рекрута берут от вас,

Так уж свято надо выполнить приказ!

Так ли, сяк ли, говори иль рассуждай,

Служба требует! молчи и исполняй!

И Васютку как сформируют в строю

Так до ижицы узнает службу всю!

Служба -- правит, чистит, моет, бережет,

Дурака -- на ум, на разум наведет!

Но за то, везде одна молва и толк:

Красота и загляденье каждый полк!

И уж к нам теперь, ни носа -- ни ноги,

Не показывай заморские враги!

 

Мавруша. Эх, Демьян Савельич! Ты нам совсем не то поешь-то...

 

Демьян Савельич (весело). Знаю, знаю, смекаю, ведаю, понимаю, что у вас своя песня на уме! Вам бы только скорее подцепить суженого-ряженого, дурачка немазаного? Эх, вы голубушки ненаглядные, плутовски-нарядные! Куда уж вы больно затейливы! Мне писать к вашему барину? Соваться не в свое дело? Вооружаться на самого старосту, идти грудью против Дорофея Антипыча, который меня калеку приютил и кормит? Нет! Смирно! Этого не могим, девушки! Надо быть дураком пополам с олухом, чтоб поднимать оружие противу таких бородатых, достопочтенных людей!

 

Наталья. Да послушай, Демьян Савельич! За что ж сестру-то отдадут за сына старосты Алешку, когда ей больно полюбился наш Василий?

 

Демьян Савельич (Мавруше). Больно полюбился! Да неужто уж так полюбился, что... и во сне мерещится? и на яву грезится? а? говори прямо, Мавруша! Не финти, не юли, а что называется: душу на ладошку!

 

Мавруша (глубоко вздохнув). О-ох! И не спрашивай, Савельич! жить без Василья, все равно, что не жить на свете!

 

(Гурилева: Ты поедешь моя радость).

Он и сам того не чает,

Что я брежу им во сне!

Сердце так и замирает,

Как подходит он ко мне!

А когда он окажет слово,

И умильно поглядит...

Оживет сердечко снова!

И душа заговорит!

А как с нами в хороводе

Станет петь, или плясать,

Так при всем честном народе

Рада я дружка обнять!

С ним, я рада б повенчаться,

И всю жизнь его любить!

Коли ж нам велят расстаться...

Так уж лучше и не жить!!

 

Демьян Савельич (крутя усы, подсмеивается). Эге! Вот как! Значит, молодец-то на твое сердечко накинул уздечку? Ловок Васютка! ловок! (Наталье). Ну, а ты, Наташа, радость наша? И у тебя чай заварилась каша? Чай и твои сердечные делишки уж на втором взводе? Только спустить курок, так и пойдет пиф! пиф! Знай успевай только подбирать раненых, да увечных? А? так ли?

 

Наталья. Э, нет, Демьян Савельич! А только боюсь, чтоб отец не выдал меня так же за Старостина Гаврюшку. Он мне больно не по сердцу!

 

Демьян Савельич (передразнивая ее). Ишь ты! Больно не по сердцу!... Эко нынче времячко пришло; уж и в крестьянском быту вербуют нынче женихов тоже по сердцу! то-есть, как говорится: умудрились, просветились, понапитерились; всякой давай, чтоб жених хоть будь молокосос, да чтоб но сердцу пришлось, а кто не по сердцу -- в обоз! (Ей, с насмешкой). Да полно, еще есть ли у тебя у самой-то сердчишко? Так, я чай кое-что, около того?

 

Наталья. Эва! Слава тебе Господи! Да что ж я по твоему? не человек што ли?

Демьян Савельич. Да Бог знает, голубушка... Ваша девичья натура только так, смахивает маленько на что-то в роде человека, а по книжному рассуждению, женское племя сиречь...

 

Мавруша. Эх, Демьян Савельич! Ты с нами уж что-то хитро и премудро калякаешь, мы и в толк не возьмем.

 

Демьян Савельич (крутя усы). То-то же! Все гвардейская служба навострила! У нас не то, что у вас; бывало, чего не поймешь, так тебя вахмистр так вразумительно пришпорит, что в другой раз глядишь в оба-два, смекаешь за троих, работаешь за четверых, да так, что после самому любо, и лошади легче, и вахмистру по сердцу, да и самому эскадронному командиру разлюли благодарствуй!

 

Мавруша. Все так, но вступись ты в наше-то дело... Ведь право у нас теперь только на тебя и надежда.

 

Наталья. Да, да, Савельич, голубчик! Заставь вечно Бога молить!

 

Мавруша. Наш барин тебя знает, ты говоришь, служил с ним вместе, так напиши ему грамотку об нашем горе.

 

Демьян Савильич (весело). Эх, вы, любушки-голубушки! написать не устать, да дисциплина-то не позволяет! Сверх того: вам-то удружишь, а себя разоришь! А ведь у меня здесь своего-то добра: ни кола, ни двора! Куда ж я грешные стоны направлю, как староста меня вытурит из деревни за мои проделки? (Оглядываясь). Живя здесь целое лето, конечно, я много подметил проказ на заказ. Прикатив с старостой Борисом так производят дела, как словно лешие на болоте! И приезжай сам барин, так я бы ему подал такую исправную рапортичку, что чудеса в решете! Но теперь я молчок! Тише воды, ниже травы... и вижу, да не вижу! Молчок!

(На голос: Ивушка, ивушка земная).

Субординация

Мне зажимает рот!

А береженого

И Бог-то бережет!

Хоть о прикащике

Идет молва -- что вор!

Но от баталии

Я на попятный двор!

Будь он из нашинских,

Я выправку бы дал!

Уж он бы фификус

И стыд и честь узнал!

Кавалерийским-бы

Манерцем парня вздул!...

Все волчье поприще

Невольно б вспомянул!

А здесь мне воли нет,

Так лучше не проси...

Вон, близок локоть-то,

Подико-сь, укуси! (Показывает пример).

 

(За сценой слышен колокольчик).

 

Наталья (смотрит). Ахти! Алёшка, Гаврюшка и Сенька, все вдруг съехались... Убежим, Мавруша!

 

Мавруша. Убежим! а то с своими балясами они надоедят пуще горькой редьки. Демьян Савельич, пойдем с нами в избу, там и тетка Яковлевна потолкует с тобою...

 

Демьян Савельич. Нет, нет, мои красавицы! И нам право не помога, и ссориться не хочу ни с кем. Пришлите только кваску напиться, а про между-прочим, я покалякаю с вашими женихами ямщиками; надо кое-что повыведать, чтобы знать, как вам и мне действовать в случае неминучей беды. (Усаживается около дома Дорофея).

 

Мавруша и Наташа. Ну, ладно! ладно! (Уходят обе в дом).

 

 

V.

ДЕМЬЯН САВЕЛЬИЧ, один.

 

 

Ну, Демьян, держи уши на карауле, а где нужно, городи и черта в стуле! Попался я здесь между двух огней! ретироваться стыдно... на драку лезть самому глупо, надо бить лучше наверняка... Ну, да авось выдержим сражение с честию!... Молодой барин знает Демьяна Савельева как свой эскадрон, авось поймет меня и выручит. (Наталья подаст через окно Савельичу кружку квасу.)

 

 

VI.

ДЕМЬЯН, в стороне. АЛЕШКА, ГАВРЮШКА и СЕНЬКА; двое одеты ямщиками, только разно; СЕНЬКА в пестрой рубахебез шапки. Все трое спорят между собою.

 

 

Сенька.

(Зеленая роща всю ночь прошумела).

 

Нет отстаньте, братцы!

Што вы пристаете?...

 

Алешка и Гаврило.

 

Сенька! помоги же!

Мы весь день в работе!

 

Сенька (кричит одну ноту).

 

Нет! нет! нет!

 

Алешка и Гаврило.

          Вместе.

 

Сенька! не ломайся!

Вишь, мы как устали...

И невест-то наших

Нонче не видали!

 

Сенька.

 

Мне-то што за дело?

Вам велят жениться,

А меня неволят

С лошадьми возиться!...

(Также). Нет! нет! нет!...

 

Алешка и Гаврило.

 

Коль помочь не хочешь,

Мы-те приохотим!

 

(Хватают его, он вырывается и бежит к Демьяну Савельичу).

 

Сенька.

 

Помоги, Савельич!

Братцы лезут драться...

 

Д. Савельич.

 

На одну -- двум силам

Грех вооружаться!

Одного, хоть двое

Поколотят хватски,

Только не по форме,

Да и не по братски!

 

Алешка. Эх, Савельич! и ты еще заступаешься за этого увальня!

 

Гаврюшка (Савельичу). Да знаешь ли ты, что он нам вот ничево не помогает

 

Демьян Савельич. Моя хата с краю, я ничего не знаю... а только заметил вам, братцы, что двоим бить одного неблагородно... (Отходит от них).

 

Алешка. Неблагородно! да што нам эвтаго олуха гладить по головке, штоль? (Сеньке). Слышь, Сенька! пошел, проводи лошадей-то.

 

Сенька. Што лаешься? сам проводи! я што ль ездил-то?

 

Гаврюшка. Да ведь ты, болван, ничаво не делаешь?

 

Сенька. Сам знаю, што ничаво не делаю... а тебе што?

 

Гаврюшка. Тебе што! А мы с Алехой сейчас вон дележан привезли!

Алешка (показывая ему в глубину направо). Да! ишь ты какова рожна двадцать верст волокли? И сами-то сморились, и шестерка ишь вся в мыле? Пошел! поводи коней! не то, во сейчас пойду отцу нажалюсь!

 

Сенька (передразнивая его). Отцу! поди, жалься... много возьмешь! отец-то еще задаст вам, зачем лошадей-те так изморили...

 

Гаврюшка (хочет идти). Э! Да вот постой! я пойду за отцом, он его оттреплет по свойски!...

 

Сенька (струсив). Ну, ну, полно стращать-то, иду... иду...

 

Алешка (кричит). Ну, идешь, так пошел!

 

Сенька (передразнивая). Пошел! вестимо, коли пошел -- так иду!

 

Гаврюшка. Олух! так или же скорей, коли пошел!

 

Сенька. Ну, што лаешься! ну и пошел! не помыкай, свое дело знаем!

 

Алешка. Знаешь ты свое дело, лентяй! только в бабки, да в городки играть, только вот и знаешь!

 

Сенька. Да! ты больно много знаешь! только кульеров-те, далежаны возить знаешь... эка важность! я и сам бы мог эвто...

 

Гаврюшка. Да! ты поди-ка свези, так и узнаешь.

 

Алешка. Да ты уж у отца одну тройку-то сморил, ездимши летошный год с господам.

 

Сенька. Летошный год! Не я сморил, дорога сморила, тако безвременье было!

 

Алешка. Тако безвременье! Ну што врешь-то? с дуру потащил чорт проселком, когда можно было большой дорогой по саше!

 

Сенька (дразня). Да! по саше! да сашой-те выходило дальше.

 

Гаврюшка. А лучше штоль вышло, что обогнул сашу-то? тройку-те зарезал, а она отцу стоила полтораста рублев!

 

Сенька. Да! важность большая! У отца-те денег много!

 

Алешка. Много! про тебя, штоль? ну, ну, ползи, знай к делу-те! нече лаяться, пошел!

 

Сенька. И не лаюсь, дьявол! вы лаетесь, да едите меня, ни за што, ни про што.

 

Гаврюшка (толкая). Ну, ну ползи лентяй! не то ведь вожжей попробуешь! слышь Сенька?

 

Сенька. Тронь-кась! сам сдачи дам! Эх вы, туда-же ямщицкую должность справляют.... эка, подумаешь, важна должность. (Уходит).

 

 

VII.

ТЕ ЖЕ, кроме СЕНЬКИ.

 

 

Демьян Савельич (подсмеиваясь). Ай-да ребятушки! видно, что родные вы братья, дружно живете! ласковые речи рекой льются! любо-дорого послушать....

 

Алешка. Да по нашему, Савельич, нельзя иначе; мы ведь не то што ссоримся, а так себе, с малости привычка такая....

 

Гаврюшка. Вестимо, за што ссориться, а промеж себя нельзя-же не разговаривать....

 

Алешка. Известно, уж наше дело такое, мужики значит... так на штанции не ужто станут промеж собой черемониться.

 

Гаврюшка. Вестимо, и не стоит звания толковать-то об эвтом. Скажи-ко лучше, Демьян Савельич, што поделывают наши ненаглядные зазнобушки?

 

Демьян Савельич. Да мало-ли что!.. что отец да тетка прикажут, то и делают.

 

Гаврюшка. Вестимо дело.... а што? была у них нонче речь об нас? што баит обо мне Наталья?

 

Алешка. А Маврушка, как то-есть, про меня тово.... на счет, знаешь.... эвтаго, как речь ведет?

 

Демьян Савельич. Да мало-ли что говорится у нас?.. что вам за охота узнавать, да разведывать?

 

Алешка. Как, што за охота? ведь ты знаешь, что наш батька безпременно хочет поженить нас скорее? За меня просит у Дорофея Мавру....

 

Гаврюшка. А за меня, слышь, просят Наталью.

 

Алешка. И, сказал, што, пожалуй, не прочь....

 

Гаврюшка. И я, пожалуй, тово.... с моим удовольствием..

 

Алешка. Мавруша, девчонка нешто, смазливая...

 

Гаврюшка. И Наталья не што, пришла мне по сердцу

 

Демьян Савельич. Эх, вы братики сударики! жениться небось охочи, а служить -- нет мочи! полноте дурить!-- пустяки болтать, чужой век заедать. Аль вы забыли, что нынче ваша очередь в рекрута идти? ась?

 

Алешка (испугавшись). Вот-те на! нам в некрута идти? Нет Савельич, мне и так хорошо....

 

Гаврюшка. Да и я не хочу, мне и так ладно!...

 

Демьян Савельич. Разумеется,-- да кто-же за вас пойдет? Ведь вся деревня знает, что очередь-то ваша? Вас у отца три сына....

 

Алешка. Да уж отец у нас знает, кого за нас поставить на службу; он и управляющему сказал, что я совсем не гожусь в солдаты.

 

Гаврюшка. А я и отродясь не годился.

 

Алешка. Куда нам! Солдатом-те быть больно трудно говорят, не то, што наше дело -- на тройке ездить.

 

Гаврюшка. Да! нады-с, говорят -- поди-ка маркировать, да с ружьем возиться; куды нам! да мы до седых волос с братом не обучились-бы эвтому делу.

 

Демьян Савельич. Врете, братцы! только кто попади, там у нас выучат разом, так, что месяца через четыре и сам себя не узнаешь!

 

Алешка. Што ты?

 

Гаврюшка. Во-от!?

 

Демьян Савельич. Право так!

(Скорый кавалерийский марш).

Чтобы жить не баловаться,

И полезным быть,

Молодому парню надо,

Долг велит служить!

Служба нас выводит в люди,

Лишь служи умно!

А без службы век маячить

  1. Стыдно! и грешно!

 

В нашем царстве православном

Будет добрый плод,

Как на службе обрусеет

Каждый наш народ!

Кто имеет уваженье?

Нутка, распроси:

Тот, кто служит верно, честно

  1. На святой Руси!

 

Кто в чинах, в крестах и славе?

Счастлив и богат?

Тот, кто истинный служака

С маковки до пят!

И не даром говорится

На Руси у нас:

Дружба-дружбой, служба службой

  1. Это общий глас.

 

Так, чтоб с пользой отличиться!

Марш вперед! за мной!

В службу, братцы! смело в службу!

В Царский славный строй!

Кто святой присяге верен,

Отличат как раз:

В службе, в деле днем и ночью,

  1. Бог и Царь за нас!!

 

А ведь теперь, вы оба по правде сказать -- что такое? так себе, мужичье-дурачье, без толку и разума, без сметки, без оглядки, живете, даром хлеб жуете, язык у вас мелет, голова не разумеет, душа ничего не смеет, сиречь, без лести сказать: дрянь вы насущная! А попадитесь вы оба в солдатскую школу на выправку, так разом вас, вот как вы есть, из ничего людьми сделают! Ей Богу! вычистят, выскоблят, сгорбился -- выпрямят, не понял -- разжуют, не смекнул -- втолкуют, не стоишь -- поставят, не пошел -- ходу прибавят, сформируют, обмундируют, словом, так переварят, что будешь на взгляд, от затылка до пят, чисто русский солдат!

 

Оба (почесывая затылки). Вот! што ты?!

 

Демьян Савельич. Ей-же, ей, так! военная дисциплина просто напросто чудеса творит из нашего брата!

(На голос: Как за реченькой, слободушка).

Гаврюшка.

 

Хоть и так оно.... Да страшно бросить дом...

 

Алешка.

 

Нет, Савельич, в некрута мы не пойдем.

 

Гаврюшка.

 

Вдруг, того гляди в отражение пошлют.

 

Алешка.

 

Да, избави Бог, ни за што и убьют!

(На голос: Вдоль по улице).

 

Д. Савельич.

 

Вздор! в сраженьи жизнь чудесная всегда!

А убьют, тогда не ваша уж беда!

Да, трусливый пусть хоть ляжет, не боец,

Дураком одним поменьше и конец!

 

Гаврюшка (опять песня как сначала)

 

Нет, Савельич, мы уж лучше поживем....

 

Алешка.

 

Не заманишь нас в солдаты калачом!

 

Гаврюшка.

 

То ли дело, здесь без горя проживать?

 

Алешка.

 

Да чаек в харчевне сидя попивать!

 

Гаврюшка (на голос: Вдоль по улице).

 

Здесь проежий даст на водку, иль на чай....

 

Алешка.

 

Так и знай себе: но всем по трем качай!

 

Д. Савельич.

 

Славно братцы! вас не тронь, да не замай,

А другой за вас служи, не унывай!

 

 

VIII.

ТЕ ЖЕ, БОРИС и ДОРОФЕЙ входят на веселе поют и приплясывают.

 

 

Борис (обняв Дорофея).

 

Вот как мы подгуляли!

Сговорились, да взяли

Выпили! (bis).

(Вместе) Чарочку выпили!

Все дела порешили!

Выпили закусили!

Ай-люли выпили!

(Вместе), Люшиньки выпили!

 

Борис

 

Покалякали важно!

А штоб было куражно,

(Вместе.)

 

(Подходя к Д. Савельеву с угрозой).

Эй! солдат! што ж зеваешь

Шапки што не ломаешь?

(Вместе.)

(Приплясывают оба).

Борис (сыновьям). Вот как у нас! здорово робята! што? аль с дележаном приехали?

 

Оба. С дележаном. (Дорофею, низко кланяясь) Здорово, Дорофей Антипыч!...

 

Дорофей. Доброго здоровья, робятушки. (Борису) Ну, Борис, так как же нам поладить с бабами-то?

 

Борис. Да уж тово... уж коли за што взялся староста Борис, так все у меня берегись. (Подходя снова к Савельеву). Да што-ж ты и впрямь служба, сидишь и никакова тово, нижайшего почтения не отдаешь старосте? ась? у меня смотри тово... за неуважительство, я всякого турну по шее! Слышь-ты?

 

Демьян Савельич (сняв фуражкукланяется). Эх дядюшка Борис! помилуй, не гневись... готов тебе отдать по клон при всем честном народе, да видишь, нонче я работал в огороде, репу сеял, да капусту сажал, а вот теперь и сам как гриб уселся... право не лгу, просто встать не могу! и спина-то болит, да и в ноге пуля сидит... а то, как-бы тебя не уважить... встал бы, отдал бы честь, да не знаю ей-ей, как и в избу пролесть, бабы наши звали поесть... (Притворяясь хворымвстает). О-хо-хо! как-нибудь поднимусь... на авось поплетусь... ох! видно не забудешь век нашей поговорки: укатали коня крутые горки! (Уходит в избу).

 

 

IX.

ТЕ ЖЕ, кроме ДЕМЬЯНА САВЕЛЬЕВА.

 

 

Борис. Ага! кавалер испужался! то-то же! у меня, тово! недаром про меня ямщики песню сложили. (Напевая).

 

Эй, робята, берегись,

Ходит староста Борис!

 

Алешка (в поголоса). Дорофей Антипыч! ну, што? как вы с батькой того порешили?

 

Гаврюшка (также). Дорофей Антипыч! не томи души, разом помолвил бы нас и дело в шляпе!

 

Дорофей (тихо). Молчок, робятушки! Батька ваш взялся и с Васюткой, и с сестрой, и с дочушками порешить все разом.

 

Борис (кричит в окно к Дорофею). Эй! где вы там? Выходи сюда! Яковлевна! Васютка бездомный! Слышь староста зовет? шевелись! ей! вы!

 

Дорофей (также кричит). Сестра! аль оглохла? подь сюды! Васютка! а Васютка!

 

 

X.

ТЕ ЖЕ и ВАСИЛИЙ, потом ЯКОВЛЕВНА в окне.

 

 

Василий. Я здесь, Дорофей Антипыч! Что прикажешь?

 

Дорофей (отходя). Не мое, брат, дело приказывать, слушка-он старосту...

 

Алешка (Василью). А ты, Васютка, я чай, все там в избе около Мавруши балясничаешь? Смотри, Васютка!

 

Василий (грубо). А тебе што? ну, смотрю!..

 

Борис (повелитеьлно). Алешка! ншикни! Васютка! слушай старосту!

 

Василий. Слушаю, дядя Борис, что прикажешь?

 

Борис (треплет его по плечу и гладит по голове). А вот оно што: я просил управляющего, чтоб он тебя, того... не трогал, что ты хоть и сирота мол, да Дорофею хороший помощник, но управляющий, и слышать того не хочет! всех, говорит, бобылей вон из деревни! им, говорит, жалеть некого, оставлять в дому нечего; всех, говорит, в некрута у кого ни кола ни двора! (Гладя его по голове) Вот оно што! Так прощай, голубчик! А штоб ты не корил моих робят, што идешь за них на службу, так получишь от меня сто рублев серебряных! слышь, Васютка? так с Богом! завтра вас шестерых повезут в город, так прощай и поразговаривай!

 

Василий (помолчав). Вот оно что! Я уж это знал, что староста Борис на свой лад дело обработает.

 

Гаврюшка (смеясь). Хе! хе! Да уж у нас батька свое дело знает...

 

Алешка. Еще бы! Он у нас себе на уме, даром што выпил.

 

Борис (с угрозой). Гаврюшка! нишкни! Алешка! слышь молчи, да помалчивай!

 

Василий (Дорофею). Дорофей Антипыч! ты тоже молчишь? знать мое дело здесь, пропащее? так што-ли? говори прямо, не испужаешь...

 

Дорофей (не знаячто сказать). Как быть, Васютушка... дело мое подчиненное... сила и солому ломит, рад бы радостью... да ведь ты мне не сын родной... сам знаешь...

 

Василий. Знаю... знаю... (С одушевлением) Ну, да была не была! Ступай моя голова, коли судьба такова! Спасибо, Дорофей Антипыч, за хлеб за соль -- за щи с квасом! Жаль только Маврушу покинуть, она помрет с тоски о бедном Восютке!

 

Алешка. Об эвтом не беспокойся, брат! Как я женюсь на ней, так жалиться не будет!

 

Василий (грубо). Ты женишься? эх ты, мурло неуклюжее!

 

Алешка. Ну што лаешься, черномазый?

 

Борис (кричит). Робята! при мне шутите полегче!

 

Гаврюшка. Да чаво молчать, коли он задирает? Алешка-то ведь сын твой, какое-ж у него неуклюжее мурло? Досадно знать што в некрута берут? да так тебе и надыть! давно нора!

 

Василий (скрывая досаду). Дядя Борис! вели лучше молчать своим робятам, а то ведь я их обоих оттаскаю так, что и дома не скажутся!

 

Борис. Ну, ну, Васютка! не озарничать! робята! (Алешке). Молчок!

 

Алешка (Василью). Оттаскаешь! Ну-ка, леший, попробуй, оттаскай! У нас кулаков своих нет што-ли? (Оба грозят Василью).

 

Борис. Робята! сказал, при мне шутить полегче! Васютка! оставь их! плюнь на моих робят...

 

Василий. Эх! уж я плевал да не помогает! Видно надо будет с ними распрощаться поплотнее... (Яковлевна показывается в окне и слушает).

 

Борис (подходя к Дорофею). Так вот оно как! Ну, Антипыч, снаряжай же в дорогу Васютку, а я теперь потолкую резонным манером с твоей сестрой; она у меня разом язычок-то прикусит!

 

Яковлевна (свесившись из окна). Што? што? снаряжать Васютку? меня урезонить, мне язычок прикусить? Смотри, Борис! даром, что ты староста, я-те сама так урезоню кочергой, што только пыль пойдет! Не задирай меня... хоть вдова бездетная, слабая, а уж в кого вцеплюсь, так натешусь до сыта!

 

Борис (подшучивая). Ну, ну, Яковлевна... не блажи без толку, не ори без резону! подь-ка, подь-к нам... покалякаем об настоящем деле...

 

Яковлевна. Ах, ты грешная душа! (Дорофею) А ты што перед ним уши-то развесил? рад, што он поднес тебе чарочку? пошел в избу!

 

Дорофей. Ну пошла командовать!

 

Яковлевна. Васютка! тащи Дорофея домой!

 

Василий. Нет, Яковлевна, Дорофей мне не отец, не сват, мое дело покончено! Бог с вами! (Уходит).

 

Яковлевна. Васютка! Куда! постой! (скрывается).

 

Борис, (сыновьям). Робята! не спускайте его с глаз, штоб он не дал тягу из деревни.

 

Гаврюшку. Небось, батька, у нас не уйдет... мы тоже свое дело знаем!

 

Алешка. Мы его заманим в харчевню, да пожалуй на чудо угостим чайком с кизляркой! (Алешка и Гаврюшка убегают вслед за Васильем).

 

 

XI.

ТЕ ЖЕ, кроме ВАСИЛЬЯ, АЛЕКСЕЯ и ГАВРИЛЫ; входит ЯКОВЛЕВНА.

 

 

Дорофей (струсив). Ну, староста, штоб нам... сестра ведь у меня бедовая баба! и уж сробел!..

 

Борис. Эх, ты! волков боятся, так и в лес не ходит! вот я ее!..

 

Яковлевна (в сильном гневе). Куда вы, злодеи, угнали маво Васютку? Староста! если ты Бога не боишься, так от меня будешь горько плакать! Мне терять нечего, я одна голова, все твои грешные дела расскажу! слышь-ты? Пойдем к управителю! Другая наша деревня отсюдова в трех верстах, я-те туда сама потащу! (С силой тащит его за руку). Да и ему отпою всю правду-матку! На обе деревни вой подыму! Пойдем, варвар.

 

Борис (переменив тон, старается отнять свою руку). Баба! стой! полно! погоди! эк распустила горло-то.

 

Яковлевна (схватив Дорофея). И тебя, старый гриб, потащу на расправу! вступлюсь за моего Васютку!

 

Дорофей. Матушка-сестрица!..

(В окне высовывается Демьян Савельев и что-то жует, за сценой слышен колокольчик).

 

 

XII.

ТЕ ЖЕ, станционный СМОТРИТЕЛЬ и за ним вскоре несколько ЯМЩИКОВ.

 

 

Смотритель. Эге! что за шум, а драки нет? хе! хе! хе.

 

Борис. Да, посмотрите-ка, г. смотритель: два мужика с одной бабой не сладят!

 

Смотритель. Староста! ты уж и с бабами-то ссоришься? худо дело! Яковлевна! куда это ты их волочешь?

 

Яковлевна. К управляющему, г. смотритель! Штоб он нас рассудил, коли у него есть какая-нибудь совесть. Ну, што, такие они нонче, оба обиды чинят, што хоть не живи на свете! Борис вишь своих робят выгораживает, а нас лишает последней подпоры! Пусть рассудят, честно ль посту лает староста?

 

Борис (с криком). Молчи! глупая баба! Никому нет дела, што приказано управляющим! а я поступаю по его приказу!

 

Яковлевна. Да ты подкупил управляющего! Ты вон и маво дурака брата обморочил, да застращал; все наши мужики от тебя плачут!

 

Смотритель. В-самом-деле, староста, нельзя же весь век кутить -- да мутить, пожалуй выведут наружу ваши шашни, тогда хорошего-то будет немного, а дурное-то все наверх всплывет.

 

Борис (заносчиво). Управляющий и я, мы здешнее начальство! Мы всех в дугу согнем, кто будет озорничать, или прекословить! (Обращаясь к Демьяну Савельичу). Так-ли, Савельич? ведь не должны сметь идти против начальства? говори!

 

Демьян Савельич (в окне). Я молчок! всяк-сверчок знай свой шесток!

 

Смотритель (обращаясь к Щукину). А, Демьян Савельич, а я шел искать тебя! У меня письмо к тебе от здешнего помещика, прямо из Интера, с нарочным! (Уходить в дом).

 

Демьян Савельич. А! неужто? Милости просим, дорогой вестовой. (Скрывается).

 

(Несколько ямщиков входят, приближаясь к дому Дорофея).

 

Борис (удивленный). Што? што? (задумывается).

 

Яковлевна (обрадовавшись). К Савельичу? от нашего барина?... Ах, батюшки-светы! ахти-мне... што такое? Убегает туда же).

 

Дорофей (оробев). К Демьяну Савельичу, от барина?.. Прощай, староста! (Бежит за сестрой).

 

Первый ямщик (второму). Слышите, братцы? с нарочным от барина письмо-то?

 

Второй ямщик (третьему). Да... и видно, тово-што ни на есть значит... коли сам смотритель понес к Демьяну Савельичу.

 

Третий ямщик. Уж вестимо, што не просто, а тово... Демьян-то Савельич, служил в одной кавалерии с нашим барином.

 

Первый ямщик (указывая (на Бориса). Глянь-ко, глянь, робята: староста Борис вон и нос повесил...

 

Второй и третий ямщики. Да... да... эх кабы, тово!..

 

Первый ямщик. Мудрено... старый волк свое дело знает.

 

Борис (подходит к ямщикам, всматривается в них). Робята!... Слышали? от барина письмо!

 

Первый ямщик. Да, слышали, письмо...

 

Борис. С нарочным, робята!

 

Второй ямщик. Да... то-то и оно...

 

Борис (разводя руками). И не ко мне... не к управляющему!...

 

Третий ямщик. Да... значит, оно не тово, штобы...

 

Борис. Вишь-ти, прямо к вахмистеру! а?

 

Первый ямщик. Да... вишь-ти как!

 

Борис (встревоженный). Робятушки! так тово... как вы эвто смекаете? ась?

 

Второй ямщик. Да, коли правду сказать, так... тово... почем знаешь, чего не знаешь.

 

Борис. Оно, конешно так, робятушки... мало ли што! Да как-бы, то-есть вы полагали?

 

Третий ямщик. Да ведомо как: оно ведь дело, вишь, закрытое... так и мудрено, тово...

 

Борис. Да вы, тово не отбояривайтесь, а говорите мне настоящее дело...

 

Первый ямщик. Да говорить не устать, для-че не говорить...

 

Второй и третий ямщики (вместе). Конешно... говорить можно... язык-те не отвалится... да што говорить?

 

Первый ямщик (Борису). Ты вот поди, говори! а нам какова лешего говорить?

 

Борис (первому ямщику). А! так ты значит не смекаешь?

 

Первый ямщик (почесывая затылок). Да чево мне смекать-то? Наше дело сторона. (Отходит).

 

Борис (второму ямщику). А ты, как полагаешь?

 

Второй ямщик. А вестимо как: ты староста, а нам тут чево разговаривать! (Отходит).

 

Борис (третьему ямщику). Так и ты значит, ничево-тово?

 

Третий ямщик. А мне тут какова лешего? ты сам, тово, знай настоящее дело. (Отходит к другим).

 

Борис (вспыхнув). Эх, вы! настоящее дело! Чево сробели? Вестимо, коли я староста, так настоящее дело знаю! У вас ничего не спрошу! вот что! А вахмистер хоть и служивый, да ведь мы и сами с усами! (Кричит). Эй! ты! служба! покажь-ко, што там у тебя за грамотка? Эй! вы! (Идет к дому).

 

 

XIII.

ТЕ ЖЕ, МАВРУША и НАТАЛЬЯ, вбегают веселые.

 

 

Мавруша. Ахти! какие радости!

 

Наталья. Побежим искать Васютку!

 

Мавруша. Побежим, сестрица голубушка! я теперича от радости, сама не своя!

 

Наталья. И я тоже!

 

(Я вечер в саду млодешенка гуляла).

 

МАВРУША и НАТАЛЬЯ (вместе).

 

Мавруша.

 

Миновало горе злое у девицы!

 

Наталья.

 

Как теперь я рада счастию сестрицы!

Где ты? где? скорей мой (наш) милый?

Покажися!

Золотым со мной (с сестрой) колечком

Обручися!

И со мной (с сестрой) дружек сердечком

Обменяйся!..

Под венец в кафтан нарядный

Наряжайся!

И к невесте ненаглядный

Приласкайся! (Обе убегают).

 

Борис (им вслед). Эй! куда вы? чему обрадовались? да вот погоди у меня, вы откроете всю подноготную!...

 

 

XIV.

ТЕ ЖЕ, ДЕМЬЯН САВЛЬИЧ с письмом; СМОТРИТЕЛЬ и ЯКОВЛЕВНА идут за ним.

 

 

Демьян Савельич (повелительным голосом). Ага! теперь мы поведем дела военным порядком! (Ямщикам). Эй, вы! мужичье дурачье! смиррр-но!!(Ямщики невольно снимают шапки).

 

Борис (надев набекрень шапку). Што? што?

 

Демьян Савельич (грозя ему). Староста Борис! молчи, беригись! (Сбивает с его головы шляпу). Шляпу долой! руки по швам! смирно!! (Обращаясь к ямщикам). Эй! ребятушки! сзывайте всех, кто есть на лицо, от барина ко мне и к вам есть письмецо; беглым шагом! или рысью! марш! (Ямщики убегают в разные стороны).

 

Борис (опять надев шляпу). Савельич! да ты, тово, не командуй!

 

Демьян Савельич. Сказано: шапки долой! и смирно! (Опят сбивает с него шляпу). А не то, так тебя пришпорю к печали и к горю, что своих не узнаешь, и чужих не взвидишь! Руки по швам! Вот как я тебя возьму в шенкеля, так ты у меня запляшешь так, что и небо с овчинку покажется! Что ты здесь больно рот-то дерешь? мундштук что-ли не по морде пришелся? Смирно! ты теперь уж у нас в браковку пошел! Мы тебя, как говорится, назад посадили! так молчать борода! не то будет беда!

 

Борис (струсив). Ой! ой! ой! вот оно што выходит!

 

Яковлевна. Што? попался седой волк! хорошенько его, г. кавалер! поставь на путь истинный!

 

Смотритель. Да, Борис, лучше кайся! Прошло твое золотое времячко...

 

Демьян Савельич. Прошла твоя пора глядеть в полтора, теперь будет глядеть в оба, моя штыковая особа! Теперь вы у меня с прикащиком берегитесь! Беспорядки, недоглядки, поборы да взятки, с цыпленка и с матки, кончены!! (Обращаясь к входящим крестьянам, между которыми являются Василий, Мавруша и Наталья). Милости просим мир людской! просим откушать, приказа послушать!

 

Все вместе (кланяясь). Што такое, батюшка? прочитай, порадуй нас.

 

Демьян Савельич. Г. смотритель! Вы мне принесли приказ от их барина, вы им и прочитайте вовсеуслышанье. Смирно! Шапки долой!

 

Смотритель (взяв письмо). Слушайте-же хорошенько. "Очень я тебе благодарен, почтенный Демьян Савельев, что ты описал мне подробно все плутни и шашни моего прикащика и шального старосты Бориса....

 

Все (смеются). Ага! ай-да кавалер! ха! ха! а!

 

Борис. Как! ты писал к барину? жаловался?

 

Демьян Савельич (Борису). Смирно! А ты думал, что я здесь себе живу да даром хлеб жую (Другим). Нет, братцы, видя, как вас они забиждают, я уж с месяц назад послал барину рапортичку!

 

Все (кроме Бориса). Ай-да служба! большое тебе спасибо.

 

Смотритель. Слушайте-ж! (Читает). "Вследствие сего, приказываю тебе, Савельев: взять плута прикащика и немедленно переслать ко мне в Петербург на ревизию, за добрым конвоем, а старосту Бориса формально лишить должности навсегда; изволь разобрать и успокоить обиженных, сдать по совести, кого следует, в рекруты и, наконец, главное: приказываю тебе быть в обеих моих деревнях полным старшиною, с жалованьем по 20-ти рублей серебром в месяц; это я делаю на том основании, что испытанные и заслуженные воины, каков ты, знают вести указанный порядок и уже во многих местах умели оправдать свое назначение, как самые надежные люди! А как я получу после маневров отпуск, явлюсь сам и помогу тебе ввести во всем новый, благодетельный порядок! Прочти этот приказ всем и каждому и помещайся с Богом в доме бывшего прикащика".

Штаб-Ротмистр Лачинский.

 

Все (кроме Бориса). Ай-да добрый барин! вот порадовал! дай Бог ему здоровья!

 

Демьян Савельич (весело). Ну, братцы, просим любить да жаловать, работать не баловать! жить не тужить! всем будет хорошо, кто сам хорош! так без обиды, без нахальства оправдаем-ка милость доброго начальства! так что ли?

 

Все. Вестимо, родной, ты для нас втрое лучше шальнова старосты. Барин тебя знает, мы тоже, так уж нами будешь доволен, голубчик....

 

Демьян Савельич (Борису). Слышишь, староста Борис? марш-ка на печь, спать ложись! (Разговаривает с мужиками тихо).

 

Борис (очнувшись). Э-эка притча, подумаешь! Значит надо будет распустить лисий хвост перед Демьяном Савельичем... авось, попадет как кур во щи?..

 

Демьян Савельич (вслух). Да уж надейтесь, братцы: все плутни обнаружу, все штуки выведу наружу! всех разберу, помирю, со всеми полажу, всех братцы уважу! кто чист, да прав, будет цел и здрав, (Увидя входящих). А вот, кстати, учиним первую расправу.

 

 

XV.

ТЕ ЖЕ, АЛЕШКА, ГАВРЮШКА и СЕНЬКА входят веселые и чем-то лакомятся.

 

Алешка. Эва! што эвто за компания? вишь, Гаврюшка?

 

Гаврюшка. На какова лешаго притащились робята?

 

Сенька. И впрямь! чаво вы тут не видали? Пошли по домам, мужичье!

 

Демьян Савельич (став позади ихвскрикивает, топнув ногой). Смиррно!!

 

Гаврюшка (вздрогнув). Ой! ой!

 

Алешка (также). Эвося!

 

Сенька (также). Эк рявкнул! ажно орехи посыпались!

 

Демьян Савельич (мужикам). Ребята! у Бориса три сына, старшаго и средняго, я завтра сдам в рекрута, а меньшаго оставляю при отце! Справедливо ли это?

 

Все (вместе). Оченно справедливо! давно им пора! такие озарники, што не приведи Бог!

 

Гаврюшка. Чаво? нас в некрута?

 

Алешка (громко). В некрута? да я ни за какие прянички!.. Батька! слышь ты?

 

Борис (им тихо). Молчите, я уж не староста больше! Барин его назначил главным старшиной, надо подмаслить, так авось гроза минует?

 

Демьян Савельич. Ребята! так смотреть за ними в оба! Вы отвечаете! чтоб они не укатили куда по столбовой дорожке! (Алешке и Гаврюшке). Ну, голубчики, полно пировать, пора службу знать, на ученье вставать!

 

Алешка (сильно оробев). Демьян Савельич! а Демьян Савельич! Да я тово.... ей-ей не гожусь на службу! Я и не привычен, и от одново слова душа обмерла! Право слово, не гожусь!

 

Гаврюшка (чуть не плача). И я совсем негодящий парень!

 

Демьян Савельич. Смирно, ребята! Я вам говорил давича, что теперь вы дрянь насущная, но военная школа вас выправит, выпрямит на славу. Да и стыдно, братцы, от службы лынять! как быть! дружба дружбой, а служба службой!

 

Борис (ласково). Демьян Савельич! пойдем ко мне... (Тихо). Да на радости и покончим как быть следует...

 

Демьян Савельич (грозит). Молчок, старичек-мужичек-дурачек! мы на часах не берем, хмельного не пьем! береги бороду, а то у меня разом опростоволосишься! Чтоб не быть в потере, на свой аршин других не меряй! Мужик! (Повертывая его). Налево кругом! (Все громко хохочут).

 

Борис (сыновьям). Ну, плохо, робятушки! видно кавалер тоже свое дело знает... На кривой его не объедешь.

 

Демьян Савельич. Господин смотритель! благодарим вас всепокорно, что кстати принесли отрадную грамотку! Дорофей Антипыч! Яковлевна! благодарю вас за приют и хлеб-соль вашу! А чтоб в вашем дому сделать счастье кой-кому.... женим-ка доброго Васютку на Мавруше! Пусть себе живут припеваючи! так ли?

 

Яковлевна. С нашим удовольствием, господин старшина! ведь он мой вскормленник!

 

Дорофей. С нашим почтеньем-с!

 

Демьян Савельич. А Наталье Дорофеевне, коли будет доля, по Божьей власти.... (Тихо eй). Отыщем женишка кавалерийской масти! Смекаешь? Гм! молчок! до время!

 

Наталья (про себя): Неужто? Ух! пино так в краску и бросило!

 

Василий (обнимая Демьяна). Демьян Савельич! ты мне теперь стал милее отца родного!

 

Мавруша. Голубчик, Демьян Савельич! ты мне душу отвел своею милостью! По гроб благодарна!

 

Демьян Савельич. И то ладно! а вы вдвоем отведите нам душу задушевной русской песенкой! Яковлевна! Дорофей! придайте-ка отваги, подавайте домашней браги! подчуйте нежданных гостей! Ну смелей, веселей! кто потягивай, кто подтягивай, катай не страшно! (Все крестьяне усаживаются кто где можетДорофей из лавки выносит: сайки, пряники, орехии угощает всех, низко кланяясь. Яковлевна с Натальей выносят из избы брагу и угощают также).

 

Алешка (сквозь слезы). Батюшка! у них будет пир горой, а я с Гаврюшкой хоть волком вой!

 

Гаврюшка (также). Батька! меня убьют на отражении! Не пущай меня! будь отец родной!

 

Борис (скрывая досаду). Эх, робятушки! бодливой корове Бог рог не дает, а то бы я... (С отчаянием). Да уж видно от судьбы не уйдешь и не уедешь!

 

(На голос: Вспомни, вспомни моя любезная).

Ах, вы, детушки мои милые,

Вас берут во солдатушки,

В службу Царскую....

Так служите-ж вы, сынки мои

Ненаглядные, верой -- правдою

Царству русскому!

 

Демьян Савельич. Э, полно, Борис... Не плачь не крушись! Они уж будут служить как следует, а вот лучше ты сослужи нам службу, тряхни-ко стариной на веселом сговоре! на-ка, выпей, да возьми балалайку и затяни, такую, чтоб все жилки заговорили!

 

Борис (сбрасывая кафтан). Эх! так и быть! давай! нужда пляшет, нужда скачет, нужда песенки поет!

 

(На голос: Шли наши ребята).

Сватался на девушке богатый старичок,

Сказывал-высказывал богачество свое:

"Будешь ты красавица со мной богато жить,

"Бархатны, глазетовы шугаечки носить!

Что-ж сказала девица, смотря на женишка

Думаю, подумаю, идти ль за старичка?...

С старичком богатеньким не весело жене.

С старичком житье-бытье плохое будет мне!

(Топнув ногою)

Убирайся, старый муж, мне нужен молодой!

Молодой, хорошенький, пригоженький собой!

Ах, люли! люли! люли, люшеньки мои!!

 

(Оркестр ускоряет темп, Борис и все пляшут, занавес падает).