Стихотворения

Автор: Юрьев Евгений Дмитриевич

Стихотворения.

 

 

Источник:

  1. РГАЛИ, ф. 2430 оп. 1 ед. хр. 1051
    Юрьев Евгений. Романсы для среднего голоса с ф-п. Слова Юрьева Е.: «Но лишь любите вы меня» (1-й лист) и «Молю, скажи хоть слово», исполнялись в оперетте «Цыганские песни», «Ноченька весенняя» и «К тебе». Начало 1900-х гг. 8 лл.
  2. РГАЛИ, ф. 1312 оп. 1 ед. хр. 3 «Тоска души», «Падучая звезда», «Призраки счастья», «Опущен занавес», «Разбойник — лиходей», «Песни о «змее», «Кто-то будет баюкать меня?» Тексты песен и романсов на музыку Е.Д.Юрьева. 16 сентября 1899 — июнь 1911 гг. 52 лл.

 

 

 

Увы (на мотив Мендэса)

Зорька рассвета, зорька заката…

Христос Воскрес Сияющий…

Какая-то струна в груди моей порвалась…

В новый год (1911)

Ты бедную алую розу сорвала…

Посв. Вяльцевой (Влюбленных в Вас бессчетно много…)

Когда-б я мог вернуть былое…

Романс (Я не паду пред тобой на колени…)

Кто-то будет баюкать меня?

Тоска по родине

*** (Как челн во тьме ночной…)

Волны

По травушке-муравушке…

О, Боже мой! Подай мне силы…

*** (Я ждал свидания с весною…)

*** (Загадка Бытия…)

Солнце красное, солнце ясное…

Тайна

Ночь. Под дымкою тумана…

Написано Боре Ледерс  по случаю отъезда

Кукуреку (юмористическая полька со словами)

Роща вешней зарей…

Беглый

Напрасны все твои упреки. (Ответ на романс «Уголок»)

Под звуки житейского шума, случайно…

* * * (Мне на части грудь скорбную рвет…)

Упорхнула пташечка голосистая…

Разбойник – лиходей. Былина

Эпиграмма (О, мать – натура! Всем она…)

Среди вседневной мелочности скучной…

Закат и разлука

На мотив Верлена

Огонек

* * * (Ночь темные тени срывает…)

Не грусти обо мне…

В эту дикую ночь вспомнил утро свое…

Когда-бы ты была моей сестрою…

Любовь, и надежда, и вера

Призраки счастья (романс)

Подснежник (романс)

Увядающая юность

Разлука

Тайна бытия (триолет)

*** (Нет в мире слаще упованья…)

У гроба

Нет! Не найти душе забвенья…

Я  жизнь свою прожил; не знаю зачем…

Тоска

Жизнь – ночь!… В ее тьме сокровенной…

Я-б Вас забыл… но чуждо мне забвенье…

Я всех любил, за всех страдал…

Я ждал свидания с весною…

Сколько неги любви и блаженств неземных…

Мольба

Я плакать хочу…. Склониться на грудь…

 

 

 

 

 

Увы

(на мотив Мендэса)

 

 

Однажды, от голода бледный,

Не зная приют где найти,

Упал человек – царь природы,

В слезах на тернистом пути…

«Увы!» — прошептал он, рыдая,

И в то-же мгновенье пред ним,

Очами, как молньей, сверкая,

Предстал Сатана….

Черный дым

Его покрывал пеленою,

И пламя змеилось кругом;

Глубокою мрачной тоскою

Все было обвеяно в нем…

«Что надо, о призрак ужасный?!»

«Я разве тебя призывал?!»

Так бледный, дрожащий, несчастный

Ему человек закричал.

«Уйди! Не вводи в искушенье,»

«Святым заклинаю крестом!»

— Ты звал! – «Лжешь ты, ада творенье!»

— Ты звал! – «Нет, клянуся Христом!»

— Не слово-ль «Увы» прозвучало,

Как шорох печальный травы?…

— «Да, я прошептал… но так что-же?»

— Мое это имя – «Увы»…

 

 

«Артист и Слово», №11 июнь 1910 г.

 

 

 

Зорька рассвета, зорька заката

 

I.

Лист…. Трепетанье

Зорьки рассветной

Звуки гитары,

Голос заветный…

Табор спокойно

Спит в отдаленьи…

Мы только двое

В сладком томленьи…

Не разгорайся,

Зорька рассвета!

Завтра разлука,

Тьма без просвета!

Не разгорайся

Зорька рассвета!

Ночь счастия эта

Вновь не придет…

 

II.

Лес… Трепетанье

Зорьки закатной

Листьев увядших

Шорох невнятный…

Струны гитары,

Вы отзвучали!

Дивные очи,

Вы отсияли…

Так разгорайся,

Зорька заката!

Все промелькнуло,

Все без возврата!

Так разгорайся,

Зорька заката!

Сердце объято

Мраком тоски…

 

 

«Артист и Слово», № 22-23, Декабрь 1910г.

 

 

 

 

Христос Воскрес Сияющий,

Мир гибнущий Спасающий

Любовью неземной, —

Воскресло все прекрасное,

Безгрешное и ясное

В моей душе больной…

Воскрес Он Торжествующий,

Жизнь вечную Дарующий,

Смерть злобную попрал; —

Воскресли реки, травушки,

Широкие дубравушки:

Христос жизнь даровал!…

 

 

«Артист и Слово», №7, Апрель  1911 г.

 

 

 

 

Какая-то струна в груди моей порвалась,

Какой-то звук навеки замолчал…

Надежда-ли моя последняя умчалась?

Любовь-ли я и веру потерял?…

Не знаю… но в душе и пусто, и тоскливо

Как в поле ночью осенью глухой…

И робкая мечта забилась сиротливо,

Куда-то в глубь, во мрак души больной…

 

 

 

Г. Вологда, 1910 г.  (вариант — Январь 1911 г.)

 

 

 

 

В новый год (1911)

 

 

Ставя крест былым ненастьям,

Позабыв боль старых ран,

Мы ликуем: с новым счастьем! –

О, двойной самообман:

Будто мы счастливы были,

И счастливы будем вновь:

Будто годы не разбили

Веру, грезы и любовь…

«С новым счастьем!» — дружно вторим

Мы друг другу, теша слух;

«С новым годом! С новым горем!» —

Грустно шепчет темный дух…

 

 

«Кинемаколор», №11, 5 января 1911 г.

 

 

 

 

Ты бедную алую розу сорвала,

Случайно пленявшую взгляд…

Она умирала, а ты же вдыхала

Волшебный ее аромат…

И жалко мне было (стало)

Погибнувшей розы,

Увяли ее лепестки…

Не так-ли и сердца

Цветущие грезы

Погибли от этой (милой) руки?!

 

 

«Кинемаколор», №11, 5 января 1911 г.

 

 

 

Посв. Вяльцевой

 

 

Влюбленных в Вас бессчетно много,

Как звезд на небе голубом, —

И поселились с властью Бога,

И поселились с властью Бога,

Вы в сердце трепетном моем…

………………………………………………………..

 

 

«Артист и Слово», 29 декабря 1910 г., №10

 

 

 

Когда-б я мог вернуть былое,

Вернуть забытую любовь,

Я-б отдал счастие земное,                          Bis

И крест страданий нес бы вновь

 

К твоим стопам припав в волненьи,

Глядя на милые черты,

Я-б все простил без размышленья,             Bis

Чтоб лишь со мной осталась ты…

 

29 декабря 1910 г., №10

 

 

 

 

Романс

 

 

Я не паду пред тобой на колени

И с поцелуем к тебе не склонюсь…

Но в час ночной, когда лягут в круг тени,

Я за тебя помолюсь…

……………………………………………………

Кругом легли ночные тени;

Все сон глубокий осенил…

Лишь я не сплю. Склонив колени,

Молюсь, чтоб Бог тебя хранил;

Хранил от зла, хранил от горя,

От дел и помыслов дурных;

От бури жизненного моря,

От искушений всех земных…

И улетают все сомненья,

Как мимолетные мечты…

И верю я, мои моленья

Услышит Бог – почуешь ты!…

……………………………………………………

Я не паду пред тобой на колени

И с поцелуем к тебе не склонюсь…

Но в час ночной, когда лягут в круг тени,

Я за тебя помолюсь…

 

 

«Кинемаколор», №10, 29 декабря 1910 г.

 

 

 

 

Кто-то будет баюкать меня?

Посв. Варе Паниной

 

1.

Волны плещут во мгле, все ласкаясь к земле;

Где-то грустно мерцает звезда,

Золотая звезда…

Помню: песенки мне пела мать в тишине…

Не баюкать теперь никогда,

Не ласкать никогда!

 

2.

Ветер листья срывал, за окном бушевал;

Из-за тучи мерцала звезда,

Золотая звезда….

Как ребенка тебя я баюкал, любя…

Не баюкать теперь никогда,

Не ласкать никогда

 

3.

Море дремлет во мгле, и прильнуло к земле;

Где-то нежно мерцает звезда,

Золотая звезда…

Сердце бьется в груди… погоди, погоди:

 

  1. (вариант от руки)

Море дремлет во мгле, и прильнуло к земле;

Звезды светят к покою маня,

Всех к покою маня…

О былом я грущу и в слезах трепещу…

Кто-то будет баюкать меня,

Приласкает меня?…

 

 

«Кинемаколор», №9, 24 декабря 1910 г.

 

 

 

Тоска по родине

 

 

О край родной! Тебе я шлю привет!

В тебе мой рай, блаженство юных лет!…

На крыльях грез к тебе стремлюся я,

О, край родимый мой! О, родина моя!…

Все, что люблю, чему молюсь,

Сокрыто там, в дали твоей;

И я тоскую, я томлюсь,

И слезы льются из очей…

О, сердцу милые! Где вы?…

Храните ль память обо мне?

Ах, горько, тяжко жить, увы,

На чужедальней стороне!…

Усталой, бедной головы

Склонить здесь негде, негде мне!…

Ах, горько, тяжко жить, увы,

На чужедальней стороне!…

 

 

 

***

 

 

Как челн во тьме ночной,

Душа качается в житейском море…

Добро и зло, и радости, и горе –

Волна сменяется волной…

И год за годом, так

Она плывет, по воле ветра Рока,

Туда, туда, неведомо далеко

Где светит вечности Маяк…

 

 

г. Вологда, январь 1910 г.

 

 

 

Волны.

 

 

Как волнам не любить родное море,

Ласкающее в радостных объятьях?

В его безбрежном голубом просторе

Дано не знать о ласках и проклятьях

Людей земли, мятущихся безумно

В пылу страстей, сжигающих огнем.

На торжище земном, волнуясь шумно,

На брата брат подъемлет длань с мечом;

Струится кровь алеющим потоком,

Пятная злобой кроткие уста,

А над темнеющим в ……. Высоком

Горит, как ……, предвестница Христа….

Как ….. лучистая свой свет чудесный

Любовью ….., что ласковая мать…

И волнам-ли, скажи, свой цвет небесный

На цвет преступной крови променять?

 

 

 

По травушке-муравушке

Шел юный пастушок,

Красавице – разлапушке

Нес аленький цветок.

 

 

Вологда, 28 мая 1911 г.

 

 

 

О, Боже мой! Подай мне силы

Болезни тяжкий крест нести…

Не открывай мне мрак могилы

На неоконченном пути.

 

 

Вологда, Декабрь 1910 г.

 

 

 

***

 

 

Я ждал свидания с весною

Она была моя мечта!…

Отрадой нежно-неземною

Дышали милые уста.

Журчали ласковые струи,

Благоухали так поля…

В заветном сладком поцелуе

С весной цветущей слился я…

 

 

Вологда, 2 апреля 1911 г.

 

 

 

***

 

 

Загадка Бытия,

И Милости, и Гнева, —

Смирись, душа моя!

Будь кроткою, как дева!

Сомкни свои уста

В молитвенном смиреньи;

Все в жизни – суета,

Пустое новожденье.

 

 

Вологда, 1911 г.

 

 

 

Солнце красное, солнце ясное,

Бью челом тебе, земно кланяюсь!

С лаской нежною, безмятежною

Ты пригрей меня, приголубь лучом!

Тает силушка – и могилушка

Заградила мне путь дороженьку…

Солнце красное, солнце ясное!

Попрощаемся, поцелуемся!…

Все чистейшее и нежнейшее

Что всегда в груди словно клад храним

Все заветное, все приветное

В поцелуй вдохну я прощальный свой…

Миру, миру здешнему

Передай его, друг мой, солнышко!

В знак смирения, примирения,

И любви ко всем, неземной любви!…

 

 

Вологда, 1911 г.

 

 

 

Тайна

 

 

Кого люблю – о том шепну цветам…

Они навек сокроют тайну грез

И не поведают бесчувственным сердцам,

Кому я душу нежно в дар с молитвою принес.

Ее очей небесные огни –

Я схороню в серебряной пыли

Лазурных волн морских…

И отразят они,

И унесут мечту далеко от земли.

 

 

 

Ночь. Под дымкою тумана

Лес таинственно молчит;

Вдалеке, из ресторана,

Бурно музыка звучит.

 

Припев:

И бубенцы в лесу звенят,

Как будто смехом рассыпаясь…

Лишь на заре они звучат,

Как будто плачем заливаясь.

 

 

 

 

Написано Боре Ледерс  по случаю отъезда

 

 

Путь далекий предстоит…

Вперед, с надеждой упованья

Пусть Бог тебя, Борис, хранит!

Друг дорогой мой, до свиданья!

 

 

 

 

Кукуреку (юмористическая полька со словами)

 

1.

Жил был Петя – петушок

Кукуреку (Bis)

Золотой гребешок

Кукуреку (Bis)

Как то раз

В поздний час

Он красотку повстречал;

Лишь взглянул, —

Страсть вдохнул, —

Сердце ей очаровал!

Строить куры мастер был,

Кукуреку (Bis)

Женщин всех с ума сводил!

Кукуреку (Bis)

Робость, нежность, тайный страх… Ах!

Потемнение в очах! Ах!

Сердце бьется сильно так… Так!

Как часы звучит «тик-так»… Так!

 

2.

За красоткой он идет,

Кукуреку (Bis)

Свою песенку поет

Кукуреку (Bis)

Уж она

Влюблена,

Изгибает томно стан;

Пара слов –

И готов

Упоительный роман.

Ночь… Отдельный кабинет.

Кукуреку (Bis)

Петя с нею tete-a-tete

Кукуреку (Bis)

Петя! Друг мой дорогой! Ой!

Что ты делаешь со мной?! Ой!

Я тебе открою тай! Ай!

Лишь целуй меня, ласкай! Ай!

 

3.

Где ты, Петя-петушок?

Кукуреку (Bis)

Где, красотка, твой дружок?

Кукуреку (Bis)

Ах! Она

Уж одна

Ах! Вспоминает про любовь.

Дивный сон!…

Больше он

Не приснится сердцу вновь!

Ночь… Она еще не спит,

Кукуреку (Bis)

Над цыпленочком стоит

Кукуреку (Bis)

Мой цыпленок, не глупи! Пи!

Спи, цыпленок милый, спи! Пи!

О, мой Петя дорогой! Ой!

Как мне дорог образ твой! Ой!

 

 

 

 

Роща вешней зарей…

 

 

1.

Роща вешней зарей

Зашепталася,

Как в ней дева с дружком

Миловалася…

Как в объятьях она

Замирала в тиши;

Как он клятву давал

Век любить от души…

 

2.

А под осень, с тоской

Все березыньки

Зашептались, что льет

Дева слезвньки…

Долго – долго в тиши

Тосковала она…

А что стало потом, —

Рассказала волна.

 

 

Вологда, 12 января 1911 г.

 

 

 

Беглый.

 

1.

В угрюмой глубине лесной

Зловещий слышан звук цепей,

И будит он покой ночной

Печальной песнею своей.

С котомкой жалкой за спиною,

С ножом за поясом шагал

Беглец усталою стопою:

Он с долгой каторги бежал.

 

2.

Вот вспомнил он свой край родной,

Своих сестер, отца и мать,

И как с женою молодой

Он стал без горя заживать.

Потом пришлось идти в солдаты

И на чужбине дальней жить;

Вдали своей родимой хаты

Он стал томиться и грустить.

 

3.

Прошли года, как тяжкий сон;

Вернулся он в село домой…

О, как бедняга, замер он,

Завидя милый кров родной!…

Стучит – никто не отворяет,

Лишь слышен лай собаки злой.

Тогда он в двери ударяет

Своей могучею рукой.

 

4.

Горя желаньем молодуху

Свою увидеть поскорей,

Зажег он свет – и что есть духу

Вдруг закричал, снегов белей:

Так вот ты как! Ты друга мила

Себе, злодейка, завела!

Так пропадай же с ним в могилу! –

И кровь палати залила…

 

 

 

Напрасны все твои упреки.

(Ответ на романс «Уголок»)

 

1.

Напрасны все твои упреки,

Я все в ночь эту искупил!…

Молю, прочти ты эти строки,

Пойми, как я тебя любил…

Давно влачил я жизни долю

Под гнетом цепи золотой;

Давно я продал жизни волю, —

Когда друг встретился с тобой…

 

2.

О, верь: не жажда поцелуя

К  тебе влекла, не страсти зной;

Я полюбил, себя чаруя

Мечтою чистою, святой…

Увы! Не мог я, раб усталый,

Цепь роковую разорвать!…

Угас луч грезы запоздалый,

Покрыла душу тьма опять…

 

3.

Ночь к счастью, к неге призывала

Шептался нежно ветерок;

А надо мною смерть витала:

Ведь, без тебя я жить не мог!

Прости, за все признанья эти,

Прости, что не пришел тогда…

Меня уж нет на белом свете:

Ушел, любя, я навсегда!

 

 

 

 

Под звуки житейского шума, случайно,

Пред вами рабом я смущенным предстал.

И сердцу знакомую с издавна тайну

В сияньи невинных очей прочитал.

Теперь я не волен забыть то мгновенье,

Мелькнувшее быстро, как вольная птица…

Возможно-ли бросить прочь сказку без чтенья,

Когда нам знакома одна хоть страница.

 

 

14 февраля 1900 г.

 

 

 

* * *

 

 

Мне на части грудь скорбную рвет

Как помыслишь – облитое кровью

Сердце, словно лист в бурю, дрожит.

О, когда же вражду и злословью,

Что подобие Бога темнит

Столь желанный конец

Здесь настанет.

Слез людских осушатся моря,

И бороться мир злобно устанет?

Ночь темна… А близка-ли заря?!

 

 

18 июня 1900 г.

 

 

 

Упорхнула пташечка

Голосистая!

Упорхнула ясная,

Моя чистая!

Песня звонкая

Не раздастся вновь!

Мрак безсолнечный

Не зажжет любовь!

Все-то в даль гляжу,

Думу думаю,

И ее ищу

Неугрюмую.

Тщетно сердце к ней

Ты прибегнуло;

Не вернуть того, что исчезнуло.

 

 

24 августа 1900 г.

 

 

 

Разбойник – лиходей.

Былина.

 

1.

О чем шумишь ты, старый бор?

О чем ведешь свой разговор? –

Да вспомнил тут я быль одну,

Седую вспомнил старину…

 

2.

Жил-был разбойник лиходей,

Гроза проезжих всех людей;

С бесстрашной шайкой удальцов

Бояр он грабил и купцов.

 

3.

Так время шло за годом год,

Он все страшил честной народ.

И покарал его Творец

За все злодейства, наконец.

 

4.

Боярин с дочкой проезжал;

Он с шайкой на него напал,

Убил боярина, а дочь

С собой увез в ту темну ночь…

 

5.

Вот вводит он ее в шатер,

Кидает свой орлиный взор,

И в деве чудной красоты

Он узнает свои черты…

 

6.

Когда-то он дворовым был,

Собой боярыню пленил;

Старик узнал. От мести злой

Бежал он к шайке удалой —

 

7.

Так пролетал за часом час,

Он не спускал с красотки глаз…

Смотрел и в горести молчал;

Вдруг грубый голос прозвучал:

 

8.

Дай слово молвить, атаман…

Пора на пир красотку в стан!

Но закричал разбойник – вор:

Не дам ее вам на позор!…

 

9.

И острый нож, что было сил,

Своей он дочке в грудь вонзил,

И простонал, как дикий зверь:

Бери ее! Бери теперь!

 

 

 

Эпиграмма.

 

 

О, мать – натура! Всем она

Страшна, как эпиграмма:

И под личиной демона

Откроет душу хама!

 

 

9 марта 1901 г.

 

 

 

 

Среди вседневной мелочности скучной,

Среди страстей, туманящих сердца,

Жизнь тянется, как сказкою докучной,

Известной всем с начала до конца.

Погружены в расчет, как в лед холодный,

Гася в груди священный жар огня,

Плетутся все… И сытому голодный

Так чужд, далек… Чужих мук не ценя,

Лишь о себе, о личном счастье грезы

Лелеет каждый в жизненной борьбе;

Как в дни весны жестокие морозы,

Мы забываем в счастье о судьбе

Бессчетных «униженных, оскорбленных»,

Чьи стоны несмолкаемо звучат

И чьим мелькает в ответ незамедленный

Казалось бы, и камни возопят!

С мгновеньем, с мигом каждым безучастней

И глуше к человеку человек;

Стремясь свою лишь сделать жизнь прекрасной,

На гнев других он не подъемлет век.

И как велик удел: со скорбью сжиться…

Заставить мощной властию своей

Сердца толпы в одних слезах забиться,

Исторгнуть слезы из очей!

 

 

14 ноября 1900 г.

 

 

 

Закат и разлука.

 

 

День умирает…. Отблеск унылый

Тусклого солнца в небе дрожит;

Мы расстаемся… Образ твой милый

В жгучих слезинках горит.

Солнце погасло… —

С нежным участьем

Шепчешь ты тихо – «Так суждено!» —

Сердце не бьется: с жизнью и счастьем,

Плача, простилось оно.

 

 

Павловск, 9 августа 1903г.

Напечатано в газете «Голос Севера», 1 октября 1906 г., Архангельск

 

 

 

На мотив Верлена

 

 

Усталую память окутал туман;

Взор меркнет печальный, овеянный мглой….

Где зло, где добро? – я не вижу, слепой…

Спит сердце и совесть… —

О, грустная повесть!

Из стороны в сторону, как колыбель

Над темною бездной качает слегка

Меня неизвестная чья-то рука

Темнеет сознанье… Молчанье, молчанье!

 

 

г. Ораниенбаум, июль 1906 г.

Напечатано в газете «Голос Севера», 28 сентября 1906 г., Архангельск

 

 

 

Огонек.

 

 

В сумерках души

Светит огонек

И горит в тиши

Нежный, как цветок…

То – воспоминанье

О минувшем счастьи!…

То очей сиянье

Полное участья…

Все, что сердце знает

Чистого на свете, —

В тех очах сияет

В ласковом привете.

И мерцают очи, —

Усыпляя горе, —

Как маяк средь ночи

Жизненного моря.

В сумерках души

Светит огонек.

И горит в ночи

Нежный, как цветок…

 

 

г. Иркутск, 16 июня 1903 г.

Напечатано в газете «Голос Севера», №59, 7 ноября 1906 г., Архангельск

 

 

 

* * *

 

 

Ночь темные тени срывает

В печальных нарядах простых,

Архангел покров одевает

На небо светил золотых…

Мне вспомнилось небо иное

В любимых когда-то очах;

Померкло на-веки родное,

Не светится в звездных лучах.

 

 

 

 

«Не грусти обо мне:

И в дали я с тобой!» —

Твой портрет на стене

Шепчет мне как живой.

 

 

г. Вологда, 1909 г.

 

 

 

 

В эту дикую ночь вспомнил утро свое –

И терзает тоска, не зальешь ты ее!

Три жемчужинки мне украшали чело:

Юность, Вера, Любовь! Но теперь все прошло!

Три слезинки тайком покатились в бокал…

Юность, вера, любовь! – я прости вам послал.

 

 

г. Вологда, июнь 1909 г.

 

 

 

 

Когда-бы ты была моей сестрою,

Тебя-б ласкал я, юный мой дружок. –

Так нежный свет, закатною порою,

С закатной лаской льется на цветок.

Тебя-б ласкал я в светлом упоеньи

Отрадной близостью живительной весны.

Всему печальному настало-бы забвенье,

О всем отрадном я-б увидел сны.

 

 

 

 

Любовь, и надежда, и вера

Давно безвозвратно умчались,

Как сон, как пустая химера…

Одна мне лишь…. Мэри осталась!

 

 

Санкт-Петербург, зима 1905 г.

 

 

 

Призраки счастья (романс)

 

1.

Ты не верь в любовь,

Сердце молодое!

Не волнуй мне кровь,

Дай мне жить  в покое…

Сердце-ж мне в ответ:

Жизнь – мираж, несчастье…

В мире счастья нет!

Призраки лишь счастья!

 

Припев:

Лови же скорее

Все призраки счастья!

Ласкай горячее

В забвении страсти…

Поверь всем обманам,

Всем сказкам любви,

Волшебным туманом

Дыши и живи.

 

2.

Прочь сомненья! Прочь!

Счастья тень не вечна…

Будем жизни ночь

Коротать беспечно!

Пусть сияет свет,

Льются звуки страсти….

В мире счастья нет

Призраки лишь счастья…

 

Припев.

 

 

Вологда, июль 1910 г.

 

 

 

 

Подснежник (романс)

 

1.

На заре ароматной весны

Мы с тобою по полю брели,

Чувством нежным и страстным таким,

Но поведать о нем не могли…

Ты подснежник с улыбкой сорвал/смеясь, сорвала

С тайным трепетом в юной крови;

С поцелуем его мне подал/ подала:

Вот подснежник весны и любви.

 

Припев:

Подснежник мой!

Цветочек дорогой!

Ты – радость грез,

Ты мне милей всех роз!

 

2.

Много, много прекрасных цветов

Мы в полях собирали потом;

Много ласк огневых, нежных слов

Мы дарили друг другу тайком…

Но с каким замираньем в крови

Вспомнишь поле и шум вешних струй,

И подснежник весны и любви:

Первый цвет, первый наш поцелуй.

 

 

 

 

Увядающая юность.

 

 

Дождь осенний в сердце льется…

Юность увядает…

Песнь прощальная несется,

Грустно замирает…

И склоняюся, бледнея,

С горькою тоскою

Я над юностью своею

Милой, дорогою…

Увядает, увядает

Бледный мой цветочек!…

Улетает, улетает

Белый голубочек!…

 

 

Вологда, 19 октября 1905 года.

 

 

 

 

Разлука.

 

 

Снова старый сад оденется листвою,

И под вздохи ветра тихо зашумит;

Аромат сирени сладкою струею

В воздухе польется, сердце оживит…

В сумраке прозрачном вешней ночи томной,

При луне печальной – как она, бледна, —

Снова побредешь ты по аллее темной

Тихими шагами… снова! – но одна…

 

 

Владивосток, 4 апреля 1903 г.

Напечатано в газете «Голос Севера», №54 от 1  ноября 1906 г., Архангельск

 

 

 

 

Тайна бытия (триолет)

 

 

Слезы людские льются дождем,

Счастье земное дымом плывет…

Страшною тайною дышет кругом!…

Слезы людские льются дождем

Каплию тонут в море земном…

Все исчезает – море живет!…

Слезы людские льются дождем,

Счастье земное дымом плывет…

 

 

Вологда, 5 октября 1905 г.

 

 

***

 

 

Нет в мире слаще упованья,

Чем упованье на Христа!…

Нет в мире горшего страданья –

Нести крест жизни без Христа!

 

 

Вологда, 25 апреля 1907 г.

 

 

 

 

У гроба.

 

 

Тебе на гроб все дарят розы, —

Так много, много чудных роз!…

А я… лишь слезы

Тебе принес!…

 

 

Вологда,   19 октября 1905 г.

 

 

 

 

 

Нет! Не найти душе забвенья,

Ее, как Бога, не забыть!

Летит к ней песнь и песнопенье

Летит как к небу… Жизнь нить

И задрожу и встрепенуся,

Хоть если в шутку та рука

Одним движеньем прикоснется,

Мила, прекрасна и легка…

Ее речам внимая, мнится

Весенних листьев трепет мне,

И сердце жаждет помолиться

Навек утраченной весне.

Сомненьем,  холодом, тоскою,

Как……… я дышу… — Зачем

Увидет я с больной душою

Юг, солнце и весны ждем?!…

 

 

18 декабря 1907 г.

 

 

Я  жизнь свою прожил; не знаю зачем

Губя золотые годы…

Я призракам счастья пожертвовал всем,

Но счастья не знал никогда!

Душа истомилась, как тяжко больной,

Томительно стонет она,

Но видно, в могиле

Лишь вкусит покой,

А здесь – мука ей суждена.

Я сам виноват, мне так суждено, —

Глядеть бесполезно назад.

Путь жизни вдали потерялся давно,

В ту даль невозможен возврат.

Так дайте ж забыться, не надо будить.

Ни чувств задремавших, ни дум,

Чтоб медленной шуткою мне не томить

Несчастное сердце и ум.

Я чую: уеду к чужой стороне,

Безвестный для мира всего,

Никто не вспомянет, как друг обо мне,

Да я не стою того.

Я жизнь свою прожил;

Не знаю зачем

Златые годы погубил…

Я призракам счастья пожертвовал всем

И горькую чашу испил.

 

 

Вологда, 9 апреля 1909 г.

 

 

 

Тоска.

 

 

Как птица, мне очи тоска осенила,

Холодным и черным крылом;

Живящее солнца от взора закрыла,

И грустно брожу я слепцом!…

Я помню могучего солнца сиянье,

Я помню и счастья цветы…

А голос, насмешливый голос сознанья, —

Звучит: не увидишь их ты!

Но бедное сердце все-ж будет молиться,

Все кровью в мольбе изойдет,

Чтоб хоть перед смертью очам проясниться,

И солнца увидеть восход…

 

 

Вологда, 14 июня 1909 г.

 

 

 

 

Жизнь – ночь!… В ее тьме сокровенной

Путь вьется в даль, в немую даль…

И дышет эта ночь изменой;

Обман в ней дышет и печаль…

Чье-ж сердце век любви звездою

Нам путь осветит до конца?…

То сердце матери святое!

Святое сердце то отца!

 

 

Вологда,  22 июня 1909 г.

 

 

 

 

 

Я-б Вас забыл… но чуждо мне забвенье

Оно покоя мне не принесет!…

А помнить Вас – для сердца упоенье!…

И образ Ваш в нем вечно все живет!…

Я-б Вас забыл… Но жить, забыв душою

Сиянье солнца, аромат цветов, —

Тяжелый сон под крышкой гробовою,

Позорный плен под тяжестью оков…

Я-б Вас забыл… Но что-же мне забвенье,

Оно не даст покоя, счастья мне!

А Вы меня – забыли, без сомненья…

На что, на что (от руки – «зачем») Вам память обо мне?

 

 

5 июня 1909 г.

 

 

 

 

Я всех любил, за всех страдал, —

И никому меня не жаль…

А я все лучшее-б отдал

За разделенную печаль.

Голубка милая моя!

От жизни бурь, от жизни гроз

Ты сердце мне умчи в края,

Где нет шипов у дивных роз…

Где яркий свет любви блестит

Звездой небесной золотой;

Где лес волшебный шелестит,

А все обвеяно мечтой.

Я всех любил, за всех страдал, —

И никому меня не жаль…

А я все лучшее-б отдал

За разделенную печаль.

 

О, пусть они прильнут с тоскою

К тебе, мой нежный друг, на грудь:

Шепнут с горячею мольбою

Одно лишь слово: не забудь.

И если ты, моя родная

Их поцелуешь – о, тогда

Мне прозвучит, как весть святая:

«Не позабуду никогда!»

 

 

Ораниенбаум, июль 1905 г.

 

 

 

 

Я ждал свидания с весною

Она была моя мечта!…

Отрадой нежно-неземною

Дышали милые уста…

Журчали ласковые струи,

Благоухали как поля…

В заветном сладком поцелуе

С весной цветущей слился я…

 

 

Май 1911 г.

 

 

 

 

1.

Сколько неги любви и блаженств неземных

В ласках пламенных твоих,

Ангел мой дорогой!…

Позабыв целый свет,

Я готов все глядеть

Только не одну тебя!

Умереть готов, любя!

Пойми, пойми: тебя люблю всем сердцем!

Ты жизнь моя надежда и мечта!

 

2.

Ты печальна, бледна –

Взор сияет в слезах…

И сжимает тайный укор

Сердце мне в тишине!…

Неужель эту грусть вызвал я чем нибудь?

О, не плачь же, улыбнись

И ко мне на грудь склонись!…

Скажи, скажи: твоя всегда, навеки!

Ты жизнь моя, надежда и мечта!

 

 

Санкт-Петербург, 31 октября 1904 г.

 

 

 

 

Мольба.

 

 

Я знаю: нет возврата к счастью!

Пылала страсть, как свет зари…

Но ты, но ты хоть из участья,

Не говори, не говори…

Не долго ждать … Меня в объятья

Давно могила ждет – взгляни

Так задержи в душе проклятья;

Когда умру – тогда кляни!

Заходит солнце. Чрез мгновенье

Зайдут последние лучи….

Но ты, хотя из сожаленья

Не говори! Молчи, молчи!…

Что нежность ненависть сменила

Что хоть слеза любви былой, —

Не говори! – молю уныло,

Молю с глубокою тоской…

Не растравляй мои мученья!…

Едва блеснут лучи зари –

И я умру… Имей терпенье!

А нет его – так говори!

 

 

Санкт-Петербург,   октябрь 1904 г.

 

 

 

 

Я плакать хочу…. Склониться на грудь,

Весь выплакать душу больную,

Чтоб ласковый голос шептал мне: забудь

Кручину – тоску роковую!…

Верь: солнце взойдет! Могучим огнем

Развеет все тени печали, мученья,

И ночка страданья, радости днем

Осветится в эти мгновенья!… –

Ах, нет! Не взойдет оно для меня!

Лучи на меня не прольются…  (*)

На сердце холодная ночь без огня,

И слезы дождем тихо льются.

 

 

(*) Вариант строки: Вновь светлые дни не вернутся.