Анимизм и спиритизм

Автор: Аксаков Александр Николаевич


   Александр Аксаков

Анимизм и спиритизм

Критическое исследование медиумических явлений и их объяснение гипотезами

«нервной силы», «галлюцинации» и «бессознательного»

В ответ Э.ф.Гартману

  
  
   Содержание:
   Предисловие к немецкому изданию
   Предисловие к первому русскому изданию
   Вступление
   Глава I. Материализация
   А. Несостоятельность галлюцинаторной гипотезы Гартмана с точки зрения фактической
   а) Материализация чувственно невосприемлемых объектов. — Трансцедентальная фотография.
   ч.1 — ч.2 — ч.3
   б) Материализация и дематериализация чувственно восприемлемых объектов
   1. Материализация и дематериализация предметов неодушевленных
   2. Материализация и дематериализация человеческих форм. — Логическая несостоятельность
   галлюцинаторной теории Гартмана в связи с его гипотезой нервной силы
   3. Получение парафиновых форм с материализованных органов
   4. Дальнейшее получение парафиновых форм с материализованных органов
   ч.1 — ч.2 — ч.3 — ч.4 — ч.5
   Б. Несостоятельность галлюцинаторной гипотезы г. Гартмана с точки зрения теоретической
   Глава II. Физические явления
   Глава III. Умственное содержание сообщений
   Исследование коренного вопроса в спиритизме: есть ли в нем такие явления, которые для объяснения своего требуют допущения причины, находящейся вне медиума
   I Явления, противные воле медиума
   II Явления, противные убеждениям медиума
   III Явления. противные характеру и чувствам медиума
   IV Сообщения, коих содержание выше умственного уровня медиума
   V Медиумизм грудных и маленьких детей
   VI Речь на языке, медиуму неизвестном
   VII Различные явления смешанного характера
   VIII Сообщение фактов, не известных ни медиуму, ни присутствующим: ч.1 — ч.2
   IX Сообщения от личностей, совершенно не известных ни медиуму, ни участникам сеанса
   X Передача сообщений на большие расстояния
   XI Перенос вещей на большие расстояния
   XII Материализация
   Глава IV. Гипотеза духов
   А. Анимизм — внетелесное свойство живого человека как переходная ступень к спиритизму
   I Внетелесное действие живого человека, выражающееся в явлениях психических (факты
   телепатические — восприятие впечатлений на расстоянии)
   II Внетелесное действие живого человека, выражающееся в явлениях физических (факты
   телекинетические — движения предметов на расстоянии)
   III Внетелесное действие живого человека, выражающееся в появлении его образа (факты
   телефанические — явления двойников)
   IV Внетелесное действие живого человека, выражающееся в появлении его образа с
   некоторыми атрибутами телесности (факты телепластические — явление телесности
   на расстоянии)
   Б. Спиритизм — медиумическое проявление отшедшего человека как дальнейшая ступень анимизма
   I Самоличность отшедшего, доказанная сообщениями на его родном языке
   II Самоличность отшедшего, доказанная сообщениями отличающимися складом речи
   или особенными выражениями, ему свойственными, полученными в отсутствие лиц,
   его знавших
   III Самоличность отшедшего, медиуму не известного, доказанная сообщениями,
   написанными его прижизненным почерком
   IV Самоличность отшедшего, доказанная сообщением от него, исполнением разных
   подробностей, до его жизни касающихся, и полученным в отсутствие лиц, знавших его
   V Самоличность отшедшего, доказанная сообщением фактов, которые могли быть
   известны только ему самому или могли быть только им самим сообщены
   VI Самоличность отшедшего, доказанная сообщениями, не самопроизвольными, как
   предшествующие, но вызванными прямым обращением к самому отшедшему и
   полученными в отсутствие лиц, знавших последнего
   VII Самоличность отшедшего, доказанная сообщениями, полученными в отсутствие лиц,
   знавших его, и обнаруживающими психические состояния или физические ощущения,
   свойственные отшедшему
   VIII Самоличность отшедшего, доказанная появлением его земного образа
   Несколько заключительных слов
   Перечень спиритических гипотез по Гартману
   Последние новости
  
  
  

  

Предисловие к немецкому изданию

   Закончив наконец свой четырехлетний труд, я считаю небесполезным сказать моим читателям, буде таковые найдутся, несколько пояснительных слов.
   Г.Гартман написал свое сочинение о спиритизме, посвященное построению теории для объяснения его явлений, единственно на основании условного признания их реальности, то есть предположения, что они действительно таковы, как о них повествуется в спиритизме. Поэтому общая цель моего труда и не состояла в том, чтобы доказывать и отстаивать во что бы то ни стало реальность медиумических фактов, но в том, чтобы приложить к их объяснению критический метод, придерживаясь правил, указанных Гартманом. Эта работа, следовательно, сводится к разрешению алгебраического уравнения с неизвестными величинами условного достоинства.
   Только первая глава, трактующая о материализациях, отличается в этом отношении от остального, ибо тут Гартман признал реальность явления только в смысле субъективном или психическом как галлюцинацию, а для признания объективной его реальности требовал некоторых экспериментальных условий, которые я и старался соблюсти.
   Итак, мне нечего заниматься защитою фактов ни перед спиритами, которые в них не сомневаются, ни перед неспиритами, которые отрицают их a priori, ибо речь идет не о фактах, а о способах их объяснения. Я нахожу необходимым выяснить эту постановку дела на первых же порах, дабы мои критики не из спиритического лагеря, если таковые найдутся, не сбились в сторону, накидываясь, по обыкновению, на невозможность, чудесность, обман, самообман и т.д. Что же касается критики, которая пожелала бы заняться ошибками в приложении метода, то она будет для меня весьма желанной.
   Ввиду сказанного, ближайшая цель моего труда была в том, чтоб рассмотреть: действительно ли исчерпывается вся совокупность медиумических явлений теми принципами толкования, которые предложены Гартманом? Действительно ли они достаточны, чтобы представить для всех этих явлений так называемое Гартманом «естественное объяснение», столь же простое, как и рациональное? Или проще: раз объяснительные гипотезы Гартмана приняты, предстоит ли еще какая надобность в спиритической?
   А гипотезы, предлагаемые г. Гартманом, очень смелы, очень широки и произвольны, напр.:
   Нервная сила, производящая вне человеческого тела действия механические и пластические.
   Галлюцинация, с подкладкой этой самой нервной силы и также производящая действия физические и пластические.
   Скрытое, бессознательное сомнамбулическое сознание, присущее нормальному состоянию субъекта и почерпающее в умственном содержании другого человека посредством чтения мыслей все его настоящее и прошедшее.
   И наконец, это самое сознание, располагающее, также при нормальном состоянии субъекта, такою способностью ясновидения, которая приводит его в сношение с абсолютом и, следовательно, дает ему познать все бывшее и грядущее.
   Надо признаться, что с факторами столь могущественными, из коих последний положительно «сверхъестествен», или «метафизичен» (что признает и сам Гартман), -борьба крайне трудна. Но надо отдать справедливость и Гартману: он пытался и сам представить условия и установить пределы, в которых каждая из этих гипотез приложима.
   Итак, моя задача состояла в том, чтоб рассмотреть: нет ли таких явлений, которые, будь гипотезы Гартмана и им самим для них установленные условия и границы приняты, все-таки не поддаются объяснению посредством этих гипотез?     Доказал ли я свой тезис, утверждая, что подобные явления существуют, — решать не мне.
       Заинтересовавшись спиритическим движением с 1855 года, я не переставал изучать его во всех его подробностях — во всех частях света и во всех литературах. Первоначально я принял факты на основании свидетельств других людей; только в 1870 году довелось мне присутствовать на первом сеансе в частном кружке, мною самим устроенном; я нисколько не удивился, увидавши, что факты были действительно таковы, как их описывали другие; я получил глубокое убеждение, что в этих фактах, как и во всем существующем в природе, мы имеем непоколебимую основу, твердую почву для созидания новой науки о человеке, обещающей, быть может, в далеком будущем разрешение проблемы его бытия. Я сделал все находившееся в моей власти для распространения этих фактов и для привлечения к их изучению внимания мыслителей, свободных от предрассудков.
   Но покуда совершалась эта внешняя работа, внутренняя шла своим чередом. Я думаю, что всякий благоразумный наблюдатель при первом своем знакомстве с этими явлениями поражается двумя бесспорными фактами: явным автоматизмом спиритических сообщений и, весьма часто, столь же явною лживостью их содержания; великие имена, коими они зачастую подписываются, суть лучшие доказательства, что эти сообщения не то, за что они себя выдают; точно так же и в простых физических явлениях вполне очевидно, что они тоже происходят без всякого сознательного участия медиума (т.е. автоматичны) и ничто в самом начале не оправдывает предположения о вмешательстве так называемых «духов». И только впоследствии, когда некоторые явления умственного порядка заставляют нас признать участие разумной, вне медиума находящейся силы, забываешь о своих первых впечатлениях и относишься с большим снисхождением к спиритической гипотезе. Собранные мною материалы чтением и опытом были громадны; но разгадки для них не было. Напротив, с годами все слабые стороны спиритизма становились ярче и только нарастали: пошлость сообщений, бедность их умственного содержания (даже когда и нет прямой пошлости), присущий им характер мистификации и лживости, капризность физических явлений, в особенности когда дело доходит до положительного опыта, легковерие, увлечения и шовинизм спиритов и спиритуалистов и, наконец, обман, который вторгся вместе с темными сеансами и материализациями и в котором мне пришлось удостовериться не только путем литературным, но и личным опытом, в сношениях моих с профессиональными медиумами, даже самыми известными. Словом, масса сомнений, возражений и смущающих обстоятельств всякого рода только усугубляла трудности проблемы. Под впечатлением минуты, увлекаясь какой-нибудь аргументацией, мысль переходит от одной крайности в другую, до сомнения и отвращения самого глубокого; впадая в одностороннее суждение, часто забываешь все, что говорит в пользу предмета, чтоб видеть только то, что против него. Занимаясь этим вопросом, я весьма часто вспоминал о великих иллюзиях, пережитых человечеством в течение своей умственной эволюции: начиная с неподвижности земли и движения солнца и кончая целым рядом иллюзий в области наук отвлеченных и положительных, я спрашивал себя, не суждено ли спиритизму быть последней из этих иллюзий? Поддаваясь отталкивающим впечатлениям, легко было упасть духом, если б не было у меня, с другой стороны, более веских доводов — целого ряда бесспорных фактов, имеющих для отстаивания своего существования — всемогущего защитника — самое природу.
   В этом громадном материале фактов, наблюдений и мыслей я давно желал разобраться. Поэтому я глубоко благодарен г. Гартману за его критическое сочинение о спиритизме. Оно заставило меня приняться за работу ив то же время значительно помогло мне, послужив для меня той рамкой, той канвой, по которой я легко мог разобраться в этом хаосе. Я тем охотнее взялся за это, что орудия, созданные Гартманом для нападения, были весьма могучи, даже всемогущи — он сам говорит, что под ударами этих орудий никакая спиритическая теория не устоит. Английский его переводчик г. С.С. Массей, судья в этом деле вполне компетентный, признает и с своей стороны, что это сочинение — самый жестокий удар, который когда-либо был наносим спиритизму. И как нарочно сочинение г. Гартмана появилось в такое время, когда мое отрицательное, скептическое настроение брало верх. И если б я после тщательной критики всех фактов нашел, что его гипотезы обнимают всю область медиумических явлений, давая им объяснение простое и рациональное, то я без всякого колебания отступился бы вовсе от спиритической гипотезы: истина поборет.
   Разобраться же в этом лабиринте фактов я мог только с помощью систематического указателя, составляющегося мною по мере моих чтений и занятий; группируя факты под различные рубрики, роды и виды, смотря по их содержанию и условиям их происхождения, мы приходим (путем исключения или градации) от фактов простых к более сложным, требующим другой гипотезы. Спиритические сочинения, и журналы в особенности, вовсе не имеют систематических указателей. Так, напр., недавно изданный г. Блэкберном указатель за все года «Спиритуалиста» не представляет никакого пособия для критического изучения. Мой труд — первая попытка в этом роде, и я надеюсь, что он послужит, по крайней мере, хотя руководством для составления систематических указателей медиумических явлений — указателей, необходимых для установки и проверки любого критического метода, прилагаемого к разбору и объяснению этих фактов.
   Группировка явлений и установление их градации — вот тот верный метод, который привел к столь великим результатам в изучении явлений видимого мира и который приведет к столь же великим, когда он будет приложен к изучению явлений мира невидимого (психического).
   Большой помехой для более разумного и терпимого отношения к спиритизму послужило то обстоятельство, что вся совокупность его явлений во время вторжения его в Европу, в самой элементарной его форме — столоверчении, была немедленно приписана массой проявлению «духов». Эта ошибка, впрочем, была совершенно естественна и, следовательно, извинительна ввиду фактов, постоянно возраставших, столь же новых, сколь непостижимых, смущавших их свидетелей, предоставленных своим собственным силам. Противники же, с своей стороны, впадали в другую крайность — ни о каких «духах» и слышать не хотели и отрицали все. Истина же, как и всегда, оказалась в середине.
   Для меня свет забрезжил только тогда, когда мой указатель заставил меня открыть рубрику анимизма, когда внимательное и критическое изучение фактов заставило меня признать, что все медиумические явления, что касается их типов, могут быть произведением бессознательного действия живого человека, и это не в качестве гипотезы, как произвольное предположение, но вследствие неоспоримого свидетельства самих фактов, что, следовательно, наша психическая бессознательная деятельность не ограничивается периферией нашего тела и характером действия исключительно психическим; но что она может и переступать границы нашего тела, выражаясь в действиях не только физических, но даже и пластических; что, следовательно, эта деятельность проявляется не только внутри, но и вне нашего тела. Эта последняя представляет совершенно новое поприще для исследования, полное чудесных фактов, обыкновенно почитаемых за сверхъестественные; вот эту-то область, столь же громадную, быть может, даже более громадную, чем спиритизм, чтоб категорически, одним словом, отличить ее от последнего, я и окрестил именем анимизма. (См. примечание в главе IV «Гипотеза духов».)
   Чрезвычайно важно признать и изучить существование и деятельность этого бессознательного в нашей природе — в его проявлениях, самых разнообразных и самых необыкновенных, какие мы видим в анимизме. Только на этой основе возможно оправдать, в известных пределах, притязания спиритизма, ибо если что переживает тело и вечно пребывает, так именно это для пас бессознательное -это внутреннее сознание, которого теперь мы не ведаем, но которое и образует первоначальное ядро всякой индивидуальности.     Таким образом, для уразумения медиумических явлений нам представляется не одна, а три гипотезы, из коих каждая имеет право на существование и на признание для известного ряда отдельных фактов, и, следовательно, мы можем подвести все медиумические явления под три большие категории, которые мы обозначим для формального удобства следующими условными названиями:
   1. Персопизм. Этим словом я обозначаю психические бессознательные явления, имеющие место внутри пределов телесной сферы медиума, коих отличительная черта большей частью состоит в персонификации, т.е. в принятии не только имени, но часто и характера личности (персоны), посторонней медиуму. Таковы элементарные явления медиумизма: разговоры посредством стола, письма или бессознательной речи в трансе. Мы имеем здесь первое и самое простое проявление раздвоения сознания -этой основной медиумической черты. Явления, принадлежащие к этой рубрике, раскрывают перед нами великий факт двойственности психического существа — нетождественность нашего индивидуального, внутреннего, бессознательного я с нашим личным, внешним, сознательным я; они нам доказывают, что всецелость нашего психического существа — его центр тяготения — не находится в нашем личном я; что это последнее есть только феноменальное проявление индивидуального (нуменалъного) я; что, следовательно, элементы этой феноменальности (необходимо личные) могут иметь характер множественный — нормальный, анормальный, фиктивный — смотря по условиям организма (сон естественный, сомнамбулизм, медиумизм). Эта рубрика оправдывает теорию «бессознательной церебрации» Карпентера, «бессознательного или скрытого сомнамбулизма» Гартмана, «психического автоматизма» Майерса, Жане и других. Этимологическое значение слова persona как нельзя более подходит для понимания принятого мною слова персонизм. Латинское слово persona употреблялось в старину для названия маски, которую актеры надевали на свое лицо, разыгрывая роли различных лиц в комедии, а позднее стали называть этим словом и самого актера.
   2. Анимизм. Этим словом я обозначаю бессознательные психические явления, имеющие место вне пределов телесной сферы медиума (умственное общение между людьми — телепатия, движение предметов без прикосновения — телекинетик, явление прижизненных призраков —телефония, пластическое действие на расстоянии — телесоматия, материализация). Мы имеем здесь кульминационное явление психического раздвоения; психические элементы переступают за пределы тела и проявляются на расстоянии посредством действий не только психических, но и физических и даже пластических, до полной объективации или экстериоризации — доказывая через это, что психический элемент может быть не только простым явлением сознания, но и центром субстанциальной силы, мыслящей и организующей, могущей поэтому временно организовать подобие органа, видимого или невидимого для наших глаз и производящего физические действия. Значение слова душа (anitna), в смысле, обыкновенно понимаемом в спиритизме, как нельзя более подходит для принятого мною названия анимизм. По спиритическим понятиям, душа не есть индивидуальное я (принадлежащее духу), но оболочка, флюидическое или астральное тело этого я. Следовательно, в явлениях анимических мы имели бы проявления души как конкретной субстанции, чем и пояснилось бы, что эти проявления могут принимать характер физический или пластический, смотря по степени дезагрегации флюидического тела, или «метаорганизма», по выражению Гелленбаха. А как личность есть прямой результат нашего земного организма, то из этого, естественно, следует, что элементы анимические (принадлежащие организму душевному) суть также и носители личности.
   3. Спиритизм. Этим словом обозначаются те же по внешнему виду явления персонизма и анимизма, когда действующая причина их находится не только вне медиума но и вне нашей сферы бытия: мы имеем здесь земное проявление индивидуального я, посредством тех элементов личности, которые имели силу удержаться около индивидуального центра после его отрешения от тела и которые могут проявиться через медиумизм, т.е. через ассоциацию с однородными психическими элементами живущего на земле существа. Из чего выходит, что спиритические явления по своим внешним формам совершенно сходны с явлениями персонизма и анимизма и отличаются от них только по умственному содержанию, свидетельствующему о посторонней, самостоятельной личности. Раз факты этой последней рубрики признаны, ясно, что гипотеза, из них вытекающая, может одинаково прилагаться и к фактам двух первых рубрик, так как она -дальнейшее развитие двух предшествующих гипотез. Затруднение в том, что очень часто все три гипотезы могут иметь место при объяснении одного и того же факта: так, напр., простое явление персонизма может быть фактом и анимическим и спиритическим. Задача, следовательно, состоит в том, чтоб решить, на которой из трех гипотез остановиться, и не задаваться мыслью, что какой-нибудь одной из них достаточно для объяснения всех фактов. Критика требует не идти далее той, которая удовлетворительно объясняет данный случай1.
   Итак, великая ошибка поборников спиритизма состоит в том, что все явления, известные под этим общим именем, приписываются ими «духам». Само слово спиритизм сбивает с толку. Оно должно быть заменено другим, более общим, не содержащим в себе никакой гипотезы, никакого учения, как, напр., слово медиумизм, которое мы давно уже ввели у себя.
   Всякая новая истина в науке о природе имеет свой ход — медленный, постепенный, но неудержимый. Потребовалось столетие для признания фактов животного магнетизма, хотя вызывать и изучать их гораздо легче, нежели медиумические. После немалых превратностей, они наконец прорвали гордые оплоты научного «ignora-bimus»‘a («знать не хотим») — наука была вынуждена растворить им двери и, наконец, усыновить своего от века законного сына, окрестив его именем гипнотизма. Правда, что по сие время она преимущественно придерживается его элементарных форм на почве физиологической. Но устное внушение приведет роковым образом к внушению умственному, и уже раздаются голоса, его признающие. Вот первый шаг к допущению сверхчувственного. Это естественно и неизбежно приведет к признанию всей громадной области явлений телепатических, и группа неутомимых, неустрашимых ученых уже стала изучать их в широких размерах — признала их и привела в систему. Эти факты имеют величайшее значение для объяснения и признания остальных фактов — анимических и спиритических. Еще шаг, и мы пойдем к фактам ясновидения — они уже стучатся в двери святилища!
   Гипнотизм — вот тот клин, который пробьет стены научного материализма и даст проникнуть туда элементу сверхчувственному или метафизическому. Он уже создал экспериментальную психологию2, которая роковым образом включит в себя факты анимизма и спиритизма, а эти, в свою очередь, создадут экспериментальную метафизику, как это предсказал Шопенгауэр.
   В настоящее время в свете гипнотических опытов понятие о личности подвергается полному превращению. Это уже не единица сознательная, неделимая и нерушимая, как старая школа это утверждала, но «психофизиологическая координация», сплочение, синтез, ассоциация явлений сознания, короче — агрегат психических элементов; следовательно, часть этих элементов может при некоторых условиях подвергнуться диссоциации, дезагрегации, отделению от центра, и в такой мере, что эти элементы могут на время принять характер отдельной личности. Вот для начала подходящее объяснение для изменений и раздвоений личности, наблюдаемых в сомнамбулизме и гипнотизме. В этом объяснении мы имеем уже зародыш подходящей гипотезы для явлений медиумизма; и действительно, уже начинают прилагать его к тем элементарным явлениям, которые гг. ученым угодно наконец признать под именем «психического автоматизма» (см. статьи Майерса, Рише, Жане).
   Если бы наука не пренебрегала с самого начала фактами животного магнетизма, ее наблюдения над понятием о личности сделали бы уже громадные шаги и стали бы теперь принадлежностью общего знания; тогда и масса отнеслась бы иначе к спиритизму и наука не замедлила бы увидать в его высших проявлениях новое развитие психической дезагрегации; эта самая гипотеза с некоторыми развитиями могла бы быть приложена и ко всем прочим видам медиумических явлений; так, в высших явлениях физического порядка (движение предметов без прикосновения и пр.) она могла бы увидать явление дезагрегации, преступающей пределы человеческого тела, сопряженное с действием физическим, а в фактах материализации — явление дезагрегации, сопряженное с действием пластическим.
   Медиум, по этой терминологии, был бы таким субъектом, у которого состояние психической дезагрегации наступает легко, у которого, по выражению г. Жане, «сила психического синтеза ослаблена и дает выделяться помимо личного сознания большему или меньшему числу явлений психических»3.
   Подобно тому как в наше время гипнотизм служит орудием, посредством которого некоторые явления психического автоматизма (диссоциация актов сознания или умственной дезагрегации) могут быть произвольно вызываемы и подвержены экспериментированию, — точно так же — мы позволяем себе утверждать это — гипнотизм сделается скоро орудием, посредством которого почти все явления анимизма можно будет подвергнуть положительному экспериментированию, послушному воле человека; внушение будет тем орудием, при помощи которого психическая дезагрегация преступит пределы тела и вызовет физические действия на расстоянии по воле внушителя4.
   Это будет первым шагом к получению пластического действия по желанию, и явление, известное в наше время под именем «материализации», получит свое научное крещение. Все это вместе взятое необходимо ведет к изменению психологических учений согласно точке зрения монистической, по которой каждый психический элемент есть носитель не только формы сознания, но также и силы организующей5.
   Расчленяя личность, психическая экспериментация наткнется, наконец, на индивидуальность — это трансцендентальное зерно сил недиссоциируемых, вокруг которых группируются разнообразные и диссоциируемые элементы личности. Тогда-то спиритизм предъявит свои права. Он один может доказать существование и метафизическую нерушимость индивидуума. И придет время, когда на вершине громадной пирамиды, воздвигнутой наукой из бесчисленных материалов, собранных в области фактов, столь же положительных, сколь и трансцендентальных, загорятся зажженные руками самой науки священные огни бессмертия.
   Теперь, когда труд мой закончен, я вижу лучше всякого другого его недостатки, и мне остается только просить моих читателей о снисхождении. Не желая откладывать моего ответа Гартману до окончания всего труда, т.е. на время неопределенное, — я начал печатать его немедленно в «Ps. St.» ежемесячными статьями, что всегда сопряжено с некоторым спехом и лишает возможности делать какие-либо поправки или изменения в отдельных главах, а тем более во всем сочинении, от чего произошли несоразмерности частей и промахи в изложении, на которые я теперь наталкиваюсь. Некоторые главы грешат объемистостью и излишком подробностей, другие — недостатком развития и повторением аргументации. Так, я сожалею, что в главе о трансцендентальной фотографии я не дал всего текста опытов Битти, которые считаю первостепенной важности, ограничившись ссылками на «Ps. St.». Впрочем, в русском издании я пополнил этот недостаток и переделал всю эту главу. С другой стороны, я сожалею, что в главе о материализациях слишком пространно изложил опыты с гипсовыми отливками и фотографиями вместо того, чтобы придерживаться фактов, прямо соответствующих требованиям Гартмана; не стоило терять столько времени и труда на доказательство факта, объективная реальность которого слишком очевидна для имевших случай наблюдать его и признание которого неминуемо последует вместе с признанием других медиумических явлений; к тому же и значение его для спиритической теории второстепенно. И опять я сожалею, что не дал достаточного развития, более систематического и полного, главе об анимизме, которая является самой существенной для оправдания спиритической гипотезы.
   Величайшее для меня затруднение состояло в выборе фактов. С этого пункта я начал свое предисловие и этим заканчиваю. Я сказал вначале, что цель моего труда не в том, чтоб защищать факты — это так, когда я становлюсь на точку зрения Гартмана; но должен сказать, что я имел также в виду и более общую точку зрения и всегда старался представить такие факты, которые, по условиям своей обстановки, всего бы лучше соответствовали требованиям критики. Здесь-то и представляется величайшая трудность, здесь-то и уязвимое место, ибо никакие условия, никакие меры предосторожности при наблюдениях не могут убедить в факте, поколе этот факт не находит себе места в общественном понимании. С другой стороны, возможность обмана, сознательного или бессознательного (возможность, которую всегда легко предположить и отсутствие которой никак нельзя доказать), еще более усиливает затруднение. Умственные явления представляют в этом отношении более благодарную область для исследования, так как они весьма часто содержат в себе самих такие доказательства своей подлинности, каких не создаст никакая подделка — если не искать для них объяснения в гипотезе повального обмана. Опровергнуть эту гипотезу выше всяких человеческих сил. Итак, нравстенное доверие является здесь, как и во всяком ином человеческом исследовании, необходимой основой для прогресса в истине. Я не могу сделать ничего другого, как гласно заявить о том, что сам видел, слышал или чувствовал, и когда сотни тысяч лиц утверждают то же самое относительно некоторых явлений одного и того же типа, хотя и бесконечно разнообразных в своих деталях, то уверенность в существовании этого типа становится неотразимой. Поэтому я не настаиваю на том, что каждый факт, мною приведенный, произошел именно так, как он описан, — ибо нет такого факта, против которого не нашлось бы возражений, — но я настаиваю на типе явления — в этом вся суть. Я знаю, что он существует, и этого мне достаточно, чтобы допустить его разновидности. Вот, напр., факты телепатии, собранные и доказанные с таким старанием и ревностью неутомимыми деятелями Лондонского Общества психических исследований! Разве они убедили массу? Нисколько, и еще менее науку. Для них, как это было и для гипнотизма, потребно время, а для тех фактов, о которых идет речь в этой книге, потребуется его еще более. Наше дело, как я уже где-то выразился, — бутить бут, ставить вехи по тому пути, по которому, в далеком будущем, их заменят гранитные столбы.
   Последнее слово: на закате жизни я подчас задаю себе вопрос: хорошо ли я сделал, что потратил столько времени, труда и средств на изучение и пропаганду явлений этой области? Не шел ли я по ложному пути, не преследовал ли иллюзию? Не потерял ли я напрасно целую жизнь -ведь ничто, по суду мирскому, не оправдало, не вознаградило моих трудов?.. Но постоянно вторится мне все тот же ответ: для земной жизни человека не может быть цели более высокой, как искать и находить доказательства трансцендентальной природы человеческого существа, -его призвания к судьбе гораздо более высокой, чем его феноменальное бытие! Поэтому я не могу сожалеть, что посвятил всю свою жизнь преследованию этой цели, хотя бы и путями непопулярными, иллюзорными с точки зрения «правоверной» науки, но которые — я знаю — более непогрешимы, чем эта наука. И если мне со своей стороны удалось приложить хотя бы единый камень к созиданию того храма духа, который человечество, послушное своему внутреннему голосу, воздвигает в течение веков, — то это было бы для меня единственно желанным, наивысшим воздаянием.

А. Аксаков С.-Петербург, 3 февраля 1890года.

  
   1 Я только что нашел в октябрьской книжке «Сфинкса» 1889 года, на с. 227, кратко формулированные в трех пунктах (как итог переписки между издателем и г. Гартманом) «условия, при которых в медиумических сообщениях можно признать вмешательство отшедших». Вот именно этого критериума я тщетно искал у Гартмана, и к пришлось, основываясь на его отрицательной аргументации, самому установить его. Я полагаю, что мною представлено в этом труде не мало случаев, отвечающих указанным «условиям». — А.А.  
   2 Конгресс Физиологической Психологии, собиравшийся в Париже в 1889 году, в конце концов принял это название для будущих своих работ. Кстати, могу здесь упомянуть, что первый французский журнал, посвященный научному изучению «сна, сомнамбулизма, гипнотизма и спиритизма», возник через мое посредство, на деньги, пожертвованные русским, покойным Н.А. Львовым, под заглавием «Revue de Psychologie experimentale», издававшийся доктором Пюэлем в Париже в 1874—1876 годы. Появилось всего 5 выпусков: в 1874 — два, в 1875 — два и один в 1876 году. Теперь это библиографическая редкость. 
   3 L’automatisme psychologique. Essai de Psychologie Experi-mentale sur les formes inferieures de 1’activite humaine. Par Pierre Janet, professeur de philosophic au Lycee du Havre. Paris, 1889. 
   4 Я поясню свою мысль. Медиум для физических явлений или материализации должен быть загипнотизирован; после того руки его должны быть связаны; тогда ему приказывают двинуть какую-нибудь вещь на расстоянии, доступном для его рук, если бы они были свободны, и невидимый орган его, повинуясь приказанию, двинет ее (см. мое письмо в издающемся в Чикаго «Religio-Philosoph. Journal» от 27 августа 1892 года).
   5 Carl du Prel. Die monistische. Seelenlehre. Leipzig, 1888. — G. Raue. Psychology as a natural science, applied to the solution of occult psychic phenomena. Philadelphia, 1889. Автор этого замечатель-oro сочинения, основанного на психологии Бенеке, приходит к заключению: «Психические силы суть реальные субстанции. Душа че-«ека есть организм, состоящий из этих психических субстанций, столь же вечных и нерушимых, как и материальные». С. 529.
  
  

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

(Помещено во 2-м и 3-м немецких изданиях.)

  
   Как только появилось в 1885 году немецкое издание Э.ф. Гартмана о спиритизме — эта первая глубоко обдуманная философская критика его фактов и учения, в смысле антиспиритическом, разумеется, — я тотчас же признал необходимым издать его и на русском языке, ибо фактам спиритизма бояться нечего, их ничто не сокрушит, а если его гипотеза, в тесном смысле слова, не может постоять за себя, дать надлежащий отпор, то, значит, -это не истинная гипотеза и не следует ею увлекаться. В 1887 году русское издание появилось, и вместе с тем я как бы нравственно связал себя обязательством напечатать по-русски и тот ответ мой Гартману, который я немедленно по выходе его книжки начал печатать в «Psychische Studien» и который в 1890 году вышел особым изданием под заглавием «Анимизм и Спиритизм». Закончив немецкое дело, я принялся за русское; крайне утомительно было это повторение самого себя, особенно при рухнувшем здоровье, при неободрительных условиях всякого рода! Но вот наконец трехлетний труд налицо. Это не что иное, как мною самим продиктованный перевод того же французского текста моего, по которому было сделано немецкое издание; английские цитаты, разумеется, переведены мною прямо с подлинников. В русском издании погрешности немецкого исправлены, и, кроме того, оно пополнено некоторыми интересными фактами; с ним будет согласовано и французское издание, предпринятое теперь (не мною) в Париже.
   Прежде всего я должен сказать, чем кончилась наша полемика.
   По выходе моего ответа Гартман не оставил его без внимания и тотчас же выступил с возражением в новой столь же пространной брошюре под заглавием «Гипотеза духов спиритизма и фантомы» (Берлин, 1891), которая посвящена исключительно опровержению моего труда.
   Продолжать полемику я не счел полезным, да к тому же это сделалось для меня — вследствие попортившегося зрения и общего нездоровья — невозможным. Вместо меня ответил Дюпрель в «Psychische Studien» того же года.
   Здесь скажу только в двух словах, что Гартман в опровержении своем не удержал своей прежней позиции, а именно:
   1) В первой брошюре он принял в основу критики своей медиумические факты в том виде, как о них в спиритизме повествуется; во второй брошюре он перешел к обычному приему: когда я указал ему на факты, которых он не знал, которые отвечали его требованиям, тогда сами факты стали негодными, невероятными, не достаточно удостоверенными и пр. Вся суть подобных фактов в деталях, и, когда они были для него неудобны, он просто обходил или подделывал их под свою критику — «бессознательно», разумеется! Несколько случаев указано Дюпрелем.
   2) Точно так же во второй брошюре своей Гартман отступился и от прежних своих методологических принципов, как это и следовало предвидеть, ибо другого выхода не было. Прежде его главные факторы для объяснения -передача мыслей и ясновидение — были обставлены известными условиями и границами; теперь же эти самые факторы не знают ни условий, ни границ: телепатическое взаимодействие происходит даже между лицами, друг другу совершенно незнакомыми, и на всяком расстоянии; поэтому если медиумически сообщается факт, который неизвестен ни медиуму, ни присутствующим на сеансе лицам, но известен хоть кому-либо живущему на земле, то в этом живущем, где бы и кто бы он ни был, и надо искать источника сообщения; а если такого живущего не находится, то безусловным источником знания является ясновидение (с. 39, 41, 60, 62, 64) и т.д. При таких гипотезах всякое оспаривание становится невозможным. Это все равно что заявить: «Я согласен принять всякие гипотезы, хотя бы самые метафизические, но спиритической не хочу».
   В своем антиспиритическом предубеждении Гартман договорился теперь до разных курьезов; не могу отказать себе в удовольствии привести хоть один из таковых:
   «Известно, что никто не имеет ясного представления о своем собственном образе, и, во всяком случае, менее ясное и определенное, чем любое третье лицо. Поэтому участникам сеанса должно быть легче воскресить образ отшедшего, чем ему самому. Если кто при жизни своей имел наружность несимметрическую, напр., у кого правое плечо было выше левого, или недоставало одного глаза, или пробор был всегда на одной и той же стороне, то эта асимметрия должна проявиться и у призрака, если медиум почерпнул его образ у третьего лица, и навыворот, если он этот образ воспринял от духа усопшего. Ибо усопший при жизни знал свою наружность, и в особенности свое лицо, только по отражению в зеркале, а потому может воспроизвести только тот образ свой, о котором помнит по отражению его в зеркале. О таком навыворот изображении правого и левого у призраков отшедших я еще никогда ничего не читал, и этого одного мне достаточно, чтобы считать гипотезу духов опровергнутою» (с. 56).
   Что тут завзятое предубеждение играет действительно не последнюю роль, этому я получил неожиданное доказательство из собственных рук Гартмана. В прошлом году, совершенно случайно, попалось мне в руки давным-давно забытое письмо его ко мне, писанное им в 1875 году. После происшедшей между нами полемики оно представляет теперь особенный интерес, и потому я приведу здесь его существенную часть.
       «Берлин, 14 апреля 1875 года.
   М. г.! Вы совершенно правы, говоря, что философ моего направления должен живо интересоваться той проблемой, которую вы так усердно преследуете. Я могу только сожалеть, что состояние моего здоровья мне не позволяет собственными глазами (durch Autopsie) произвести те личные наблюдения, без которых для суждения недостает прочной основы. Фактам, о которых здесь идет речь, потому нельзя верить на слово, что они исключительного свойства и не могут, подобно физическим опытам, быть повторяемы каждым по желанию. Вместе с тем им все еще недостает (даже в опытах Крукса) рационального применения положительного экспериментального метода, который главным образом должен опираться на индуктивный метод различия (по Миллю). Производить подобные исследования с подходящими медиумами в соответствующей лаборатории было бы для меня делом весьма соблазнительным, если б только мое здоровье мне это позволяло. В настоящем же положении мне ничего другого не остается, как воздержаться от суждения, покуда другие не дойдут до чего-либо определенного относительно направления, напряжения, изменения силы, о которой идет речь, смотря по удалению, направлению, изолированию ее и т.д. Только после точного установления этих основных вопросов, сделалось бы возможным рассуждать о причинах более сложных явлений. Что я так называемых «духов отшедших» из числа этих гипотетических причин считаю, во всяком случае, исключен — об этом едва ли мне нужно распространяться». Примите и пр.

Эдуард ф. Гартман.»

       И вот десять лет спустя, хотя «точного установления этих основных вопросов» и не последовало, хотя такового даже никем и предпринято не было, но Гартман, по прежнему ничего в этой области не видавший, от прежнего благоразумного решения своего отступился от «суждения не воздержался» — как о том свидетельствует его книжка «Спиритизм»; только от предубеждения своего относительно «гипотетических причин» он не отступился; напротив, становится ясным, что в этом и надо искать тот побуждающий мотив, который заставил его взяться за перо — ополчиться против спиритизма. Ибо для него, как «одного из представителей очищенного учения о нравственности», вера в бессмертие есть не что иное, как выражение «трансценденального эгоизма» и «грубого средневекового суеверия», которое берет верх над их стараниями на веки похоронить его. Понятно поэтому, что с этой точки зрения, и именно только с этой, спиритизм в глазах Гартмана «грозит сделаться общественным бедствием» (см. его брошюру, с. 18-19).
   И «бедствие» это, несмотря на все старания просветителей, все продолжает разрастаться. Вопрос о психизме теперь, действительно, стал на очередь: за двадцать лет, истекшие со времени первой здесь изданной мною книжки по этой части — «Спиритизм и наука», — как велики его успехи, несмотря на все преграды! Утешительно, покидая поле борьбы, видеть, что труд не пропал даром, не был потрачен на возделывание бесплодной зыбучей почвы! Основалось Лондонское Общество психических исследований, которое перекинулось и в Америку; даже в этом году, в Чикаго, будет заседать международный психический конгресс; во Франции возникли «Les Annales des sciences psychiques» под ближайшим заведованием проф. Рише; в Германии прогремел, как метеор, мощный голос Цольнера; его подхватили Гелленбах и Дюпрель, и дело настолько двинулось вперед, что теперь, по полновесному свидетельству Вундта, «склонность к оккультизму, являясь выдающейся составной частью духовных течений наших дней, захватила, по понятным причинам, даже и некоторых философов и психологов»… «немецкие философские журналы не хотят уже более уклоняться от примера, данного им такими образцовыми заграничными органами как «Revue Philosophique» и др., и постепенно с гипнотизмом вводят в моду и спиритизм»1.
   Встрепенулась недавно Италия, и у нас даже возникло свое Общество Экспериментальной Психологии.
   И ничто не остановит «торжествующего шествия дракона позора и бессмыслицы», как я писал тому назад семнадцать лет2, потому что нельзя остановить того, что коренится в природе вещей; сверхчувственное, такая же часть природы, как и весь чувственный мир; только подхода к нему не находили до сего времени, недоставало экспериментального метода, но теперь метод этот найден — в гипнотизме, с одной стороны, в медиумизме — с другой.
   Вот мне пожелалось проверить еще раз свои впечатления по части физических медиумических явлений; я отправился в Италию, где есть заведомо хороший медиум; устроил кружок, в котором приняли участие люди, уже видевшие кое-что по этой части, и другие, никогда ничего не видевшие. И в результате получился наш миланский отчет, который теперь на шести языках обходит мир — это будет моя лепта предстоящему международному психическому конгрессу.
   По мнению того же г. Вундта, «все это чепуха». Но как же так, в чем же «чепуха»? Вот мы видели в Милане при полном свете, как стул приблизился к нашему столу сам собою на несколько футов; поставили его на место, и опять он приблизился (см. помянутый отчет). В чем же тут «чепуха»? В том ли, что мы видели и знаем то, чего не видал, не знает Вундт? Факт это движение стула или нет, вот в чем вопрос. Надо его объяснить или нет?
   Если даже это и факт, отвечает нам Вундт, то во всяком случае — маленький факт, «из маленького мира, — мира пугал и стучащих духов, ведьм и магнетических медиумов, в котором все, что ни совершается в том большом, величественном мире (Коперника, Галилея и т.д.), поставлено вверх дном! Все до того неизменные законы становятся негодными ради крайне заурядных, большей частью истеричных особ» (с. 9).
   «Ин-те-ресно!» — припоминается мне обычный возглас Д.И. Менделеева времен нашей пресловутой университетской комиссии, когда, бывало, ему рассказывали про какую-нибудь медиумическую диковину. Очень интересно! Значит, есть в природе маленький мир и великий, маленькие явления и великие, и эти маленькие могут ниспровергнуть все законы великих явлений! Какое ненаучное, избитое возражение приходится слышать от такого выдающегося ученого, как Вундт! Ну, стоял бы на том, что «все это чепуха», — и был бы прав, по своему; а то «допустим — говорит — что пришлось бы признать магическое действие на расстоянии»… и «все приходит в колебание- и тяготение, и действие света, и законы нашей психофизической организации»… Кто же впал теперь в несомненную «чепуху»?
   Такие выходки для нас теперь только смешны — тем смешнее, чем выше олимпийские высоты, с которых они раздаются.
   Другой известный ученый (Elliot Coues) ответил умнее. «Если перед вами факт, — говорит он, — где какая-нибудь частица материи, хотя бы не более булавочной головки, приводится в движение каким-нибудь способом, указывающим на то, что тут сила не послушная силе тяготения, то вы перешли Рубикон между материей и духом, между тем, что подвластно тяготению, и тем, что подвластно жизни».
   Перед нами два «маленьких», «глупеньких»3 факта: желудь, упавший с дерева на землю перед носом Ньютона, и двести лет спустя тот же желудь, поднимающийся ныне на воздух на медиумическом сеансе…
   Первый желудь дождался своего Ньютона, — дождется и второй…
   Мы знаем теперь, что мизонеизм (гонение новизны) есть болезнь, данная в удел человечеству. С незапамятных времен оно страдает от нее; всегда были и будут одержимые этим недугом, тормозящим ход прогресса человеческого знания…
   Живи Вундт триста лет тому назад, с каким глубоким убеждением в правоте своей он приговорил бы Евзапию Паладино к сожжению на костре, как несомненную «ведьму», совращающую людей с правого пути, помрачающую их здравый рассудок! Ныне «ведьм» не жгут, но жгут книги. Еще не очень давно, в 1861 году, в Барселоне, по приказанию папы, было учинено auto dafe (аутодафе) — всенародно, на лобном месте, было сожжено на костре триста томов спиритических книг! Как охотно, украдкой, подложили бы хворостинку и многие из наших теперешних научных «просветителей»!
   Живи Вундт двести лет тому назад, когда итальянские паучники не хотели и смотреть в галилеевский телескоп, то в числе их, вместе со своим соотечественником Мартыном Корки, был бы и Вундт; запрещал бы смотреть и другим…
   Живи Вундт сто лет тому назад, когда научный мир хохотал над «лягушачьим танцмейстером», то и Вундт хохотал бы вместе с другими, отвечая самодовольно, как отвечает и теперь: «Я не верю в чертовщину и не экспериментирую над ней»!4
   Но Гальвани утешал себя, говоря: «Тем не менее я знаю, что открыл одну из величайших сил природы».
   Таким словом можем утешиться и мы.

А. Аксаков

С. -Петербург. 14 февраля 1893 года.

  
   1 Вундт. «Гипнотизм и внушение». Рус. Изд., 1893, с. 81, 87.
   2 «Медиумизм и философия» — «Русский Вестник», 1876, с. 443.
   3 «Absurde», по выражению Рише, о поднятии стола. «Annales», — «Неразумный мир истеричных медиумов», по выражению Вундта, с. 9.
   4 Вот подлинные слова Вундта: «Кто верит в чертовщину — экспериментирует над ней, а кто в нее не верит, обыкновенно и не делает никаких опытов» («Гипнотизм и внушение», с. 8). Как же не смеяться над этой грубо невежественной выходкой! Начиная с Гера и Крукса и кончая Ломброзо и Скьяпарелли, разве эти именитые ученые верили в чертовщину, иначе спиритизм, когда приступали к наблюдению его явлений? Они были совершенными скептиками, а Ломброзо еще недавно печатно обзывал нас дураками. Но разница между ними и Вундтом та, что последний и смотреть не хочет в телескоп, а первые посмотреть не отказывались и, посмотревши, увидали в нем мир не только не «маленький», но даже очень великий, даже больше галилеевского и, разумеется, закономерный! Потребуются новые века, новые усилия от науки и человечества, чтоб справиться с его задачами, чтоб изучить его законы!
  
  

Вступление

   Появление сочинения Э. ф. Гартмана о спиритизме было приветствовано мною с искренним удовольствием. Моим давнишним желанием было, чтобы кто-нибудь из передовых мыслителей, не из спиритического лагеря, занялся этим вопросом основательно, с глубоким знанием всех относящихся до него фактов, и подверг его строгому обсуждению, не с точки зрения современной культуры или какого религиозного учения, но единственно с точки зрения логической, философской, и, если б спиритическая гипотеза оказалась не выдерживающей критики, то чтоб указал, на достаточных основаниях, почему именно, а взамен ее предложил бы другую гипотезу более логическую, более соответствующую требованиям современной науки. Сочинение Гартмана представляет в этом отношении мастерское произведение, имеющее для спиритизма существенное значение; я приветствовал появление его как «событие в спиритическом мире», и назвал это сочинение «школой для спиритизма», в которой приверженцы его легко увидят, как и чему надо учиться в этой области — с какой тщательностью должны быть произведены их наблюдения и с какой осторожностью должны быть сделаны их выводы, чтобы они могли устоять под напором современной научной критики («Ребус», 1885, с. 375-376). Я тотчас же предложил редакции «Ребуса» поместить у себя перевод этого сочинения, подобно тому как сделала это редакция английского журнала «Light», и осуществлению этого предложения было немедленно приступлено с помощью профессора Бутлерова, который даже взял на себя труд диктовать перевод стенографу1.
   Мы можем теперь надеяться, что с помощью такого мыслителя, как Э. ф. Гартман, — и мы имеем право предполагать, что он нам в ней не откажет, — этот темный вопрос, высокое значение которого для науки о человеке уже достаточно проглядывает, получит наконец ту оценку и то освещение, которых ему недоставало, и, подобно ныне вопросу о гипнотизме, будет поставлен на очередь.
   Цель всей моей деятельности в Германии, которую мы привыкли считать передовою в вопросах философских, состояла именно в том, чтобы обратить на этот вопрос беспристрастное внимание ее мыслителей; имелась надежда получить с их стороны поддержку и необходимые указания для рациональной разработки предмета. Германия представляла для меня ту свободную почву для обсуждения подобного умственного новшества, которой я не находил у себя дома, особенно двадцать лет тому назад. Способ моих действий состоял в том, что я печатал в немецком переводе лучшие материалы, которые я находил по этому вопросу в английской литературе, а с 1874 года стал издавать в Лейпциге ежемесячный журнал («Psychische Studien») для сообщения и обсуждения текущих новостей. Усилия мои были встречены жестокой оппозицией — Германия ничего и слышать не хотела о таком непотребном вопросе, несмотря на то что некоторые известные немецкие писатели (Emmanuel Fichte, Franz Hoffman, Maximilian Perty и др.) отнеслись к моей деятельности весьма сочувственно и оказали мне возможное с их стороны содействие и словом, и делом — статьями в моем журнале. Только с появлением Цольнера на этом же поприще дело приняло иной оборот. Материал живого, наглядного факта, который я готовил для нашей научной комиссии, в лице Слэда и который остался без пользы для нее, ибо она сама прекратила свое существование, принес эту пользу для Германии. Когда Цольнер, после успеха своих первых опытов со Слэдом, пожелал ближе познакомиться с предметом, он нашел в моих изданиях весь необходимый материал, и он не раз выражал мне по этому поводу свою благодарность. Признание Цольнером реальности медиумических явлений произвело в Германии огромную сенсацию. Вскоре затем появились сочинения Гелленбаха2, в лице которого мы видим в Германии первого самостоятельного философа-исследователя этих явлений К нему присоединился недавно и другой видный мыслитель — Карл Дюпрель, которого философия астрономии привела к философии мистики. Вообще, со времени Цольнера, спиритический вопрос в Германии породил целую литературу.
   Между тем публичные опыты Ганзена совершили переворот в области животного магнетизма; после столетнего игнорирования и осмеяния явления, принадлежащие к этой области, сделались достоянием науки; признанные ныне, во всей их реальности чудеса гипнотизма прокладывают путь к признанию чудес медиумизма, и, быть может, совпадению этих обстоятельств мы и обязаны появлением книги Гартмана, который на фактах умственного внушения вообще и внушения галлюцинаций в особенности и основал главным образом всю систему своих толкований.
   Моя подготовительная работа пригодилась и тут, ибо только в моих немецких изданиях Гартман и почерпнул те факты, которые послужили ему для формулирования своего суждения о спиритизме, и он даже делает мне честь рекомендовать мой журнал для обстоятельного знакомства с предметом. И когда Гартман начинает свое сочинение с того, что заявляет о необходимости научного исследования медиумических явлений и прямо требует от правительства, чтобы оно назначило для сей цели научную комиссию, — я могу считать цель моей деятельности в Германии достаточно достигнутою, ибо имею основание надеяться, что после слова, сказанного столь веским голосом в пользу признания необходимости подобного исследования, медиумический вопрос в Германии пойдет своим путем безостановочно; мне же пора отойти в сторону — продолжать свою посильную работу в отечестве.
   Но, прежде чем мне удалиться, я полагаю, будет не лишним представить те данные и те соображения, которые не позволяют мне всецело согласиться с толкованиями и заключениями г. Гартмана, которые не только для Германии, но и для всех интересующихся философскими вопросами должны иметь особенное значение. И к этому меня побуждает совсем не то обстоятельство, что Гартман высказался совершенно против спиритической гипотезы, так как я в настоящее время, считаю вопрос о теории, о толковании, второстепенным и с точки зрения строго научной преждевременным. Сам Гартман признает это, говоря: «Имеющийся налицо материал для сих пор решительно недостаточен, чтобы считать вопрос созревшим для обсуждения» («Спиритизм», рус. пер., с. 18). Моей постоянной программой были факты прежде всего — их признание, развитие и изучение как таковых в их бесконечном разнообразии. Им суждено будет пережить, я полагаю, еще много гипотез, прежде чем какая-нибудь из них перейдет в общепризнанную положительную истину, но факты, твердо установленные, останутся навсегда. Уже двадцать три года тому назад в первом моем спиритическом издании я говорил: «Теория и факты — две разные вещи, и недостатки первой никогда не уничтожат силы и достоинства последних». То же самое я высказал в предисловии к моему русскому изданию опытов Крукса: «Спиритические факты не надо смешивать со спиритическими теориями или учениями. Первые устоят, вторые могут исчезнуть, измениться» (с. 4). А в предисловии моем к немецкому изданию Крукса я прибавляю: «Изучение этого вопроса, когда оно поступит наконец в руки науки, будет иметь, смотря по добытым результатам, несколько актов.
   Акт первый — признание реальности медиумических явлений.
   Акт второй — признание проявления в них неизвестной силы.
   Акт третий — признание проявления в них неизвестной разумной силы.
   Акт четвертый — расследование источника этой силы; находится ли она внутри или вне человека — субъективна а или объективна? Этот акт будет experimentum crucis роса, — науке придется произвести один из торжественнейших вердиктов, который когда-либо выпадал на полю. Если он будет утвердительным в последнем смысле, тогда наступит
   пятый акт — огромный переворот в области науки о человеке.
   Где мы находимся? Можем ли мы сказать, что мы уже при четвертом действии? Я думаю, что нет, что мы все еще присутствуем при прологе первого акта, ибо даже вопрос о признании фактов не находится в руках науки; она еще не хочет знать их, как не хотела знать и фактов животного магнетизма. Поэтому мы еще далеки от истинной теории, а Германия в особенности, так как развитие фактической стороны вопроса так слабо в ней, что ей вовсе недостает поприща для экспериментального исследования. Все факты выдающегося порядка, на которых Гартман строит свою аргументацию, добыты вне Германии; сам Гартман не имел случая наблюдать их, и хотя он считал для себя достаточным опираться на свидетельства других, но никто не будет отрицать, что личный опыт в этом предмете имеет существенное значение.
   Вся его критика основана на условном допущении реальности принимаемых в спиритизме фактов, за исключением материализации; хотя уже и это произвольное исключение, которое не может оставаться без возражения, но и кроме материализации есть множество фактов, которые или остались Гартману неизвестными, или пройдены им молчанием, или частности которых были им недостаточно оценены. Эти упущения имели существенное влияние на правильность тех заключений, к которым он пришел. Считаю своим долгом на все это указать. Вместе с этим я воспользуюсь случаем, чтобы изложить и мои собственные взгляды на этот предмет, сложившиеся после долголетнего его изучения и до сего времени нигде мною в печати не высказанные.
  
   1 Перевод этот вышел потом отдельной книжкой под заглавием: «Спиритизм Э. ф. Гартмана».
   2 Из них изданы мною на русском: «Индивидуализм в свете биологии и современной философии» и «Человек, его сущность и значение с точки зрения индивидуализма».
  

Глава I

Материализация

А. Несостоятельность галлюцинаторной гипотезы Гартмана с точки зрения фактической

   Сочинение Гартмана не представляет в отношении теоретическом ничего нового: нервная сила, умственная передача мысли, сомнамбулизм, ясновидение и, вообще, бессознательная психическая деятельность уже с самого начала спиритического движения служили гипотезами для естественного объяснения медиумических явлений. Только позже, когда начались явления материализации, стали прибегать к толкованию посредством галлюцинаций. Главная заслуга труда Гартмана состоит в том систематическом развитии, которое он дал этим способам толкования, в той методической классификации явлений, к которым упомянутые гипотезы могут быть прилагаемы; он указал, при каких условиях данного факта приложима данная гипотеза; какие требуются условия для допущения другой гипотезы и какие опять новые условия для допущения третьей и т.д.
   Полагая, что для немецких читателей моих, а также и для самого Гартмана было бы не безынтересно познакомиться, хотя в беглом очерке, с трудами тех, которые были его предшественниками в этом направлении, я и предпослал этой главе, в немецком подлиннике, исторический обзор антиспиритических теорий, заканчивающийся пространными выписками из книги Дассье «О посмертном человечестве». Подробное изложение содержания этого сочинения вместе с критикой притязаний и заключений автора были уже напечатаны мною в «Ребусе», а затем и изданы особой брошюрой под заглавием «Позитивизм в области спиритизма»; там же был помещен мною и краткий обзор антиспиритических теорий; хотя этот обзор в ответе моем Гартману гораздо подробнее, но останавливаться здесь на нем и повторять выписки из книги Дассье будет, очевидно, излишним.
   Теории, посредством которых Дассье рассчитывал справиться с спиритическими фактами, имеют также явное сходство с теориями Гартмана. «Месмерическая личность» первого — это «сомнамбулическое сознание» последнего; гиперэстезия памяти, умственная передача мысли ясновидение — таковы общие орудия обоих противнике Что же касается знакомства с предметом и систематического развития теории, то, разумеется, книжечка Дассье не выдерживает никакого сравнения с сочинением Гартмана; но, с другой стороны, гипотеза первого, признавая реальное, т.е. объективное и независимое, хотя и временное существование месмерической или флюидической личности, имеет положительное преимущество над гипотезами последнего; это дает автору возможность представить довольно удовлетворительное объяснение всей той серии явлений, так называемых мистических, для которых теория Гартмана является уже недостаточною.
   Мне не трудно было возражать Дассье, когда он говорит, «что призраки, вызываемые медиумом, даже и в том случае, когда они облекаются в оптическую форму, нечто иное, как галлюцинация» (с. 60, рус. изд.); с его стороны это просто была логическая погрешность, ибо, раз признавши реальность флюидического призрака, а равно и факта его прижизненного появления — видимого и осязаемого, ему уже не подобало говорить о галлюцинациях. Иное дело теория Гартмана, который не признает существования флюидического человеческого существа или чего-нибудь подобного. Он признает факт появления фигуры, но не признает в ней объективной реальности; эта последняя должна быть доказана иными путями, чем чувственные восприятия человека, которые всегда могут быть обманчивы.
   Я начну свой критический разбор воззрений Гартмана именно с этой стороны вопроса, так как в этом пункте я расхожусь с ним совершенно и так как именно вопрос о реальности этого явления может быть разрешен физическими средствами, и, даже при настоящем положении вопроса, совершенно положительно. Я утверждаю, что явления, которые принято называть в спиритизме «материализациями», не суть галлюцинации, не суть «продукты фантазии без чувственной основы для восприятия», — как смотрит на них Гартман, опираясь на те факты, которые были ему известны, — но что это продукты, одаренные своего рода материальностью, хотя и преходящей, что это, выражаясь слогом Гартмана, объективно реальные явления с чувственной основой для восприятия. Гартман готов допустить эту реальность при достаточном доказательстве, и таковое, говорит он, может представить нам только фотография, но с непременным условием, чтобы медиум и появляющаяся фигура были сняты одновременно. В послесловии своем Гартман выражается еще определеннее, и так как он входит тут в некоторые подробности, то я и считаю полезным воспроизвести здесь это место:
   «Вопрос, в высшей степени интересный теоретически, состоит в том, может ли медиум не только возбудить в другом лице определенный образ галлюцинаторно, но даже произвести таковой на самом деле, как нечто реальное, хотя и состоящее из весьма тонкой материи, но тем не менее существующее на самом деле в объективно реальном пространстве комнаты, где происходит заседание, — причем для такого образования медиум выделяет вещество из своего собственного организма и формирует его в определенный вид. Если бы была известна максимальная сфера действий медиума и ее определенная граница, за которую действие не может переступать, то доказательство объективной реальности материализованных фигур могло бы быть дано посредством механических действий с остающимся результатом, — действий, происходящих вне сферы, доступной влиянию медиума; но так как, во-первых, подобная граница еще неизвестна и так как, во-вторых, материализованные фигуры, по-видимому, никогда не удаляются от медиумов за пределы сферы физического действия, то, мне кажется, одна лишь фотография может служить доказательством, что материализованное явление представляет поверхность, способную отражать свет и существующую в объективно реальном пространстве.
   Необходимое условие для такого фотографического доказательства состоит, по моему мнению, в том, чтобы к фотографическому аппарату, к кассетке и к пластинке не допускался ни профессиональный фотограф, ни медиум — для того, чтобы исключить всякое подозрение относительно подготовления заранее кассетки или пластинки (еще не покрытой коллодиумом), а также и относительно каких-либо последующих манипуляций. Такие предосторожности, насколько я знаю, еще не были соблюдены, -по крайней мере о них не сообщается в отчетах, а следовательно, важность их не сознавалась теми лицами, которыми наблюдения были сделаны; без этих же предосторожностей те негативы, на которых медиум и фигура видны одновременно, не имеют ни малейшей доказательности; и само собою разумеется, что позитивные отпечатки таких пластинок или механическое воспроизведение с них изображений еще тем менее доказательны. Только исследователь, не возбуждающий ни малейшего сомнения, взявший с собою все аппараты из своих собственных запасов, принесший их туда, где происходит материализационный сеанс и работавший исключительно собственноручно, мог бы дать положительное и доказательное решение в этом опыте первостепенной важности (experimentum crucis), и ни в одном материализованном сеансе не следует упускать случая производить подобные опыты, где только возможно» (с. 152-153).
   Не могу при этом не заметить, что как бы эти условия ни были соблюдены, со всеми упомянутыми предосторожностями, никогда «всякое подозрение не будет исключено», ибо значение подобного опыта всегда будет опираться на нравственный авторитете экспериментатора, имеющем обыкновенно вес только для небольшого числа людей, знающих его лично. Догадкам и подозрениям не бывает границ. Опыты в этой области будут цениться только тогда, когда медиумические явления будут более распространены и наконец всеобще признаны. Примером служит то, что совершается теперь с гипнотизмом
  

а) Материализация чувственно невосприемлемых объектов. — Трансцендентальная фотография

   Спиритизм заставляет нас различать двоякого рода материализацию. Есть материализация невидимая для нормального человеческого зрения, с единственным нам известным физическим свойством, состоящим в отражении или испускании световых лучей, не действующих на нашу сетчатую оболочку, но действующих на чувствительную фотографическую пластинку; полученный таким путем результат я предлагаю называть фотографией трансцендентальной, чем сразу определяется понятие, о какой фотографии и о каких явлениях идет речь. И есть материализация видимая, с такими ей присущими физическими свойствами, которые вообще принадлежат человеческому телу. Я полагаю, что если б нам удалось доказать достоверность существования первой, то мы приобрели бы твердую основу для допущения возможности второй; ибо раз существенный факт возможности медиумического внетелесного образования, т.е. чего-то образующегося вне тела медиума, хотя и неуловимого для нашего обыкновенного глаза, но тем не менее чего-то реального, материального, будет установлен, тогда признание видимой и осязаемой материализации будет уже только вопросом о степени материальности.
   Вот почему я придаю исключительное значение фотографическим опытам, произведенным г. Битти в Бристоле (Англия) в 1872 и 1873 годах. Эти опыты по обстановке своей вполне отвечают условиям, поставленным Гартманом. Я знал лично г. Битти и получил из его рук коллекцию тех фотографий, о которых буду говорить и часть которых прилагаю здесь в 16-ти фототипиях. Прежде он сам был профессиональным фотографом, но уже не был им, когда производил эти опыты.
   Мы имеем четыре документа, относящиеся до этих опытов. Первое письмо г. Битти, напечатанное в «Британском журнале фотографии» («British Journal of Photography»), в номере от 28 июня 1872 года, и также в лондонских «Фотографических Новостях» («Photographic News»); оно перепечатано было в «Medium» от 5 июля 1872 года; второе письмо г. Битти, самое пространное, напечатанное в лондонском журнале «Spiritualist» от 15 июля 1872 года; третье письмо г. Битти, напечатанное в «Британском Журнале Фотографии», в номере от 22 августа 1873 года, перепечатанное в лондонском «Spiritual Magazine» за ноябрь 1873 года и в «Medium» от 29 августа 1873 года; и свидетельство постороннего лица, доктора Томпсона, постоянного участника этих опытов, находящееся в письме, напечатанном в лондонском журнале «Human Nature» (1874, p. 890).
   Прежде справимся о личности г. Битти, отвечает ли она высказанному г. Гартманом требованию, чтоб то был «исследователь, не возбуждающий ни малейшего сомнения»?
   Вот отзыв, который был дан о нем г. Тейлором, издателем «Великобританского Журнала Фотографии», в номере этого журнала от 12 июля 1873 года, и который я заимствую из «Spirit. Magazine» (1873, p. 374): «Всякий, кто знает мистера Битти, охотно засвидетельствует, что он рассудительный, искусный и сведущий фотограф; что он далеко не из числа тех людей, которых было бы легко обмануть, особенно в делах, касающихся фотографии, и совершенно неспособный обманывать других; а между тем он выступает с сообщением об опытах, произведенных частью им, частью в его присутствии, и из этого сообщения вытекает (если только что-нибудь из него да вытекает), что, в конце концов, в спиритической фотографии что-то да есть, — что, по крайней мере, фигуры и предметы, невидимые для находящихся в мастерской и не вызванные самим оператором, проявились на пластинке с такою же, а иногда с большею отчетливостью, чем сами сидевшие пред аппаратом». И таково было доверие к г. Битти, что журнал нисколько не затруднился напечатать у себя те письма г. Битти, в которых он описывает свои странные опыты.
   Первое письмо г. Битти было напечатано в другом специальном английском журнале — «Фотографических Новостях» со следующей заметкой от редакции: «Мистеп Битти, как многим из наших читателей известно, — старый и чрезвычайно опытный фотограф-портретист и джентльмен, в искренности и честности, а равно и в искусстве которого никому и в голову не придет усомниться. Заинтересованный вопросом спиритизма и убежденный в подложности всех виденных им спиритических фотографий, он решился исследовать этот предмет собственным опытом. Результат найдется в его сообщении. Следует заметить, что в данном случае опыты производились честными исследователями, хорошо знакомыми с фотографическими приемами и случайностями, для своего собственного удовлетворения, причем всякая возможность ошибки или обмана была тщательно устранена. Результат получился совершенно неожиданный — изображения, вовсе не схожие с теми обычными привидениями, которые так тщательно воспроизводятся на подложных спиритических фотографиях. Что касается до причины или источника этих изображений, то мы не можем дать никакого объяснения». (Взято из «Medium», 1872, р. 257.)
   Перейдем теперь к описанию опытов словами самого Битти. Вот первая половина письма его в «Британский Журнал Фотографии», в котором описываются начало и постановка опытов:
   «В продолжение многих лет мне случалось тщательно наблюдать те странные явления, которые, за недавним исключением, не считались в научном мире достойными исследования, но теперь они насильственно выдвинуты вперед и взывают к честной, точной проверке своего действительного существования.
   Несколько времени тому назад г. Крукс доказал, что при известных условиях проявляется механическая сила, которую он назвал «новою» и которой он дал особое название.
   Если ли же учение о «единстве силы» истинно, то, заполучив силу, мы имеем и всякую; если также истинно, что мгновенно задержанное движение превращается в тепло, свет и химическое действие и обратно, — то в силе, отрытой и доказанной г. Круксом, мы имеем зараз источник и электрической и химической силы.
   Но я не один из тех, кои полагают, что всякое изменение есть только результат силы, а не цели. Я поэтому вынужден к моему понятию о силе присоединять элемент разумности — сила как таковая не имеет бытия отдельного от разумного начала. Опыты, которые я теперь намерен описать, быть может, и не новы, но результаты их (я не прибавляю: «если только они верны» — я знаю, что они верны) доказывают очень многое, а именно, что при данных условиях проявляется невидимая энергия, способная вызвать сильное химическое действие; но это не все: эта самая энергия управляется разумностью иною, чем, видимо, присутствующих лиц, так как вызванные образы не могли быть результатом мысли этих присутствующих.
   Без дальнейших вступительных слов я перехожу к описанию опытов.
   Я имею в Лондоне приятеля, который однажды, бывши у меня, показал мне так называемые «спиритические фотографии». Я ему тотчас сказал, что они не были таковыми, и пояснил ему, каким образом они были сделаны; видя, однако, что многие верили в возможность подобных вещей, я сказал, что не прочь сделать несколько опытов, так как я знал одного хорошего медиума — г. Бутланда. После некоторых переговоров он согласился уделить некоторое время на попытку. Затем я условился с г. Жости (фотографом в Бристоле) относительно позволения производить опыты в его помещении после 6 часов вечера и заручился доктором Томпсоном и г. Томми в качестве ассистентов. Все манипуляции я проделывал сам, за исключением открывания объектива — что делал г. Жости.
   Камера, с объективом Росса, была такого устройства, что можно было иметь три негатива на одной пластинке. Свет был затенен, чтобы можно было продолжать выставку до четырех минут… Фон был обыкновенный, ежедневно употреблявшийся, темно-коричневый и стоял вплоть к стене. Медиум сидел к нему спиной, с маленьким столом перед собою. Д-р Томпсон и г. Томми сидели с одной стороны за тем же столиком, а я, во время выставки с другой». (См. табл. I, и другие.)
   Далее в письме следует описание опытов, но весьма краткое: поэтому я заимствую его из письма Битти в «Спиритуалисте», где оно гораздо подробнее.
   «Первый сеанс — девять выставок — без результата. Второй сеанс неделю спустя — результат при девятой выставке; если бы ничего не получалось, мы решались бросить дело; но при проявлении последней пластинки моментально выступило какое-то изображение (имевшее неопределенное сходство с человеческой фигурой). После немалых обсуждений мы нашли, что полученный результат не может быть отнесен ни к одной из тех погрешностей, которые столь обычны при фотографии. Это побудило нас продолжать опыты. Замечу, между прочим, что г. Жости до этой самой минуты смеялся при одной мысли об этих опытах, хотя результат, полученный на втором сеансе, несколько озадачил его.
   На третьем сеансе на первой пластинке ничего не получилось, на второй же — результат при каждой выставке; после первых двух — светящийся бюст, со сложенными накрест и приподнятыми руками; после третьей — то же изображение, но удлиненное; впереди фигуры и над нею какое-то странное коленчатое изображение, изменяющееся в размере и положении при каждой выставке на той же пластинке. При следующей съемке фигура приближается к человеческой, а изображение над нею превращается в звезду. Эта видимая эволюция продолжается еще при следующих трех выставках, и звезда получает очертание головы Покуда мы были заняты одною из выставок этой серии, г. Жости сидел возле камеры на стуле для открытия объектива. Мы вдруг услыхали, что закрышка выпала у него из рук; взглянув, мы увидели, что он был в глубоком трансе, из которого он очнулся в испуге и большом возбуждении. Когда он несколько успокоился, он сказал, что последнее, что помнит, это белую фигуру перед нами и просил, чтобы мы тотчас осведомились о здоровье его жены — ему казалось, будто это она стояла перед нами). После этого инцидента г. Жости был до того суеверно напуган, что не хотел даже дотронуться до камеры или кассетки; но зато он более и не смеялся.
   На четвертом сеансе получились еще более удивительные результаты. Сперва мы получили изображение конуса длиною в три четверти дюйма, с более коротким конусом над ним; при второй выставке эти изображения испускают лучи по сторонам; при третьей большой конус принимает форму флорентийской фляжки, а второй — образ звезды; при четвертой выставке появляются те же изображения, с дубликатом звезды вдобавок; при пятой результат таков, как если бы зажженная проволока магния была опущена в каждое из этих изображений — звезда превратилась как бы в светящуюся летающую птицу, а фляжку точно разорвало, это как бы взрыв света (см. табл. I фот. 1-4).
   На пятом сеансе у нас было восемнадцать выставок, и без всякого результата: день был очень сырой.
   На шестом сеансе, в субботу 15 июня, мы получили весьма странные результаты, как физические, так и спиритического характера. Я постараюсь в точности описать их. Двенадцать выставок не дали ничего. Затем Бутланд и г. Жости впали в транс, и от этого транса Жости в течение всего вечера не мог вполне освободиться. Он повторял про себя: «Что это такое!.. Мне нехорошо… Я точно связан»… Он явно испытывал тупое стояние полутранса. При следующей выставке ему поручено было открыть объектив. Сделав это, он быстро Дошел и стал позади нас; это нас удивило. Когда время истекло, он побежал и закрыл объектив. И на этой пластинке выступила белая фигура впереди него — видна только его голова. Но до сего времени он не хочет верить, чтобы он вставал и стоял там; он, очевидно, действовал по внушению в состоянии транса. При следующем опыте г-жа Жости сидела с нами, а д-р Томпсон — при объективе. Во время сидения г. Жости сказал: «Я вижу туман, совсем как лондонский туман». При передвижении пластинки для второй выставки он сказал: «Теперь я ничего не вижу — все бело», и он протянул руки, чтобы убедиться, что мы тут. При передвижении третьей части пластинки для третьей выставки он сказал, что видит опять туман, а г. Бутланд заметил: «Я вижу фигуру перед собою». Прошу заметить, что эти заявления были сделаны во время выставок. Как только я коснулся пластинки проявителем, результат оказался крайне, более того, непостижимо странным. Первая часть пластинки вышла покрытой ровной, полупрозрачной туманностью, а нормальные изображения оказались нейтрализованными или уничтоженными; таким образом не только одно действие было вызвано, но и другое было остановлено; на следующей части пластинки туманность сделалась совершенно непроницаемой; на третьей — легкая туманность и фигура, как видел г. Бутланд. (См. табл. IV фот. 2 и табл. III, фот. 4.)
   На седьмом сеансе шестнадцать выставок дали только один результат: какая-то фигура вроде дракона; не понимаю ее значения. Затем последовала интересная серия, в которой пластинки были покрыты странными огоньками, каждый раз подробно описанными обоими медиумами во время выставки — относительно их числа, места и светлости.
   Еще был последний сеанс 22 июня, на котором присутствовал г. Джон Джонс из Лондона. Г. Жости страдал сильной головной болью, а г. Бутланд был очень утомлен от дневных занятий. Двадцать одна выставка — и только три результата: на одной только световое пятно, на других двух точно вязанки или пучки, правильно сложенные, с ясной чертой впереди и световыми лучами позади.
   В этом отчете я дал, насколько мог, как бы абрис наших опытов. Во время их производства многое случилось, что надо было видеть или слышать. Они были предприняты для нашего личного удовлетворения. Всякие осторожности против неуместного вмешательства были приняты. Мы вели свое дело внимательно, добросовестно. Результаты нас хорошо вознаградили, если б мы ничего более и не получили. Я прилагаю вам при сем серию этих фотографий. Я уверен, вы тотчас же усмотрите их огромное значение в научном отношении. Допустим, что вместо этих изображений мы получили бы портреты: я очень опасаюсь, что как бы ни было высоко наше личное удовлетворение, но в таком случае посторонние люди отнеслись бы к нашим опытам иначе и мы напрасно бы надеялись, чтоб нам поверили.
   Насколько виденные мною до этого фотографии подобного рода носили на себе самих доказательства того, каким образом они были изготовлены, настолько, я надеюсь, вы немедленно увидите при тщательном рассмотрении, что эти изображения в целом своем составе носят на себе самих доказательства их странного и необычайного происхождения. В продолжение всех наших опытов мы получали через столик точные указания относительно света, времени открытия и закрытия объектива. Всю фотографическую работу я делал сам. Изображения выступали мгновенно, задолго до нормальных; это указывает на особенную силу проявляющейся тут энергии».
   Краткие свидетельства г. Томми, участника всех опытов, и г. Джонса, бывшего на одном сеансе, помещены в «Medium» от 5 июля 1872 года.
   В третьем письме своем, помещенном в «Фотографиком Журнале» в 1873 году, г. Битти после интересной всгупительной заметки, описывает новую серию опытов, изведенных им в этом году с теми же участниками; регаты, в общем, были однородны с предшествовавшими; о тех же, которые представляли замечательные особенности, я упомяну ниже на своем месте.
   Теперь я приведу здесь упомянутое выше письмо д-ра Томпсона, написанное им по запросу сотрудника журнала «Human Nature» в 1874 году, следовательно, еще под свежим впечатлением наблюдавшихся явлений. Не говоря о том, что сообщение Томпсона весьма обстоятельно и пополняет описание г. Битти различными интересными подробностями, но как свидетельство постороннего лица, постоянного участника этих замечательных опытов и к тому же опытного фотографа-любителя, оно имеет в данном случае особенную цену. Поэтому я и цитирую его здесь целиком. Г. Томпсон пишет:
   «Когда, года два тому назад, публика интересовалась предметом спиритических фотографий, приятель мой, г. Битти, обратился ко мне с просьбой пособить ему при некоторых опытах, имевших целью разрешить вопрос о возможности подобного факта, так как все, что г. Битти видел до этого, носило на себе более или менее ясно следы обмана. Эти опыты были предприняты нами единственно для нашего личного убеждения, ибо мы оба вообще интересовались спиритизмом, а этой отраслью в особенности, так как каждый из нас занимался фотографическим делом почти 30 лет — г. Битти, когда был его главным представителем в Бристоле, а я как любитель.
   Один общий друг, благодаря медиумизму которого мы часто бывали очевидцами различных явлений транса и на чью честность мы могли вполне положиться, любезно предоставил себя в наше распоряжение. Мы начали наши опыты в середине июня 1872 года, собираясь раз в неделю в шесть часов вечера (занятия медиума вынудили нас остановиться на таком позднем часе). Объектив, употреблявшийся нами, был от Росса, с фокусным расстоянием в 6 дюймов, а камера — одна из тех, которые употребляются при обыкновенных фотографиях маленького размера (так называемых визитных карточках), с кассеткой, допускающей три снимка на одной пластинке; серебряная ванна помещалась в фарфоровом сосуде. Фон был обыкновенный, сделанный из холста, натянутого на раму и окрашенного в цвет средний между коричневым и серым. Каждый сеанс мы начинали с того, что садились вокруг маленького стола, который своими движениями давал указания, как поступать. Следуя этим указаниям, мистер Битти занимался приготовлением и проявлением большей части пластинок, тогда как я заправлял выставкой, продолжительность которой постоянно определяясь движением стола, за которым сидели все остальные, кроме меня.
   Пластинки вынимались из ванны (заготовленной для вечерних опытов) как придется, без всякого определенного порядка. Я считаю важным упомянуть об этом обстоятельстве, так как оно лучше всего опровергает многие, если не все, возражения, приводимые против неподдельности этих фотографий. К предосторожности в выборе пластинок присоединилась еще и другая — медиум не вставал из-за стола, исключая только те случаи, когда ему предписывалось присутствовать при проявлении; таким образом, знать, какое именно изображение получится на данной пластинке, если думать, что пластинки были заранее обработаны, — становилось совершенно невозможным, а между тем медиум описывал нам эти изображения в мельчайших подробностях. Наши сеансы продолжались обыкновенно немного более двух часов. При первом опыте мы сделали девять выставок, не получив ничего необыкновенного.
   Неделю спустя мы снова собрались, но после восьми одинаково неуспешно сделанных выставок решили прекратить дальнейшие опыты, если и девятый раз не даст более благоприятного результата. Но только что мы приступили к проявлению девятой пластинки, как на ней почти мгновенно выступило какое-то странное очертание, довольно похожее на человеческую фигуру в наклонном положении. Когда мы собрались в третий раз, на первой пластинке ничего не получилось, да и, вообще, и на всех последующих сеансах первые выставки не вставляли ничего особенного. Но на второй пластинке в этот третий вечер получилось замечательное изображение, похожее на очертание верхней половины женской фигуры; то же изображение, но более удлиненное, получилось и на третьей пластинке. После этого, вместо очертаний головы, у нас стали получаться все более или менее звездообразные фигуры. В начале нашего следующего сеанса у нас было двенадцать неудачных попыток, но затем когда начались проявления, мы увидали, что фигуры переменили характер и стали принимать форму конуса или бутылки, становясь светлее по мере приближения к центру. Эти светящиеся конусы появлялись неизменно на лбу или на лице медиума и сопровождались обыкновенно звездою или светлым пятном над самой его головой. В одном случае было две таких звезды, из которых одна была гораздо тусклее другой и частью исчезла за ней. Эти фигуры в свою очередь уступили место другим, и конусы и звезды превратились как бы в птиц с распущенными крыльями, а светлые прежде края очертаний стали незаметно сливаться с темным фоном.
   В следующий вечер, когда мы опять собрались, двадцать одна выставка не дала никакого результата. Тут, в первый раз, медиум начал говорить в трансе и описывать виденное им в то время, когда пластинки были еще в камере, и описания его оказались вполне согласными с полученными потом изображениями. Раз он вдруг воскликнул: «Я окружен густым туманом и ничего не могу видеть». При проявлении пластинки, бывшей в это время на выставке, на ней ничего не было видно, вся поверхность была застлана туманом. Вслед за этим он описал человеческую фигуру, окруженную туманом, и, проявляя пластинку, мы разглядели слабое, но вполне явственное очертание как бы женской фигуры. Другой раз, в прошлом году, когда мне случилось сидеть за столом, он описал женскую фигуру, стоявшую подле меня, очертания которой ясно выступили при проявлении. Начиная с этого раза почти все получаемые изображения были им описываемы во время выставки и всегда с одинаковой точностью и подробностью. В прошедшем году явления стали более разнообразны по форме, чем прежние, причем одно из самых любопытных представляло светлую звезду, величиною с трехпенсовую серебряную монету, в середине которой помещалось изображение бюста в медальоне с краями, резко обозначенными темной полосой; о явление тоже было описано медиумом. В течение этого же сеанса он вдруг обратил наше внимание на яркий свет и указывал на него. Он удивлялся, что никто из нас не видит этого света. При проявлении пластинки на ней получились световое пятно и палец медиума, указывающий на него.
   Рассматривая всю серию этих фотографий, нельзя не заметить, что большей частью представляемые изображения подвергаются точно постепенному развитию; начиная с небольшой светящейся поверхности, которая постепенно увеличивается в размере, они изменяются и в очертаниях, причем это последнее изменение часто происходит от слияния двух, вначале самостоятельных, фигур.
   В продолжение наших опытов г. Битти часто обращал внимание на быстроту, с которой эти фигуры выступали при проявлении и притом гораздо раньше остальных, нормальных, изображений. Ту же особенность заметили и сообщили мне и другие лица, занимавшиеся подобными же опытами.
   Нередко в конце сеанса, когда света было уже очень мало, при проявлении пластинок мы не замечали на них ничего другого, как только отпечатки этих невидимых для нас световых образований, — обстоятельство, доказывающее, что световая сила, действовавшая на пластинку, хотя и не влияла на глаз наш, но была велика; в сущности, мы работали в темноте, так как видимый свет, отражавшийся предметами, находившимися в комнате, не производил на чувствительную пластинку никакого действия. Это обстоятельство навело меня на мысль постараться проверить, не имеет ли ультрафиолетовый луч спектра какое-нибудь влияние на происхождение подобных изображений; с этой целью я предложил в том направлении, где медиум описывал появление света, выставить бумагу, пропитанную каким-нибудь веществом, обладающим флуоресценцией. Для этого я взял лист пропускной бумаги и половину его напитал раствором хинина, оставив другую половину нетронутой для того, чтобы лучше видеть, какое действие могло бы произойти вследствие присутствия хинина. Мне не удалось быть на сеансе, на котором проделали этот опыт и который был нашим последним; но г. Битти выставил бумагу, как было предложен мною, не получивши, однако, никакого результата»
   Как мы видим из предшествовавшего, г. Битти для производства своих опытов составил небольшой приятельский кружок, из пяти лиц всего, между которыми находился один медиум, г. Бутланд; следует заметить что это не был медиум для физических явлений и материализации, но медиум для транса (см. подробное письмо г. Битти, напечатанное в «Спиритуалисте» 15 июля 1872 года), следовательно, медиум, у которого подобные явления обыкновенно не происходят, и г. Битти, приглашая его, не имел никаких шансов для успеха, не имел даже понятия о том, какого рода явления могли бы произойти при данных условиях; поэтому и результаты получились, сравнительно говоря, слабые, неотчетливые; но для г. Битти, жившего в Бристоле, не было выбора, а так как г. Бутланд был его короткий приятель, то он и мог рассчитывать на его любезность. Опыты состояли в том, что кружок усаживался для сеанса за столик, наперед установленный в фокусе фотографического аппарата, объектив которого по данному столиком сигналу открывался одним из участников сеанса.
   Оба письма, адресованные Битти в фотографические журналы, были помещены мною целиком в «Ps. Studien» (1878, S. 337, и 1881, S. 254); они поэтому не ускользнули от внимания г. Гартмана, и он упоминает об них на с.. (рус. пер.); он называет эти явления «световыми» и приписывает их «эфирным вибрациям высшей преломляемости». Но выражение «световое явление» весьма неопределенно. Так, Гартман говорит далее: «Определенные формы обнаруживаются и в медиумических световых явлениях, но это большей частью (??), так сказать, формы кристаллические или, по меньшей мере, неорганические, напр.: звезды, светлое поле с мерцающими на нем | точками или фигурами, имеющими более с электрическими фигурами из тонкого порошка или звуковыми фигурами Хладни, чем с органическими формаами» (с. 62). Сам Гартман фотографий г. Битти не видал, и на те слова Битти, которые не вяжутся с его объяснением и где говорится о человеческих фигурах, он внимания не обратил; но теперь, когда хоть часть упомянутых фотографий мною увековечена и читателям моим доступна в прилагаемых фототипиях, для всякого становится очевидным, что если мы и имеем тут дело в некоторых случаях как бы с «неорганическими формами», то никак не с кристаллическими и не с электрическими или звуковыми фигурами, отличающимися правильностью и симметричностью, а в других случаях уже, несомненно, имеем дело с такими образованиями, которые стремятся принять форму органическую, именно — человеческую. Достойно замечания, что вначале (см. табл. I фототипий) процесс образования имеет два центра развития; мы видим два светящихся тела: одно, образующееся в области головы медиума, другое — в области груди. На табл. II виден медиум, сидящий посередине; справа от него сидит г. Битти, а слева гг. Томпсон и Томми. На табл. II и III соединение частей, по-видимому, закончено, и мы видим формы, которые нельзя сравнить ни с чем иным, как с формами человеческими. Кроме того, г. Битти прямо говорит о сеансе, на котором «три выставки сряду дали изображение светящегося бюста с сложенными накрест руками»(«Ps. Studien», 1868, S. 339), также и другие выражения его, как-то «процесс развития совершенной челоческой фигуры» (ibid.), «светящийся образ, опирающийся на одну сторону» (см. фот. 10), «темная фигура с длинными волосами, протягивающая руку свою» («Ps. Stud.», 1881, S 156-157), — не оставляют в этом сомнения. Г.Томпсон также говорит о получавшихся неоднократно изображениях человеческой фигуры. Из этого мы можем заключить, что мы имеем тут дело не просто с «световым но с образованием какого-то вещества, невидимого для нашего глаза, и которое либо само является источником света, либо отражает на фотографической пластинке такие световые лучи («эфирные вибрации высшей преломляемости»), которые не действуют на сетчатую оболочку нашего глаза. Что тут идет дело о каком-то веществе, видно из того, что оно или в такой степени уплотнения, что совершенно закрывает участников сеанса, или, наоборот, в такой степени разрежения, что фигуры лиц, сидевших за столом, и самый стол просвечивают сквозь появившееся изображение фигуры, как видно на табл. III, фот. 1-3; эта прозрачность еще более заметна на подлинных фотографиях. На той же таблице (фот. 4) участников сеанса не видно, но на подлиннике их легко разглядеть. Вместе с тем, несомненно, явствует, что это вещество одарено такой фотохимической энергией, что вызванные ею изображения, «выступают на пластинке совершенно отчетливо, в самый момент проявления, между тем как все остальные, нормальные изображения выступают позже — их приходится выжидать».
   Но в числе опытов Битти есть один, окончательно устанавливающий невозможность определения полученных результатов общим выражением — «световые явления», так как появившаяся на пластинке форма — черпая. Вот подлинные слова Битти из третьего письма его:
   «После разных неудач я приготовил последнюю пластинку для вечера — было уже 7 ч. 45 мин. Как только все было готово, медиум заявил, что видит на заднем фоне темную старческую фигуру с протянутой рукой; а другой, тут же присутствовавший медиум заявил, что видит светлую фигуру — и каждый из них описал позу этих фигур. При проявлении этой пластинки выступили и описанные фигуры, хотя слабо. Я не мог их отпечатать; поэтому я прежде перевел их на прозрачный позитив, а потом уже на усиленный негатив, с которого и мог отпечатать их. Вы можете видеть, какой странный получился результат. Темная фигура носит, по-видимому, характер шестнадцатого столетия; она точно в кольчуге и с длинными волосами. Светлая фигура неопределенна; в сущности, получилось только негативное изображение» («Ps. Studien» 1881, S.227).
   Но это еще не все. Эти опыты дали другой, замечательный результат. Изображения, о которых мы пока говорили которые воспроизведены в приложенных фотографиях, могут быть названы самостоятельными или оригинальными; но есть и другие, которые можно назвать искусственными. Так, Битти сравнивает их то с «короной, украшенной мечеобразными спицами», то с «блестящим солнцем, внутри которого виднеется образ головы». Вот как он описывает последний опыт в третьем письме своем:
   «Следующий и последний, хотя и совершенно исключительный по результату опыт может быть вкратце описан так: при первой выставке этого ряда получилась на негативе звезда; при второй — она же в увеличенном виде; при третьей — она превращается как бы в большое солнце, которое несколько прозрачно; для руки, в него направленной, оно горячо, как пар из сосуда. При четвертой выставке медиум видит чудное солнце, которое в середине прозрачно; и тут выступает профиль головы, «как на шиллинге» (см. табл. IV, фот. 3 и 4). При проявлении все эти описания оказались совершенно верными» («Ps. Studien», 1881, S. 257).
   Я имею всю серию этих четырех фотографий. На первой виднеется, над головой медиума, светящееся тело величиной с маленькую горошину; на второй оно втрое больше и принимает очертания притупленного креста величиной в полтора сантиметра; видна рука медиума, приподнятая к этому светящемуся телу; на третьей оно принимает овальную форму такой же величины с равным фоном и выступом вокруг; на четвертой овальная форма еще правильнее, она походит на овальную рамку из коротких световых зубчиков, имеет в ширину полтора, а в длину два сантиметра, а в фоне рамки, несколько более темном, длиною в один сантиметр, рисуется в профиль головы, «как на шиллинге».
   Общее заключение, к которому приходит г. Битти, таково :
   «На основании помянутых опытов можно считать доказанным, что есть в природе какая-то тонкая, эфирная субстанция, которая при некоторых условиях сгущается и в этом состоянии делается видима для сенситивов; и когда испускаемые ею лучи касаются чувствительной пластинки, то сила ее вибраций такова, что вызывает могущественную химическую реакцию, каковую могло бы вызвать только самое сильное солнечное действие. Мои опыты доказывают и нечто большее, а именно, что есть личности, нервная организация которых такова, что служит ближайшей (в физическом смысле) причиной этого явления и что в их присутствии образуются такого рода реальные формы, которые доказывают существование невидимой разумной силы. Но на страницах вашего журнала этот вопрос должен оставаться чисто физическим. Факт тот, что при фотографировании группы лиц на пластинке получались туманные изображения определенного вида и характера. Они указывают на длину, ширину и толщину снимавшихся форм; эти формы имеют собственный свет и не бросают тени; они указывают на цель; они таковы, что подделать их было бы довольно легко, но вряд ли кому пришло бы в голову их придумывать» (из письма Битти в «Фотографических Новостях», от 2 августа 1872 года, цитируемого в «Spiritual Magazine», 1872 года, p. 407).
   В конце своего письма, помещенного в «Спиритуалисте», Битти высказывает те же заключения и прибавляет: «Эта субстанция в руках невидимых и разумных существ принимает различные формы, подобно глине в руках художника; каковые формы или фигуры, будучи выставлены перед объективом, могут быть фотографированы — будут ли то изображения человеческих существ или чего другого. Людьми, глаз которых способен воспринимать подобные впечатления, эти формы могут быть описаны в точности, прежде чем они станут доступны для обыкновенного глаза на проявленной пластинке».
   Оставим пока в стороне вопрос об участии «невидимых разумных существ», которое может быть оспариваемо и остановимся на том неоспоримом факте, который показан путем фотографическим, а именно, что при некоторых медиумических условиях могут происходить видимые для простого глаза, но материальные образования, носящие характер разумной силы, направленной к опредёленной цели, причем процесс постепенного развитая данного типа очевиден.
   Необходимо заметить здесь, что факт этот нам доказан вдвойне, ибо, с одной стороны, явление в момент своего происхождения замечается и описывается сенситивными личностями кружка, а фотография с своей стороны дает вещественное доказательство реальности виденных ими явлений и правильности данных ими описаний. И Гартман не отрицает этого факта (с. 57). Таким образом, мы имеем здесь начало требуемого Гартманом доказательства, чтобы на фотографии были одновременно сняты и медиум, и появившаяся фигура. Без этого фотографического результата Гартман имел бы полную возможность отнести и эти видения медиумов к области галлюцинаций, как он тотчас и делает при всяком другом случае. Вот, напр., выражения его, которые он не преминул бы приложить и к заявлениям медиумов Битти, не будь тут фотографии: «Если медиум будет иметь иллюзию, что у него из-под ложечки выходит туман и из этого развивается образ духа, то и очарованному зрителю явится та же самая галлюцинация» (с. 119). Но так как мы имеем теперь доказательство, что в многочисленных случаях, описанных у Битти, это не было галлюцинациями, то мы приобрели тут факт величайшего значения, к которому мы в свое время и возвратимся. Вместе с сим необходимо заметить и то, что тот же факт доказывает, что полученный на фотографической пластинке результат не мог бы быть приписан исключительно действию «системы линейных сил», исходящему из медиума (как Гартман объясняет медиумические отпечатки органических тел) и действующему единственно на поверхность пластинки, но что здесь следует признать наличность реального объекта, бывшего причиной полученного результата.
   Очень замечательно также и заключение г. Битти, что мы имеем здесь дело с невидимым искусственно обработанным веществом, ибо это же самое заключение было выведено из бесчисленных наблюдений над явлением видимой материализации; между тем, когда Битти был приведен к этому заключению в 1872 году, явление видимой материализации человеческих лиц, а затем и всего тела только что начало развиваться. Впоследствии, когда мы будем о нем говорить, мы будем иметь случай и оценить значение этого вывода.
   И г. Битти не был единственным лицом, которое, вследствие доходивших из Америки сенсационных известий о так называемых спиритических фотографиях, пожелало проверить этот факт личным, домашним опытом. В английских журналах 1872 и 1873 годов («Medium», «Spiritual Magazine» и «Spiritualist») встречаются многочисленные известия о подобных опытах, произведенных частными лицами для их личного удовлетворения. Первые фотографии этого рода были получены г. Гуппи, автором сочинения «Mary Jane», о котором я говорил в историческом обзоре, помещенном в немецком издании настоящей книги. Медиумом в этом случае была его жена, медиумические способности которой были в то время уже давно известны; см. об этих опытах «Spir. Mag.» 1872, p. 154, и их описание у Уаллеса, который хорошо был знаком с г. и г-жой Гуппи (см. его «Защиту новейшего спиритуализма» рус. пер., с. 50-51). Затем производили подобные же опыты: Г. Ривс (Reeves), который при начале их не имел даже никакого понятия о фотографическом искусстве; он также получил изображения неодушевленных предметов и человеческих фигур («Spir. Mag.», 1872, p. 266 и 409); журнал упоминает о 51 фотографии этого рода; г. Парке (Parkes), об опытах которого интересные подробности помещены в специальном трактате об этом предмете, напечатанном в журнале «Human Nature», 1874, p. 145-157, и в «Спиритуалисте», 1875, т. VI, 162-165 и т. VII, с. 282-285; г. Россель (Russel), который делал опыты с лицами своего семейства, а также и с профессиональными медиумами в своем доме («Spir. Mag.», 1872, р. 407); г. Слэтер (Slater), лондонский оптик; его субъектами были также члены его семейства и, все манипуляции производил сам; см. его заявление в «Medium», 1872, р. 239 и др.; ниже нам придется поговорить о нем подробнее; и наконец, г. Уильяме (Williams), магистр прав, доктор философии, об опытах которого Уаллес упоминает в следующих словах: «Не менее удовлетворительное подтверждение было получено другим любителем, г. Уильямам после полуторагодовых попыток. В прошлом году ему посчастливилось получить три фотографии — каждая с частью человеческой фигуры возле позировавшего, из которых одна имела явственно обрисованные черты лица. Позже была получена еще фотография с хорошо очертанным образом мужчины, стоявшего сбоку позировавшего; но при промывке негатива изображение это исчезло. Г. Уильяме удостоверяет меня письменно, что при этих опытах не было места для обмана или для произведения полученных изображений какими бы то ни было известными способами» («Защита новейшего спиритуализма», с. 54).
   Нельзя не упомянуть здесь о личном опыте редактора «Великобританского Журнала Фотографии» — г. Тейлора. Но так как это свидетельство принадлежит человеку, который не только стоял вне всяких спиритических занятий и тенденций, но даже с самого начала клеймил все дело «спиритических фотографий» постыдным шарлатанством, то мы и воспроизведем здесь это свидетельство целиком. Он отправился к профессиональному лондонскому фотографу Гудзону, который слыл также и спиритическим фотографом. Всю операцию он проделал сам, с своими собственными пластинками, и получил несомненные результаты. Вот его слова:
   «Раз факт признается, является вопрос: каким способом возникают эти изображения на пластинке, покрытой коллодиумом? Первая мысль — приписать их двойной выставке со стороны фотографа Гудзона. Но тут представляется трудность: присутствие самого Гудзона при этом вообще не необходимо; справедливость требует сказать что, когда мы находились в его помещении для производства опытов, имевших целью разрешение вопроса об истине так называемых спиритических фотографий, его темная комната была в нашем полном распоряжении, мы употребляли свой коллодиум и свои пластинки и что во время всех приготовлений, выставок и проявлений г. Гудзон всегда держался на расстоянии до десяти футов от снаряда или темной комнаты. Что на нескольких пластинках получились какие-то необыкновенные изображения — это несомненно; но, какая бы ни была причина их возникновения — о чем мы теперь и говорить не намерены, — одно можно сказать: сам фотограф тут ни при чем. Также и толкование, что это могло быть результатом прежде употреблявшихся пластинок, в этом случае вовсе неприменимо, ибо пластинки были совершенно новые и были получены от фирмы Руч и КR, всего за несколько часов до их употребления; не говоря уже о том, что они были у нас постоянно перед глазами, даже и сама пачка их была распечатана только при начале опыта». («Великобрит. Журн. Фотографии» от 22 авг. 1873 года, цитир. в «Spir. Mag.», 1873, p. 374).
   К этому же времени относятся опыты г. Реймерса, происходившие в его частном кружке, причем все манипуляции были произведены им самим, и получившиеся результаты оказались вполне согласными как с сенситивными наблюдениями медиума во время выставки, так и с наблюдениями самого Реймерса во время тех материализационных сеансов, на которых наблюдалось появление той же самой фигуры, что и на фотографии («Spiritualist», 18741, т. 238. «Psych. Stud.», 1874, S. 546; 1876, S. 489; 1879, S. 399).
   Мне остается упомянуть еще о подобного же рода опытах, произведенных г. Дамиани в Неаполе. Он сообщает: «Один молодой немецкий фотограф, увидавши мою коллекцию спиритических фотографий, был этим так удивлен, что предложил мне проделать несколько опытов на террасе моего дома, если только я возьму на себя пригласить для сей цели кого-нибудь из медиумов. Его предложение было принято, и в половине октября у меня было наготове шесть медиумов: баронесса Черрапика, лайор Виджиланте, каноник Фиоре и еще три женских медиума. На первой пластинке получился световой столб; на второй — световой шар, над головой одного из женских медиумов; на третьей — тот же шар с пятном в середине; на четвертой пятно сделалось явственнее; на пятой и последней в середине светового пятна виднелось нечто вроде головы» («Spirit.», дек. 3, 1875). Здесь легко узнать те же характерные черты явления, какие получались при опытах Битти.
   Мне, понятно, невозможно входить во все частности опытов, о которых я здесь упомянул. Пришлось бы написать целую книгу. Для нашей цели совершенно достаточно опытов Битти, ибо мы имеем здесь все документы налицо и способ их исполнения отвечает всем условиям, какие только самая строгая критика могла бы потребовать. Эти опыты не имели другой цели, как личное убеждение человека просвещенного и любознательного, бывшего, сверх того, мастером фотографического дела; из полученных результатов он никакого гешефта не сделал; эти фотографии никогда в продаже не были; все их серии были отпечатаны только в небольшом количестве экземпляров для раздачи между интересующимися этим вопросом и, как мы надеемся, сохраняются также в архивах редакций фотографических журналов, которым они были доставлены г. Битти при статьях его. Неудивительно поэтому, что об них мало знают и что теперь они почти забыты в спиритизме, так как весь интерес, весьма понятно, сосредоточился на явлениях видимой материализации. Будучи в 1873 году в Лондоне, я нарочно ездил в Бристоль, чтобы познакомиться с г. Битти, так как придавал полученным им результатам большое значение, и он был так любезен, что дал мне 32 штуки из имевшихся у него фотографий. Было бы весьма полезно для изучения предмета воспроизвести фототипически все серии опытов Битти в их хронологическом порядке; он сам говорит: «Фотографии эти должны для настоящего их понимания, быть рассматриваемы в их сериях; удивителен в них именно процесс развития». К сожалению, я не имею полного экземпляра, а находящиеся у меня я не догадался отметить по порядку, по указаниям Битти; с его помощью я легко мог бы сделать это, но, к сожалению, его нет более в живых. Поэтому из имеющихся у меня налицо я выбрал шестнадцать, которые я подобрал, придерживаясь порядку их серий и руководствуясь их описанием в напечатанных статьях; мне кажется, однако, что строго хронологический порядок не представляет здесь существенной важности, так как степени и фазы развития данного типа не подчинены безусловно, как мы видим из описания, последовательности во времени, но наличным, более или менее различным или благоприятным условиям данного опыта.
   Я потому так распространился об опытах Битти, что добытые им результаты я считаю краеугольным камнем всей феноменальной области медиумической материализации вообще и трансцендентальной фотографии в особенности; в области этой последней нам предстоит увидать еще другие замечательные фазы ее развития.
   Когда печатание первого издания настоящей книги приведено было к концу, я узнал, что названный выше редактор «Британского Журнала Фотографии» («British Journal of Photography»), Traill Taylor, произвел в 1893 году с одним медиумом еще ряд опытов по части фотографии «невидимого», которые увенчались замечательным успехом, о чем он и сообщил в своем журнале, N от 17 марта 1893 года, в статье, озаглавленной «Спиритическая Фотография». Полученные им результаты вполне подтвердили возможность всего сказанного мною выше по этому предмету. Фотография дает нам неоспоримое доказательство, что не все в медиумических явлениях чисто субъективного характера, но что некоторые из них имеют и объективное реальное содержание. Отсюда посылка громадной важности о возможности объективно реального существования форм и сущностей невидимого мира, одаренных разумностью. Вот почему фотографии, полученные покойным Битти в 1872 году и названные мною трансцендентальными, я признал краеугольным камнем в вопросе; с них я и приступил к своей работе. В ту пору этот же самый Тейлор, руководствуясь только глубоким убеждением в совершенной честности Битти и его полной компетентности по части фотографии, не задумался поместить в своем журнале сообщение Битти о полученных им удивительных результатах. И вот двадцать лет спустя, сам Тейлор имел случай произвести подобные же опыты, вполне подтвердившие биттиевские. Нечего говорить о том, что опыты Тейлора, как знатока своего дела, были произведены при условиях абсолютной доказательности; поэтому заявление столь авторитетного голоса в пользу фактической достоверности так называемой «спиритической фотографии» нельзя не считать решающим (подробности см. в журнале Стэда «Borderland», 1894, р. 249 и след.).
   Фотографические опыты г. Битти, взятые в совокупности, доказывают нам, что во время медиумических сеансов происходят не только умственные явления известного порядка — что, впрочем, критика вообще и допускает, — но что при этом имеют место и явления материального характера в точном смысле этого слова, т.е. объективные явления, с различными атрибутами и степенями материальности, в чем и вся суть спорного вопроса; в первоначальном виде своем эта материя представляется как бы облачным светящимся испарением, которое мало-помалу сгущается и принимает затем все более и более определенные формы — как это было наблюдаемо и заявляемо многими сенситивными лицами или ясновидящими и как это повторилось и с медиумами г. Битти. В последнем развитии своем эта материя принимает в помянутых опытах такие формы, которые нельзя не назвать человеческими, которые еще далеко не отчетливы. Что мы, действительно, имеем тут дело с формами человеческими, мы получим тому доказательство в дальнейшем развитии этого явления, представляемого нам трансцендентальной фотографией. Но я не должен забывать, что, отвечая г. Гартману, я имею в виду и далее придерживаться тех строгих хотя и совершенно рациональных условий, которые им поставлены для признания несомненности явления.
   К счастью, мы можем идти далее при требуемых условиях и при столь же удовлетворительных, как и те, при которых происходили опыты г. Битти.
   Переходной ступенью между человеческой фигурой неопределенной формы и таковой же совершенно определенной является определенная материализация какой-либо части человеческого тела. Мы знаем, что явление видимой материализации при самом начале спиритического движения состояло в моментальном появлении и исчезновении человеческих рук, видимых, осязаемых и производящих различные движения неодушевленных предметов. Гартман относит это явление к области галлюцинаций. Но вот на табл. V — фототипический оттиск с фотографического изображения невидимой для присутствующих руки, полученного нашим известным зоологом, профессором здешнего университета, Н.П. Вагнером. Привожу здесь выдержку из статьи, помещенной им в газете «Новое Время» от 5 февраля 1886 года, под заглавием «Теория и действительность», именно по поводу печатавшегося в «Ребусе» перевода сочинения Гартмана о спиритизме. Профессор Вагнер говорит:
   «По поводу объективных доказательств, требуемых Гартманом для материализации цельных фигур, я считаю теперь не лишним привести мой собственный опыт над фотографированием медиумических явлений, опыт, который был сделан мною пять лет тому назад.
   В то время я был сильно занят реальным подтверждением моей теории гипнотических явлений, высказанной мною в трех публичных чтениях. По этой теории, психическая сила каждого индивида и его воля если не совершенно идентичны, то весьма тождественны. Воля гипнотизера, усыпляя гипнотика, освобождает его волю и распоряжается по своему произволу этой волей и всем механизмом его физического организма. Я предполагал, что выделяющаяся из субъекта вместе с волей психическая индивидуальность организма может принять невидимый для экспериментатора, но реальный образ, который в состоянии будет уловить фотографическая пластинка, так как она составляет аппарат более чувствительный к световым явлениям, чем наш глаз. Я не буду описывать весь неудачных опытов, сделанных мною с этой целью. Я опишу здесь только один опыт, давший совершенно неожиданный результат.
   Субъектом для этих опытов послужила медиум Е.Д.Прибыткова, любезности которой я так много обязан при большинстве моих медиумических опытов. Опыт был сделан у меня на дому. Мною было накануне опыта приготовлено семь фотографических пластинок. Все они были облиты коллодиальной эмульсией. Камера, употребляемая мною, стереоскопическая, работы Дальмейера. Я употребляю не простую, а стереоскопическую камеру для того, чтобы двойные изображения взаимно контролировали друг друга так, чтобы можно было узнать все случайные пятна, которые появятся на пластинке при проявлении негатива. Камера, которую я употребляю, таких размеров, которые очень редко употребляются фотографами в России. Вследствие этого мне необходимо каждый раз, как мне понадобятся новые пластинки, заказывать их у фотографа или стекольщика, и они вырезают их из цельного стекла, которое еще ни разу не служило для фотографических манипуляций.
   Я описываю все эти подробности для того, чтобы показать всем тем, которые, подобно Гартману, пожелают наставлять в снимании медиумических фотографий, что мною были употреблены такие предосторожности, которые каждый физик и фотограф сочтут достаточными и о которых, вероятно, не имеет никакого понятия знаменитый немецкий философ.
   Посредством психографии нам было указано утро, в которое должен быть произведен опыт, указано число пластинок, которые должны быть выставлены, и, наконец, сказано, что медиумическое изображение получится на третьей пластинке.
   Кроме Е.Д. Прибытковой, я пригласил к себе другого гипнотического субъекта, воспитанника одной из здешних гимназий, с которым мы производили весьма удачные гипнотические опыты. Я пригласил его с тем намерением, чтобы попробовать им заменить Е.Д. Прибыткову в случае утомления или какого-нибудь нервного расстройства с ее стороны. Кроме этого субъекта, мною был приглашен мой близкий знакомый, с которым мы часто делали гипнотические опыты, М.П. Гедеонов. Он был необходим для усыпления медиума. Наконец, мною был приглашен мой школьный товарищ, занимающийся фотографией, Вл. Ив. Якобий. Все приглашенные лица явились к назначенному часу, в полдень, и мы почти тотчас же приступили к опыту. Мы заперлись в большой комнате с двумя окнами, в которую вела одна дверь. Мы посадили медиума прямо против окна, и г. Гедеонов довольно быстро простыми пассами погрузил его в гипнотический сон. Мы просили, чтобы стуками нам было сказано, когда открыть камеру и кассетку и когда закончить выставку. Нам привелось недолго ждать, три сильных стука раздались в пол, и затем после двухминутной выставки такие же стуки указали закрыть камеру.
   На первых двух выставленных пластинках после их проявления, которое производилось немедленно в темной комнате, ничего не оказалось, кроме портрета медиума, спящего на стуле. Выставка третьей пластинки продолжалась около трех минут, и после проявления на ней, над головой спящего медиума, оказалась рука.
   Я опишу теперь то положение, которое занимали в комнате пять лиц, участвовавших в опыте в самый момент фотографического снятия. Г. Гедеонов стоял возле камеры. Гимназист сидел совершенно в стороне на расстоянии четырех шагов. Мы с моим товарищем Якобием также стояли у камеры.
   Я считаю излишним напоминать, что аппарат снимал стереоскопически и на пластинке явилось два одинаковых изображения. Рука, появившаяся над головой медиума, не могла принадлежать ни одному из присутствовавших. Хотя фотография вышла слаба, туманна, очевидно не додержана, но все-таки на ней ясно видна кисть руки, выходящая из женского рукава, сама же рука далее кисти отсутствует. Склад этой руки не мужской, а женский Наконец, эта рука уродлива, большой палец ее отделяется от остальных глубокой вырезкой. Очевидно, эта рука была не вполне или неудачно материализована.
   Вот доказательства, которые не допускают ни малейшего сомнения в том, что рука, снятая на фотографии, была действительно медиумическое явление. На остальных четырех пластинках никаких медиумических явлений не получено. Кроме этого сеанса, с тою же целью мной был сделан целый ряд сеансов и снято 18 пластинок при тех же самых условиях, но ни на одной никогда ничего медиумического не получилось».
   С своей стороны могу прибавить, что мне лично известны все участники этого опыта, о результате которого я узнал немедленно после оказавшейся удачи; экземпляр этой фотографии я получил от самого профессора Вагнера, и она воспроизведена здесь фототипически на табл. V. Это было в январе 1881 года. Кроме В.И. Якобия, которого я только иногда встречал у г. Вагнера, я всех остальных лиц знаю хорошо. Г-жа Прибыткова — жена редактора «Ребуса», морского офицера, с которым уж много лет я нахожусь в постоянных сношениях; она обладает довольно сильными медиумическими способностями: стуки, воспроизведение стуков и звуков в столе, вызываемых в нем присутствующими, поднятие стола, непосредственное письмо, движение предметов при свете и в темноте -вот общие черты ее медиумизма. В первом номере «Ребуса» за 1886 г. упоминается о таком случае: на одном из ее сеансов, в темноте, колокольчик, стоявший на столе, за которым сидели участвующие, был поднят на воздух и ч звонить над головами. Какой-то скептик изловчился, руководясь звуком, схватить колокольчик рукой своей в тот момент, когда он звонил возле него. Колокольчик он действительно поймал, но не руку, как того ожидал. Эта рука, быть может, и схвачена светом на фотографии, о которой идет речь. А если бы эта рука, в состоянии более полной материализации, да с рукавом, сверх того была схвачена или ощупана скептиком — то какое бы он сделал из этого заключение? Что это был обман, разумеется, как это и было так часто провозглашаемо. Между тем мы видим теперь — эта фотография нам доказывает -что такое заключение было бы далеко не безусловно верным. Но я возвращаюсь к своему предмету. Михаил Петрович Гедеонов — мой давнишний знакомый прослужив в качестве капитана гвардии, всю турецкую кампанию, он состоял затем на гражданской службе в центральном тюремном управлении. Гимназист — это г. Красильников, бывший потом студентом Медицинской академии. Все эти лица получили на память по экземпляру помянутой фотографии, и, прежде чем писать об этом, я расспрашивал их о различных подробностях, относящихся до опыта; г. Гедеонова я просил дать мне о нем письменное показание, и я привожу его здесь:
   «В начале 1881 года профессор Вагнер сообщил мне о желании своем произвести несколько опытов снятия фотографии с лица, погруженного в магнетический сон, с целью попытаться получить объективное доказательство возможности раздвоения личности. Так как в то время я усиленно занимался магнетизированием, то профессор Вагнер и предложил мне принять участие в этих опытах в качестве магнетизера, а г-же Прибытковой и г. Красильникову в качестве лиц, с которых предполагалось снимать фотографии.
   Крайне интересуясь поставленной г. Вагнером задачей, я изъявил полное свое согласие и накануне предположенного для первого сеанса дня отправился к профессору Вагнеру, чтобы окончательно условиться с ним о подробностях предстоящего опыта и присутствовать в качестве свидетеля при заготовлении негативных пластинок. У него я встретил г. Якобия, который принял на себя обязанность фотографа. В присутствии нашем пластинки эти были тщательно осмотрены, вытерты и затем заперты профессором Вагнером в ящик.
   На следующий день, часов в 11 утра, мы все, т.е. г-жа Прибыткова, г. Красильников, г. Якобий и я, собрались у проф. Вагнера, в его университетской квартире, и приступили к самому фотографированию. Г-жа Прибыткова былa посажена лицом к окну, в кресло, придвинутое к деревянной перегородке, на которой было раскинуто одеяло, имевшее служить фоном; против нее и несколько наискось влево поместились г. Якобий с камерой и г. Вагнер, а г. Красильников сидел в стороне, у письменного стола.
   Усыпив в 8-10 мин г-жу Прибыткову магнетическими пассами, я отошел к г. Якобию за камеру, и мы стали ждать установленного стука для открывания объектива. Во время самого фотографирования, продолжавшегося довольно долго ввиду слабости света, я избегал постоянно смотреть в лицо спящей, но мне пришлось раза два пристально и напряженно смотреть на нее, чтобы придать ей совершенную неподвижность, так как в обоих случаях в полу и перегородке раздавались сутки и кресло с г-жой Прибытковой могло бы прийти в движение; я опасался, чтобы вследствие этого положение тела спящей не изменилось и не сделало невозможным дальнейшее продолжение опыта. Но, отошедши раз от г-жи Прибытковой и вставши рядом с г. Якобием, я к медиуму не приближался, и вообще до окончания фотографирования никто к медиуму не подходил, и между медиумом и аппаратом никого не было.
   При таких условиях было сделано несколько последовательных снимков, и на одном из них, над головой спящей г-жи Прибытковой, получилось изображение женской руки в старомодном широком рукаве. После этого сеанса последовало еще два-три, но достичь поставленной профес. Вагнером цели нам не удалось, а вскоре затем болезнь г-жи Прибытковой заставила нас совсем превратить подобные опыты. М. Гедеонов. С.-Петербург, январь 1896 года. Фонтанка, 52″.
   Эта фотография замечательна во многих отношениях, слученный результат был прежде всего неожиданный; цель, преследуемая профессором Вагнером, состояла в том, чтобы путем фотографическим доказать факт психического раздвоения, т.е. на негативе имело получиться изображение медиума вместе с трансцендентальной формой его двойника (явление, которое, как мы увидим ниже, действительно наблюдалось); вместо того на негативе получилось изображение медиума и только руки, которую, пожалуй, можно считать за часть этого двойника; но здесь представляется особенность, которая говорит против этого предположения. Наблюдавшиеся явления двойников носят совершенный образ не только своих живых прототипов, но и их одеяний; здесь мы имеем руку, которая не походит на руку медиума, ибо представляет, по словам профессора Вагнера, уродливость, и в особенности потому, что она явилась в рукаве, который не имел ничего общего с рукавом медиума. Если бы этот рукав походил на рукав медиума, мы могли бы предположить тут случай полного раздвоения — руки вместе с рукавом. Но этого сходства нет. К сожалению, фотография попорчена в том месте, где правая рука медиума, и подробностей платья нельзя рассмотреть; но я об этом пункте наводил особые справки, и все лица, которых я расспрашивал, засвидетельствовали, что на медиуме было платье с узкими рукавами, как их теперь носят. Кроме того, я просил г-жу Прибыткову дать мне рисунок этого рукава; она тотчас и доставила мне его при пояснительной записке, в которой значилось, что платье на ней было серо-коричневое, с черною бархатною отделкой; рукава были узкие, плотно обхватывавшие руку около кисти. Они заканчивались бархатными обшлагами с коротеньким плиссе из материи платья.
   Появление этого рукава весьма замечательно. Не будь этого рукава, была бы дана возможность такого объяснения, что это — рука одного из присутствовавших, мелькнувшая случайно во время выставки; объяснение, правда, совершенно неподходящее, ибо от мелькнувшей руки никакого изображения не получилось бы; ее бы надо было продержать в данной позе хотя бы несколько секунд; но все равно стали бы это говорить, лишь бы объяснить как-нибудь. Здесь рукав сразу останавливает подобные объяснения. Только умышленный обман со стороны г. Вагнера или  всех участников опыта мог бы объяснить полученный результат, если не признавать во что бы то ни стало его подлинности; но и тут опять рукав представляет немалое затруднение, ибо, допустив обман, никому бы не пришло в голову представить руку «духа» в рукаве; это могло бы только послужить явной уликой.
   Но природа представляет нам вещи по-своему, и явления ее далеко не согласуются с нашими рассуждениями об их объективном содержании. Традиционные привидения всегда носят какое-нибудь одеяние — белую драпировку или будничное платье; двойник является в своем обычном одеянии; и вот трансцендентальная фотография являет нам человеческие формы в одеянии; и мы увидим ниже, что факт этот повторяется во всех фотографиях этого рода — чего, по нашим понятиям, никак нельзя было ожидать.
   Имея теперь перед собою положительный факт трансцендентальной фотографии предмета, носящего, несомненно, форму человеческой руки, мы можем перейти к дальнейшему развитию этого явления — к доказательству возможности получения путем фотографии и цельных человеческих фигур, невидимых для обыкновенного глаза и не только совершенно отчетливых, но даже и узнаваемых. Мы представим и это доказательство при абсолютных условиях достоверности, требуемых Гартманом.
   Выше сего уже было упомянуто мною имя г. Слэтера в числе лиц, делавших опыты трансцендентальной фотографии для личного удовлетворения. Чтобы дать понятие замечательных результатах, им достигнутых, я не могу сделать ничего лучшего, как привести здесь свидетельство известного естествоиспытателя А.Р. Уаллеса:
   «Томас Слэтер (Slater), оптик, давно живущий на Euston Road в Лондоне, и фотограф-любитель, взял с собой новую камеру собственной работы и свои собственные стеклянные пластинки и отправился с ними к г. Гудзону. Он следил внимательно за всем, что делалось у фотографа и получил свой портрет с туманной фигурой воле него. После этого он производил опыты в своем собственном доме и достиг замечательных результатов. Пой первом его опыте получились две головы по обеим сторонам портрета его сестры. Одна из них была несомненный портрет недавно умершего лорда Бругама, другая — менее явственная — признана г. Слэтером за портрет Роберта Оуэна, с которым он был коротко знаком до самой его смерти. Однажды явилась на негативе женщина в черной с белым волнующейся одежде, стоящая возле г. Слэтера В другой раз появилась ее голова и бюст над его плечом Лица обоих этих портретов были совершенно сходны между собою — и другие члены семейства Слэтера узнали в них портрет матери г. Слэтера, которая умерла, когда он был еще ребенком. На другом негативе вышел образ дитяти, закутанного в белое, стоящего возле маленького сына г. Слэтера. Совершенно ли тождественны эти образы с лицами, портретами которых они признаны, не в этом главный вопрос. Тот факт, что вообще на негативах являются, несомненно, человеческие образы в собственной, частной мастерской известного оптика и фотографа-любителя, который сам приготовлял свои аппараты, когда при опытах не было никого, кроме членов его собственной семьи, — вот действительное чудо. Один раз случилось, что на негативе возле изображения г. Слэтера, который сам снимал свой портрет, будучи совершенно один, явилась другая фигура. Так как он и члены его семейства бьли сами медиумы, то они и не нуждались в посторонней помощи; это, может быть, было причиной, что он достиг таких прекрасных результатов. Одной из самых необыкновенных фотографий, полученных г. Слэтером, был портрет его сестры во весь рост, на котором не вышло никакой другой фигуры, но изображение позировавшей было искусно закутано прозрачным кружевом, которое при внимательном рассмотрении оказалось состоящим из колечек разной величины, совершенно не похожих на кружева обыкновенного приготовления, какие мне случалось видеть или о каких я слышал. Г. Слэтер сам показал мне эти портреты и объяснил условия, при которых они получались. Что это не было результатом обмана в том нет ни малейшего сомнения; опыты эти имеют особенное значение, как первое подтверждение того, что получилось прежде у профессиональных фотографов» («Защита новейшего спиритуализма», рус. пер., с 52-53).
   Когда я был в Лондоне в 1886 году, я не без труда разыскал г. Слэтера; но фотографий у него не оказалось ни одной; он мог показать мне только уцелевшие негативы.
   По поводу г. Слэтера и упомянутых выше фотографий лорда Бругама и Роберта Оуэна следующая заметка, поясняющая их появление у г. Слэтера, будет не безынтересна:
   «На недавнем собрании лондонских спиритуалистов в Гауер-стрит г. Слэтер (оптик, Euston Road, N 136) рассказал следующее о своем первом знакомстве со спиритизмом: «В 1856 году Роберт Оуэн1, находясь у меня в сопровождении лорда Бругама, получал спиритическое сообщение посредством стуков; в это время я был занят некоторыми фотографическими снарядами; было выстукано, что придет время, когда я буду снимать спиритические фотографии. Роберт Оуэн заметил на это, что если он тогда будет уже в другом мире, то непременно появится на пластинке. В мае 1872 года я действительно занимался спиритическими фотографиями. Я проделал множество опытов и на одной пластинке появились лица Роберта Оуэна и лорда Бругама, который, как известно, был многие годы одним из ближайших друзей г. Оуэна и принимал глубокое участие в его общественной деятельности» («Spirit. Magaz.», 1873, p. 563 и также «Spiritualist», 1875, т. И, р. 309).
   Прежде чем перейти к последней части главы о трансцендентальной фотографии человеческих форм, здесь будет совершенно уместно привести те благоразумные слова, которые Уаллес в своей «Защите» предпослал отделу о спиритической фотографии и в которых содержится пояснение, хорошо известное в спиритизме, но критикой обыкновенно игнорируемое. Вот эти слова:
   «Г. Льюис советовал Комитету Диалектического Общества, которому поручено было заняться спиритическим вопросом, тщательно отличать факты от заключений из фактов. Это особенно необходимо, когда дело касается спиритических фотографий. Человеческие изображения, появляющиеся на них, не будучи делом рук человеческих, могут быть спиритического происхождения, не будучи в то же время изображениями «духов». Многое говорит в пользу того, что эти изображения — в некоторых случаях, результаты действия невидимых разумных существ, но отличны от них. В других случаях эти существа облекаются в нечто материальное, доступное для наших чувств; но и тогда не следует, чтобы созданный образ был настоящим образом духовного существа. Это может быть воспроизведением прежней смертной формы, с ее земными принадлежностями, единственно с целью доказательства личности» («Wallace. On miracles and modern spiritualism», 1875, p. 185).
   Получив теперь из трех источников совершенно, благонадежных (гг. Битти, Вагнер и Слэтер), и при условиях, требуемых г. Гартманом, неоспоримое доказательство, путем фотографическим, возможности возникновения материальных невидимых для нашего глаза образов, с характером формы человеческой, мы имеем, мне кажется, право исследовать развитие этого явления до тех степеней совершенства, которых оно достигало у некоторых профессиональных фотографов-медиумов, — принимая в доказательство его подлинности уже не искренность экспериментатора, а искренность лиц, до которых прямо относится полученная фотография и которые одни могут решить вопрос о ее истинном значении.
   Я не буду говорить о лондонском фотографе Гудзоне, так как отзывы о нем самих спиритуалистов разделились — некоторые обвиняют его в обмане, другие свидетельствуют о таких случаях, где несомненное сходство фотографии с давно умершим лицом или появление фигуры на фотографии в позе, задуманной самим позировавшим задуманными принадлежностями, исключают всякую возможность обмана. Ряд подобных случаев собран в трактате г. М.А. (Oxon) «О спиритических фотографиях» (1874), напечатанном в лондонском журнале «Human Nature» 1874 г., с. 363 и след. Я предпочитаю остановиться на личности американца Мумлера, репутация которого осталась неприкосновенной во все время его долгой профессиональной деятельности. Кроме того, подлинность его фотографий установлена испытанием, значение которого равняется научному исследованию: они прошли через горнило судебного процесса, и, несмотря на ожесточенное преследование противного лагеря, поддерживаемого всею силой общественного мнения и предубеждения, они вышли победительницами.
   Я не могу входить здесь во все подробности спиритической деятельности Мумлера и его процесса, — это заняло бы слишком много места; ограничусь только некоторыми данными, между которыми особенно интересна история возникновения этих фотографий. Мы приведем ее в собственных словах Мумлера, из показаний, данных им на суде во время его процесса. Здесь надо обратить особенное внимание на то, что явление трансцендентальной фотографии началось в то время, когда Мумлер был еще по профессии гравер, а с фотографическим делом вовсе не был знаком. Он говорит: «В 1861 году в Бостоне, где я занимал в то время должность гравера, я часто посещал одного знакомого молодого человека, который работал в фотографии на Вашингтон-стрит, принадлежавшей некоей м-с Стюарт. Иногда, при случае, я делал опыты с аппаратом, употребляя при этом и химические вещества. Однажды в воскресенье, будучи один в галерее, я попробовал снять с себя портрет и при проявлении негатива в первый раз заметил, что на пластинке появилась вторая фигура. В то время я еще ничего не слыхал о  спиритических фотографиях, хотя уже несколько интересовался спиритизмом. Первая моя мысль, и теперь нередко многим высказываемая, была, что фигура, получившаяся рядом со мной, должно быть еще раньше находилась на пластинке; в таком смысле я и отвечал на все расспросы.
   ________________________________
   1 Известный социалист, отец Роберта Дэль-Оуэна, сочинение торого «Спорная область» издано и на русском языке.
  
   Однако последующие опыты, сделанные при условиях положительно исключавших подобную возможность, убедили меня, что сила, производящая эти фигуры, лежит вне пределов человеческой власти и вызванные эксперты при тех же условиях не могли произвести ничего подобного.
   Я желал бы тут обратить особенное внимание на то обстоятельство, что, когда я проявлял вышесказанные изображения, я был еще совершенным новичком в фотографическом искусстве и ничего не знал об употребляемых при этом химических соединениях; прибегая в моих опытах к одному или другому составу, я просто подражал тому, что делал мой приятель, когда он производил фотографическую работу. Получив таким образом упомянутые изображения, я, по советам некоторых друзей, которым показывал пластинки, повторил еще несколько раз эти опыты и всегда с удивительными результатами. Тогда я решился оставить свое профессиональное занятие и посвятить себя фотографии» («Spiritual Magazine», 1869, p. 256-257).
   Факт такого происхождения этих фотографий подтверждается свидетельствами того времени, помещенными в «Herald of Progress» (от 1 ноября 1862 года), издаваемом А.Д. Дэвисом, и в «Banner of Light» (от 8 ноября 1862 года), в статьях, содержащих первые известия об этом неожиданном явлении, принятые однако редакциями вышеупомянутых журналов не со слепым энтузиазмом, а сдержанно и с сомнением. Особенно интересно узнать, в каком виде появились у Мумлера его первые трансцендентальные фотографии. Наличные данные об этом предмете немногочисленны и весьма кратки, но, тем не менее, они существуют, и здесь мы приведем описание первых фотографий корреспондентом «Banner of Light».
   «Первая изображает медиума Мумлера, одна рука которого опирается на стул, а другая держит черное покрывало что снятое им с камеры. На стуле сидит не вполне ясная женская фигура, на вид девочка, лет 12-14. В ней узнали одну умершую родственницу. Над головой этой фигуры туманное облако, чего еще нам никогда не ось видеть на фотографиях. На второй из виденных нами голова была окружена слабым сиянием или как бы светлыми расходящимися лучами, которые на некотором определенном расстоянии совершенно исчезали. На двух других имелось такое же изображение с той разницей, что световая окружность могла бы охватить всю фигуру, если бы карточка была больше».
   Имея у себя экземпляр этой первой фотографии Мумлера, я могу прибавить еще следующее. Очертание верхней части тела довольно определенно, хотя само изображение и туманно. Стул ясно виден сквозь туловище и руки, виден также и стол, на котором лежит одна рука. Ниже талии фигура, которая, очевидно, одета в платье с вырезным лифом и короткими рукавами, точно расплывается в неясном тумане, который ниже стула совершенно исчезает. Часть спинки стула виднеется сквозь левую руку фигуры, небольшая часть спинки скрывается за левым плечом, которое также непрозрачно, как шея и грудь. Над головой виднеется белая облачная туманность, охватывающая голову фигуры от одного виска до другого и спускающаяся до руки Мумлера, опирающейся о спинку стула. Имеющаяся у меня фотография — копия, сделанная в Лондоне с оригинала, и поэтому уже не так отчетлива. «Вторая фотография представляет фигуру женщины, сидящей на стуле, и за ней виднеется неопределенная белая масса, похожая как бы на две или три подушки» («Banner of Light» 1862, ноября 29-го; перепечатано в «Spiritual Magazine», 1863, p. 35-36).
   Итак, мы можем констатировать тот достойный внимания факт, что первые фотографии Мумлера представит следы тех светящихся масс, которые мы видели у Битти и которые предшествовали образованию человеческих фигур. Более чем вероятно, что представляющееся на этих фотографиях в виде «белой туманности» «сияния», или «белой массы, похожей на подушки» и т.п., было бы также описано сенситивами, как «светящиеся массы».
   Но вернемся к истории происхождения этих фотографий. Как только весть о них разнеслась, Дэвис, издававший в то время в Нью-Йорке «Herald of Progress», нарочно послал в Бостон знакомого ему фотографа, м-ра Гэй, чтоб исследовать это дело на месте и убедиться в неподдельности явления. Результат этого первого технического исследования был опубликован в «Herald» 29 ноября 1862 года со всеми подробностями и затем вкратце изложен в письме м-ра Гэя, помещенном в «Banner’e» того же числа, которое мы здесь и приведем.
  
   «Бостон, 18 ноября 1862 года.
   Многоуважаемый г-н издатель! Узнав от м-ра Мумлера, что вы желаете обнародовать результат моего исследования о спиритических фотографиях, изготовляемых г. Мумлером, я с особенным удовольствием сообщу вам то, что сам видел. Вы можете быть уверены, что, действуя по поручению г. Дэвиса, я приступил к своему исследованию с твердым намерением вести его как можно строже, дабы ничто не ускользнуло от моего внимания. Имея за собой десятилетнюю постоянную практику по этой части, а именно: делая негативы на стекле и позитивные оттиски с них на бумаге, — я чувствовал себя довольно опытным, чтобы открыть всякую подделку.
   Так как Мумлер при моем исследовании ни в чем мне не препятствовал, то, выбрав стеклянную пластинку, на которой м-р Мумлер имел получить мой портрет вместе с спиритическим изображением, я сам проделал над ней все операции промывки, обливания, серебрения и помещения в кассетку. В продолжение всего этого времени я не терял из виду пластинки и не дал м-ру Мумлеру дотронуться до нее, пока не кончил всех операций. Затем я подверг самому тщательному и подробному осмотру камеру, кассетку, трубу, внутреннюю сторону ванны и т.д., и, несмотря на все это, на пластинке вместе с моим изображением получилось, к моему величайшему удивлению, еще другое!
   Так как я и после того продолжал свое исследование с теми же редосторожностями и дошел до результатов еще более доказательных, то я, по совести, должен признать их неподдельными.
   С уважением,

Ваш У.Гэй».

   («Spiritual Magazine», 1863, p. 34-35.)
  
   Здесь не мешает добавить, что на первом негативе получился портрет покойной жены м-ра Гэя, а на втором — портрет его отца, причем м-р Гэй говорит: «Мумлер не имел никакой возможности добыть портрет моей жены или моего отца» («Herald», 29 ноября 1863 года).
   Я пройду теперь молчанием длинный ряд разного рода заявлений, высказанных в пользу Мумлера, и целый ряд всевозможных исследований, сделанных с целью изобличить обман, — ибо было вполне естественно подозревать таковой, — но приведших к отрицательному результату. Будет совершенно достаточно привести здесь статью из «Британского Фотографического Журнала», присланную в редакцию его корреспондентом в Филадельфии, г. Селлерсом, которого, следовательно, нельзя упрекнуть в пристрастии к спиритизму. Вот она:
   «Несколько месяцев тому назад в газетах появилось известие, сообщенное фотографом из Бостона, который на одном из своих воскресных опытов нашел на пластинке двойное изображение. Второе изображение оказалось портретом его умершего родственника. После чего он заметил, что на всех или почти на всех изготовленных им фотографиях появлялось то же самое призрачное изображение с большей или меньшей отчетливостью. Так как есть об этом чуде разнеслась повсюду, то приемная его коре переполнилась любопытными, желающими получить портреты умерших друзей. Фотографы посмеивались и утверждали, что обман будет вскоре обнаружен. Было сделано много подражаний обычным процессом, первоначально предложенным сэром Давидом Бруствером, и еще более было сделано их посредством наложения одной пластинки на другую, с заготовленным вторым изображением, и обман приписывали одному из этих способов. Исследованием этого дела занялись даже люди известные своим научным образованием, но и они не могли открыть подделки…»
   «Что же касается до самих фотографий, то они существенно отличаются от всех других подобного рода, которые приходилось мне видеть, и я не знаю, каким бы образом возможно было их воспроизвести. Образ фигуры никогда не является во весь рост; она обыкновенно не идет ниже пояса или колен, и все-таки вы никак не можете положительно указать, где фигура исчезает. С первого взгляда многим кажется, что вся фигура совершенно ясна, а потом, при подробном рассмотрении, она уже не представляется столь отчетливой. Я сам не видал негативов, но судя по позитивам, по светлому тону изображения «духа», я сказал бы, что это изображение должно было быть первым предметом, выступавшим при проявлении пластинки. Очертания совсем не ясны. Главные черты довольно определенны, но, за исключением лица, совершенно непрозрачного, остальные части фигуры настолько прозрачны, что окружающие предметы ясно видны сквозь нее, и со всем тем и в этих главных чертах вовсе нет той резкости контуров, которая составляет обыкновенную принадлежность подложных спиритических фотографий, полученных посредством наложения одной пластинки па другую. Спиритические фигуры, по-видимому, далеко не в фокусе, когда они находятся позади позирующего или впереди него, и несколько яснее, когда они на том же плане, но во всех случаях они, видимо, передержаны.
   Верующие в спиритизм объясняют это дело таким образом. «Духи» не могут вызывать на чувствительной пластинке своего собственного изображения, но могут облекать в любую форму тончайшие элементы материи, и эта материя, хотя и невидимая для нашего глаза, может отражать химические световые лучи и таким образом действовать на пластинку. Как доказательство этому, приводят и с портретом, виденным мной у д-ра Чайльда: на ней изображена дама, которая сильно желала получить фигуру гитары в своей руке — и вот форма гитары получилась на фотографии! Спириты говорят, что, конечно, может быть духа неодушевленного предмета, но что «духи» могут создавать подобные предметы по желанию; поэтому все появляющиеся фигуры суть не что иное, как модели, выставляемые «духами» перед камерой, но никак не настоящие портреты самих «духов»; они утверждают также, что «духи» почерпают эти изображения в памяти присутствующих. Как хорошо сумел бы Бульвер обработать подобный сюжет и какую чудесную, необыкновенную историю рассказал бы он нам на основании этих странных явлений! — С. Селлерс» (перепечатано в «Spiritual Magazine», 1863, p. 125-128).
   Я сократил это несколько длинное письмо, но сохранил имеющие свою цену технические подробности и высказанную еще тогда гипотезу об обрабатывании невидимой материи и придании ей известной формы; гипотезу эту мы находим десять лет спустя у Битти, и она будет иметь для нас особенное значение, когда вопрос коснется видимой материализации.
   Мы покончим с «Фотографическим Журналом», приведя из него еще одну заметку, относящуюся ко времени процесса Мумлера, но которая здесь будет более у места: «Что касается до мумлеровских спиритических фотографий, то по этому поводу было высказано много нелепостей за и против. Но тот писатель последней категории, который утверждает, что всякая вещь, отражающаяся на объективе камеры и доступная вследствие того фотографированию, непременно должна быть видима и человеческому глазу, очевидно, незнаком с тем отделом физики, который известен под именем «флуоресценции». Есть немало предметов, которые могут быть фотографированы, но остаются для физического глаза совершенно невидимы. Например, комната может быть полна ультрафиолетовых спектральных лучей, и при посредстве это «темного света» может получиться фотография. В комнате, освещенной таким образом, предметы будут вполне ясно отражаться на объективе камеры и непременно от печатаются на чувствительной пластинке, между тем как человек с нормальным зрением в то же самое время н увидит в этой комнате ни малейшего атома света. Поэтому фотографирование невидимого предмета, будь то «дух» или какая-либо вещь, невозможно считать научно невозможным. Если только предмет отражает флуоресцирующие или ультрафиолетовые лучи спектра, он легко может быть фотографирован, но он сам останется совершенно невидим для самого зоркого глаза» (перепечатано в «Spiritual Magazine», 1869, p. 421).
   Мы дошли теперь до процесса, который был торжеством Мумлера. Процесс этот был возбужден против него нью-йоркской газетой «The World» и начался в апреле 1869 года. Мумлер был арестован по обвинению «введения публики в обман посредством изготовления фотографий, выдаваемых за спиритические». Вот главные черты процесса: со стороны обвинения были вызваны восемь фотографов, имевших изобличить обман Мумлера; ими было указано на шесть способов, посредством которых возможно изготовить спиритические фотографии; но пи один из них не только никогда не видал самого Мумлера за работой, но даже не заглядывал к нему в мастерскую, не видал его фотографических снарядов, и ничего не было приведено в доказательство того, что фотографии Мумлера изготовлялись одним из упомянутых шести способов. Напротив, четыре фотографа: м-р Сли, м-р Гэй, м-р Сильвер и м-р Герней, бывавшие у Мумлера и наблюдавшие за способом его фотографирования, показали, что ни один из шести упомянутых способов не имеет ничего общего с употреблявшимся Мумлером, который ничем не отличается от обыкновенного. Более того, м-р Сли, фотограф из Паукипси, пригласил Мумлера к себе на дом в Паукипси, и тут, несмотря на то что употреблялись камера, стекла и химические препараты, принадлежавшие м-ру Сли, результат получился тот же самый. М-р Гэй провел у Мумлера три недели в исследовании явлений и показал, что призрачные изображения появлялись и тогда, когда он сам проделывал всю операцию, начиная с промывания пластинки и кончая проявлением. М-р Сильвер показал, что, когда Мумлер был в его (Сильвера) галерее и употреблял аппараты и приборы м-ра Сильвера, на негативе получилась фигура, кроме самого Сильвера. Спиритические изображения появлялись даже и тогда, когда Сильвер в присутствии Мумлера оперировал сам своими собственными приборами. Наконец, м-р Герней, известный в Нью-Йорке фотограф (N 707, Broadway), дал следующее показание:
   «Я занимаюсь фотографией в продолжение двадцати восьми лет; я был очевидцем работ Мумлера и хотя пришел с тем, чтобы внимательно проследить, но тем не менее не нашел ничего сколько-нибудь похожего на обман или плутовство; его способ снимания фотографии был самый обыкновенный; единственное выходящее из обычного порядка было то, что Мумлер держал руку свою на камере».
   Но есть еще другой факт, который был установлен единогласным свидетельством: все бывшие на суде свидетели-фотографы со стороны обвинения заявили, что призрачные образы, находящиеся на этих фотографиях, не могут быть переведены с негатива на чувствительную пластинку в темной комнате иначе, как посредством света газового, лампового или дневного.
   Между тем до полудюжины свидетелей, посещавших галерею Мумлера с целью обнаружить обман, положительно утверждали, что он в своей темной комнате никакого искусственного или дневного света не употреблял и что единственный свет, туда проникавший, проходил сквозь маленькое оконце, завешанное темно-желтой тканью. И тем не менее Мумлер получал эти изображения и во многих случаях показывал их своим посетителям спустя несколько минут после снятия. В случае с м-м Ливермором (очень известным банкиром в Нью-Йорке), одним из свидетелей в этом процессе, Мумлер проявил три портрета его покойной жены (каждый в новой позе) в течение десяти минут после снятия с него фотографии
   Но и это еще не все: не только факт проявления на пластинках человеческих фигур, невидимых для глаза, был установлен на суде, но двадцать человек свидетелей заявили, что в этих фигурах они признали своих покойных друзей или родных. И более того, пять свидетелей, в числе которых находился и судья Эдмондс, показали, что подобные фотографии были получаемы и признаваемы даже в таких случаях, когда личности, ими изображенные никогда при жизни своей не снимались.
   Подобных свидетельств могло бы быть представлено без числа, но судья нашел, что достаточно и вышеприведенных, и на основании их постановил: «что по тщательному рассмотрению дела он пришел к заключению, что подсудимый должен считаться по суду оправданным; что хотя, по своему личному мнению, он и мог бы предположить в данном случае подделку и обман со стороны подсудимого, но, действуя в качестве судьи, он не считает справедливым отсылать подсудимого к суду присяжных (Grand Jury), так как, по его убеждению, виновность подсудимого осталась недоказанной» (все подробности можно найти в отчетах по этому делу, помещенных в журналах «Banner of Light» от 1 и 8 мая и 28 августа 1869 года и в «Spiritual Magazine» 1869, p. 241-260).
   Чтобы дать нашим читателям понятие об этих узнанных трансцендентальных фотографиях, я прилагаю здесь в табл. IV несколько образцов с надлежащими свидетельствами и объяснениями.
   Вот письмо м-ра Бронсона Муррея*, напечатанное в «Banner of Light» от 25 января 1873 года.
   «Господин редактор! В последних числах истекшего сентября, когда миссис Мумлер, находясь в трансе, давала в Бостоне (170, West Springfield Street) советы одному из своих пациентов, она вдруг остановилась и, обратясь ко мне, сказала, что когда я буду сниматься у м-ра Мумлера, то со мной вместе на пластинке появится женщины, держащей в руке якорь из цветов, дивно и горячо желающей доказать мужу факт своего существования; до сих пор она не могла найти к тому случая, теперь же надеется достигнуть своей цели через меня. Миссис Мумлер прибавила, что «при помощи увеличительного стекла на пластинке будут заметны буквы R. Bonner». Я спросил, не обозначают ли они Роберта Боннера, но не получил ответа. Когда я приготовился позировать, то вдруг впал в транс, чего со мной прежде никогда не бывало, и Мумлеру не удалось посадить меня в надлежащую позу. Он никак не мог заставить меня сидеть прямо и прислониться к железному упору. Меня так и сняли в состоянии усыпления, как это и видно на фотографии, и женская фигура с якорем и буквами из цветочных бутонов появилась, как было обещано; но я не знал никого по имени Боннер. (См. табл. VI, фот. 1.)
   Вернувшись домой, я многим сообщал об этом случае. Одна дама сказала мне, что недавно встретила какого-то мистера Боннера из Георгии и желала бы показать ему портрет. Вскоре она пригласила меня к себе; вошел еще господин, именно м-р Роберт Боннер, и сказал, что на моей фотографии, которую он видел у хозяйки, он нашел поразительно схожий портрет своей жены. Никто здесь не оспаривал совершенного сходства этой фотографии с портретом, снятым с нее за два года до ее смерти. (См. табл. VI, фот. 3, изображающую эту прижизненную фотографию м-с Боннер. К сожалению, на фототипии 1 критическое изображение и сходство не так явственны, как на оригинале.)
   Но это не все. Как только м-р Боннер увидал вышеупомянутую фотографию, он тотчас же обратился по почте в Нью-Йорк к медиуму Флинту с запечатанным письмо заключавшим вопросы к жене.*
   На следующий день письмо вернулось нераспечатанным и сопровождалось ответом в семь страниц. М-с Бонне подписывается в нем собственным именем Элла и сообщает, что, выпросив себе дозволение явиться на пластинке вместе со мной, она это и исполнила. Далее она говорит что братья м-ра Боннера, Уильям и Гамильтон, а также его старый приятель, прямодушный и добрый Сам Крэг, находятся при ней; что в скором времени она напишет через посредство д-ра Флинта письмо к их маленькому сыну Хэмми, и прибавила, что довольна попечениями м-ра Боннера о ребенке. Затем она просила его отправиться в Бостоне к спиритическому фотографу, прибавив, что и она будет там и появится вместе с ним на одной пластинке с венком из цветов на голове, с другим венком в одной руке, а другой рукой указывая кверху. Я сам прочел это в ее письме, а м-р Боннер прибавил: «Завтра я еду в Бостон и никому там не назову себя». Через четыре дня м-р Боннер посетил меня. Он был в Бостоне, никому себя не называл и все-таки получил обещанную фотографию, на которой жена его явилась точь-в-точь как писала. (См. табл. VI, фот. 2. Венок в руке фигуры на фототипии почти совсем не заметен.)
   Все интересующиеся предметом могут видеть эти фотографии у м-ра Мумлера в Бостоне или у меня в Нью-Йорке… М-р Боннер — лицо, хорошо известное в Георгии и Алабаме».
   Все же знающие меня знают и то, что мне нет ни выгоды, ни расчета сочинить подобную историю; доводя факт этот до общего сведения, я ручаюсь за его достоверность».
       Бронсон Муррей.
   738 West, 52 Street. New York City. 7 января 1873 года.»
       Фототипия 1 на табл. VII представляет м-ра М. А. Доу, издателя общественного в Америке журнала «The Waverley Magazine». Что же касается до фигуры, стоящей подле него, то история ее появления находится в письме м-ра Доу к м-ру М. А. (Охоп), жившему в Лондоне и пользовавшемуся известностью в спиритической литературе:
       «Бостон, 28 сентября 1873 года.
   Милостивый государь!
   Письмо ваше от 17 сентября я получил сегодня утром и попробую вкратце изложить вам то, что видел сам на опыте по части спиритических фотографий. В типографии и редакции «Waverley Magazine» работают у меня около пятнадцати молодых женщин; некоторые заняты набором, другие — при машине, третьи — рассылкой журнала, и наконец, четвертые — чтением и исправлением рукописей для печати. Между последними была одна девушка, поступившая ко мне в 1861 году и остававшаяся до 1870 года, когда она вдруг заболела и умерла, имея около 27 лет от роду. За последние годы своей деятельности она чрезвычайно развилась и сделалась весьма интеллигентной и приятной особой. Ее долгое пребывание у меня и бескорыстная преданность моим интересам возбудили во мне искреннюю к ней привязанность, на которую она отвечала взаимностью, что не раз и было ею мне высказано. Прилагаю ее портрет, сделанный недели за две до ее кончины. Не буду останавливаться на ее смерти и на моем горе при этой потере. Ровно через неделю после ее кончины мне пришлось присутствовать на сеансе одного медиума, духовный руководитель которого — молодая индианка — сказала: «Вы привлекли красивую даму, желающую вас видеть; в ее руках розы, предназначенные вам; она любила вас более, чем кого-либо, за вашу доброту к ней». Я был чрезвычайно удивлен, ибо не предполагал, чтобы наши друзья могли проявлять земную привязанность после того, как покинули тело, даже если и допустить, что они могут производить некоторые явления поехал на месяц в Саратогу (около полутораста а миль от Бостона) и встретился там с доктором Слэдом, знаменитым медиумом. Он меня вовсе не знал. Я имел ним сеанс, во время которого он держал правой рукой под столом простую грифельную доску, тогда как лева лежала на столе и касалась моей. Вскоре послышалось писание грифелем и, когда доску вынули из-под стола на ней оказались слова: «Я всегда при вас», подписанные ее именем. Вернувшись в Бостон, я обратился, вследствие совета, данного мне в Саратоге, к м-с Мэри М. Гарди, самому популярному трансмедиуму в Бостоне.
   Моя приятельница немедленно явилась и сказала, что дала мне в Саратоге через д-ра Слэда наглядное доказательство на грифельной доске; и прибавила, что всегда при мне, чтобы наставлять и оберегать, ибо любит меня, как наилучшего из всех людей, которых она знала на земле. На следующем сеансе она неожиданно сказала, что хочет дать мне свой портрет. Я оставил это обещание без внимания, ибо думал, что портрет будет кем-нибудь нарисован. В продолжение трех месяцев у меня бывали еженедельно сеансы с м-с Гарди, и я ни разу не упомянул о портрете; в конце же этого времени спросил сообщавшуюся, намеревается ли она дать мне свой портрет, на что она ответила, что готова. Я спросил ее, каким же образом он будет сделан. «Посредством фотографии», — отвечала она. — «Будет ли его делать тот же фотограф, который снимал вас при жизни?» — «Нет, это должен сделать фотограф-медиум». В конце следующей недели я опять был у м-с Гарди. Как только она впала в транс, моя приятельница заговорила через нее и сказала: «Ступайте к Мумлеру и скажите, что придете сниматься через неделю в час дня. Я желала бы, чтобы в двенадцать (обыкновенный мой час беседы с нею) вы пришли сюда еще раз поговорить со мной».
   «Я тотчас же пошел к Мумлеру, где застал только одну м-с Мумлер. Я сказал ей, что желаю иметь спиритическую фотографию. Она спросила, когда я опять приду, и я ответил: ровно через неделю в час дня. «Ваше имя?» — «Я не хочу говорить вам своей настоящей фамилии, но вы можете назвать меня м-м Джонсоном». Я внес деньги и вернулся домой. Через неделю я снова зашел к м-с Гарди, было заранее решено. Она впала в транс. Моя приятельница была уже тут и спросила меня: «Как вы поживаете, м-р Джонсон?» Затем прибавила: «Мистер Доу, я не замечала раньше, что вы стыдитесь своего имени». Я сказал, что надеюсь получить свой собственный портрет, но далеко не уверен, что увижу и ее на пластинке. «О, вы скептик». — воскликнула она. Я простился с нею и отправился к м-ру Мумлеру, куда пришел за четверть часа до назначенного времени; никого больше не было, и он сказал, что мы можем тотчас же приступить к делу, Я сел на стул в указанной позе и он поставил свой аппарат в семи футах от меня. Вложив пластинку, он указал мне, куда смотреть. Так я просидел две или три минуты, после чего он вынес пластинку в другую комнату. Вернувшись с нею, он сказал, что ничего не вышло, и вложил другую. Я просидел столько же времени, как и в первый раз, и он объявил, что есть какой-то неясный облик. На мое замечание, что мне обещана фотография, он сказал, что следует продолжать опыты и что ему приходилось иногда повторять раз пять или шесть, прежде чем удастся. Он вложил третью пластинку, и я просидел ровно пять минут по его часам, которые он держал в руке, повернувшись ко мне спиной и держа руку на камере. Вынув пластинку, он вышел с нею. После его ухода в комнату вошла м-с Мумлер, бывшая, как мне показалось, в полутрансе. Я спросил, не видит ли она кого-нибудь, и она отвечала, что видит около я красивую молодую даму. Тут она впала в полный транc и приятельница моя опять заговорила: «Теперь вы получите мою фотографию. Я буду стоять подле вас, положа руку на ваше плечо; на голове у меня будет венок из цветов». Тут вернулся м-р Мумлер с пластинкой и сообщил, что есть изображение. Взглянув на негатив, я ясно увидал на нем себя и стоящую подле женскую фигуру. Мумлер обещал прислать пробную карточку на другой же день. Я попросил адресовать на имя м-ра Джон на в почтамт до востребования. На третий день я заехал в почтамт и получил конверт на имя м-ра Джонсона. Распечатав его, я нашел пробную карточку, взял ее с собой домой и, рассматривая в хорошее увеличительное стекло, увидал прекрасный портрет моей покойной приятельницы в натуральную величину. Я написал письмо к м-ру Мумлеру, где подписался своим полным именем, и сказал, что я совершенно доволен портретом. Я признаю его настоящей и неподдельной фотографией, и моя приятельница неоднократно уверяла меня, что тут нет никакого обмана. Прилагаемые карточки дадут вам самим возможность судить о сходстве между ними.
   Преданный вам Моисей А. Доу» («Human Nature», 1874, p. 486-488).
       Привожу также упомянутое выше письмо г. Доу к Мумлеру.
   «Бостон, 20-го января 1871 года.
   Многоуважаемый м-р Мумлер!
  
   Будучи в почтамте в прошлую субботу, я получил посланный вами конверт с пробной карточкой. Это вполне удавшаяся фотография моей приятельницы. Прилагаю при сем ее портрет, сделанный за неделю до начала ее болезни. Сама она видела его только на негативе. Болезнь ее продолжалась ровно девять дней. Прошлый четверг, в полдень, она сказала мне через медиума, что будет стоять около меня с цветком в руке и опираться на мое левое плечо. Если вы вглядитесь в мое левое плечо, то увидите слабый отпечаток ее руки с цветком, но, чтобы вполне рассмотреть их, надо прибегнуть к помощи лупы. Мне кажется, что достаточно показать эти две фотографии, чтобы убедить любого скептика. Я оставляю свой псевдоним Джонсона и подписываюсь моим настоящим именем. С полным уважением, ваш Моисей Доу, издатель «Waverley Magazine» (см. «Medium», 1872, N 104).
   У меня есть экземпляр той фотографии Мэбль Уаррен, снятой с нее при жизни, которую Доу переслал Мумлеру для сравнения (см. табл. VII, фот. 2). Сходство между обеими фотографиями так же поразительно, как и у Боннера.
   В «Banner of Light» от 18 марта 1871 года помещено длинное письмо м-ра Доу, в котором он весьма подробно рассказывает историю этой фотографии. Из него мы узнаем, что молодая девушка называлась Мэбль Уаррен, что она умерла в июле 1870 года и что только в начале того же года м-р Доу случайно познакомился с некоторыми спиритическими явлениями; он знал о них так мало, что не понял даже, о каком «портрете» ему говорили, и когда он пришел к Мумлеру, то не сказал ему своего имени, считая его, подобно многим другим, обманщиком.
   Упомяну еще об одной фотографии, фототипия которой при сем прилагается (см. табл. VII, фот. 4); на ней видна вдова президента Линкольна, пришедшая к Мумлеру попытать счастья. Она не назвалась и не снимала вуали до открытия объектива фотографического аппарата. Позади нее видна фигура, которая не так ясна по фототипии, но достаточно определенна на фотографии, чтобы можно узнать черты лица покойного президента. Тогда г-жа Линкольн, признавши фигуру, сказала свое имя. Подробности этого интересного случая см. в «Ребусе», 1896, с. 197. Мне помнится, что я читал в посмертных записках г-жи Линкольн подтверждение этого факта, но так как я прочел об этом по выходе первого издания этой книги, то я в то время не отметил этой выписки и теперь я найти ее уже не могу.
   Приведенных мною примеров трансцендентальных фотографий Мумлера достаточно, чтобы дать понятие общем типе получавшихся у него явлений. В моей коллекции около тридцати экземпляров этого рода фотографии, подтверждающих все приведенные нами выше замечания м-ра Селлерса, корреспондента «Британского Фотографического Журнала». Ввиду наших дальнейших исследований, я считаю не лишним указать на то, что вообще некоторого рода одеяние составляет принадлежность появляющихся фигур, как это и видно на портрет м-с Боннер и Мэбль Уаррен; в виде украшения нередко появляются цветы; на одной из фотографий м-с Конант, известного медиума журнала «Banner», виден сам медиум и спускающиеся над ним сверху три руки, осыпающие его цветами, которые падают ему на голову и на грудь, а отчасти держатся еще в воздухе. Одна из этих рук в рукаве подобно тому, как мы это видели на фотографии профессора Вагнера, но только этот рукав обхватывает руку вплотную.
   Я упомяну еще о трех фотографиях, имеющих особенное значение. На одной из них изображена сидящая дама — м-с Тинкгэм (см. табл. VI, фот. 4); в момент выставки она заметила, что часть ее левого рукава приподнимается, и устремила глаза на эту точку (см. табл. VI, фот. 4). На фотографии, подле этой дамы, видно изображение — скажем, астральное — маленькой девочки, в которой м-с Тинкгэм признала свою дочку; ясно видно, как рукав у платья м-с Т. приподнят маленькой ручкой ребенка. Итак, мы имеем здесь фотографию материального предмета в момент его движения невидимой рукой (см. «Medium», 1872, N104).
   На второй фотографии (табл. VII, фот. 3) мы опять видим м-с Конант. В самый момент выставки она повернулась вправо с восклицанием: «Вот моя маленькая Уашти» (маленькая индианка, часто проявлявшаяся через нее) -и протянула к ней свою левую руку, как бы желая взять ребенка за руку. На фотографии ясно видна фигура маленькой индианки, и пальцы ее правой руки находятся в руке м-с Конант. Итак, мы имеем здесь фотографию астральной фигуры, увиденной и признанной сенситивом в момент выставки, как бывало и у Битти («Medium», 1872, N 104). Подтверждение подобного же явления и вообще замечательный случай трансцендентальной фотографии мы находим в письме профессора Геннинга (американского геолога), помещенном им по поводу мумлеровского процесса в нью-йоркском журнале «Трибуна» и перепечатанном затем в Лондонском «Spiritual Magazine» (1869, р. 260). В нем сообщаются такие интересные факты, что считаем нелишним привести здесь главную часть его.
   В феврале 1867 года я познакомился с фотографом, жившим в Коннектикуте. Зайдя к нему в мастерскую, чтобы сняться, я заметил, что фотограф был во время выставки как-то особенно неспокоен. При проявлении пластинки оказалось, что подле меня стоит светлая облачная женская фигура. Я ничего не слыхал еще ни о Мумлере, ни о каких бы то ни было спиритических фотографиях. На мой вопрос, как появилась на пластинке эта фигура, фотограф ответил, что он сам того не знает, но в то время, как он меня снимал, он видел эту женскую фигуру подле меня. Ему не хотелось выпускать этого портрета из своей мастерской, и он просил меня не говорить об этом случае. Тут он рассказал, что ему приходилось получать подобные фотографии в продолжение нескольких уже лет, но что он с своей стороны ничего для этого не делал; он мог их иметь почти всегда, стоило ему только поддаться влиянию существ, которых он называл «духами», но никак он не хотел иметь с ними каких-либо сношений. Он не желал, чтобы его имя примешивалось к какому бы то ни было виду спиритизма.
   Я был так убежден в искренности моего знакомого, что мне захотелось исследовать его необычайную способность. После долгих уговоров и увещаний с моей стороны, он согласился наконец дать мне несколько сеансов и подчиниться «невидимым». Я хотел щедро вознаградить его за потерю времени, но он отклонил все мои предложения, говоря, что считает себя не вправе употреблять свою таинственную способность для наживы. Между тем он согласился на всевозможные условия для к исследований, и, пользуясь этим, я пригласил в помощь себе одного приятеля. В продолжение четырех дней послеобеденное время фотографа принадлежало нам. Мы были убеждены в его честности, но, тем не менее, повели так, как будто он был ловкий обманщик. Приготовление пластинок и проявление их совершались при мне, и вообще мы не упустили ни одной меры предосторожности для устранения или раскрытия обмана. Почти на каждом сеансе у нас получалось изображение той женщины — та же светлая облачная фигура появлялась, когда я был один или, лучше сказать, воображал себя о ним. Почти на каждом сеансе фотограф впадал в транс Что могли мы сказать? Он человек с известным общественным положением, репутация его безупречна. Я не могу допустить ни малейшего сомнения в его честности, да и он и не имел никаких причин меня обманывать. Продавать за деньги свою странную силу он не хотел. Если бы даже я и считал его способным на обман, я все-таки не был бы в состоянии объяснить этих фотографий. Я знаю только два способа для получения фотографического изображения на чувствительной пластинке: или нечто способное отражать свет должно быть поставлено в надлежащем расстоянии перед объективом, или же чувствительную пластинку накрывают другой фотографией и выставляют на свет. Проникающий сквозь наложенную фотографию свет произведет тусклое изображение. Фотограф может еще употребить старую, бывшую в деле пластинку, и тогда в результате может получиться и бывший на ней прежде отпечаток. Такой способ толкования был недавно предложен одним корреспондентом «Трибуны». Мой фотограф не употреблял старых пластинок, следовательно, к нему остается приложить одно из предыдущих объяснений. Мне положительно известно, что он не прикладывал к чувствительной пластинке старого негатива и, стало быть, получал свои призрачные образы иным способом. Остается еще одна возможность: не было ли просто чего-нибудь перед камерой? Но фотограф, я и мой друг были единственными лицами, находившимися в комнате. Могли ли мы в продолжение четырех дней быть обманываемы таким грубым образом? И если нас действительно дурачили, то как могла играющая роль «духа» тайная союзница сделать себя такой прозрачной? Как могла она держаться на воздухе? — ибо на одной из фотографий видна женщина, спускающаяся по воздуху. Все фигуры прозрачны, как газовая ткань. Каким же образом были они сделаны? Я не спешил со своими заключениями.
   Еще другой случай дошел до моего сведения. Молодая девушка в Челси пришла сниматься к одному из наиболее известных в городе фотографов, как раз в то время, тот собирался уже прекратить на этот день работу. Девушка села перед камерой и во время фотографирования почувствовала, как будто какая-то тень промелькнула перед ее глазами, и сказала это м-ру А., стоявшему у камеры, а он ответил, что это ничего, что она может мигать, но должна сидеть неподвижно. При проявлении пластинки на лице у нее оказались две руки. Эта фотография чрезвычайно замечательна. Я рассматривал четыре экземпляра, и один из них находится у меня. Прозрачные руки охватывают затылок девушки; видны они до запястья, где исчезают в бесформенном тумане. Одна рука доходит до подбородка девушки, очертание которого ясно видно сквозь эту руку. Все эти фотографии имеют одну общую черту — прозрачность; судья Эдмондс утверждает, что являющиеся ему «духи» прозрачны, и другой мой знакомый, человек высокообразованный, говорил мне, что и он видит их такими же.
   Нельзя также допустить, чтобы эти руки были заранее фотографированы на металлической пластинке. Фотограф говорил мне, что пластинка была новая, никогда в деле не бывшая; но если даже предположить, что он сказал неправду, все нельзя понять, каким образом руки могли бы появиться поверх лица! Или не мог ли он снять иx после девушки? Вы видите, что мизинец и безымянный палец левой руки засунуты под воротничок, что, несомненно, доказывает, что девушка и руки были сняты одновременно. Если даже допустить, что в комнату незаметно пробралась женщина и охватила руками голову снимавшейся, то как ускользнула бы она от глаз самого фотографа. Он утверждает, что в комнате, кроме него и молодой девушки, никого не было. Допустим, однако, что женщина вошла незаметно для них; но как она могла сделать свои руки прозрачными и совершенно скрыть остальное тело? Фотограф — человек, заслуживающий полного доверия; он говорит, что никогда и не помышлял о каких-либо спиритических фотографиях, что теории на этот счел у него нет никакой, что он знает только одно, что в появлении этих рук он не повинен».
   Еще подробнее говорится об этом из ряда вон выходящем случае в письме того же Геннинга в редакцию «Banner of Light» (1867 года, от 6 июля), из которого я приведу только следующие две строки, имеющие для нас особенный интерес: «Левая рука видна совершенно ясно до запястья, которое далее закрыто гладким белым обшлагом».
   Редактор «Spiritual Magazine» прибавляет от себя, что Геннинг, в бытность свою в Лондоне, лично подтвердил ему эти факты и показал дагерротипы, о которых шла речь-женщина, появившаяся на первом, была его жена и сходство было неоспоримое («Spiritual Magazine», 1869, p. 329).
   Мне остается упомянуть еще об одной фотографии Мумлера, на которой снят м-р Геррод, молодой медиум, сидящий на стуле в состоянии транса. За ним видно астральное изображение его самого или его двойника, стоящего в профиль с закрытыми глазами, с головой, несколько склоненной к медиуму («Medium», 1872, N 104).
   Второй случай фотографии двойника у другого фотографа приводится судьей Кэртером в письме к редактору «Banner» от 31 июля 1875 года, перепечатанном в «Human Nature», 1875, p. 424-425. Третий подобный же случай рассказал м-ром Глендиннингом и, как происшедший в частном кружке, заслуживает нашего полного внимания. Приводим слова м-ра Глендиннинга: «Около двенадцати лет тому назад мы с одним из моих друзей, хорошим медиумом, пробовали заняться спиритической фотографией и добились некоторых результатов. Вначале у нас на пластинке получались какие-то странные пятна, и, будь я в этом деле неопытнее, я, конечно, сохранил бы их, чтобы подвергнуть потом тщательному исследованию. Когда у нас не получалось ясного изображения, я обыкновенно начинал тереть пальцами пластинку и затем вымывал ее. Снабжал нас стеклами и химическими препараратами м-р Мельгеш, секретарь одного шотландского фотографического общества, и мы относились друг к другу с полным доверием, как это бывает между порядочными людьми. В одном случае у нас получился портрет медиума в позе, которую он занимал 10 или 15 мин до выставки пластинки, находясь в то время на полдороге между камерой и задним фоном. С нами в комнате была так называемая планшетка, известная под названием «Indicator», очень быстро указывавшая по буквам, что нам следовало делать, ибо «духи» говорили, что они и сами еще не знают, как производить эти изображения, и что прежде надо сделать несколько проб, и посоветовали нам месмеризировать камеру, химические препараты и все вообще. Мы исполняли их указания отчасти ради забавы, отчасти от любопытства. Когда мы их спросили, почему мы получили портрет медиума в положении, занимаемом им раньше, чем пластинка была выставлена, они ответили, что он оставил на этом месте свое «влияние» и что, будь в комнате ясновидящий, он и увидал бы медиума на этом месте. Я этого не понимаю, но другого объяснения мы добиться не могли» («Spiritualist», 1877, т. 234, февраля 16-го, р. 76).
   Эти фотографии невидимых человеческому глазу двойников — драгоценные предшественники фотографий видимых и осязаемых двойников, о которых нам придется говорить позднее.
   Итак, мы видим, что явление трансцендентальной фотографии получалось у многих лиц как в Америке, так и в Европе. Есть еще не мало других случаев, о которых я и не упоминаю. Но ради исторического интереса замечу, что первые признаки этого рода явлений относятся, как показывают мои справки, еще к 1855 году. В «Spiritual Tlegraph», издававшемся в Нью-Йорке г-м Бриттеном (т. VIII, p. 152), я нахожу следующую статью:
       Дагерротипные спиритические изображения.
   Было сделано немало опытов для разрешения вопроса: могут ли получаться на дагерротипной пластинке фигуры или иные спиритические изображения; но все он оказались безуспешными, кроме случая, сообщенной мне одним уважаемым другом из Нью-Орлеана. Самый факт состоит в следующем: м-р Г., дагерротипист и медиум, пробовал 8 февраля снять портрет своего маленького двухмесячного сына, лежавшего у бабушки на коленях На третьем сеансе получился отличный портрет ребенка но странное дело: вверху дагерротипа из пункта, похожего как бы на облачко, спускалась широкая световая полоса до самого плеча ребенка и тут исчезала. Эта широкая и сплошная полоса походила на луч солнца, проникающий через какое-нибудь отверстие… При более тщательном осмотре заметно, что она несколько прозрачна… Ни на одном из прежних снимков не было ничего подобного, и самое тщательное исследование окружавших предметов не могло дать достаточного объяснения оказавшегося результата».
   Вот еще другой случай, рассказанный на с. 170 того же VIII тома 1855 года: — «Несколько дней тому назад один из здешних жителей м-р Генри Гэбгарт выставил у нас в редакции прекрасный фотографический портрет своего десятилетнего сына, представляющий следующее странное явление: на груди ребенка, вкось, лежит очень определенное световое пятно эллиптической формы, начинающееся повыше левого плеча и оканчивающееся под правой рукой. Свет сильнее всего в центре и ослабевает по мере приближения к краям. Для этого странного явления не нашлось, по-видимому, никакой естественной причины, ибо ни художник и никто другой не могли открыть ее».
   В обоих этих случаях легко узнать первоначальные черты фотографий м-ра Битти.
   Заканчивая главу о трансцендентальной фотографии, я не могу обойти молчанием один из новейших случаев этого рода. Речь идет о фотографе Дж. Гартмане в Цинциннати, Огайо. Умолчать о нем не могу, так как получение спиритических фотографий в его присутствии было подвергнуто самому строгому исследованию целым комитетом фотографов и в условиях, которые и Эдуард мая не может не признать вполне убедительными, что мы читаем в Бостонском «Spiritual Scientist» от шаря 1876 года: «Как известно, спиритические фото-Лии получались в Цинциннати, в мастерской м-ра Типля (Teeple, 100, West Fourth Street, Cincinnati) через Дж. Гартмана, за что тот подвергался сильным нападкам о стороны скептиков, обвинявших его в мошенничестве. Не так давно в одной из наших утренних газет была статья в три столбца, преисполненная всяких рассуждений и доводов в доказательство, что все это пошлый обман и сам Гартман — наглейший из шарлатанов. Несмотря на то что он на частных сеансах давал доказательства, казавшиеся удовлетворительными, многие из его друзей стали относиться к нему недоверчиво, ввиду чего он на прошлой неделе обратился к обществу вообще и к фотографам в особенности с заявлением, что в субботу 25 декабря он приглашает к себе всех желающих принять участие в публичных бесплатных опытах, причем объяснил, что все ведение дела будет возложено на участвующих в исследовании; что им будет предоставлено выбрать комнату для опыта, принести свои собственные, помеченные пластинки, свою камеру, химические препараты — одним словом, все необходимое. Гартман же выговорил себе лишь одно право: самому приготовлять пластинки под надзором опытных фотографов, для отстранения всяких подозрений в обмане с его стороны.
   Наступило светлое рождественское утро, и к Гартману явилось шестнадцать человек, в числе которых было пять фотографов, практикующих в нашем городе. По обсуждении вопроса решили отправиться в фотографию м-ра Кеттера (N 28, West Fourth Street). М-р Кеттер уже не раз изобличал спиритических фотографов, а Гартман никогда еще не бывал в его мастерской, следовательно,данные были для него, очевидно, вдвойне неблагоприятны: он находился в чужой мастерской и в незнакомом ему обществе скептиков, да еще специалистов, более других способных заметить малейшую подделку.
   М-р Гартман дал охотно свое согласие на все, пост вив лишь условие, чтобы не было споров, шуток и разных выходок, словом или делом, могущих нарушить мир и гармонию, необходимые для успеха. Требование Гартмана, как совершенно справедливое, было единогласно принято, и все общество направилось в дом м-ра Кеттера.
   При входе в мастерскую присутствующих пригласили занять места по обеим сторонам камеры и соединить между собой руки. Гартман пожелал быть осмотренным и предложил завязать ему глаза, но последняя мера была отвергнута фотографами, как излишняя. Затем Гартман избрал м-ра Мореленда своим ассистентом и свидетелем того, что все делается просто и честно. Выбрали еще м-ра Мермана, фотографа-практика и сильного скептика; втроем они вошли в темную комнату, куда м-р Мерман взял свои собственные пластинки. Приготовив их, они вернулись к камере, Мерман вложил принесенную им пластинку и сел сниматься. Выставка происходила среди гробового молчания, и затем пластинку унесли в темную комнату, куда за ней последовал и Гартман. Вскоре раздалось восклицание: «Результата нет!» Скептики ликовали.
   Приготовили другую пластинку, причем Мерман опять проследил за всеми действиями Гартмана, но и в этот раз ничего не вышло. Скептицизм торжествовал…
   Теперь для всех манипуляций был избран м-р Кеттер, собственник мастерской — сильный скептик и, по всей вероятности, лучший в городе эксперт. Гартман, казалось, начинал впадать в уныние и, отказавшись идти в темную комнату, остался подле камеры, погруженный в глубокое раздумье. В темную комнату эксперты пошли без него, и Кеттер сам приготовил пластинку. Вернувшись, они передали кассетку Гартману, который едва мог вставить ее как следует, так он был расстроен. Однако он пригласил обоих джентльменов положить свои руки на камеру вместе с ним. Так произошла и третья выставка — и опять без результата!
   Казалось, дела шли совсем плохо для бедного Гартмана, но тем не менее он предложил м-ру Кеттеру приготовить еще одну пластинку, а сам, более прежнего углубился в свои думы. Мерман сидел возле Гартмана и камеры, зорко наблюдая за каждым его движением, как он привык это делать в своей долголетней практике «обличения профессиональных медиумов».
   Когда Кеттер в присутствии Мореленда окончил в темной комнате приготовления четвертой пластинки, он вынес ее оттуда в кассетке и вручил последнюю Гартману. _
   Д-р Морро был выбран для позирования, а другой господин — для наложения рук на камеру, и снова пластинку выставили среди глубокого молчания. Гартман заметно дрожал и, казалось, был погружен в немую молитву. Руки лиц, касавшихся камеры, тоже, видимо, дрожали, как будто под влиянием какой-то тайной силы. Наконец Гартман прервал тягостное ожидание, закрыв камеру; вслед за тем Кеттер, взяв пластинку, в сопровождении Мореленда удалился в темную комнату для ее проявления. Гартман продолжал стоять у камеры; на лбу его прибавились крупные капли пота; остальное же общество в глубокомысленном молчании ожидало приговора, который имел окончательно разбить любимые надежды спиритов.
   Но вскоре раздалось громкое восклицание Мореленда и возглас удивления Кеттера: «Есть результат!» Лицо Гартмана просияло, между тем как друзья его, едва верившие хорошей вести, вместе со скептиками толпились вокруг м-ра Кеттера, державшего на свет стеклянную пластинку. Действительно, около головы д-ра Морро виднелась склонившаяся к нему фигура молодой женщины, даже более ясная и отчетливая, чем его портрет! Этот неожиданный результат привел всех в изумление. Мерман смотрел на Кеттера, а Кеттер с неменьшим удивлением на Мермана, повторяя, что он тут ни при чем, что это была одна из его пластинок и что он хорошо знает, что, когда она попала в камеру, на ней ничего не было. А изображение налицо! Гартман же вовсе не дотрагивался до пластинки, даже не входил в темную комнату во время приготовления. Как появилась эта фигура, он и сам не знает, но фигура тут! Скептики и спириты были одинаково поражены результатом этого замечательного и решающего опыта.
   Решающего в том смысле, что, хотя Кеттер, Мерман и другие не признали спиритического происхождения фигуры на пластинке, тем не менее все сошлись в том, что Гартман при данных условиях — не входя в темную комнату, не дотрагиваясь до пластинки, — не мог каким-нибудь фокусом произвести подобного изображения. Все присутствующие согласились засвидетельствовать своей подписью полученный результат.
       Свидетельство, выданное г. Гартману.
   «Мы, нижеподписавшиеся, участвовавшие в публичном исследовании спиритической фотографии, предпринятом по желанию м-ра Дж. Гартмана, сим свидетельствуем, что мы тщательно следили за всеми манипуляциями над нашими собственными помеченными пластинками как в темной комнате, так и вне ее и что мы не нашли никакого признака обмана или фокуса со стороны м-ра Гартмана. Мы свидетельствуем еще, что во время последнего опыта, давшего результат, м-р Дж. Гартман не только не касался пластинки, но и вовсе не входил в темную комнату.
   J. Slater. — С.Н. Murhman. — V. Cutter. — J.P. Weckman. — F.T. Moreland. — T. Teerle — профессиональные фотографы.
   F. Saunders. — Wm. Warrington. — Joseph Kinsay. -Benjamin E. Hopkins. — E. Hopkins. — G.A. Carnaham. -Wm. Sullivan. — James P. Geppert. — D.V. Marrow. — M.D. и Robert Leslie.
   Цинциннати, Огайо, 25 декабря 1875 года».
   Перепечатано в «Spiritualist» N 179 (т. VIII, N 4, Лондон, 28 января 1876, р. 37 -38).
   Но публика никогда не довольствуется подобными доказательствами и всегда требует новых, ибо никакое личное свидетельство не кажется достаточным, коль скоро дело касается факта, относимого к области чудесного.
   Едва прошло несколько месяцев после выданного Гартману свидетельства от имени шести фотографов, как шел себя вынужденным сделать новый вызов в газете «Cincinnati Enquirer» и новый комитет, с фотографом Слэтером во главе, составился для окончательного разрешения того же вопроса. Результатом его было новое торжество для Гартмана, как это видно из свидетельства, выданного ему этим комитетом и напечатанного в «Spiritual Scientist» (25 мая 1876, р. 135) и перепечатанного в «Spiritualist» (1876, т. I, р. 314).
   После всего изложенного в этой главе мы, кажется, имеем полное право считать явление трансцендентальной фотографии за факт, положительно доказанный; а если это так, то и гипотеза галлюцинации, на которую наш автор так сильно опирается, уж достаточно в основе своей поколеблена, и я с своей стороны — подобно тому, что Гартман утверждает относительно несостоятельности спиритической гипотезы, — могу сказать, что гипотеза галлюцинации уже теряет почву под собою и только искусно балансирует на узкой «опоре» (см. Гартман. «Спиритизм», с. 133). Останется ли от этой узкой «опоры» хотя что-либо, когда мы перейдем к главе о материализациях, это мы вскоре увидим.
   __________________________________________
   * Известный нью-йоркский спиритуалист, не принадлежащий» категории слепо верующих во все, что называется медиумическим явлением; он участвовал в нескольких комиссиях, открывавших обманные проделки медиумов.
   * Для объяснения этого факта читателям необходимо сообщить, что Флинт, равно как и Мансфильд, был особого рода мед ум, который имел способность на посылаемые запечатанные пись ма к лицам отшедшим отвечать посредством медиумического га сания от имени этих лиц, конечно, не распечатывая полученно! письма, которое и отсылалось к отправителю вместе с медиумиче ским ответом.
  

б) Материализация и дематериализация чувственно восприемлемых объектов

   Под этим заглавием нам предстоит специально заняться явлением образования различных тел одушевленных и неодушевленных, подлежащих чувственному восприятию большей частью только в течение непродолжительного времени. Явление это настолько вне всякого вероятия, настолько выходит из ряда всей серии обыкновенных медиумических явлений, что сам Гартман, хотя и пускает возможность реальности сих последних, принимая для них человеческое свидетельство во всей его цельности, отказался принять его, когда ему пришло приступить к толкованию явлений материализации, — он не признал в них никакого объективного содержания нашел необходимым перенести их целиком в область субъективного. Прежде чем перейти к изучению явления столь необычайного и сложного, мы должны себя спросить, не можем ли мы найти в летописях медиумизма других каких-либо явлений более простых, так сказать, более обыкновенных, которые принадлежали бы к тому же разряду и могли бы служить нам антецедентами для допущения и понимания явлений более сложных, как нам удалось это сделать, говоря о трансцендентальной фотографии? Такие более простые явления действительно существуют, и они известны под общим названием фактов «проникновения материи», представляющихся большей частью в виде «приноса» и исчезновения предметов в замкнутом пространстве. Факты подобного рода составляют немалую часть всей совокупности медиумических явлений; они проявлялись параллельно с фактами частичной материализации с самого начала спиритического движения. Но как факты, сравнительно говоря, более простые и относящиеся большей частью к предметам неодушевленным, они наблюдались уже во всей их полноте, когда явления материализации находились еще в своей элементарной стадии, будучи по самой природе своей явлениями сложными, подлежащими закону развития. Факты проникновения материи, хотя на вид и представляются весьма простыми, но, тем не менее, имеют огромное значение. Они представляют нам наглядное и положительное доказательство, что перед нами факт трансцендентальный, т.е. являющийся результатом действия над веществом таких сил, о которых мы не можем составить себе никакого понятия.
   И что особенно важно для нашей критики — принцип, лежащий в основе этого явления, уже допущен самим Гартманом, хотя и признается им, так сказать, молча. Упомянув об «экспансивном действии медиумической нервной силы, преодолевающем сцепление материальных частиц» (с. 53), г. Гартман обозревает медиумические явления, относящиеся до «проникновения материи», называя их при этом «областью явлений особенно невероятных» (с. 54). Он цитирует доказательные опыты Цольнера и факты приноса предметов в запертую комнату, столь многократно наблюдавшиеся при самых убедительных условиях. И когда Гартман приступил к явлениям  материализации и к толкованию их посредством галлюцинаций, наводимых самим медиумом, он широко воспользовался медиумическим фактом проникновения материи, допускаемым спиритами, чтобы отвергнуть реальную объективность всех явлений материализации, наблюдаемых при уединении медиума: никакие узы не могут удержать этого последнего на своем месте, — ни даже мешок или клетка, в которые медиум был бы посажен; «ибо если медиум-сомнамбул может проникать сквозь эти вещества, то ничто не мешает ему, несмотря на все эти предосторожности, выступить перед зрителями в качестве явления» (с. 111).
   Таким образом, г. Гартман допускает в принципе возможность медиумического факта «проникновения материи», так же как допускает возможность и всех других явлений, опираясь на людское свидетельство. Но, говоря об этих фактах и пользуясь ими для защиты своей галлюцинаторной теории, он не дает нам для них никакого объяснения; он только высказывается против гипотезы Цольнера, прибегающего к четвертому измерению пространства, и склоняется, скорее, «в пользу молекулярного потрясения вещественной связи в телах» (с. 56), которое может даже доходить до их разрыва, как это иногда и наблюдалось. Но раз факт «проникновения» одного твердого, вещественного тела таковым же другим будет запущен даже в принципе, то ясно, что мы не можем вставить его себе иначе, как предположив моментальную дезагрегацию твердого вещества в момент прохождения предмета и его немедленное после того восстановления, или, говоря языком медиумическим, — его дематериализацию и обратную материализацию. Само собою разумеется, что это определение только условное, за неимением других терминов, что оно относится только к виду, а не к сущности явления. Здесь будет бесполезно умножать примеры подобных фактов, так как Гартман цитирует их в достаточном количестве, но я приведу только два, имеющих за собою то преимущество, что они совершились на глазах самого наблюдателя и не внезапно а данным наперед указаниям.
   Вот о чем свидетельствует м-р Коллэй в письме, напечатанном в «Medium and Daybreak» 1877 года (p. 709) как о факте, доказывающем возможность проникновения материи сквозь материю. Рассказав о том, как на одном сеансе с медиумом Монком, заметив присутствие значительной силы, он стал держать под столом грифельную доску с кусочком карандаша (за неимением грифеля) в надежде получить непосредственное писание, он продолжает так: «Это, однако, мне не удалось, на доске оказалась только какая-то кавычка как наглядное доказательство непригодности карандаша. Затем «Самуил» (невидимый внушитель), говоря через своего медиума, находившегося в трансе, спросил как бы в гневе на негодный карандашик: «Сжечь его или утопить?» — «Утопить его», -сказал я. — «Накрой рукой горлышко графина (посуда после ужина не была еще убрана), теперь смотри внимательно!» Карандаш лежал на грифельной доске около моих ног, и медиум, находившийся в отдалении, ни разу до него не дотронулся. «Ну, — заговорил опять Самуил через Монка, отводя его в дальний угол комнаты и протягивая руку по направлению к графину, — будь же внимателен, смотри хорошенько». И вмиг крошечный карандашик словно проскочил сквозь мою руку в графин и поплыл по воде.
       Лондон, 1-го ноября 1877 года

Томас Коллэй».

  
   Несколько позднее достопочтенный м-р Коллэй обнародовал еще следующий опыт. «На сеансе с медиумом Монком я написал на грифельной доске: «Можешь ли ты перенести эту доску на пятую ступеньку лестницы в коридоре?» Положив доску на пол исписанной стороной вниз, я громко спросил: «Не напишут ли нам на этой же доске что-нибудь свое?» Только что я повернулся на свое место и взял руки Монка в свои, как что-то тяжелое оттолкнуло ноги в сторону и струя света более яркого, чем от двух певших у нас газовых рожков, сверкнула из-под стола по наравлению к запертой двери; в тот же момент раздался сильный треск, подобный тому, как если бы грифельную доску сильно бросить в дверь; я потом это сам проверил. Однако хотя мы видели свет и слышали треск, но полета грифельной доски видно не было; только в момент треска одна сторона ее рамки отлетела назад к моей ноге и по ней скользнула на пол. Видя в этом указании, что грифельная доска, согласно моему желанию, была пронесена сквозь затворенную и запертую дверь и что, стало быть, я опять был свидетелем удивительного явления проникновения материи сквозь материю, я встал и, все еще держа Монка за руки, подошел с ним вместе к двери, которую отворил; действительно, доска лежала на пятой ступени! Я поднял ее и нашел, что вновь на ней написанное вполне соответствовало совершившемуся таинственному явлению, ибо на мой вопрос: «Можешь ли ты перенести эту доску на пятую ступень лестницы?» — было отвечено: «Суди сам — вот она. Прощай!» («Medium», 1877, р. 741).
   Этот опыт был повторен еще два раза при других свидетелях (там же, р. 761 и 786); на последнем опыте грифельная доска была моментально перенесена за две мили от места сеанса на квартиру одного из присутствующих.
   Раз факт проникновения материи, т.е. моментальной дематериализации и обратной материализации существующего предмета, нам дан, мы приходим логически к вопросу: почему сила, производящая эту дематериализацию, не могла бы давать дематериализованным телам, при их обратной материализации, другой формы, чем принадлежавшая им прежде? Если сила, производящая это явление, есть сила нервная, как Гартман склонен, по-видимому, допустить это, то мы должны вспомнить, что эта сила может произвести на телах пребывающие отпечатки, т. е. произвести некоторые молекулярные изменения, соответствующие не только форме органов медиум от которого эта сила исходит, но даже и всякой другой посторонней форме, какую бы только сомнамбулической фантазии медиума ни вздумалось придать подобному отпечатку. А здесь эта самая нервная сила, дезагрегируя како либо тело, располагает всеми его атомами и, восстановляя тело при помощи этих атомов, могла бы дать ему ту форму, какую сомнамбулической воле медиума вздумалось бы создать. Это заключение не было бы противным логике гипотезы г. Гартмана, и мы не видим причин, по которым он мог бы отрицать его, предполагая, повторяю опять, что мы имеем здесь дело с нервной силой, одаренной теми атрибутами, которые приписывает ей г. Гартман.
   На основании того же рассуждения мы имеем право видоизменить это заключение следующим образом: сила, располагающая такой властью над веществом, не должна необходимо произвести дезагрегацию всей массы данного предмета, а может ограничиться для какой-нибудь своей объективации некоторым только количеством этой материи для образования или подобия данного предмета или другого, отличного по форме. И действительно, спиритизм представляет нам эти оба вида явлений, известные под именем раздвоения и материализации, одинаково обнимающие предметы одушевленные и неодушевленные. Разграничительная линия между этими явлениями не может, очевидно, быть совершенно определенной, ибо она зависит только от степени уплотнения материализованного тела.
   Что касается раздвоения предметов неодушевленных, то всего чаще наблюдалось раздвоение тканей. Факт довольно общеизвестный, что в то время, когда медиума держат за обе руки, нередко видят подобие его руки вместе с рукавом. Как на один из наилучше удостоверенных фактов этого рода я могу указать на происшедший в время электрического опыта Крукса с г-жой Фай, который г. Гартман считает с точки зрения полной невозможности личного участия медиума совершенно доказательным. Вот его слова: «Связывание посредством прикосновения электродом, как употребляли его Крукс и Варлей при сеансах для физических явлений с г-жой Фай, может считаться достаточным обеспечением» (с. 22). А между тем рука, показавшаяся из-за занавески, была в шелковом голубом рукаве, в таком точно, какой был у медиума, и имеем об этом весьма категорическое свидетельство судьи г. Кокса, не признававшего ни материализации, ни двоения («Spiritualist», 1875, т. I, р. 151). С точки зрения г. Гартмана, это должна бы быть галлюцинация, но она не имеет здесь достаточного основания. Само собой понятно, что медиум и не подумал бы произвести галлюцинацию своего собственного платья; что касается до присутствующих, то они, разумеется, никак не ожидали такого сюрприза. Другой факт подобного рода, столь же драгоценный, произошел на сеансе Дэвенпортов в темноте; когда внезапно, с целью изобличения, какой-то скептик зажег спичку, то увидали Дэвенпорта, сидящего на своем месте, привязанного по рукам и ногам к стулу, а вместе с тем и совершенного двойника его (включая и платье), исчезающего в теле медиума. (См. «Спиритуалист», 1873, с. 154-470; «Ferguson. Supramundane facts» p. 109; см. также любопытное показание Clifford Smith «Spirit. Magaz.», 1872, p. 489; также «Спиритуалист», 876, т. I, с. 189.) Говоря о раздвоении платья, приходится по необходимости говорить в то же время и о раздвоении человеческих форм, антецедент которого мы уже имеем в явлениях трансцендентальной фотографии, но здесь я не буду входить в подробности, так как позднее мы вернемся к этому предмету. Мы теперь прямо перейдем к явлениям материализации.
  

1. Материализация и дематериализация предметов неодушевленных

   Я не забываю, что я должен говорить об этом предмете единственно с точки зрения гипотезы галлюцинации. Г. Гартман не признает свидетельства чувств, зрения и осязания, хотя бы одно подкреплялось другим и высказывалось несколькими лицами зараз. Материализация какого-нибудь предмета на глазах самих свидетелей и его постепенная дематериализация, наблюдаемая теми же самыми лицами, — что для обыкновенного суждения и опыта есть верх требуемого доказательства и что неоднократно имело место на медиумических сеансах, — есть для г. Гартмана поэтому самому доказательство галлюцинации. Следовательно, я должен пытаться доказать это явление посредством остающихся от него неисчезающих следов, из коих самыми положительными были бы не преходящие, а пребывающие материализации. Но здесь доказательство самое совершенное перестает по этой именно причине быть доказательством, ибо предмет, будучи раз материализован, ничем не отличается от другого предмета. Таким образом, доказательство явления не имело бы другого основания, как то, на которое опирается и явление проникновения материи, т.е. человеческое свидетельство; основываясь на нем, я надеюсь иметь возможность представить несколько фактов довольно удовлетворительных.
   Здесь нам приходит на помощь трансцендентальная фотография; в ней мы имели принципиальное и положительное доказательство невидимой материализации разного рода неодушевленных предметов, из коих чаще всего встречаются ткани и цветы. (См. образцы в фототипиях, табл. V и VI.) Ткани, изображенные на этих фотографиях, не представляют большей частью ничего особенного, хотя иногда и бывают исключения; так, напр., г. Галлон свидетельствует, что на одной из фотографий Мумлера, изображавших Ливермора вместе с его покойной женой, о чем мы говорили выше, «драпировка спиритической фигуры была самого тонкого, изящного узора и под микроскопом всего более напоминала красоту рисунков на крыльях бабочки» («Spiritual.», 1877, т. I, р. 239). Мы также упомянули выше, что на одной из фотографий, полученных Слэтером, «изображение позировавшей было искусно закутано прозрачным кружевом, которое при внимательном рассмотрении оказалось состоящим из колечек разной величины, совершенно не похожих на кружева обыкновенного приготовления». 
   Руководствуясь этим антецедентом, мы имеем право почить, что явление материализации подобных предметов должно иметь место и в области материализации доступной для наших внешних чувств. И действительно, в области медиумической феноменологии мы находим не мало описаний материализации тканей и цветов. Факты приноса этих предметов при условиях, исключающих всякую возможность обмана, весьма многочисленны, и так как Гартман не высказывается против реальности этого явления, то мне и не предстоит надобности подтверждать его цитатами о такого рода опытах. Вначале предполагали, что одеяния материализованных фигур были сверхчувственного происхождения, но вскоре пришли к различению между трансцендентальным приносом тканей и временной их материализацией, в тесном смысле этого слова. Первое из этих явлений, как мы это видели, является предшественником второго, и этим последним нам и предстоит теперь заняться. Мы пришли логически к гипотезе, что явление материализации могло бы произойти насчет данного предмета без полной его дематериализации. И, судя по словам разумных сил, производящих это явление, оно так и происходит. Таким образом, временная материализация тканей совершается насчет тканей, носимых присутствующими. Ткань служит медиумом для материализации тканей. Вот что я нахожу об этом в одном сообщении: «Невозможно создать подобный материал, ели соответствующий материал не имеется на медиуме и присутствующих, ибо всякая вещь в материальном мире имеет свое соответствие в духовном. Обыкновенно вбирается белое, но если бы растительные краски находились в комнате сеанса, то почти каждый из нас мог изменить свое белое одеяние в цвет этих красок; при тором упражнении этот опыт мог бы быть сделан на глазах рисутствующих как с тканью, нами материализованной, так и с тканью, изготовленной в вашем мире («Spiritualist», 1878, т. I, р. 15).
   Мне известен только один опыт в этом направлении, сделанный м-ром Клиффордом Смитом при помои трансцендентальной фотографии. Целью опыта было л казать трансцендентальную материализацию ткани счет ткани естественной, имевшую воспроизвести узор этой последней. Собираясь приступить к этому опыту м-р Смит взял с собой из дому свою цветную шерстяную скатерть и вместе с м-ром Уильямсом (медиумом) отправился к фотографу Гудзону. Вот его рассказ: «М-ра Гуд. зона не было дома, но вскоре он вернулся. Мы прошли прямо в его мастерскую. М-р Гудзон никогда не видел моей скатерти и ничего не мог знать о моих намерениях. Я спросил его, будет ли этот узор ясно виден на фотографии. Он отвечал утвердительно и предложил сделать снимок. Для этой цели я накинул скатерть на спинку стула, но как раз в ту минуту, когда он готовился приступить к фотографированию, я под влиянием мгновенного внушения попросил м-ра Уильямса подойти ближе к стулу, оставаясь однако за занавеской. Сам же я не спускал глаз со скатерти, лежавшей на стуле. В результате получилась фигура, окутанная в белое, с лицом, едва различаемым под покрывалом; но характеристично было то, что на плечах этой фигуры, точь-в-точь как я дома набрасывал эту скатерть на плечи Уильямса, получился факсимиле этой скатерти, с совершенно отчетливым узором; он даже был отчетливее на фигуре, чем на стуле, а между тем все это время скатерть оставалась па стуле па наших глазах» («Spiritual Magazine», 1872, p. 488).
   Один из самых несомненных случаев материализации ткани имел место на сеансах м-ра Крукса с медиумом мисс Кук, через посредство материализованной фигуры известной под именем Кэти Кинг. М-р Гаррисон, издатель «Spiritualist’a», так свидетельствует об этом факте: «Фигура, называвшая себя Кэти, сидела на полу, по сторону двери той комнаты, которая служила темным кабинетом; внутри же кабинета, в продолжение всего сеанса мы видели то, что принимали за лежавшую в трансе мисс Флорэнс Кук: голова ее была обращена в противоположную от нас сторону, так что лица мы видеть не могли, но видели ее платье, ее руки, ее обувь. Кэти сидела на полу, вне кабинета; весьма к ней близко сидели с одной стороны м-р Крукс, а с другой м-р Тапп. В числе присутствуюших находились родители медиума, м-с Росс-Черч, я и еще несколько других лиц, имена которых теперь не припомню. Кэти вырезала из подола своего широкого одеяния около дюжины кусочков и раздала их присутствующим; в ткани остались большие дыры, некоторые даже такой величины, что сквозь них можно было свободно просунуть руку. Тут под вдохновением минуты я сказал: «Кэти, если бы вы могли эту изрезанную ткань восстановить в ее первобытном виде, как вы это иногда делали, то это было бы очень хорошо». Надо иметь в виду, что это происходило при полном газовом освещении, при многих свидетелях. Едва я выразил такое желание, как она спокойно накрыла изрезанную часть своего одеяния той частью, которая была цела, и потом опять ее раскрыла, причем ее спокойные, медленные движения заняли не более трех-четырех секунд. И вот подол ее одеяния оказался мгновенно восстановленным — в нем не было более ни одной вырезки. М-р Крукс спросил, может ли он его рассмотреть, на что она изъявила свое согласие. Он перебрал руками весь подол, дюйм за дюймом, внимательно рассмотрел его и заявил, что тут не было более ни единой вырезки, ни шва, ни иного признака. М-р Тапп испросил себе такое же позволение и после долгого и тщательного исследования заявил то же самое» («Spiritualist», 1877, N 246, р. 218). См. свидетельство об этом  же факте других лиц в «Спиритуалисте» 1874 (т. I, с. 235, 258-259). Подобные опыты неоднократно производились и с другими медиумами («Спиритуалист», 1877, т. I, 182; «Light», 1885, р. 258).
   Гартман, упоминая об том явлении, заключает: «Из этого ясно, что в данном случае имеется соединение галлюцинаций зрения и осязания» (с. 128). Но затруднение здесь в том, что отрезанные куски тканей не исчезают, и я видел у г-на Гаррисона тот, который был им отрезан. Таким образом, мы перед дилеммой: или одеяние было галлюцинаторное, и тогда кусок ее не мог быть отреза остаться, или одеяние было реально, и тогда вырезать место не могло быть восстановлено. Чтобы выйти из этого затруднения, г. Гартман прибавляет: «Когда же видение заставляет самих зрителей отрезать куски от своего платья и куски эти на ощупь грубы, как земные ткани то является сомнение относительно того, есть ли это галлюцинация осязания или принос действительного предмета» (с. 129). Каким же образом г. Гартман разрешает это «сомнение»? Вот как: «Если же образцы материи потом исчезают и не могут быть найдены после сеанса, то галлюцинаторный характер их доказан; если же они остаются налицо, то их реальность и земное происхождение не подлежат сомнению» (там же). Но как же объяснить это «земное происхождение»? Гартман нам уже ответил: Если это не галлюцинация осязания и зрения, то это «принос действительного предмета». Со стороны г. Гартмана это слово неосторожное. Он не имеет права говорить о припасах для объяснения какого бы то ни было медиумического явления. Принос есть факт трансцендентальный, необъяснимый, по крайней мере г. Гартман не дал ему никакого объяснения. Поэтому объяснять факт происхождения ткани посредством приноса — значит объяснять необъяснимое посредством необъяснимого, а г. Гартман обязан давать нам объяснения естественные. Если он дает это объяснение с точки зрения спиритов, допускающих принос, то это не изменяет дела; он не имеет права позволить спиритам этой точки зрения, ибо он взялся за перо, чтобы научить их «тем трем методологическим законам, против которых спиритизм грешит» и из коих третий учит тому, что «следует сколь возможно дольше обходиться естественными причинами» (с. 147), — и чтоб доказать им, что в спиритизме «нет ни малейшего повода переступать за порог естественных объяснений» (с. 133). Доказательством того, что материализованная ткань не есть принос ткани земного происхождения, было бы ее постепенное исчезновение не на сеансе, под галлюцинаторным влиянием медиума, но вне этого условия. И эта постепенная дематериализация могла бы быть констатирована посредством фотографии. Но это будет опытом будущего. Для настоящего времени мы имеем только несколько наблюдений, констатирующих факт материализации тканей на глазах присутствующих, отрезывания куска подобной ткани, ее сохранения в продолжение нескольких дней, ее постепенной дематериализации и, наконец, ее исчезновения.
   Мы переходим теперь к материализации цветов. Принос их в запертую комнату наблюдался очень часто, но их материализация — явление весьма редкое. Первые факты подобного рода появились у м-ра Ливермора при медиуме мисс Кэт Фокс (См. его письма в «Spiritual Magazine», 1861, p. 494 и др.). Вот свидетельство м-ра А.Д. Дэвиса в «Herald of Progress»:
   «В одном из спиритических кружков Нью-Йорка неоднократно формировались прекрасные живые цветы, химически и артистически созданные из необходимых для того элементов, всегда находящихся в атмосфере. Эти образцы спиритического творчества подносились членам кружка. Каждый цветок, врученный кому-либо из них, оказывался, таким образом, вполне доступным чувственному восприятию. Запах его был совершенно явствен для обоняния, а стебель и листья можно было осязать и держать в руке. На одном из сеансов было дано указание положить такой цветок на камин, что и было исполнено одним из членов кружка, который затем вернулся на свое место; в глазах всех присутствующих, устремленных на цветок, он в продолжение двенадцати минут совершенно исчез («Spiritual Magazine», 1864, p. 13). В сочинении Вольфа «Startling Facts» «Поразительные факты» на р. 508 и 530 мы читаем следующее: «Под скатертью был виден свет, который, становясь все более и более ярким, принял наконец форму прекрасного, вполне законченного цветка. Когда он совсем сформировался, державшая его рука высунулась из-под скатерти на столько, что была видна ее кисть. Ее можно было рассматривать в продолжение полминуты, после чего она скрылась, но вскоре опять появилась. Расстояние между цветком и нашими глазами было не более двенадцати дюймов. По цвету, величине, форме цветок походил на центифольную розу».
   Эти материализации, будучи преходящими, не могут служить ответом на галлюцинаторную теорию Гартмана хотя есть полное основание полагать, что фотография могла бы дать требуемое доказательство их объективного существования; не сомневаюсь, что со временем этот опыт будет сделан, теперь же я привожу эти факты только потому, что они составляют как бы первую естественную ступень к материализации цветов и плодов, образующихся воочию и имеющих характер непреходящей вещественности. Самые удивительные факты этого происходили в Нью-Кестле при посредстве медиумизма м-с Эсперанс; они подробно описаны в «Medium», 1880, N 528, 538 и 542 и в «Herald of Progress», 1880, издававшемся в Нью-Кестле. Явление это совершалось при трояких условиях: 1) в стакане с водой; 2) в ящике со свежей землей и 3) в графине с песком и водой. Происходило это на материализационных сеансах; медиум находился в отдельном кабинете, а действующим лицом была материализованная фигура, выдававшая себя за молодую аравитянскую девушку, по имени Иоланда.
   Вот несколько подробностей этого явления, повторявшегося несколько раз на глазах многочисленных зрителей.
   1. М-р Фиттон в виду всех присутствующих держал на ладони стакан с небольшим количеством воды; в нем ничего другого не было, но едва Иоланда сделала над ним несколько пассов, как в стакане появился маленький розовый бутончик; когда он распустился до половины, Иоланда вынула его из стакана и вручила м-ру Фиттону; он же передал его на несколько минут м-с Фидлер, и, когда взял обратно, он оказался вполне распустившейся розой («Medium», 1880, р. 466).
   2. Для образования целого растения таинственный деятель потребовал деревянный ящик со свежей землей и здоровое растение, имевшее служить медиумом, было доставлено одним из членов кружка. На сеансе 20 апреля 1880 года ящик с землей поставили посереди комнаты и около него растение — гиацинт-медиум. Иоланда полила землю поданной ей водой, накрыла к с этой землей покрывалом и удалилась в кабинет. От времени до времени она оттуда выходила, устремляла пристально взгляд на покрывало или делала над ним пассы и снова скрывалась в кабинет. Минут через двадцать покрывало начало точно само собою подниматься и расти в ширину и вышину. Тогда Иоланда сняла покрывало и все увидали в ящике прекрасный, совершенно свежий пеларгониум, 29 дюймов вышиной, с листьями от одного до 5 дюймов в ширину. Его пересадили в обыкновенный цветочный горшок, и он продолжал расти, тогда как растение, послужившее медиумом, очень скоро погибло («Medium», 1880, р. 306). Таким же образом на сеансе 22 июня в течение получаса был выращен кустик земляники с ягодами различной степени зрелости. Этот раз медиумом служила герань («Medium», 1880, р. 466).
   3. Выращивание растений в графине с водой на сеансе 4 августа 1880 года, описано м-ром Окслеем следующим образом в N 8 «Herald of Progress», издаваемого в Нью-Кестле: «Выйдя из кабинета, Иоланда сделала знак, чтобы ей подали графин, воду и песок (только что купленный перед сеансом) и, присевши на пол на виду у всех, подозвала м-ра Реймерса, который, следуя ее указаниям, насыпал в графин песку и налил воды. Иоланда поставила графин почти на середину комнаты, сделала над ним несколько круговых пассов, покрыла легким белым покрывальцем и отошла к кабинету, оставаясь приблизительно в трех футах от графина. В ту же минуту мы увидали, как из-под покрывала стало что-то подниматься и распространяться во все стороны, покуда не достигло приблизило 14 дюймов в вышину. Когда Иоланда подошла и сняла белое покрывало, мы увидали, что из графина действительно выросло настоящее растение: с корням стеблем и зелеными листьями. Иоланда взяла графин растением и, подойдя прямо к тому месту, где я сидел вручила его мне. Взяв графин в руки, я и мой приятель Кальдер внимательно осмотрели растение, бывшее тогда еще без цветов. Затем я поставил графин на пол, в двух футах от себя. Иоланда скрылась в кабинет; оттуда раздались стуки, и посредством их нам было сказано: «Посмотрите теперь на растение», и Кальдер, подняв графин воскликнул с удивлением: «Каково! На нем цветок!» И действительно, на нем оказался большой цветок. Таким образом, в те несколько минут, что графин простоял у моих ног, растение выросло на 6 дюймов, дало несколько новых листьев и один пышный цветок, золотисто-красного или оранжевого цвета» («Medium», 1880, р. 529).
   Что явление это не было простой галлюцинацией, подтверждается тем, что м-р Окслей на следующий день снял фотографию с этого растения; оказалось, что это была Ixora crocata; рисунок с ее изображением приложен к статье Окслея в «Herald» и к сочинению м-с Эммы Гар-динж-Бриттен «Miracles of the XIX Century» («Чудеса 19-го столетия»1).
   М-р Окслей, к которому я обратился за некоторыми разъяснениями, был так любезен, что вместе с ответом на мои вопросы прислал мне хорошую фотографию, изображающую все растение вместе с графином, сквозь который видны и его корни, и песок, в котором оно выросло. В письме своем ко мне м-р Окслей подтверждает факт необыкновенного происхождения этого растения и, между прочим, говорит: «Не менее двадцати человек были очевидцами этого явления, имевшего место при освещении хотя и умеренном, но все-таки вполне достаточном, чтобы видеть все происходившее… Покрывало плотно прилегало к горлышку графина, и все мы отлично видели, как оно постепенно над ним приподнималось». Кроме того, м-р Окслей был настолько обязателен, что прислал мне часть самого растения для сравнения с фотографией, его верхушку, состоящую из цветка и трех листьев, срезанных и положенных под стекло после снятия фотографии. По измерении высушенного растения оказалось, что его листья имеют 17-18 см длины и 6 ширины; что же касается до цветка, то он состоит из пучка в сорок пестиков, 4 см длины, из коих каждый заканчивается маленьким цветочком в четыре лепестка.
   Так как г. Зеллин из Гамбурга присутствовал на этом сеансе, то я, конечно, пожелал заручиться и его свидетельством и обратился к нему с следующим письмом:
       «С.-Петербург, 7/19 апреля 1886 года.
   Милостивый государь!
   Так как вы вместе с гг. Окслеем и Реймерсом присутствовали на том сеансе г-жи Эсперанс, где произошло необыкновенное выращивание растения, врученного Иоландой м-ру Окслею, то ваше свидетельство имело бы для меня особенную цену, и я позволяю себе обратиться к вам с покорнейшей просьбой ответить мне на следующие вопросы:
   1. При каком освещении произошло упомянутое явление?
   2. Вполне ли вы уверены, что видели именно тот самый сосуд, в котором выросло растение, и что в этом сосуде, кроме воды и песку, ничего не было?
   3. Видели ли вы совершенно ясно, как растение постепенно вырастало из сосуда и достигло указанной в описании меры?
   4. Видели ли вы также, что при вручении растения м-ру Окслею на нем не было цветка и что он появился только впоследствии?
   5. Имеете ли вы какое-нибудь сомнение в подлинности явления и если нет, то как вы его объясните? Вы меня крайне обяжете, ответив на эти вопросы.
   С полным уважением и пр.».
       В ответ на это письмо г. Зеллин любезно сообщил мне следующее:
       «Гамбург, 5-го мая 1886 года.
   Borgfelde Mittelweg, 59.
   Милостивый государь!
   Прошу вас извинить меня, что так поздно отвечаю на письмо ваше от 19 апреля, полученное мною только 27-го по возвращении из Англии, где я провел две недели. Надеюсь, что ответ мой придет еще вовремя.
   Прилагаю здесь, для большей наглядности, набросок плана комнаты, где происходили сеансы, с обозначением кабинета и мест, занимаемых нами.
   В размерах прилагаемого чертежа я не соблюдал строгой точности, что, впрочем, и не важно; мне надо только указать занимаемое мною место, которое, как вы сами увидите, ставило меня в наиболее благоприятные условия для наблюдения.
   Что же касается до ваших вопросов, то:
   1. Очень трудно определить силу света. Комната освещалась газом, горевшим в окне за красной занавеской, причем пламя могло регулироваться из комнаты: его то увеличивали, то уменьшали. Пока продолжался процесс произрастания, освещение было слабое, но, однако, достаточное, чтобы не только видеть очертания Иоланды и ясно различать покрытый белым графин, но и наблюдать постепенное приподнимание покрывала соответственно росту растения. Я находился, как показывает чертеж, не далее трех футов от растения и потому могу сказать с уверенностью, что белое покрывало в три минуты поднялось приблизительно на 16 дюймов. Когда затем Иоланда сняла покрывало с растения, которое я ни на минуту не выпускал из виду, то увидя неизвестную мне Ixora crocata, я принял ее сперва за фикус. Свет позволял различать каждый листик, так что я заметил свою ошибку ранее, чем Иоланда перенесла графин с цветком к м-ру Окслею.
   2. Сосуд, употреблявшийся при этом (графин с горлышком меньше дюйма в диаметре), совершенно верно изображен в «Herald of Progress»; я видел его, как в начале сеанса, так не раз и после, и мог хорошо рассмотреть, ибо в то время, как в комнату вносили графин, песок, стакан с водой и лист газетной бумаги, свет был усилен. Пункт этот не подлежит никакому сомнению. Ход сеанса был следующий. После того, как в его начале Иоланда раздала свои розы, она удалилась в кабинет и оттуда стуками были потребованы вышеназванные предметы. Окслей говорит, что еще до сеанса (вероятно, посредством автоматического письма) было дано указание держать их наготове. М-р Армстронг, в честности которого я вполне убежден, будучи распорядителем сеанса, сам принес эти вещи. М-с Эсперанс в это время не была в трансе или, по крайней мере, не в полном, ибо говорила в кабинете и неоднократно кашляла. Когда свет уменьшили, возвратившаяся в кабинет Иоланда поманила к себе м-ра Реймерса и знаками показала ему отложить газету на пол, а поставленный на нее графин наполнить песком до известной вышины, затем влить туда часть воды. Реймерс проделывал все это, стоя на коленях у одного края газеты, а Иоланда стояла против него тоже на коленях, у другого ее края. Когда Реймерс окончил свою работу, Иоланда, поцеловав его в лоб, сделала ему знак вернуться на свое место. Сама же встала и покрыла графин белым покрывалом. Откуда она его достала, было ли оно частью ее собственного одеяния, или же она его «сформировала» тут же, — решить не берусь. Я знаю одно, что с момента накрытия графина покрывалом я мог хорошо наблюдать как за графином, так и за фигурой до той минуты, как она сняла покрывало.
   3. Ответ на него заключается в вышесказанном.
   4. Что при снятии покрывала на растении не было ветка, я могу засвидетельствовать с полной уверенностью уже потому, что, будь на нем этот крупный (с кулак величиной) шаровидный (вроде гортензии) цветок, я бы, 1ечно, никогда не принял его за фикус. Но зато я не могу наверное утверждать, чтобы на нем не было маленького бутона; я не видал такового, но если он был в первом периоде своего развития, то я легко мог его не заметить. В этом пункте приходится вполне положиться на показания м-ра Окслея и достопочтенного Джона Кальдера. Когда через несколько минут прибавили света и все присутствующие еще раз осмотрели растение, на нем уже положительно находился готовый распуститься бутон. Затем графин поставили на шкафчик, где он и оставался до конца сеанса, в течение которого из кабинета появлялось еще до шести материализованных фигур, подходивших к присутствующим. Когда же по окончании сеанса м-р Окслей снял со шкафчика графин, чтобы взять его к себе домой, я воспользовался случаем еще раз посмотреть на растение и увидал, что в пучке уже раскрылись три бутона красивого желтовато-оранжевого цвета. А на другое утро, когда мы понесли его к фотографу, весь пучок был уже в полном цвету, как видно на фотографии. Рассматривая более тщательно лист, я с удивлением заметил, что один из них был поврежден и потом зарос. На сеансе 5 августа, где таким же образом вырос в горшке с землей Anthurium Scherzerianum — растение центральной Америки, я спросил, чем можно объяснить такой шрам на только что выросшем растении; на это мне ответили, что Иоланда слишком поспешно скинула покрывало и при этом повредила листок, который соответственно быстрому росту всего растения так же скоро и зажил.
   5. Судя по всему ходу дела, я решительно не имею никакого сомнения в подлинности явления, хотя сперва меня очень неприятно поразил этот шрам на листе; то место, на котором стоял графин, было мной осмотрено днем, при посещении комнаты м-с Эсперанс, и я не нашел ничего похожего на трап или тому подобное. Что же касается до объяснения, то, разумеется, я стою перед загадкой, как в большинстве медиумических явлений. Возможно, что это был обыкновенный принос (apport), как и с розами, которые она раздавала из стакана. Те розы были чисто земного происхождения; я довольно долго сберегал их и затем выбросил, когда они завяли. В данном же случае вся трудность представляется в посадке растения графин. Горлышко его было так узко, что я считаю почти невозможным, чтобы вполне развившиеся корни были всунуты в графин и там совершенно естественно посажены в сырой песок. Я должен сознаться, что нахожу подобное предположение совершенно не соответствующим тому постепенному поднятию покрывала в вертикальном направлении, которое мне было так ясно видно.
   Еще можно предположить, что материализованная фигура, в то время как Реймерс наполнял графин сырым песком или позже, когда она накрывала его, опустила туда росток или семячко иксоры (я слишком мало знаком с ботаникой, чтоб решить, что правдоподобнее) и затем при помощи неизвестной нам силы произвела ненормально быстрое произрастание его. Этого объяснения я и придерживаюсь до сих пор. По крайней мере ускоренный рост растений под влиянием электрического света (испытанный г. Реймерсом) представляет известную аналогию. С совершенным почтением Ваш покорнейший слуга
   К. В. Зеллин».
  
   Разумеется, что эти растения не создались из ничего; но, что мы имеем здесь дело не с простым явлением приноса, это ясно из того, что тут имело место постепенное развитие — что и составляет именно характер явления материализации, как о том можно судить, когда она происходит на глазах у наблюдателей. Этот процесс развития очевиден в особенности из того обстоятельства, что, когда покрывало было уже снято и растение тщательно осмотрено, оно выросло еще на шесть дюймов и произвело еще несколько листьев и большой цветок в пять дюймов поперечнику, состоящий из полусотни маленьких цветочков; это доказывает, что в той части растения, которая была выращена в первый период его развития, содержался огромный запас жизненности и материальных элементов, находившихся в скрытом состоянии. Так как материализованные растения, о которых мы говорили, не носят подобия растений, служивших им медиумами, и так как Ixora была выращена, по-видимому, без содействия какого-либо постороннего растения, то можно предположить, что мы имеем здесь дело с явлением смешанным приноса и материализации; так, быть может, что эти растения были дематериализованы на месте и при переносе их типической сущности постепенно вновь материализованы на сеансе с помощью жизненного начала другого растения или без оного. Как бы то ни было, это во всяко случае процесс материализации, произведенный на глазах самих наблюдателей, и его негаллюцинаторный характер доказан.
   Что в явлениях подобного рода мы имеем дело не с простыми приносами, это видно из случая неудачи подобного опыта: на одном из этих сеансов все было приготовлено, как по обыкновению, — ящик с землей, вода, покрывало и растение-медиум. Иоланда явилась, проделала все свои обычные манипуляции и наконец «оттолкнула ящик с таким явным отвращением, которое возбудило бы смех при всяком другом, менее интересном случае. Она пояснила, что земля была лежалая, промозглая, а потому под ее руками только и явилась одна плесень» («Medium», p. 466). Ясно, что принос не имел бы ничего общего с землей и ее качеством.
   Мне остается для завершения серии материализации неодушевленных предметов упомянуть о материализации металла при посредстве другого металла. Антецедент этого явления мы имеем в приносах или исчезновениях и появлениях металлических предметов, что неоднократно имело место на сеансах (см. у Крукса принос колокольчика из его кабинета в столовую сквозь запертые двери); но из случаев материализации я знаю только следующий, и так как тут идет речь о золотом кольце, то я предпошлю ему специальный случай дематериализации золотого кольца в то время, как его держали в руке. Вот о чем нам свидетельствует г. Като фон Розевельд, член правления голландской Гвинеи. Будучи в Лондоне, он имел сеанс с мисс Кэт Кук (сестрой известной Флоренс Кук), на котором, между прочим, произошел следующий факт: «Г-жа Кук, мать медиума, дала мне, — говорит г. Розевельд — два золотых кольца, которые я надел на пальцы Лелии (материализованной фигуры), сказав, что так как ей не приходится носить эти украшения в своем мире, то было бы лучше возвратить их мне для передачи г-же Кук. Она сняла кольца, и я принял их в свою правую руку. Держите их крепко, — сказала она, — ибо я их растворю». Я держал кольца крепко между пальцев, но они становились меньше и меньше и через полминуты совершенно исчезли. «Вот они», — сказала Лелия, и показала мне кольца в своей руке; я тогда взял их и передал г-же Кук» («Спиритуалист», 1879, т. II, с. 159).
   Перейдем теперь к соответствующему факту материализации золотого кольца. Вот явление, наблюдавшееся и серии сеансов совершенно домашних с частным медиумом, г. Спригсом, и упоминаемое одним из членов кружка, г. Смартом, в письме, напечатанном в «Light» (1886, р. 94). «Та же фигура однажды материализовала золотое кольцо, твердость которого она доказывала, ударяя им в ламповый колпак и по нашим рукам; любопытно при этом было то, что для способствования процессу материализации она взяла у одного из участников золотую цепь, положила ее на стол и делала пассы от нее к себе на руку, как бы извлекая из цепи тончайшие элементы» (см. также «Medium», 1877, р. 802). Надо полагать, что это кольцо исчезло вместе с фигурой и, следовательно, это явление не может служить доказательством в моем ответе Гартману, но для тех, которые не разделяют его галлюцинаторной гипотезы, оно будет иметь свое значение.
   Не к этой ли категории явлений относится тот любопытный факт, который можно, пожалуй, назвать раздвоением стакана, упоминаемый А.Р. Уаллесом в его «Защите новейшего спиритуализма»? (См. русский перевод Шабельского, с. 76.)
   Я очень хорошо понимаю, что доказательства, приводимые мною в главе о материализации неодушевленных предметов, немногочисленны и далеко не вполне убедительны; еще менее можно сказать, чтобы они были произведены в условиях, отвечающих требованиям положительной науки; затруднение состоит, как я уже сказал самом характере доказуемого явления и в скудости опытов, сделанных в этом направлении, так как все внимание и весь интерес весьма естественно сосредоточились материализации человеческих фигур. Упоминаемые мною факты только случайные — это не результаты систематического, специального исследования, предпринятого с целью доказать, что тут нет галлюцинаций: свидетельство всей совокупности чувств и всех лиц, присутствующих при совершении явления, считалось во все времена совершенно достаточным. Цель моя была только показать, что если трансцендентальная фотография представляет нам иногда изображения предметов неодушевленных, невидимых для наших глаз, то это явление может находить свое подтверждение в соответствующем и не менее странном явлении видимой материализации и дематериализации предметов неодушевленных, и наоборот. И я дивлюсь еще тому, что мне удалось при всей скудости наличного материала собрать хотя эти рассеянные факты, чтобы завершить в этой области всю цепь аналогий.
   _________________________________________
   1 Он также помещен и в немецком ответе моем.
  

2. Материализация и дематериализация человеческих форм. — Логическая несостоятельность галлюцинаторной теории Гартмана в связи с его гипотезой нервной силы

       В предшествующей главе, основываясь на данном нам в опыте трансцендентальном факте проникновения одного тела другим и на принципиальном допущении гипотезы дематериализации и обратной материализации этого тела, мы пришли логически к допущению возможности образования или более или менее продолжительной материализации одного тела на счет другого, ему однородного; и наши исследования в этой области представили нам факты не только преходящей, но даже и пребывающей материализации тел неодушевленных на счет других однородных; мы видели факты материализации тканей через медиумическое посредство тканей; материализации растения через медиумическое посредство растения и металла через посредство металла. Теперь мы перейдем к многочисленным, более совершенным и самым поразительным фактам этого рода — ко временным материалициям человеческих форм через медиумическое посредство человеческого тела.
   Материализация человеческих форм обнимает в хроноологическом порядке своего развития руку, лицо, бюст и целое тело.
   Положительный факт образования подобных форм, хотя и невидимых для нашего глаза, нам дан в трансцендентальной фотографии. Она нам открыла и констатировала присутствие различных тумановидных тел, принимающих мало-помалу форму человеческую, сперва несколько неопределенную, затем более и более отчетливую и, наконец, очертания, несомненно, человеческие (см. табл. I-IV). Особенно интересны впервые приведенные мною здесь фототипии 1-я и 2-я на табл. IV. Они наглядно показывают довольно часто наблюдаемый процесс постепенной материализации, но здесь этот процесс не виден простыми глазами, ибо получен путем трансцендентальной фотографии. На 1-й фототипии материализация достигает только до головы сидящих, полупрозрачна и, что странно, всегда начинается с полу; на 2-й она уже достигает роста человеческого, ибо видна только голова вставшего г. Жости, и совершенно непрозрачна. Кстати, замечу, что на обеих фототипиях слева сидит сам г. Битти, как на табл. I, но здесь изображение яснее и отчетливее, так что они могут служить хорошими его фотографиями; затем посредине сидит спящий г. Бутланд.
   Серию подобных же фактов мы встретим и в области материализации, удостоверяемой свидетельством всех чувств и всеми действиями, какие только материальный организм способен вообще произвести.
   Но для нашей цели нам не предстоит надобности проследить это явление во всех фазах его развития. Наша цель установить, что это явление не есть галлюцинация; поэтому, если нам удастся доказать объективную реальность объективную реальность материализации хотя бы одного только человеческого органа — будь то рука или нога, — это все, что нам нужно.
   Негаллюцинаторный характер появления руки может быть доказан:
   I. Одновременным зрением и согласным свидетельством нескольких лиц.
   П. Одновременным зрением и осязанием, и согласным свидетельством нескольких лиц, когда притом чувственные восприятия зрения и осязания согласуются между собой.
   III. Физическими действиями, произведенными такой рукой, напр. движениями предметов на глазах присутствующих.
   IV. Произведением физических действий пребывающего характера, что представляет, разумеется, самое убедительное доказательство, а именно:
   а) письмом, произведенным в присутствии нескольких лиц;
   б) отпечатками, произведенными такой рукой на мягком или закопченном предмете;
   в) некоторыми действиями, учиненными над этой рукой присутствующими лицами;
   г) формами (слепками), снятыми с этой руки и ею самой учиненными;
   д) фотографиями подобных материализации.
   V. Взвешиванием материализованных фигур, когда они достигают развития полной человеческой формы.
   Все эти доказательства существуют в спиритизме.
   I, П. Появление рук видимых и осязаемых имело место с самого начала спиритического движения: есть известие об этом явлении, восходящее до февраля 1850 года, следовательно, началось оно менее чем два года спустя после Рочестерских стуков (см. Ballou, «Spirit Manifestations», edited by Stone. London, 1852, p. 44, 192-202). Оно происходило тогда при полном свете на сеансах вокруг стола, и продолжает происходить до наших дней, показания, относящиеся до этого явления, бесчисленны и единогласны. По Гартману, это явление — галлюцинаци или одного зрения, или зрения вместе с осязанием. Но здесь, чтобы не впасть в противоречие с объяснением, которое он дает отпечаткам органических форм, Гартман допустить двойное объяснение: «Что касается собстственно галлюцинаций осязания, то открытой остается здесь и та возможность, что испытываемое давление невидимых и призрачных рук, ног и т.д. зависит от системы динамических линий давления и натяжения, — системы, представляющей аналог давящей поверхности руки без лежащего за этой поверхностью вещественного тела, т.е. такой системы, которую можно предположить на основании получаемых отпечатков» (с. 125). Таким образом, галлюцинация осязания перестала бы быть галлюцинацией и превратилась бы в действительное «давление динамических линий» или в динамическое действие медиумической нервной силы (с. 125); итак, когда я держу в своей руке руку материализованную — вид этой руки был бы галлюцинацией; но осязание ее было бы реальным: я сжимал бы в своей руке систему линий нервной силы. Естественно, возникает вопрос, почему же вид руки, временно появившейся, должен быть галлюцинацией? Если система линейных сил может сделаться осязаемой, то она могла бы точно так же сделаться и видимой; не представляется логичным давать нервной силе предикат осязаемости и отказывать ей в предикате видимости, когда утверждение и отрицание предиката имеют одно и то же основание. Или, говоря иначе, нет логики в том, чтобы принимать реальную объективную причину для действия осязания и отрицать ту же самую реальную объективную причину, когда речь идет о том же явлении и о том же воспринимающем субъекте.
   Логическим последствием этого двойного объяснения явлется то, что галлюцинаторная гипотеза, играющая столь видную роль в медиумической философии г. Гартмана, находится прежде всего в несогласии с предикатами его гипотезы нервной силы, играющей у него не менее важную роль, и это несогласие покуда теоретическое; вместе с развитием, которое Гартман дает явлениям, произведенным нервной силой, превратится под конец в положителъный факт — как мы это и увидим.
   III. Перейдем теперь к рубрике доказательств, представляемых физическими действиями; и они не могут Гартману, служить доказательством реальности материализации, так как вид руки есть только галлюцинация движение предмета, произведенное этой рукой, есть только действие, произведенное нервной силой медиума, согласно той галлюцинации, которую он наводит на присутствующих: «Действительное перемещение предметов, оказывающееся по окончании сеанса, может служить доказательством, что произошли действительно объективные перемещения материальных вещей. Если эти движения совершаются не вне сферы действий нервной силы медиума и род явления и его размеры не лежат за пределами тех действий, которые эта сила может произвести то нет повода допускать какую-либо другую причину явления, кроме упомянутой нервной силы. Медиум в состоянии сомнамбулизма соединил в таком случае галлюцинацию появляющегося образа с представлением об имеющих произойти перемещениях предметов и бессознательно произвел эти перемещения при помощи своей медиумической нервной силы, оставаясь при этом в уверенности, что перемещения эти произведены собственной силой представляющихся фантастических образов, — через перенос своей галлюцинации на зрителей он невольно передал и им убеждение, что происшедшие перемещения действительно произведены теми призраками, которые представлялись в галлюцинациях» (с. 128). Итак, мы имеем здесь галлюцинацию с подкладкой нервной силы. Излишне более на этом останавливаться; заметим только, что логическая несостоятельность этого объяснения увеличилась на одну степень, тогда как, с другой стороны, свидетельство зрения и осязания подтвердилось соответствующим физическим действием. Г. Гартман часто употребляет выражение: «Внутри или вне сферы действия нервной силы медиума» (с. 130), но он не дает нам никакого определения границ нервной силы; ее сфера действия может быть расширена им по произволу, или даже стать безграничной; ввиду отсутствия этого определения теория Гартмана, не поддаваясь фактической проверке, является лишенной твердых основ.
   IV Мы переходим теперь к доказательствам, которые тих газетах представляются положительными и состоят в произведении физических действий с результатами пребывающими. Здесь на первом месте является:
   а) Писание, произведенное материализованной рукой, при полном свете, на глазах зрителей, с медиумом налицо. По Гартману и это явление не что иное, как галлюцинация с подкладкой нервной силы; вот его слова: «Вовсе не было бы чудом, если бы вскоре появилось известие о таком писании медиумов на расстоянии, при котором пишущая посторонняя рука была бы видна наблюдателям, чего, сколько мне известно, до сих пор еще не случалось, — не случалось по крайней мере в светлых сеансах. Не было бы, однако же, ни малейшего основания видеть в такой руке не перенос зрительной галлюцинации, а что-нибудь другое» (с. 127). Но, останавливаясь на этом рассуждении, которое не отличается от предшествующих, мы перейдем к последующей рубрике, где оно доходит до своего апогея и становится невозможностью. Здесь мы заметим только мимоходом, что Гартман, предполагая, что это явление не было наблюдаемо при свете, хорошо сделал, оговорившись: «сколько мне известно», -так как это явление наблюдалось неоднократно. Напр., Роберт Дэль-Оуэн говорит о сеансе с Слэдом, на котором при полном свете на листе бумаги, положенном на грифельную доску, лежавшую у него на коленях, появилась из-под стола рука и написала сообщение по-английски; потом явилась другая рука и написала на том же листе несколько строк по-гречески (см. подробности вместе с факсимиле письма в «Спиритуалисте», 1876, т. II, с. 162). Олькотт в своей книге «People of the Other World» дает даже изображение материализованной руки, пишущей на подаваемой ей книге (с. 182). (См. также многочисленные опыты Вольфа в его книге «Startling Facts», p. 309, 486 и др.) Г. Гартман также ошибается, когда говорит: «Не большое число известий, говорящих видимой рукой духа, не имеют веса, так как они относятся к темным сеанса в которых на самосветящейся бумаге неясно был вили очерк туманной руки» (с. 65). Свидетельство Крукса по этому поводу категорично: «С верхней части комнаты опустилась светящаяся рука, и после того, как она не сколько секунд попорхала возле меня, она взяла из моей руки карандаш, быстро что-то написала на бумаге, бросила его, поднялась над нашими головами и постепенно исчезла в темноте» («Ps. Studien», 1874, S. 159). Подобный же случай, происшедший в присутствии нескольких лиц описан г. Иенкеном («Спиритуалист», 1876, т. II, с. 126) с приложением рисунка писавшей руки.
   б) Весьма естественно, что уже давно старались получить отпечатки рук, только моментально появлявшихся на сеансах и потом исчезавших, так как подобный отпечаток служил бы положительным доказательством, что в этих случаях мы имеем дело не с галлюцинацией, но с реальным образованием какого-то тела. Я не могу в точности указать, когда именно были сделаны первые попытки в этом роде, но я нахожу в своих заметках указания, восходящие до 1867 года; отпечаток был сделан на мягкой глине (см. «Banner of Light», 1867). Позднее подобные отпечатки получались на муке или на закопченой бумаге. Мы имеем относительно этого явления доказательные опыты профессоров Цольнера и Вагнера (см. «Ps. St.», 1878, S. 492; 1879, S. 249). См. также факты этого рода, полученные Реймерсом, в «Ps. St.», 1877, S. 401 и Иенкеном в «Спиритуалисте» 1878, т. II, с. 134; «Медиум», 1878, с. 609. В этих случаях рука или нога, оставившие отпечатки, не были видимы, но условия, при которых они получались, исключают всякую физическую возможность подделки, так, у Цольнера отпечатки получались между двух грифельных досок, находившихся у него на коленях, а у г. Вагнера — между двух запечатанных грифельных досок. В других случаях телесная форма, производившая отпечатки, была видима во время самого процесса и результат был найден согласным с наблюдавшейся формой: «Такой опыт, насколько я знаю, — говорит Гартман, — нигде еще не был произведен; мне известен только единственный случай, где при материализационном сеансе получен был оттиск детской ноги, которая в то же время была видима, но не осязаема… («Ps. St.», т. VII, S. 97). Наблюдение это требует подтверждения наблюдениями других лиц» (с. 126) Я могу представить это подтверждение в опытах а Вольфа с медиумом м-с Голлис. Опыты происходили на сеансах за столом при полном свете; стол был завешан вокруг коленкоровой оборкой, доходившей до полу, отверстием в ней в шесть квадратных дюймов. При описываемом ниже опыте д-р Вольф был один с медиумом. Вот его слова: «Следующий опыт был произведен с блюдом муки. Я поставил блюдо на стул перед отверстием и просил Джима Нолана (одного из невидимых деятелей) сделать на нем оттиск своей правой руки. Через две или три минуты появилась длинная нежная рука, нисколько не похожая на руку Джима, и, попорхавши в продолжение нескольких секунд над блюдом, скрылась. Минут через пять она снова появилась и, сильно надавив муку, оставила в ней глубокий оттиск. Тогда, по требованию Джима, я поставил другое блюдо с мукой и на этот раз он сам оттиснул в ней свою руку. Выдавленный им оттиск был в полтора раза больше первого. Осмотрев внимательно руку м-с Голлис, на которой при самом тщательном исследовании не оказалось ни одной мучной пылинки, я попросил ее вложить свою руку в полученные оттиски. В один из них могли поместиться две ее руки, так был он велик, да и другой оказался значительно больше ее руки. Сделанный же в муке оттиск ее собственной руки был и меньше, и совершенно другой формы» Startling Facts», p. 481). О том же факте говорит и другой свидетель, именно м-р Плимптон, один из издателей цинциннатской газеты «Commercial», в статье, напечатанной им в газете «Капитал», издающейся полковником Пиатом в Вашингтоне. Как видно по приложенному к статье плану, стол стоял посередине комнаты, с одной его стороны сидел медиум, против него — д-р Вольф, с третьей стороны находилось отверстие в оборке, против этого отверстия сидел м-р Плимптон, на шаг от стола. Вот описание опыта: «Д-р Вольф достал блюдо муки и спросил могут ли невидимые деятели оставить на ней оттиск руки? Стуками ответили утвердительно, а после была выражена письменно просьба, чтобы доктор держал блюдо перед отверстием как можно дальше от м-с Голлис, что было исполнено. Появилась рука, мелькавшая с быстротой молнии, попорхала таким образом над блюдом, опустилась на муку, поднялась, отряхнулась и исчезла. М-с Голлис попросили приложить свою руку к оттиску. Вдавленные пальцы были на полдюйма длиннее ее. Оттиск представлял руку вполне взрослого мужчины со всеми выдающимися анатомическими деталями такой руки. Кроме того, если бы м-с Голлис проделала это сама, то она должна была бы нагнуться плечом до края стола, чтобы достать рукой так далеко. Но она своего положения не изменяла, чем физическая невозможность ее участия была доказана бесспорно. Под столом же не было бы места для взрослого человека; кроме того, как только опыт кончился, я стол опрокинул. Быть может, это была иллюзия? Но оттиск на муке остался, и все его видели. Если все его видели, то также несомненно и то, что я видел руку, которая его произвела» (там же, с. 541).
   Даже и для объяснения этого явления Гартман нисколько не поступается своей теорией. Он допускает, правда, что это не галлюцинация. Он не говорит теперь, как говорил выше, относительно чувства осязания, что остается открытой «возможность», что тут есть реальное действие, произведенное объективной причиной, но уже утверждает это положительно, говоря: «Получаемые оттиски дают несомненные доказательства, что мы имеем тут дело уже не с внушенными галлюцинациями» (с. 64). Но как же он объясняет их? Я позволяю себе думать, что «для всякого человека, даже для представителя положительной науки, оттиск, полученный при вышеупомянутых условиях, — или вообще, когда раз достоверность этого явления допущена, — служил бы доказательством вполне убедительным, что мы здесь действительно имеем дело с временным образованием тела, имеющего форму человеческого органа. Но для Гартмана это заключение не годится. Чтобы остаться верным своей теории нервной силы он дает ей здесь необычайное развитие: эта сила может не только передвигать предметы, но даже производить и пластические действия. По его мнению, подобный оттиск производится «системой давлений и натяжений нервной силы, действующей на расстоянии» («ein System von Druck — und Zuglinien der fernwirkenden Nervenkraft», S. 6). А когда тело (или, как здесь, рука), производящее этот результат, видимо, это опять, как в предшествующем случае, галлюцинация, — комбинация реального результата с действием галлюцинаторным. Как мы видим и как мы это предвидели, логическая непоследовательность, в которую впадает Гартман и которая только предполагалась, когда речь шла о его гипотезе для объяснения чувства осязания, только выросла, и теперь, когда он предполагает нам расширение той же гипотезы для объяснения оттисков, эта непоследовательность достигает своего крайнего предела и становится фактом. Я вижу появляющуюся руку — это галлюцинация; я вижу эту руку, трогаю ее и осязаю — чувство осязания считается реальным, но вид ее есть галлюцинация. Я вижу, как эта рука движет неодушевленный предмет, пишет; физическое действие, ею произведенное, реально, но вид ее — галлюцинация. Я вижу, как эта рука производит свой отпечаток, доказывающий, что это подлинно рука, — отпечаток признается реальным, но вид ее — галлюцинаторным. Итак, свидетельство наших чувств признается для целого ряда реальных действий, но оно отвергается только для специальной формы восприятия впечатлений зрения, несмотря на то, что один из полученных результатов — реальный и пребывающий оттиск — доказывает согласность свидетельства зрения и осязания с этим полученным результатом. И таким же образом, с другой стороны, мы имеем явление, которое обладает всеми признаками телесности и которое таковым себя доказывает всеми действиями, какие только тело может вообще произвести: оно видимо, оно осязаемо, движет другое тело, оставляет пребывающие следы, отпечатывается даже на другом теле — все эти предикаты признаются за ним самим Гартманом как реальные, за исключением только видимости Почему? На основании какой логики?
   И эта логика нам покажется еще более странной, если мы попросим Гартмана дать нам в смысле его собствен ной философии определение понятия о теле. Материя ответит он нам, не что иное, как «система атомных сил» («Философия бессознательного», 1872, с. 474). Таким образом, когда я держу в своей руке другую естественную руку, я держу, по Гартману, систему атомных сил, и он не отказывает ей в предикате видимости, и такое свидетельство чувств моих он не считает галлюцинацией. Но когда я держу в своей руке руку, так называемую «материализованную», которую вижу и осязаю и которой Гартман дает то же самое определение, так как он признает ее за «систему линейных сил» («ein System von Kraftlinien»), то в этом случае, говорит он, чувство осязания реально, но зрительное впечатление этой руки — галлюцинация. Почему? На основании какой логики?
   Раз в данном явлении предикат осязаемости реальной и объективной, причиняемой системой сил, признается, где же затруднение для признания и предиката видимости реальной и объективной для такой же «системы сил», когда субъективное свидетельство в пользу того или другого одинаково? Никогда Гартман не будет в состоянии доказать логику своего отрицания этого предиката. Таким образом, его гипотеза галлюцинации после всех уступок, им содеянных, допускающих объективную реальность того же явления для других чувственных восприятий, представляется с точки зрения логики совершенно несостоятельной.
   Что касается до физического объяснения, которое Гартман дает для отпечатков, получаемых путем медиумическим, то оно представляет такие противоречия всем известным законам физики, что ни физика, ни физиология никогда его не признают, и любопытно, что логическое развитие физического объяснения Гартмана необходимо ведет нас к тому заключению, против которого он силами упирается. Чтобы доказать мною утверждаемое я должен войти в некоторые подробности. Так как явление оттисков органических форм чрезвычайно важно и так как я считаю его за антецедент абсолютного доказательства материализации, то мы должны обратить все наше внимание на объяснение, даваемое этому явлению Гартманом, который с своей стороны также находит, что все эти явления «принадлежат к самым разительным в этой области». Вот это объяснение: «Если представить себе другое расположение линий давления и натяжения медиумической нервной силы — расположение, отвечающее тем надавливаниям, которые производит внутренняя сторона плоско лежащей руки на мягкое вещество, способное воспринять отпечаток, то перемещение частиц вещества, вызванное такой динамической системой, опять должно бы согласоваться с тем, какое вызывается прямым давлением рукой, т.е. получился бы оттиск органической формы, хотя такой формы, могущей произвести подобный оттиск, могло бы и не быть налицо в материальном виде» (с. 62).
   Это объяснение представляет с точки зрения физики целый ряд невозможностей. Я напомню, что оттиски, о которых здесь речь, бывают двух совершенно различных видов: они получаются или на мягком веществе, как мука или глина, и воспроизводят с совершенной точностью все анатомические детали данного органа или на твердом веществе (на закопченных поверхностях) и воспроизводят эти самые детали отчасти, ибо вся поверхность любого органа, само собою понятно, не может касаться ровной поверхности твердого тела, не подвергаясь какому-нибудь необычайному давлению. Взглянем теперь на невозможность гипотезы Гартмана относительно оттисков на мягком теле.
   1. Всякая сила притяжения или оттолкновения распространяется по прямой линии; чтобы отступить от этого направления, она должна подвергнуться действию другой силы, исходящей из другого центра действия. Здесь мы имеем физическую силу, названную нервной, исходящую из организма медиума и распространяющуюся не прямой линии, но по кривым, самым неправильным линиям, направляющуюся к тому телу, на котором она должна произвести оттиск и на которое, чтобы произвести его, она должна действовать перпендикулярно, ибо иначе форма отпечатанного органа получилась бы неправильной (вспомним об оттисках ног, полученных Цольнером на лежащей на его коленях аспидной доске). Где же те другие силы, которые изменяют направление нервной силы? Для этих сил также требуются центры, из которых они бы исходили и действовали в данном направлении. Эти центры не могут, очевидно, быть в теле медиума; где же они находятся?
   2. Направления этих линий нервной силы должны быть для произведения требуемого оттиска абсолютно параллельны, без малейшего совпадения линий; но неровности человеческого органа, служащего источником этой силы, препятствуют подобному параллелизму, так как нервная сила по случаю этих неровностей должна излучаться в различные направления.
   3. Все эти линии сил должны быть для получения требуемого результата не только одинаковой длины, но еще длины определенной, согласно расстоянию, чтобы соответствовать на требуемом, определенном расстоянии всем неровностям отпечатываемого органа. Что такое линия физической силы определенной длины?
   4. Эта система линейных сил должна состоять из линий, исходящих непременно из каждой точки отпечатываемого органа, и, следовательно, состоять из целого пучка линий, соответствующего в разрезе своем контуру полученного оттиска. Этот пучок линейных сил имел бы, таким образом, определенную толщину?!!
   5. Так как, по Гартману, «динамические действия медиумической нервной силы проникают, подобно магнетизму, сквозь всякое вещество» (с. 62), то ясно, что нервная сила, исходящая из органа медиума, не может дейстствовать исключительно только на поверхность тела, на котором она должна произвести отпечаток, но должна и сквозь него «беспрепятственно». Так, напр., нервная сила, исходящая из руки медиума, лежащей на столе, проходит, по Гартману, сквозь этот стол, но останавливается на поверхности муки, находящейся в тарелке под столом, или на поверхности закопченной бумаги, находяшейся меж двух грифельных досок, после того как а проникла «беспрепятственно» и сквозь стол, и сквозь первую доску. Почему? Надо тогда предположить, что на определенном расстоянии (кем и чем?) эта сила получает такую плотность, что она уже не проникает сквозь тело. Таким образом, мы имели бы дело с силой, одаренной некоторой длиной, некоторой толщиной и некоторой плотностью. Никогда еще физическая сила не имела таких предикатов.
   Если мы теперь перейдем к отпечаткам, производимым на поверхностях твердых и гладких (на бумаге, закопченной и наклеенной), то мы встретим здесь новое затруднение.
   1. Если линии нервной силы исходят из всех точек отпечатываемого органа, то, очевидно, что все точки этого органа должны быть воспроизведены на полученном отпечатке. Но результат не таков: мы видим на фотографических изображениях двух отпечатков этого рода, полученных профессорами Цольнером и Вагнером («Psych. Studien», 1878-1879), что углубления, образуемые серединой подошвы и пальцами ноги, а также углубление, образуемое ладонью руки, не произвели на отпечатках в соответствующих им местах никакого следа; эти места остались на отпечатках черными. Почему? В случаях оттисков на мягком веществе все линии сил действуют и нажимают на вещество до вдавливания; здесь же, когда было бы достаточно простого прикосновения, часть этих самых линии сил не действует? По гипотезе материализации, напротив, совершенно естественно, что именно только эти выдающиеся точки и коснулись закопченной поверхности.
   2. Эта система надавливающих линий нервной си для произведения отпечатка на закопченной бумаге должна снять часть этой копоти, как это и видно на полученных отпечатках. Каким образом понять, что физическая сила, производя давление, уносит частицы какого-нибудь вещества?
   Если на пункты 1-4 г-н Гартман ответит, что «распределение линий силы зависит только от фантастического образа, находящегося в сомнамбулическом создании медиума» (с. 64), то ясно, что здесь не может быть более речи о силе чисто физической, каковой Гартман непременно считает нервную силу, сравнивая ее с тяготением, магнетизмом, теплом и допуская ее превращаемость в свет тепло, электричество.
   И наконец, когда Гартман говорит нам, что эта самая нервная сила не должна непременно ограничиваться произведением отпечатков, соответствующих органам медиума как источнику этой силы, но что она может воспроизводить, таким образом, все формы человеческих органов, какие только заблагорассудится сомнамбулическому сознанию медиума, единственно силой его фантазии -возникает вопрос, зачем эта фантазия будет ограничиваться формами человеческого тела? Она могла бы точно также производить отпечатки растений, зверей и вообще всякого рода предметов? Одним словом, медиум был бы одарен удивительной способностью производить отпечатки своих собственных мыслей. И Гартман, оставаясь верным логике своей гипотезы, не имел бы права отрицать это.
   Вот к чему приводит нас его гипотеза! Ввиду этого позволяю себе сказать, что теория нервной силы в тех применениях, которые дает ей Гартман, представляет с точки зрения физики явную ересь. Прибегая к подобной гипотезе, Гартман именно переступил указанные им методологические основы, так как он не остался при тех причинах, «за существование которых ручаются опыт и несомненные выводы» (с. 147).
   Как мы видели, его гипотеза нервной силы, производящей отпечатки, привела нас необходимо и логически к принятию длины, толщины и плотности этой силы, или, иначе сказать, к тем предикатам, которые обыкновенно служат для определения тела, т.е. мы были вынуждены такие заключения, которые приводят нас к естественному предположению, что подобные отпечатки должны быть произведены действием невидимого тела, образуюшегося на счет организма медиума. Меня в особенности удивляет, что именно Гартман находит излишней подобную гипотезу «облеченной в форму, но невидимой и неосязаемой материи» и что именно в его глазах эта гипотеза «не имеет никакого научного оправдания» (с. 65). Мы уже видели, что, по его собственной философии, «материя не что иное, как система атомических сил, а движение силы не что иное, как стремление воли». Это и приводит Гартмана к следующему заключению: «Итак, проявление атомических сил суть не что иное, как индивидуальные акты воли, содержание которых состоит в бессознательном представлении совершаемого. Таким образом, в сущности, материя превращается в волю и представление. Чрез это радикальная разница между духом и материей устраняется… и именно не чрез умерщвление духа, но чрез оживотворение материи» («Philosophic des Unbewursten», 1872, S. 486-487). Согласно этой философии, мы имели бы в медиумическом явлении материализации наглядное доказательство объективации воли, и, что особенно важно, — объективации постепенной, а не моментальной, внезапным превращением духа в материю; этой постепенности соответствовало бы понятие «о невидимой и неосязаемой, но не бесформенной материи»; и, таким образом, спекулятивные воззрения этой философии получили бы именно в этих явлениях «научное оправдание». И мы позволяем себе думать, что когда Гартман признает реальную объективность этих явлений, то он и не будет искать для них иного объяснения.
   в) Мы видели, что материализованная рука может оставить отпечаток на закопченной бумаге и уносить на себе частицы копоти. Здесь, естественно, рождается вопрос, что делается из этих унесенных частиц? Так как рука образуется на счет тела медиума, — выходит из него и cнова в него возвращается, как то подтверждается многими наблюдениями, — то мы должны заключить, что копоть, унесенная рукой, должна появиться на теле медиума; а как появляющаяся рука образуется из руки медиума, то на его руке и должна найтись эта копоть. Так оно действительно и есть. Не раз двигавшиеся в темноте предметы бывали с целью раскрытия обмана покрываемы каким-нибудь окрашивающим веществом; или же самое появляющуюся руку старались мазнуть подобным веществом чаще всего копотью. А когда руки медиума оказывались запачканными той же краской, хотя во время сеанса он оставался связанным по рукам и ногам и завязки оказывались нетронутыми — то в этом думали видеть неоспоримое доказательство обмана с его стороны, и сами спириты торжественно провозглашали его «обличение». Но впоследствии, с приобретением большей опытности, когда поняли, что при явлениях материализации играет важную роль раздвоение тела медиума, пришлось допустить, что факты перенесения красящего вещества на тело медиума не есть доказательство его нечестности, а просто закон природы. Заключение это вывели на основании опытов, устранявших всякую возможность обмана, — из них самым убедительным представляется тот, когда медиума держат за руки. Впервые факт этот был констатирован, если не ошибаюсь, в 1865 году, благодаря обличению медиума мальчика Аллена; «обличения» всегда много способствовали развитию медиумических явлений; им же обязаны мы опытами Крукса и, наконец, полным процессом материализации, совершающимся на глазах наблюдателей. Опыты, сделанные с Алленом мистером Голлем, издателем «Portland Courier», описаны в «Banner of Light» от 1 апреля 1865 года и перепечатаны в «Spiritual Magazine» (1865, p. 258-259). Голль пишет:
   «Наши утренние газеты выражают свое полное удовольствие по поводу так называемого изобличения мальчика Аллена в мошенничестве. Некоторые господа, отправляясь на сеанс, зачернили себе волосы; появилась рука, одергала их за волосы, и рука медиума оказалась запачканной той же сажей, за что его и провозгласили обманщиком и шарлатаном.
   Не в первый раз, господин редактор, теряют всякое доверие к медиумам только из-за того, что руки их оказывались запачканными тем веществом, до которого дотрагивалась появившаяся рука; частое прибегание к этой уловке с целью открыть обман и всегда один и тот же результат навели меня на мысль, что в основании этого явления может лежать какой-нибудь нам неизвестный закон, который и будет постоянно давать тот же результат. Когда Аллен был «уличен», я решился подвергнуть его испытанию, на что д-р Рандалль и Генри Аллен охотно согласились, предоставив мне полную свободу действия. Полученные результаты убедили меня в верности моего предположения вообще и в том, что как мальчик Аллен, так и многие другие медиумы для физических явлений были заподозрены совершенно напрасно. Я убежден, что всякое красящее вещество, до которого коснется материализованная рука, будет неизбежно перенесено на руку медиума, если только не встретится какого-либо препятствия для точного выполнения этого закона.
   Вчера вечером, в присутствии нескольких известных и наиболее выдающихся граждан нашего города, я имел с Алленом сеанс для проверки моей теории. Я сидел, как обыкновенно, на кресле, музыкальные инструменты лежали позади меня на диване, а мальчик сидел около меня с левой стороны и держал меня своими обеими руками за левую руку, к которой, сверх того, правая рука его была привязана. Ручка колокольчика была заранее намазана :ей, и когда мы попросили позвонить в него, то это и было тотчас же исполнено. Вслед за тем я моментально сбросил покрывало с рук мальчика, и пальцы его правой и, привязанной к моей руке, оказались запачканными, но он сам держал колокольчик. Желая сделать этот еще более доказательным, присутствующие привязали обе, предварительно вымытые, руки мальчика кой веревкой к моей руке, другой конец которой в своих руках один из участников, натягивая ее притом так сильно, что мне даже резало руку.
   Всем было очевидно, что при таких условиях мальчик не мог бы подвинуть рук своих даже на один дюйм. На мое левое плечо был наброшен сюртук, закрывший и мою руку, и руки мальчика; сверх того, на его правую руку поверх сюртука я положил еще свою, чтобы не было ни малейшего сомнения в его неподвижности. Когда мы таким образом приготовились, невидимые деятели стали позади нас играть на инструментах и опять звонить в колокольчик. Я сейчас же раскрыл руки мальчика, которые, как я чувствовал, во все время явлений находились в полной недвижимости, и опять одна из них была в саже. Этот опит нельзя не признать вполне доказательным.
   Ваш Иозеф Голль.
       Портленд, 23 марта 1865.»
       Я сам имел случай проверить этот факт посредством опыта, который я проделал с известной Кэт Фокс (Иенкен), когда она была здесь, в Петербурге, в 1883 году. Я сидел перед ней за маленьким столом; а как это было в темноте, то положил обе ее руки на стекло, намазанное светящимся в темноте составом, вследствие чего они были ясно видны, и, кроме того, я наложил на ее руки и обе свои. Вблизи, на другом столе, находилась доска с закопченной бумагой. Я просил, чтоб одна из действующих на сеансе рук произвела бы на бумаге отпечаток. Он был сделан, а по окончании сеанса концы пальцев медиума, соответствовавшие отпечатку, носили на себе следы копоти.
   Итак, мы имеем в этих опытах доказательство того, что рука, которая появляется и производит физические действия, не есть галлюцинация, но явление, одаренное некоторой телесностью, имеющее способность удерживать и переносить приставшее к его поверхности вещество. Но перенос этот не есть нечто безусловно необходимое или, относительно формы и места, неизменное; известны случаи, где руки, покрытые красящим веществом, не передавали его телу медиума. Но для моего тезиса мне не предстоит надобности делать расследования в этом направлении, ибо подобные случаи представляли бы Гартману доказательство того, что появлявшиеся руки и были не что иное, как галлюцинация. Напротив же, особенное значение имеют для нас те случаи, где перенос красящего вещества на тело медиума совершается в таком мете которое не соответствует месту материализованного органа, тронутого красящим веществом. Так, мы читаем в «Спиритуалисте»: «Однажды г-н Крукс положил немного анилиновой краски на поверхность ртути, приготовленной в сосуде для опыта; анилин производит пятна, которые стираются нелегко, и пальцы Крукса носили следы его долгое время. Кэти Кинг обмакнула свои пальцы в анилин, но пальцы мисс Кук оказались потом совершенно чистыми, следы же анилина нашлись возле локтя ее руки» (1876, т. I, с. 176). Г-н Гаррисон, издатель «Спиритуалиста», сообщает нам еще следующее о другом опыте этого рода с тем же медиумом: «На одном из сеансов с мисс Кук, тыл материализованной руки был намазан фиолетовыми чернилами ради опыта, и пятно величиной с полкроны (целковый) было впоследствии найдено на руке медиума, возле локтя» («Спиритуалист», 1873, с. 83). С точки зрения теоретической можно было бы предположить, что в случаях раздвоения имеет место перенос, а в случаях образования тела другой формы имеет место исчезновение вещества, приставшего к материализованному телу.
   Сюда же подходит (хотя и не прямо относящийся к рубрике IV) интересный случай отражения на медиуме ощущения, испытанного материализованным органом. Вот что я нахожу в книге «The Scientific Basis of Spiritualism», by Epes Sargent. Boston, 1881: «Доктор Уиллис говорит по поводу своего собственного медиумизма. Однажды присутствующий на сеансе господин вынул из своего кармана ножик и, выждав случай, метким ударом проткнул одну из показывавшихся материализованных рук. Медиум вскрикнул от боли. Ощущение было положительно кое, как если б нож пронзил его руку. Господин вскочил на ноги в полном восторге, воображая, что ему удало великолепно изобличить плутовство, и был уверен найдет руку медиума в крови. К его полному удивлению и огорчению, на обеих руках медиума не оказалось даже и царапины; но для медиума ощущение было совершенно такое, как если б нож прошел сквозь мышцы и связки руки, и ощущение боли продолжалось несколько часов» (с. 198). Мы видим из этого факта, что появившаяся рука не была галлюцинацией и в то же время, что это не была рука медиума.
  

3. Получение парафиновых форм с материализованных органов

   Мы переходим теперь к опытам, которые я считаю за самые положительные и самые убедительные доказательства явления материализации. Речь идет уже не об отпечатках, но о формах целого материализованного органа, посредством которых получаются впоследствии гипсовые отливки, воспроизводящие с совершенной точностью все детали временно материализовавшегося тела. Операция эта производится следующим образом: приготовляются два сосуда — один с холодной водой, другой с горячей, на поверхности которой имеется слой растопленного парафина. Появляющаяся рука должна сперва окунуться на секунду в растопленный парафин и затем немедленно в холодную воду, и несколько раз сряду; таким образом, на руке образуется парафиновая перчатка некоторой толщины, и когда материализованная рука ее покидает, то в ведре с холодной водой остается ее точная форма, которая потом наливается гипсом; тогда распускают форму в горячей воде и получается точный отливок тела, наполнявшего форму. Подобный опыт, произведенный при надлежащих условиях предосторожности против возможного обмана, представляет нам абсолютное доказательство совершившегося явления в его полном и пребывающем изображении. Гартман с своей стороны ничего не говорит об этого рода опытах; единственное место, как будто до них относящееся, совсем не соответствует фактам, о которых я говорю. Вот это место: «Все те случаи, где допущение нетождественности медиума и явления основываются только на том, что медиум — материально заперт, должны быть обращены как недоказательные, и все сделанное явлением, должно быть в таких случаях приписано самому медиуму; сюда относятся напр., случаи, когда явление производит посредством растопленного парафина отпечатки своих ног, рук или лица и отдает их присутствующим» (т. VI, s. 526; т. IV, S. 545-548) (s. 112).
   Здесь первая цитата из «Ps. St.» (т. VI, s. 526) относится до нескольких строчек, в которых только говорится об оттиске лица в распущенном парафине, между тем как я говорю о полной форме какого-нибудь члена, что далеко не одно и то же; вторая цитата из «Ps. St.» (т. IV, S. 545-548) относится к материализации полной человеческой фигуры, а об отпечатках или слепках тут и речи нет. Нельзя не заметить, что в том же томе «Ps. St.» есть несколько статей г. Реймерса, в которых он излагает целый ряд опытов, произведенных с величайшим тщанием и относящихся к получению форм с материализованных рук, — и что Гартман обходит эти опыты полным молчанием! Мотивировать это умолчание тем аргументом, что медиум был «заперт» и что, следовательно, «все сделанное явлением должно быть приписано самому медиуму», здесь невозможно, ибо «допущение нетождественности медиума и явления» опирается совсем не на том единственном основании, что медиум был заперт, но на разнице между формой руки медиума и формой руки материализованной, разнице, констатированной посредством полученного отливка.
   Так как я считаю получение форм с материализованных органов за абсолютное доказательство реальной объективности явления материализации и, следовательно, за доказательство, что в этом явлении нет ничего галлюцинаторного, я должен представить обзор опытов этого рода со всей должной полнотой.
   Мысль получать такого рода слепки принадлежит м-ру Дентону,* известному в Америке геологу, который в 1875 году получил первые формы с пальцев.
   Факт этот был им описан в письме в «Banner of Light перепечатанном в «Medium»‘e (1875, p. 674), оттуда мы и заимствуем следующее:
       «Я недавно узнал, что если окунуть палец в растопленный парафин и дать ему застыть, то он легко снимается с пальца и образует форму, которая, если ее наполнить гипсом, дает точный слепок с пальца.
   Вследствие этого я написал м-ру Джону Гарди, что нашел превосходный способ получения слепков, и просил у него разрешения устроить с м-с Гарди сеанс, чтобы попробовать получить слепки с так часто появлявшихся на ее сеансах материализованных рук. Но о способе их получения я ничего не упомянул.
   Согласно приглашению м-ра Гарди, я явился к нему на квартиру с запасом парафина и гипса, и, как только все приготовления были окончены, мы приступили к опытам.
   Посередине комнаты поставили большой стол и завесили его стеганым одеялом и чехлом с фортепиано для того, чтобы пространство под ним было как можно темнее. Под стол поставили ведро горячей воды с растопленным на ее поверхности парафином. М-с Гарди села к столу и положила на него руки; м-р Гарди и я поместились по обеим ее сторонам; кроме нас, в комнате никого не было.
   В непродолжительном времени нам послышался всплеск воды, и стуками потребовали, чтобы м-с Гарди просунула свою руку на несколько дюймов под стол, между одеялом и чехлом; сделав это, она в несколько приемов получила от 15 до 20 форм пальцев разной величины, начиная с детских и заканчивая исполинскими. На большей части этих форм, преимущественно на самых больших и на подходивших по величине к пальцам медиума, вполне ясно выступали все линии, черты и выпуклости, какие мы обыкновенно видим на человеческих пальцах. Самый огромный из них, который, как нам сказали, был большой палец «Большого Дика» (Big Dick), оказался шире моего большого пальца, между тем как самая маленькая форма, с совершенно отчетливым ногтем, представляла пухленький пальчик ребенка, по-видимому, не старше года.
   Во время получения этих форм рука медиума находилась, как мне положительно известно, не ближе двух футов от парафина. Большинство форм были еще теплы, когда м-с Гарди снимала их с протягиваемых ей под столом рук, и иногда парафин оказывался еще настолько мягким, что форма портилась.
   Мне хотелось бы обратить внимание братьев Эдди, «мальчика Аллена» и других медиумов для физических явлений на этот способ экспериментирования для убеждения скептиков в реальности появляющихся фигур и в их отдельности от медиума. Если бы могли получать формы рук, превосходящие по своей величине размер обыкновенной человеческой руки, — а в возможности этого я вполне убежден — то их можно было бы посылать отдаленным кружкам как неопровержимое фактическое доказательство.
       Уильям Дентон.
   Веллеслей. Масс. 14 сентября 1875 года».
       В позднейшем письме, помещенном в «Banner» от 5 апреля 1876 года, м-р Дентон, упоминая о своем первом опыте, прибавляет следующую важную подробность: «Во время этого сеанса мне случалось видеть показывавшиеся из-под стола пальцы, когда они были еще покрыты парафином».
   Письмо м-ра Гарди, мужа медиума, подтверждает тот факт и добавляет несколько не лишенных интереса подробностей, почему мы его здесь и перепечатываем из «Medium» (1875, р. 647).
       «15-го числа сего месяца я получил письмо от профессора У. Дентона, живущего в Веллеслее, в 10 милях от Б стона, и известного своими лекциями по геологии и спиритуализму. Он сообщал мне, что нашел средство получать самым простым способом слепки с материализованных рук или пальцев, если только при этом будет подходящий медиум, и спрашивал, не согласится ли м-с Гарди на подобный опыт. Я не медля ответил, что мы почли бы за счастье содействовать ему в опытах, имеющих целью доказать реальность материализации. Вслед за тем я получил от него уведомление, что он будет у нас на следующий день, 16-го. Он принес с собой свои материалы, о которых, равно как и об их употреблении, он нам ничего заранее не говорил, и мы тотчас же приступили к сеансу.
   Взяв обыкновенный стол, длиной в 4 фута и шириной в 2, мы обтянули его по бокам одеялами, чтобы туда не проникал свет. Тогда м-р Дентон внес обыкновенное ведро, почти доверху наполненное горячей водой, и впустил туда кусок парафина, который, разумеется, растопился и стал плавать на поверхности. М-р Дентон поставил ведро под стол, за которым сидела м-с Гарди; м-р Дентон и я сели около нее по обеим сторонам. В этом случае не было надобности составлять для контроля цепь, ибо руки лежали на столе и всякое движение было бы сейчас замечено. Через несколько минут послышался всплеск воды, и вскоре после того невидимые деятели сообщили нам об успехе и выразили желание, чтобы медиум взял что-то от них. Только тогда м-с Гарди просунула под стол руку, причем выше кисти она оставалась постоянно на виду. Пальцы ее ни разу не приближались к ведру более чем на два фута; опускавшиеся в парафин руки сами поднимались к медиуму, чтобы он снимал образовавшуюся на них парафиновую форму. Так получилось от 15 до 20 форм, в которых ясно обозначились не только ногти, но и все линии кожи. Эти пальцы были, по крайней мере, пяти различных размеров, в том числе находились три или четыре, принадлежавшие детям от году до трех лет. Остальные формы были гораздо большего размера, и, наконец, одна из них изображала большой палец такой величины, какой мы никогда не видывали, причем ноготь и все линии кожи были совершенно отчетливы.
   Все эти формы находятся теперь у м-ра Дентона, и он сообщит подробности этого опыта в ближайшем номере «Banner», за своей подписью. Факты эти говорят сами за себя и доказывают, что все идет вперед. Описанные выше явления происходили при дневном свете, только при опушенных шторах, без всякого кабинета и без закрывания медиума покрывалом; все происходило в комнате, где всякое движение каждого участвовавшего было ясно видно всем прочим.
       Джон Гарди. Бостон. 20 сентября 1875 года».
  
   Таким способом были последовательно получены в целом ряде сеансов формы рук и ног самых разнообразных строений. Условия этих опытов и полученные результаты оказались вполне удовлетворительными, но критика делала свое дело и усиливалась придумать, каким путем совершался тут обман, ибо без обмана, конечно, дело не обходилось. Стали толковать, что медиум мог приносить с собой готовые формы и выдавать их за образовавшиеся на сеансе. Тогда профессор Дентон прибегнул к следующему способу проверки: он взвешивал парафиновую массу до начала сеанса, а затем, по окончании его, взвешивал как полученные формы, так и оставшийся парафин, и сумма полученных тяжестей оказывалась равной тяжести всей массы употребляемого парафина. Опыт с взвешиванием был произведен неоднократно и в многочленных собраниях, комиссиями, члены которых были выбираемы самой публикой, — в Бостоне, Чарльзстоуне, Портленде, Балтиморе, Вашингтоне и др. гор. — и каждый раз с полным успехом. Критика нашла новое возражение: действуя руками и ногами, медиум мог удалить нужное количество парафина и как-нибудь скрыть его. Требовали посадить медиума в мешок. Было исполнено и это. На двадцати, или около того, публичных сеансах медиума сажали в мешок, который завязывался у него на шее; и каждый раз получался одинаковый результат, причем в происходило под надзором комиссии из публики. Но вскоре нашли и эту предосторожность недостаточной; стали говорить, что медиум может распороть и снова зашить часть шва в мешке и опять действовать руками, хотя члены комиссии ничего подобного никогда не замечали. Наконец придумали комбинацию, которая должна была служить решающим абсолютным доказательством: потребовали, чтобы форма получалась в запертом на ключ ящике. И так как в самом деле опыт, произведенный при таких условиях, должен считаться абсолютно доказательным, то я и привожу здесь описание его, по документу, подписанному членами комиссии и помещенному в «Banner of Light» от 27 мая 1876 года. Вот прежде всего описание ящика, нарочно изготовленного для опыта по указаниям доктора Гарднера:
   «Прямоугольный по форме ящик имеет 30 дюймов в длину и 24 в ширину. Дно, двухстворчатая крышка и четыре колонки по углам деревянные, так же как и часть стенок между крышкой и проволочной сеткой; вышина этих стенок 8 1/2 дюйма, и все они пробиты дырочками на расстоянии дюйма одна от другой; первоначально дырочки были в 1/2 дюйма в диаметре, но затем их уменьшили посредством заклейки до четверти дюйма. Проволока, обтягивающая ящик, состоит из одного куска, оба конца которого соединяются на одном из угольных столбиков и прикрываются сверху деревянным бруском, крепко прибитым к столбику. Крышка состоит из двух частей и раскрывается посередине. Одна половина крышки запирается с двух сторон на задвижки, приделанные по бокам, другая запиралась сперва только одним засовом. Проволока образует толстую крепкую сеть с петлями в 3/8 дюйма. После нескольких удачных опыте при которых мы не присутствовали, в ящике были замечены некоторые недостатки и его переделали, так что он отвечает всем требованиям. К крышке приделано с двух сторон по замку, с помощью которых она запирается совершенно плотно и крепко. Мы потому вдаемся в такое подробное описание ящика, что смотрим на него как на способ доказательства, совершенно исключающий всякий вопрос о благонадежности медиума» (перепечатано в «Spiritualist» от 9 июня 1876, р. 274).
   Перейдем теперь к протоколу опыта: «В понедельник 1-го мая 1876 года в комнате нижнего этажа квартиры, занимаемой м-ром Гарди, N 4, на Конкорд-сквере, находились: полковник Фридрих А. Поп из Бостона, Джон Уэтерби, И.С. Дрэпер, Ипс Сарджент, м-с Дора Брайтгэм и м-р и м-с Гарди. Ящик был подвергнут основательному осмотру. Полковник Поп, знающий толк в столярных работах, опрокинул ящик вверх дном и исследовал его со всех сторон, внутри и снаружи; остальные присутствовали при осмотре и потом повторили его сами. Особенно внимательно исследовали сетку, чтобы удостовериться, можно ли каким-нибудь железным инструментом раздвинуть петли настолько, чтобы они пропустили предмет толщиной более полдюйма, и затем незаметно их сдвинуть. При данных условиях это оказалось невыполнимым или, по крайней мере, не могло бы остаться незамеченным.
   «Когда все удостоверились в надежности ящика, м-р Уэтерби взял ведро чистой холодной воды, предварительно осмотренное всеми присутствующими, и поставил его в ящик. Полковник Поп взял ведро горячей воды, покрытой сверху жидким слоем растопленного парафина по освидетельствовании его поставил также в ящик. Крышку закрыли, задвинули засовами и заперли. Для полнейшего обеспечения наложили, сверх того, печати на обе замочные скважины, вдоль пазов крышки сверху и по бокам, хотя эта мера и была совершенно лишней: медиум все время оставался у нас на виду. В комнате было светло, и мы все видели сквозь сетку, что в ящике ничего другого, кроме ведер и их содержимого, не было.
      Чтобы дать требуемую для явления темноту, на ящик набросили суконную скатерть и в комнате несколько уменьшили свет, но его оставалось, однако, достаточно, чтобы видеть часы и различать лица и движения приствующих, в том числе и медиума. М-с Гарди села впереди кружка, перед узкой стороной ящика, а м-р Гарди все время находился в отдалении, позади всего общества
   Присутствовавшие сидели совершенно свободно; не было ни пения, ни шума, хотя разговор вполголоса и продолжался почти все время. М-с Гарди оставалась в нормальном состоянии, видимо спокойной и ничем не озабоченной. В кружке царствовала полная гармония; глаза всех были устремлены на медиума. Иногда обращались с вопросом к действующей силе, и ответ получался стуками.
   Наконец, минут через сорок, раздалось частое веселое постукивание, извещавшее об успехе. Все мы встали с своих мест, сняли с ящика сукно и, посмотрев сквозь проволочную сетку, увидали, что в ведре с холодной водой плавает цельная форма большой руки, затем освидетельствовали печати — они оказались неповрежденными. Мы снова тщательно осмотрели все стенки ящика: дерево и проволока — все было в целости и в порядке. Сняв печати, мы отперли замки, отодвинули засовы; подняв крышку, вынули из ящика ведро и взяли форму. Мы не видели и теперь не видим другого выхода, как прийти к заключению, что эта форма была сделана и положена в ведро какой-то силой, способной материализовать органы человеческого тела, совершенно отличного от тела медиума.
   В четверг 4 мая состоялся второй сеанс, на котором, кроме вышепоименованных лиц, присутствовали еще м-р И.У. Дэй (из редакции «Banner of Light») и м-р И.Ф. Альдерман. Условия были те же, а результат еще успешнее, чем на сеансе 1 мая, так как формы были гораздо больше и с более раздвинутыми пальцами. Перед сеансом и после него были приняты те же меры предосторожности: ящик был дважды всесторонне осмотрен всеми присутствующими лицами. Возникло сомнение относительно прочности петель на крышке, тогда принесли отвертку, винты испробовали и подвернули их еще крепче.
   Кроме формы в ведре, на дне ящика нашли еще часть другой.
   Мы пришли к следующим заключениям:
   1 Что точная форма человеческой руки в натуральную величину была произведена в запертом ящике какой-то неизвестной нам силой, обладающей разумностью и способностью к организации.
   2 Что условия опыта были таковы, что совершенно исключали вопрос о честности медиума, а результат вполне доказал подлинность его медиумической способности.
   3. Что вся обстановка была так проста и наглядна, что не допускала возможности обмана или самообмана, и что ввиду этого мы вправе считать факт этот абсолютно доказанным.
   4. Что этим опытом подтверждается давно известный исследователям факт явления временно материализующихся видимых и осязаемых рук, управляемых разумностью и проецируемых из невидимого организма.
   5. Что опыт с парафиновыми формами в связи с так называемой спиритической фотографией дает объективное доказательство деятельности разумной силы, не облеченной в видимый для нас организм, и представляет твердое основание для научного исследования.
   6. Что вопрос: «Как получилась эта форма внутри ящика?» приводит к заключениям, которые не могут не иметь важного значения для философии будущего, — для проблем психологии и физиологии, касающихся высшего призвания человека.
       Бостон, 24 мая 1876 года.
   J.F. Aldermann, 46, Congress Street, Boston.
   Mrs. Dora Brighth, 3, James Street, Franklin St.
   Lionel Frederick A. Pope, 69, Montgomery Street.
   John W. Day, 9, Montgomery Place.
   John Wetherbee, 48, Congress-Street.
   Epes Sargent, 67, Moreland Street.
   J.S. Draper, Wayland, Mass».
  
   В числе этих подписей мы видим и имя Ипса Сарджента, очень известное в американской литературе.
   Итак, мы имеем перед собой опыты, произведенные при условиях, которые должны вполне удовлетворить доктора Гартмана: медиум не уединяется; он сидит вместе со всеми присутствующими в освещенной комнате, и форма образуется в пространстве, недоступном для подделки подобного явления. Стало быть, мы имеем здесь абсолютное, объективное и пребывающее доказательство, что появляющиеся на медиумических сеансах руки не суть галлюцинации, но представляют явление совершенно реальное и объективное, наименование которого словом «материализация» имеет, по-видимому, некоторое основание, причем мы здесь нисколько не касаемся вопроса о сущности явления.
   Единственно возможное возражение против этого опыта — что он происходил в Америке, этой классической стране всякого шарлатанства. Возражение это имело бы вес, если бы относилось к какому-нибудь единичному, совершенно новому случаю, без всякого прецедента. Но для человека, ближе изучающего этот вопрос, описанный нами случай является только последним развитием целого ряда опытов, относящихся до этого же явления. Если, сверх того, принять в соображение, что в этих опытах участвовали профессор Дентон -изобретатель самого метода, д-р Гарднер, один из наиболее уважаемых представителей спиритуализма в Америке, которому принадлежит мысль о постройке ящика и под чьим председательством производились первые опыты (см. «Banner of Light» от 1 апреля 1876 года), — Ипс Сарджент — известный писатель и спиритуалист, который, посылая отчет комиссии в Лондонский «Spiritualist», писал к редактору: «Так как я сам присутствовал на этих сеансах, то могу вполне поручиться за совершенную точность их описания» («Spiritualist», 1876, р. 274), и, сверх того, сообщил тому же журналу мнение эксперта о подобного рода формах, именно скульптора О’Бриена* (см. «Spiritualist», 1876, т. I, р. 146) — то все это вместе взятое, дает помянутым опытам всю желаемую степень достоверности.
   Вообще же говоря, справедливо, что приходящие к нам из Америки известия часто преувеличены и неточны; поэтому-то в спиритических исследованиях своих я и предпочитаю, как это видно, пользоваться английским источниками, тем более что большинство лиц, принимающих в Англии деятельное участие в этом движении мне лично известны. Вот почему я и представлю здесь обстоятельный очерк опытов этого рода, произведенных в Англии, доказательность которых, быть может, еще более убедительна.
   _______________________________
   * Профессор Уильям Дентон умер в 1884 году от желтой горячки, в путешествии, предпринятом им с целью геологических исследований в Новой Гвинее. (См. «Psych. Studien», декабрь 1884, с. 579.)
   * Мы приводим здесь целиком этот интересный документ.
  
   «Вашингтон. 30 января 1876 года.
   Вследствие обращенной ко мне просьбы, сим свидетельствую, что я формовщик и скульптор, состоящий в этой профессии в продолжение двадцати пяти лет, из числа которых я провел несколько лет в Италии для изучения великих мастеров живописи и ваяния, а настоящее время живу в Вашингтоне и имею мастерскую в доме N 345 по Pennsylvania avenue. Вечером 4 января я был приглашен явиться в одну частную квартиру (101,6 I Street, NY.) для осмотра гипсовых моделей рук, о которых я должен был высказать свое мнение. Господин, представленный мне как м-р Джон Гарди из Бостона, показал мне там семь гипсовых рук разной величины, которые я рассмотрел при ярком свете и с помощью лупы; каждая рука отличалась законченностью своей отделки, передававшей все анатомические подробности и линии на поверхности кожи с точностью, которую можно встретить разве только в моделях, отлитых в формах, полученных посредством наложения гипса или воска на руку или какую другую часть человеческого тела, и состоящих из отдельных частей, образующих одну составную форму. Вышесказанные модели не носили никаких следов отливки в составной, или, как у нас говорят, «разборной форме», но казались отлитыми целиком. Между этими моделями была одна, которая, как мне сказали, представляла руку покойного вице-президента Генри Вильсона и была получена уже спустя много времени после его смерти. По форме и величине модель чрезвычайно походила на его руку, которую мне пришлось видеть вскоре после его кончины, когда я приходил снимать единственную с него взятую маску; я тогда же хотел наложить гипс и на его руку, но мне помешали врачи, торопившиеся приступить к вскрытию тела.
   Согласно той же просьбе, охотно прибавляю, что если бы вышеупомянутый слепок с руки Вильсона был изготовлен при помощи наших формовальных инструментов, то, по моему мнению, сделало бы честь самому искусному художнику.
   Относительно этого пункта я даже смело утверждаю, что из ста известных скульпторов едва ли один может изваять такую руку во всех ее деталях, ибо в нашем искусстве не известно другого способа изготовления слепков, вроде показанных мне, как в составных или разборных формах; после чего отливки подвергаются окончательной отделке подчисткой, чтобы сгладить швы и другие признаки их изготовления, что в этом случае составило бы громадный труд, особенно если принять во внимание микроскопическое исследование, которому я их подверг; на отделку одного такого отлива (предполагая, что скульптор мог бы обойтись без помощи искусного гравера) потребовалось бы несколько дней работы. В тот же вечер, там же, вместе с этими моделями, мне показали две парафиновые перчатки или формы, в которых и получались, как мне говорили, эти отливки; я внимательно рассмотрел эти формы и нашел, что они без швов и должны были получиться цельными, напр., с превосходно сделанной модели руки, которую погружали бы несколько раз в полужидкое, подобное парафину, пристающее вещество и затем извлекли бы ее, оставив форму в виде перчатки; но сама форма этих перчаток (как и полученных в них отливков) с согнутыми пальцами и ладонью, на несколько дюймов шире запястья, делала, по моему мнению, невозможным снятие подобных перчаток целиком, почему я и остался без всякой сколько-нибудь удовлетворительной теории относительно способа их происхождения. Еще меня просят заявить, что я не спиритуалист, никогда не был ни на одном сеансе и заведомо не имел сношений с так называемыми «медиумами». Из философии современного спиритуализма знаю только, что она утверждает бессмертие души и признает возможность общения с «духами» умерших: на первое я смотрю как на предмет веры, а относительно последнего не нахожу достаточно данных, чтобы высказаться за или против.
   Джон О’Бриен, скульптор».
  

Дальнейшее получение парафиновых форм с материализованных органов

       Опыты эти можно разделить на четыре разряда, сообразно условиям их обстановки:
       I. Медиум уединен; действующая фигура невидима.
   П Медиум в виду зрителей; действующая фигура невидима.
   III. Медиум уединен; действующая фигура перед глазами.
   IV. Действующая фигура и медиум одновременно на глазах у присутствующих.
       I. Медиум уединен; действующая фигура невидима Лучшие опыты этого разряда, несомненно, принадлежат г-ну Реймерсу (в Манчестере), лично мне известному, который с самого их начала, кроме отчетов, помещаемых им в английских журналах, весьма подробно сообщал мне в письмах о получаемых им результатах. Читатели «Psych. Studien» знакомы с ними по статьям г. Реймерса, напечатанным в сказанном журнале в 1877 году и последующих. Заимствую из письма г. Реймерса (от 6 апреля 1876 года), хранящегося у меня и теперь, подробное описание его первого опыта в этом роде:
   «Медиум — очень полная женщина — сидел в тюлевом мешке, охватывавшем его голову и руки. Мешок собирался на обыкновенную полотняную тесемку, продетую в широкий рубец и туго завязанную вокруг талии, так что руки или, вообще, вся верхняя часть корпуса были совершенно обхвачены. Концы этой тесьмы были мной завязаны в несколько туго затянутых узлов, так что освобождение медиума из мешка становилось совершенно немыслимым. В таком виде сидел он в углу моей комнаты, и я нарочно подчеркиваю это обстоятельство, как исключающее возможность предположения какой-нибудь потайной двери. Тщательно взвесив парафин, я положил его в небольшое ведро и влил туда кипятку; в скором времени парафин распустился, и я поставил ведро на стул около медиума. Угол был отгорожен коленкоровой занавеской и так загроможден нотной этажеркой, двумя стульям табуретом с ведром и корзинкой для старых бумаг что спрятаться там кому-нибудь постороннему не было ник кой возможности. При слабом освещении я сел перед занавеской и вскоре убедился, что медиум уже в трансе. Фигуры не являлось, но голос прошептал: «Удалось; возьми осторожно форму, она еще тепла, но не буди медиума». Я распахнул занавеску и увидал подле медиума фигуру, которая быстро исчезла. Форма была тут. Я взял ведро, а как парафин был еще в жидком виде, то предложил медиуму опустить в него свою руку, чтобы получить с нее форму. Потом я взвесил обе формы вместе с остатком парафина: вес был тот же, за исключением незначительной убыли, происшедшей от неизбежного прилипания парафина к краям ведра. Все завязки и узлы были в целости, в чем я удостоверился тщательным осмотром, прежде чем освободить медиума. Единственная дверь в комнате была заперта на ключ, а завешанный угол я все время не выпускал из виду. Невозможность обмана настолько очевидна, что, кажется, нечего о том и распространяться. Употребление тюлевого мешка при опытах — мысль весьма удачная. Я обязан ею профессору Бутлерову, применявшему этот способ в сеансах с Бредифом. Если б руки медиума и оставались свободными, сомнение все-таки невозможно. Если допустить, что гипсовая рука была тайком принесена медиумом, то при удалении ее из формы, чрезвычайно нежной и хрупкой, последняя неминуемо должна была бы сломаться или, по крайней мере, попортиться. Рука же из эластичного материала не выдержала бы высокой температуры, ибо медиум чуть не вскрикнул, когда потом опускал руку в растопленную массу. Если бы, наконец, форма из парафина была принесена, то она была бы толще, а поверка взвешиванием выдала бы обман».
   Таким способом г. Реймерс получил первый отливок правой руки, по своему сложению совершенно сходной с той рукой, которая дотоле появлялась перед ним только на несколько мгновений и с которой ему удалось еще прежде получить отпечаток на муке (см. «Psych. Studien», 1877, S. 401). По форме и величине она резко отличалась от руки медиума, женщины пожилой и принадлежавшей к рабочему классу. Этот первый опыт был произведен г. Реймерсом 30 января 1876 года, как видно по его письму в «Spiritualist» от 11 февраля 1876 года (Относительно прочих подробностей см. его статью в «Psych. Studien», 1877, S. 351-401-)
   Этот опыт был вскоре повторен (5 февраля 1876 года) г. Реймерсом в его собственной квартире, в присутствии двух свидетелей: м-ра Окслея и м-ра Лайтфута. Окслей поместил отчет о нем в «Spiritualist» от 11 февраля 1876 года. Были приняты те же меры предосторожности. М-р Окслей выразил желание получить форму левой руки, под пару первому отливку с правой. Вскоре послышался «плеск воды», и по окончании сеанса в ведре нашли теплую еще форму левой руки, по отливке которой получилась рука, совершенно соответствующая прежней правой (см. «Psych. Stud.», 1877, S. 491-493).
   М-р Реймерс был так любезен, что переслал мне отливок этой левой руки, которую легко отличить от всех прочих, полученных у него впоследствии, ибо у нее, на тылу, находится изображение креста, подаренного г. Реймерсом фигуре, именующей себя Берти и появлявшейся на всех последующих сеансах с этим крестом. Кроме того, г. Реймерс прислал мне отливок левой руки медиума, сделанный им тотчас же вслед за получением формы с руки Берти, как он это сообщает в «Psych. Stud.», 1877, S. 404.
   Прилагаю здесь табл. VIII и IX с фототипиями, изображающими обе руки, для того, чтобы дать читателю возможность самому судить об их сходстве. Отливки обеих рук, положенные рядом и в том же фокусе, были фотографированы в моем присутствии; фототипии не передают всех деталей, но достаточно взглянуть на них, чтобы заметить полнейшее несходство обеих рук: у медиума большая, некрасивая рука; рука же Берти, напротив, маленькая и изящная; особенно бросается в глаза разница пальцев и ногтей. Существенную разницу, доказанную измерением, представляет длина пальцев; у медиума они на сантиметр длиннее пальцев Берти. Обхват ладони медиума, измеренной при основании пальцев (где ширина не может изменяться), тоже на сантиментр больше, а обхват руки в сгибе кисти больше на два сантиметра. Фотография руки Берти сделана с копии отливка, но м-р Реймерс прислал мне и две оригинальные парафиновые формы, одну с правой, а другую с левой руки Берти. О них он писал мне следующее от 4 апреля 1877 года:
   «Замечательный результат, достигнутый мной в виде отлива материализованной руки, кажется мне настолько значительным, что я считаю нелишним переслать вам один из немногих полученных нами экземпляров… Посылаемая вам рука получилась при тех же условиях, как и первая, в присутствии м-ра Окслея и одного приятеля («Spiritualist» от 11 февраля 1876 года). Особенно удивительна история креста. Я подарил его появившейся фигуре в то время, когда медиум сидел в тюлевом мешке. Когда медиум проснулся, креста не было, он исчез. Я освободил его из мешка не раньше, как употребил все старания найти крест. На следующем сеансе Берти появилась с крестом на шее. Форма ее рук совершенно та же, как на прилагаемом отливке. Делаю так смело это заявление в качестве недурного рисовальщика. До сих пор я получил две правые и три левые руки — все в различных положениях, но мелкие линии и складки повторяются во всех с одинаковой точностью; это, несомненно, одна и та же индивидуальность. Узнаваемость этих рук, в которых видна жизнь, составляет для меня верх доказательства, что здесь действительно имеет место процесс материализации. Посылка была уже готова, когда мне вздумалось добавить .кое-что еще… Прилагаю две оригинальные парафиновые формы, которые получил вчера для этой цели. Как всегда, я посадил медиума в тюлевый мешок и, кроме того, приколол сзади к платью концы стягивающей его тесьмы. Вскоре Берти стала показываться в отверстии занавесок и над кабинетом, потом скрылась; я услышал плеск воды и нашел обе руки, уже остывшие, в ведре с водой… Налейте их раствором самого тонкого гипса, и т.д.; затем возьмите увеличительное стекло и сравните отлитые руки с руками, мною посылаемыми; и вы узнаете ту же индивидуальность. Я так в этом уверен, что посылаю вам только что полученные формы и знаю наперед, что результат оправдает мою уверенность».
   И действительно, полученный мною отливок правой руки совершенно отвечал присланной гипсовой левой уке, отлитой самим Реймерсом. Что же касается до формы левой руки, то я имел неосторожность сохранить ее в ее первоначальном виде, т.е. не наполнив ее гипсом, вследствие чего она со временем приплюснулась, и я налил ее гипсом только теперь — десять лет спустя. Ладонь этой руки вышла уродливой, но пальцы сохранились довольно хорошо, — это, несомненно, те же пальцы. Недавно я просил г. Виттиха прислать мне отливок формы, полученной на сеансе 17 апреля 1876 года (о котором мы будем говорить впоследствии), со специальной целью отсылки друзьям в Лейпциг. Сравнивая этот гипсовый оригинал правой руки с имеющимся у меня оригиналом той же руки, легко признать совершенную тождественность руки, служившей моделью; только в положении пальцев есть маленькая разница, что именно мне и было интересно констатировать.
   Происходило не мало прений о том, каким образом рука или иной орган извлекается из парафиновой формы. Дематериализуется ли он в самой форме или вынимается из нее обыкновенным путем. Судя по некоторым данным, имеет место и то и другое, смотря по условиям формы. Предположить дематериализацию можно в том случае, когда положение пальцев в полученном отливке таково, что извлечение руки из формы обыкновенным путем представляет абсолютную физическую невозможность; случаи подобного рода бывали, и ниже я приведу ому пример, но мне кажется, что эта частность всегда будет вести к разногласиям. Поэтому я полагаю, что сущность дела состоит в самом факте получения подобной формы при условиях, исключающих возможность подделки. Если полученный отливок будет иметь точную форму руки медиума, то мы будем иметь в этом драгоценный факт его телесного раздвоения. Констатирование этого факта есть первый шаг в вопросе о материализации; если же, напротив, полученный отливок будет иметь форму, отличную от органа медиума, то мы получим наилучшее доказательство другого, несравненно более сложного явления, необходимо ведущего к совершенно иным заключениям.
   Что касается до доказательств, так сказать, органических, то я не могу не упомянуть о следующем наблюдении, сделанном мной. Внимательно рассматривая оригинальный отливок руки Берти и сравнивая его с отливком руки медиума, я с удивлением заметил, что рука Берти хотя и имеет полноту руки молодой женщины, но кожа на ней носит отпечаток старости; а медиумом была, как сказано выше, пожилая женщина, вскоре после того умершая. Вот подробность, которую никакая фотография не обнаружит и которая наглядно доказывает, что материализация действительно происходит на счет медиума, представляя нечто составленное из наличных органических форм и некоторых, сверх того, особенностей, смотря по орудующей силе. Поэтому мне было очень приятно, когда в письме от 20 февраля 1876 года, сопровождавшем отливки, о которых речь будет ниже, м-р Окслей сообщил мне о своем подобном же наблюдении.
   «Странное дело, — пишет он, — молодость и старость ясно проглядывают на этих отливках! Не значит ли это, что хотя эти материализации и сохраняют свойственные им молодые формы, но, образуясь преимущественно на счет тела медиума, они носят на себе и признаки его старчества. Взгляните на вены, выступающие на руке, — вы увидите на ней неоспоримые признаки организма самого медиума». (Эти слова относятся к руке Лилли, фототипию которой я поместил в немецких изданиях настоящей книги.)
   Я упомяну теперь о том же явлении, с тем же результата том, т.е. о получении форм, отливки которых совершенно тождественны с предшествующими, но при другом условии их получения, весьма замечательном, именно с другим медиумом, и даже медиумом не женщиной, а мужчиной — с доктором Монком; правда, что прежний медиум, м-с Фирман, присутствовала на сеансе в качестве зрительницы, и можно, пожалуй, приписать получение одинаковых результатов медиумическому влиянию того же медиума, действовавшего на расстоянии. Другая замечательная особенность этого сеанса состояла в том, что человеческие фигуры совершенно выступали из-за занавески, а потом, скрывшись за ней, чтобы производить парафиновые формы, подавали их не снятыми с своих рук или ног, и присутствующие сами снимали их. Реймерс описывает это так: «Сила вскоре проявилась, послышался плеск воды; через несколько минут я должен был встать и, нагнувшись, протянуть руки, чтобы осторожно снять форму. Я ощупал парафиновый башмак, и в один миг материализованная нога, с каким-то особенным звуком из него высвободилась, а форма осталась в моих руках… В тот же вечер удалось нам получить и обе руки, и все три отливка передают в точности характерные линии и черты, которые я находил на руках и ногах Берти, когда формы с них получались через медиумизм м-с Фирман» (см. «Ps. Studien», 1877, S. 549).
   На этом же сеансе была получена с другой материализованной фигуры, называвшей себя Лилли, форма, представлявшая еще другое замечательное доказательство подлинности явления. Краткий отчет об этом сеансе, происходившем 11 апреля 1876 года, был помещен присутствовавшим на нем м-ром Окслеем в «Spiritualist» от 1 апреля 1876 года; а затем в 1878 году в двух номерах того же журнала (от 24 мая и 26 июля), он описал его подобно и дополнил рисунками, изображавшими руку и ногу, отлитые в формах, им самим снятых с органов материализованных фигур.
   Так как как м-р Окслей имел любезность прислать мне отливки этих форм, то я и привожу здесь его статью, относящуюся до руки Лилли.
   В «Spiritualist» от 24 мая 1878 года мы читаем следующее:
   «Прилагаемое изображение воспроизводит в точности гипсовую руку, вылитую в форме, полученной на сеансе 11 апреля 1876 года с материализованной фигуры, называющей себя Лилли, при обстановке, исключавшей всякую возможность обмана. Медиумом был д-р Монк; после того как мы, согласно его просьбе, обыскали его, он удалился в импровизированный мною кабинет, устроенный в оконном фонарике при помощи занавески, отделявшей его от комнаты, где все время горел газ. Придвинув вплотную к занавеси круглый стол, мы сели около него в числе семи человек. Через несколько времени в разрезе занавеси появились две женские фигуры, известные нам под именами Берти и Лилли, а когда д-р Монк высунулся из-за занавески, обе фигуры появились наверху, а две мужские фигуры (Майк и Ричард) отдернули занавеси с боков и также показались нам. Таким образом, мы увидали единовременно медиума и четыре материализованные фигуры, и каждая из них имела свои характерные черты, отличавшие ее от прочих, как это бывает и между живыми людьми. Едва ли нужно говорить, что все требуемые меры предосторожности были взяты и что малейшая попытка обмана была бы нами немедленно обнаружена. Но форма и полученный в ней отливок говорят сами за себя, ибо на нем ясно выступают все тончайшие линии кожи, а согнутые пальцы доказывают, что их нельзя было извлечь из формы обыкновенным путем, не испортив ее, ибо толщина руки в сгибе была 2-1 1/4 дюйма, тогда как ширина ладони от указательного пальца до мизинца — 3 1/2 дюйма. Я отнес эту форму к формовщику, который и отлил для меня руку.
   Я сам приготовил парафиновую массу и поставил ее в кабинет. Прежде всего Берти дала г-ну Реймерсу форму своей руки, а мне — ноги; затем Лилли спросила, не желаю ли я иметь форму с ее руки, на что я, конечно, ответил утвердительно. Она окунула руку в парафин (говорю это потому, что мы слышали плеск холодной воды) и минуту спустя, просунув между занавесками руку с парафиновой на ней перчаткой, просила меня снять ее. Я нагнулся к ней через стол, и в одно мгновение ее рука исчезла, а форма Осталась в моей руке.
   Подлинность этого явления не подлежит никакому сомнению, ибо медиум, прежде чем вошел в кабинет, был обыскан, а большой стол, за которым мы сидели полукругом перед кабинетом, был придвинут вплоть к занавескам, так что войти туда или выйти оттуда незамеченным было невозможно: в комнате было достаточно света, чтобы ясно различать все в ней находившееся.
   В данном случае рука, сделавшая эту форму, наверное, не принадлежала ни медиуму, ни кому-либо из сидевших за столом, а так как возможность какого-либо тайного людского вмешательства была окончательно исключена, то рождается вопрос: чья же рука произвела форму?
   Мы видели, как фигура, по виду вполне похожая на живую женщину, протянула из кабинета руку свою в парафиновой перчатке, и, когда наполнявшая ее рука исчезла, перчатка осталась у меня.
   Если вообще можно полагаться на свидетельство людей (а все семь очевидцев готовы подтвердить истину этого описания), то в этом случае мы имеем неоспоримое доказательство вмешательства посторонней силы, не принадлежащей ни медиуму, ни другим присутствующим, и факт индивидуального существования внеземной сферы бытия установлен неопровержимо».
   Насколько я могу судить, в руке, представляемой отливком, сгиб пальцев таков, что извлечение ее из формы обыкновенным путем — невозможно; следовательно, отливок этот, на пальцах которого не находится ни малейшего следа какой-либо трещины или спайки, сам собою служит доказательством своего необычайного происхождения.
   Что же касается подлинного отливка ноги Берти, любезно доставленного мне м-ром Окслеем, то и он представляет замечательно доказательные особенности: углубления, образуемые пальцами со стороны подошвы, должны были необходимо наполниться парафином и образовать вертикальные перегородки, которые при естественном извлечении ноги должны были бы неминуемо попортиться; а между тем форма всех пальцев оставалась совершенно невредимой, что служит доказательством, что он были извлечены из формы, нисколько не попортив нежное вещество перегородок. И не только углубления между пальцев сохранились в совершенстве, но как на подошве, так и на пальцах отчетливо выступают кривые накожные линии — до 50 на дюйм, как заметил это м-р Окслей. Другая замечательная особенность этой ноги представляется в том, что второй палец приподнят над другими и по моим тщательным измерениям имеет в корню 14 мм ширины, а в области ногтя 19 мм; тем не менее форма пальца и малейшие накожные линии на нем, особенно в его корню, отпечатались в совершенстве — все это должно было бы исчезнуть и толщина пальца сделаться одинаковой во всю его длину, если бы он был извлечен из формы обыкновенным путем.
   Желая дополнить, насколько можно, характеристику личности, проявлявшейся под именем Берти, я упомяну в заключение, что подробное описание и схематический чертеж к нему были помещены м-ром Окслеем в «Spiritualist» от 26 июля 1878 года, а также в сочинении м-с Hardinge Britten «Nineteenth Century Miracles» («Чудеса девятнадцатого столетия»), изд. в Манчестере (1884, р. 204).
   Я могу добавить здесь еще одну подробность. При переписке моей с гг. Реймерсом и Окслеем, относящейся до времени получения этих форм, г. Окслей имел любезность прислать мне абрис первого отливка, полученного с ноги Берти, а также и абрис с ноги медиума, сделанные самим Окслеем. Поставив подлинный отливок ноги Берти на первый абрис, я нашел, что он вполне ему соответствовал, причем длина ноги Берти была равна 19,8 см и во всяком случае не более 20 см. Что же касается до абриса ноги медиума, то я констатировал, что он был на три сантиметра длиннее.
   Желая иметь еще некоторые добавочные сведения о результатах этого замечательного сеанса, я обращался несколько раз к м-ру Окслею с разными вопросами и вожу здесь полученные от него ответы с некоторыми очень интересными подробностями.
      «24 марта 1884 года
   65 Bury New Road, Higher Broughton, Манчестер.
   Милостивый государь!
   Прилагаю при сем план комнаты с одной дверью, ключ от которой при начале сеанса всегда вынимался и сохранялся или у меня, или у г. Реймерса. Комната, правда была в первом этаже, и оконный фонарик выходил на улицу, но я сам принимал все меры предосторожности, чтобы из этого выступа устроить во всех отношениях подходящий для сеанса кабинет. Жалюзи были опущены, внутренние ставни закрыты и заперты, но свет с улицы все еще проникал, и мы должны были завесить окно темным одеялом, которое я всегда сам и приколачивал, при помощи лестницы.
   Из вышесказанного вы сами увидите, что для медиума было бы просто невозможно, если бы даже он этого и хотел, удалить все эти укрепления, ибо подобная попытка никак не могла бы произойти настолько бесшумно, чтобы мы, сидевшие вплоть к занавеске (как это видно на чертеже), этого не заметили. И, более того, если б даже медиум встал на стул, он все-таки не мог бы достать до верхнего края окна, чтобы снова прибить одеяло. Ввиду всего этого я не могу усмотреть здесь какого-либо упущения.
   Кроме того, мы всякий раз слышали плеск воды за занавеской. Для проверки мы неоднократно взвешивали парафин до растапливания, и, когда формы из него были уже получены, мы взвешивали их с остатком и находили вес обоих вполне верным, что доказывает, что формы были действительно изготовлены за занавеской. Венец всего — отливок, — говорит сам за себя о своем происхождении, и те, которые утверждают, что он каким-нибудь способом мог быть сделан без единой спайки, — пусть попробуют.
   Что касается до выступающего пальца на ноге, о кот ром вы спрашиваете, то могу только сказать, что, вероятно, он таким же был и у фигуры, а на ноге медиума положительно такового не было; пальцы ноги м-с Фирмен гораздо длиннее и нисколько не похожи на эти. Вспомните притом, что фигура просунула свою ногу из-за занавески с парафиновой формой на ней и, как только я взял ее в руки, нога моментально извлеклась, а форма осталась в моих руках.
   Эти особенности устранят, я полагаю, всякие возражения. Надеюсь, что в скором времени отправленная к вам посылка дойдет благополучно.
   Преданный вам
   Уильям Окслей».
       «17-го мая 1886 года.
   N 65, Bury New Road, Higher Broughton, Манчестер.
   Милостивый государь!
   Я только что вернулся домой после пятинедельного отсутствия, почему и не мог ответить ранее на ваше почтенное письмо.
   В ответ на ваши вопросы скажу, что парафиновые формы рук и ног находились на руках и ногах подававших их из-за занавески фигур, и я достаточно ясно видел повыше парафина часть голой руки или ноги, чтобы свидетельствовать о подлинности этого факта. Фигуры обращались ко мне со словом «держите», и как только я касался парафина, то материализованные органы мгновенно извлекались, или дематериализовались, а формы с них оставались у меня в руках. Рука протягивалась ко мне настолько, что я, нагибаясь через стол, мог схватить ее.
   Самое удивительное здесь относится к величине самой руки. Фигуру, которую я всегда признавал как Лилли, я часто видал различного роста: иногда не более рослого ребенка, в другое время как молодую женщину; я даже думаю, чтобы она два раза являлась вполне одинаковой; но я всегда знал, кто это был, и никогда не смешивал Лилли с другими фигурами. Мне известно из долгого опыта, что рост и внешний вид материализованных фигур зависят от условий, представляемых кружком. Если, напр., присутствовало постороннее лицо, то я мог всегда усмотреть какую-нибудь разницу в явлении. Иногда фигуры формировались не вполне, а только голова с бюстом, а в другой раз они выступали во весь рост; все зависело от условий. Рука же Лилли представляет странное смешение молодости со старостью и доказывает, что материализованные фигуры должны более или менее заимствовать характерные черты самого медиума. Рука же медиума настолько отличается от посылаемой вам, насколько две руки могут отличаться одна от другой. Фигуру, которую я знавал под именем Лилли, мне часто случалось видеть и в других домах — в домах моих приятелей, но не иначе как при медиуме м-с Фирмен или д-ре Мон-ке. В доме моего приятеля, м-ра Гаскеля, я видел, как эта самая фигура материализовалась и дематериализовалась на наших глазах при хорошем свете, держась все время па воздухе и нисколько не касаясь ногами до пола; я сам ощупывал руками ее тело и одежду. Это было при Монке. При этом случае она была не более трех футов роста. Но эти частности не затрагивают подлинности явления, которое доказано нам неопровержимо. Ваш покорнейший слуга
   Уильям Окслей».
  
   Чтобы покончить с опытами г. Реймерса, относящимся до парафиновых форм, я приведу здесь протокол строго обусловленного сеанса, состоявшегося в Манчестере 18 апреля 1876 года и описанного в «Spiritualist» от мая того же года, а впоследствии помещенного в «Psychische Studien» (1877, S. 550-553). Из пяти свидетелей этого сеанса я лично знаком с тремя — с гг. Мартезе, Окслеем и Реймерсом, личностями вполне, почтенными.
   «Мы, нижеподписавшиеся, сим заявляем, что были свидетелями следующих фактов, происшедших на квартире м-ра Реймерса 17 апреля 1876 года. Отвесив ровно три четверти фунта парафину, мы положили его в ведро и залили кипятком, отчего он растопился. Если в такую жидкость обмакнуть несколько раз руку, то она покроется слоем парафина, который, по осторожном извлечении руки, представит форму для отливки из гипса. Наполнив другое ведро холодной водой (для скорейшего охлаждения форм), мы поставили оба ведра в четырехугольный кабинет, устроенный в углу комнаты с помощью двух полотнищ коленкора, 6 футов длины и 4-х ширины, повешенных на металлические прутья. Наружная стена комнаты не примыкала к соседнему дому, а отделенный угол был весь заставлен разной мебелью, так что о потайных дверях или трапах не могло быть и речи. Когда ведра были внесены в кабинет, на медиума — женщину — надели тюлевый мешок, охвативший его голову, руки и вообще весь бюст до талии, а тесьму, продетую в рубец, туго стянули на талии и завязали назади несколькими узлами, в которые был продет кусочек бумаги, имевший выпасть при попытке развязать узлы. Концы тесьмы были приколоты к тюлевому мешку на спине между шеей и поясом. Все свидетели единогласно заявили, что медиуму не было никакой возможности самому незаметно освободиться от этих завязок. В таком виде медиум занял свое место в кабинете, где, кроме мебели и ведер, ничего не было. Все это было осмотрено при полном газовом освещении, и ничего другого, кроме сказанного, не найдено. Комнату заперли на ключ по приходе последнего гостя, т.е. с самого начала этих приготовлений. Мы несколько убавили свет, но его оставалось достаточно, чтобы различать все находящееся в комнате, и заняли свои места на расстоянии от 4-х до 6-ти футов от кабинета. После непродолжительного пения в среднем отверстии занавески появилась фигура, поте она перешла к боковому. Все одинаково ясно видели блестящую корону с белым убором на голове и золотой крест на черной ленте, висевший у нее на шее. Затем появилась другая женская фигура, тоже с ясно видной короной на голове, и обе одновременно поднялись выше кабинета, приветливо кивая нам головами. Из кабинета раздался громкий мужской голос, который, поздоровавшись с нами, сообщил, что пробует делать формы. Вслед тем в отверстии показалась первая фигура и пригласила м-ра Мартезе подойти пожать ей руку. В это самое время он увидал медиума в противоположном углу, в тюлевом мешке. Фигура быстро исчезла по направлению к медиуму. Когда м-р Мартезе вернулся на свое место, тот же голос из кабинета спросил: какую руку мы желаем получить? Вскоре ему пришлось опять подойти к отверстию, чтобы принять показывавшуюся из-за занавески форму левой руки. Затем должен был подойти Реймерс, чтобы получить форму правой руки для отправки друзьям в Лейпциг, согласно обещанию.
   Тут медиум закашлял; в начале сеанса приступы кашля были так сильны, что мы опасались за удачу опыта; но кашель на время всего сеанса, длившегося более часа, был приостановлен. Когда медиум вышел из кабинета, мы тотчас осмотрели узлы и прочее и нашли все на своем месте, даже булавку, которая была едва пришпилена и при движениях могла легко выпасть. Мы собрали все остатки парафина из ведра и свесили их вместе с двумя формами: оказалось немногим более трех четвертей фунта; но это увеличение веса объясняется весьма естественно количеством воды, поглощенной парафином, в чем легко убедились, выжимая ее из остатков. Так закончился наш опыт. Полученные затем отливки рук во многих отношениях совершенно отличаются от рук медиума; они носят явные признаки живой руки и той же самой индивидуальности, которая уже неоднократно, при тех же строгих условиях, производила подобные же парафиновые формы.
   И.Н. Тидеман-Мартезе, 20, Пальмейра-сквер, Брайтон.
   Христиан Реймерс, 2 Дьюси-Авеню, Оксфорд-род, Манчестер.
   Уильям Окслей, 65, Берн-Нью-род, Манчестер.
   Томас Гаскель, 69, Ольдгэм-стрит, Манчестер.
   Генри Марш, Бирч Коттэдж, Фэри-Лейн, Берн-Нью-род, Манчестер.
   Манчестер, 29 апреля 1877 года.
  
       Оригинал этого протокола со всеми подписями был отослан г. Виттиху, в Лейпциг, вместе с оригиналом отливка правой руки, о которой тут речь. Г. Виттих переслал мне эту руку из Лейпцига в Петербург для сличения, о котором я упомянул выше.
   Повторим в нескольких словах результаты опытов Реймерса.
   1. Медиум был изолирован при условиях, абсолютно исключавших возможность обмана. Что же касается до мнения доктора ф. Гартмана о полной бесполезности всех мер изолирования и связывания для доказательства нетождественности медиума и явления, то мне придется говорить об этом в следующей главе, когда я перейду к фотографиям с материализованных фигур.
   2. Но здесь доказательство явления не основывается единственно на изолировании медиума, а на анатомической разнице между материализованными органами и соответствующими органами медиума, констатируемой свидетелями сеансов и самими отливками.
   3. Тип материализованного органа был повторен на многих опытах и даже в различных домах, что свидетельствует о присутствии одной и той же индивидуальности. Число полученных различных форм доходило до пятнадцати.
   4. Полученные отливки соответствовали тем именно формам рук и ног, которые были многократно констатированы зрением и осязанием до, после и во время получения парафиновых форм.
   5. Положение пальцев одной и той же руки различно во всех отливках.
   6. Получавшиеся парафиновые формы были несколько раз подаваемы участникам опыта еще не снятыми с материализованных органов.
   7. Тот же анатомический тип материализованного органа повторился, когда медиум-женщина была заменен медиумом другого пола.
   8. И, наконец, некоторые из полученных отливков носят на себе явные признаки своего необычайного происхождения, так как получение таковых известными нам «особами невозможно.
   Совокупность всех этих особенностей придает опытам Реймерса исключительное значение.
       II Медиум в виду зрителей, действующая фигура невидим»
   Первый опыт этого рода был сделан м-ром Аштоном с медиумом мисс Анни Ферлэм и описан в «Spirititualist» я 6 марта 1877 года, р. 126. Вот это описание:
  
       «М. г.! Вы меня крайне обяжете, поместив в вашем уважаемом журнале мой отчет о выходящем из ряда вон по своей доказательности сеансе, на котором мне удалось присутствовать. Я и несколько моих знакомых получили очень приятное для нас приглашение присутствовать, в пятницу, вечером, 2 марта на одном из еженедельных сеансов, устраиваемых специально для исследования в помещении Общества спиритуалистов в Нью-кастле, с медиумом мисс Анни Ферлэм.
   Войдя в первую комнату, мы увидали председателя, м-ра Армстронга, занимавшегося расплавлением парафина в ведре, до трех четвертей наполненном кипятком. Еще раньше, когда мы пробовали делать опыты с парафиновыми формами, нам было обещано, что в другой раз Минни — одна из невидимых руководительниц мисс Ферлэм — постарается дать нам несколько форм с своих рук. Когда парафин достаточно растопился, ведро было внесено в комнату и поставлено в самый отдаленный угол темного кабинета; рядом поставили другое ведро с холодной водой.
   Кабинет устроили из двух полотнищ зеленой шерстяной материи, собранной и прикрепленной крючком к стене, откуда она падала на поддерживающий ее полукруглый железный прут, вделанный концами в стену; таким образом, кабинет имел форму палатки. Прежде чем опустить занавеску, м-р Армстронг спросил нас, в каких условиях мы желали бы видеть медиума.
   Я предложил медиуму войти в кабинет, пояснив основании каких именно причин мне казалось это желательным; но мисс Ферлэм возразила, что, если она войдет в кабинет, у нас не будет достаточных доказательств подлинности имевших произойти явлений. Тогда м-р Aрмстронг предложил закрыть от света голову и плечи медиума, набросив на них кусок шерстяной материи. Так и сделали. Материя эта покрыла только голову и плечи, оставляя самого медиума на виду у присутствующих, и четверым из них отлично было видно пространство, отделявшее медиума от кабинета. Мисс Ферлэм, впавши в транс тотчас же заговорила под влиянием одного из своих невидимых внушителей, который прежде всего потребовал чтобы я придвинул свой стул вплоть к медиуму, сидевшему в кресле на расстоянии двух футов перед занавеской. Мне было также сказано держать его обе руки, а господин, сидевший подле меня, должен был придвинуть свой стул к моему и положить руки мне на плечи. Так сидели мы в продолжение всего сеанса и при весьма хорошем освещении.
   Когда мы все разместились, как было указано, нам было предложено петь, и едва мы начали, как услыхали уже плеск воды в кабинете. Мы продолжали петь, переговариваясь иногда между собою, до тех пор, пока не было сказано раскрыть кабинет. Раздвинув занавески, мы увидали около ведра с парафином, передвинутого из дальнего угла кабинета на середину, лежавшие на полу две вполне удачные парафиновые формы правой и левой руки Минни, главной руководительницы мисс Ферлэм.
   Я могу поручиться, что мисс Ферлэм не только не была в кабинете, но как во время сеанса, так и до него не подходила к нему ближе, чем было сказано выше. С того момента, как она вошла в комнату, она постоянно была под самым внимательным надзором.
   Перед сеансом я провел с мисс Ферлэм три часа, постоянно за нею наблюдая, и сопровождал ее на сеанс; пройдя вместе три мили пешком, мы поспели только к назначенному часу.
   Желал бы я знать, какую теорию д-р Карпентер, этот великий научный эксперт, придумает для объяснения выписанного спиритического явления.
       Томас Аштон. S Rutheford-terrace, Byker, Newcastle-on-Tyne 6 марта 1877″.
       Такой же опыт и при таких же условиях был проделан д-м Никольсом с медиумом Эглинтоном. Этот случай замечателен тем, что не только руки и ноги медиума были все время видимы, но и личный характер рук в получившихся отливках был удостоверен.
   Привожу статью д-ра Никольса из «Spiritual Record» oт декабря 1883 года.
   «Когда м-р Эглинтон был нашим гостем в Южном Кенсингтоне, мы пробовали делать опыты с парафиновыми формами. Дочь моя Уилли, о чьих писаниях и рисунках я говорил в этой статье, обещала постараться дать нам форму со своей руки, и мы тотчас же приступили к необходимым приготовлениям. Я купил два фунта парафина, такого, какой идет для производства свечей; это белое, воскоподобное вещество более хрупкое, чем воск. Я растопил его в моем кабинете и вылил в цинковое ведро, наполовину наполненное горячей водой, чтобы поддержать парафин в жидком состоянии, а затем другое ведро наполнил холодной водою.
   Мы пригласили для опытов нескольких друзей, человек около двенадцати. Единственное чужое лицо между нами был врач немец, по имени д-р Фризе, очень интересовавшийся спиритизмом. В одном конце сеансовой комнаты висела занавеска; за нею, в самом центре, там, где соединялись обе ее половинки, сидел м-р Эглинтон, а напротив него, по эту сторону, — д-р Фризе, который креп-держал медиума за обе руки. Газ горел полным светом, и все мы были ясно видны друг другу. Когда все было готово — я принес из кабинета оба ведра — с холодной водой и растопленным парафином — и поставил их в углу комнаты за занавеской, на расстоянии приблизительно шести футов от Эглинтона, руки которого, как я уже сказал, были в руках д-ра Фризе. Полукругом на самом дальнем расстоянии от занавески сидели приглашенные; каждый из них был ясно виден всем, и никто не находился возле ведер и не мог приблизиться к ним. Через несколько минут мы услыхали голоса из того угла, где стояли ведра, и всплески воды, затем послышались три сигнальных стука. Я встал и вынес ведра из-за занавески. В холодной воде плавали две глыбы отвердевшего парафина. Одна из них походила на плотную алебастровую рукавицу, а вторая была нечто в том же роде, только гораздо меньшей величины. Вынув большую глыбу из воды, я нашел ее пустою и имевшею внутри форму человеческой руки. Маленькая глыба оказалась формой с руки маленького ребенка. Одна из присутствующих дам признала в ней некоторую особенность, легкую уродливость, имевшуюся в руке ее дочки, случайно утонувшей в Южной Африке пяти лет от роду. Снова положив глыбы в холодную воду, я отнес ведра в свой кабинет, запер дверь и спрятал ключ в карман.
   На следующее утро мы достали тонкого, французского гипса и вылили в большую форму, которой пришлось пожертвовать, чтобы получить отливок. Красивая рука дочери моей Уилли с ее длинными изящно заостренными пальцами и грациозной позой, принятой в минуту погружения ее в растопленный парафин, стоит и теперь на моем камине под колпаком. Когда я держу свою руку в том же положении, сходство ее с отливном, хотя несравненно меньшим в объеме против моей руки, поразительно для всякого, кто их видит. Рука ее не походит на руки статуй; это вполне натуральная, анатомическая рука, со всеми костями и жилками, и тончайшими линиями кожи, ясно отпечатанными. Это, несомненно, та рука, которая была мне так знакома в ее земной жизни и которую я так часто видал и ощупывал в материализованном виде.
   Маленькую форму мы отдали матери, она сделала отливок и не сомневается в том, что это детская ручка ее дочери. Я же знаю так же верно, как и всякий реальный факт, что отливок на камине вылит в форме, полученной с материализованной руки моей дочери. Весь процесс его происхождения был в моих руках и при самых строгодоказательных условиях. Если бы форма была сделана какой-либо человеческой рукой, то рука эта никогда бы не могла быть вынута из формы. Объем запястья на полтора дюйма меньше, чем объем ладони вместе с большим пальцем. Высвобождая руку из такой формы, необходимо изломаешь последнюю на несколько кусков. Единственно возможное объяснение данного факта то, что рука, сделавшая эту форму, должна была, чтобы высвободиться из нее, дематериализоваться».
   Так как на этом сеансе присутствовал д-р Роберт Фризе (известный читателям «Psyshische Studien» и о котором д-р Гартман упоминает на 42 с. своего сочинения) и собственноручно держал Эглинтона за руки, то я обратился к нему с просьбой прислать мне описание этого сеанса со всеми подробностями. Привожу отрывок из его письма ко мне, написанного из Эльбинга 20 марта 1886 года.
   «Милостивый государь! Исполняя ваше желание, посылаю вам отчет о сеансе 9 декабря 1878 года, бывшем в Лондоне у д-ра Никольса с медиумом Эглинтоном.
   Нас было двенадцать человек, и мы разместились по трем стенам комнаты, имевшей четыре метра ширины и около пяти длины. Коленкоровая занавеска, повешенная от стены до стены, укорачивала комнату на метр, так что для нас оставалось квадратное пространство в четыре метра. Посередине стоял массивный стол красного дерева, метра полтора по крайней мере в диаметре, и над ним ярко горел газовый рожок…»
   После описания различных явлений, бывших в начале сеанса, д-р Фризе переходит к получению форм: «Занавеска имела два метра вышины с отверстием посередине. Эглинтон сел позади занавески, в самом разрезе, мне же предложили сесть против него перед занавеской и крепко держать его обе руки. Газ ярко горел. Два цинковых ведра, одно с холодной водой, другое с растопленным парафином, были поставлены за занавескою. Как только я взял Эглинтона за руки, за занавеской послышался писклявый голос Джоя (одного из эглинтоновских невидимых руководителей), отдававший позади занавески приказания: «Макай руку! Так, так! Еще глубже, вот так! Теперь скорей в воду!» Затем раздалось приказание повторить: «Глубже! Что, горячо? Вздор, глубже! Вот так! Теперь опять в холодную воду и опять в парафин и в воду!» Потом я услыхал, как легкая парафиновая форма упала на дно цинкового ведра. Когда первая форма была готова принялись за вторую. Повторился тот же процесс. Когда, по окончании его, распахнули занавеску, присутствующие убедились, что я держал Эглинтона за руки и в отгороженном маленьком пространстве никого другого не было.
   Мы достали формы, лежавшие на дне ведра с холодной водой, и всячески их осматривали: они были чрезвычайно нежны и хрупки, но настолько однако тверды, что мы могли взять их в руки, разумеется, с осторожностью. Нам тотчас же бросилось в глаза, что обе эти формы захватывали руку далеко выше кисти. Для получения отливок стоило только наполнить их гипсом».
   Вслед за получением этого письма от д-ра Фризе я обратился к нему еще с некоторыми вопросами относительно различных подробностей, и вот ответ его от 5 марта:
       «Милостивый государь! На поставленные вами мне вопросы считаю долгом ответить следующее:
   1) Часть комнаты позади занавески не имела ни окон, ни дверей, в чем можно было удостовериться с одного взгляда, так как, за исключением низенького диванчика, она была совершенно пуста и все пространство достаточно освещалось горевшим в комнате газом.
   2) В продолжение сеанса я видел только руки Эглинтона, просунутые в отверстие занавески; но он протянул мне их раньше, чем занавеску скололи пятью булавками, и в то время я видел и его самого. С той минуты, как я взял его руки, они оставались в моих руках до раскрытия занавески, и тогда все могли удостовериться, что я держал руки Эглинтона, а не что иное.
   3) Я сидел против медиума и его ноги обхватывал своими; носки его ног были мне постоянно видны.
   4) Он сидел спокойно, но никаких признаков транса я не заметил: подобное состояние неминуемо бы отразилось на положении и напряжении рук медиума, да и сидел он на простом стуле, а не в кресле, к которому он мог бы покойно прислониться. Подавая мне руки, он не опирался даже о спинку стула, и, если б это случилось позднее, я не мог бы этого не заметить.
   5) На изготовление обеих парафиновых форм потребовалось не более десяти минут.
   6) Комната имела около четырех метров, а занавеска не более двух метров вышины. Газ горел полным светом, так что обе части комнаты были вполне освещены».
       Д-р Никольс был так любезен, что прислал мне фотографию того отливка руки своей дочери, о котором идет речь в этом опыте. Дама, получившая на том же сеансе форму руки своего ребенка, впоследствии, благодаря посредничеству Эглинтона, также прислала мне фотографию отливка, на которой в двух пальцах видно уродство, послужившее для признания личности.
   Вот и третий опыт, который в подобных же условиях происходил при целой комиссии. В этом случае вместо рук медиума (того же Эглинтона) в продолжение всего сеанса была видна только его правая нога, которую и не выпускали из виду; кроме того, медиум был тщательно завязан по рукам и по ногам, а так как в этот раз получилось именно только парафиновая форма правой ноги, то это все равно, как если б и весь медиум был налицо. Здесь часть служит доказательством целого (pars pro toto). Привожу статью, помещенную в «Spiritualist», 5 мая 1876 года, р. 206.
   «В пятницу 28 апреля 1876 года, в Лондоне состоялся один из очередных сеансов м-ра Блэкберна (Great Russel Street, 38). Медиумом был Эглинтон; в сеансе участвовали капитан Джемс, д-р Кэртер Блэк, м-р Альджернон Джой, м-с Фиц-Джеральд, м-р А. Вашер, м-с С., мисс Кислинбери, м-р Жорж Сток, М. А. и я, нижеподписавшийся, как представитель комиссии сеансов. Было заявлен Джоем (руководителем медиума), что он постарается сделать для нас парафиновую форму посредством повторенного погружения материализованного органа в приготовленную массу. Для этой цели было приобретено два фунта парафина, который по указаниям м-ра Вашера был растоплен на поверхности ведра с горячей водой Так как удельный вес парафина равняется 87 и он плавится при 100,7R Фаренгейта, то образующийся сверху слой расплавленной массы долго остается в жидком состоянии. Ведро с парафином было поставлено в одной стороне кабинета, и подле него другое с холодной водой для охлаждения постепенных наслоений парафина. Медиум сел в плетеное кресло, а гг. Альджернон Джой и д-р Блэк тщательно его связали тесьмой, причем ноги и руки так же, как и шею. привязали к креслу.
   «Следует заметить, что после того, как медиума крепко связали, правую ногу его выставили вперед, насколько позволяли завязки, и когда занавески были опущены, нога или, выражаясь точнее, сапог, в который она была, несомненно, обута в начале сеанса, оставался на виду все время, до самого его конца. Некоторые из присутствующих, в том числе и я сам, не предполагая, чтобы нога была выставлена с намерением, наблюдали за нею только от времени до времени, но по окончании сеанса четырьмя лицами мне было заявлено, что они ни на единую секунду не спускали с нее глаз. Следует, сверх того, заметить, что медиум был обут в шерстяные носки и штиблеты с резинкой и что, по мнению присутствующих, снять их незаметно было бы для медиума при данных условиях совершенно невозможно. Одно время в ноге были заметны легкие движения, как если бы с медиумом были конвульсии.
   Вскоре после начала сеанса, Джой потребовал, чтоб в кабинете открыли оба окошечка, должно быть, вследствие сильного повышения температуры в небольшом замкнутом пространстве. Сеанс уже продолжался мин сорок, когда мы услышали несколько раз повторившийся плеск воды, как если б что-то в нее погружалось. Около часу спустя Джой сказал: «Теперь можете войти; мы пали вам доказательство особого рода и сделали, что могли. Не знаю только, угодили ли на вас?»
   Войдя в кабинет, я заметил, что медиум был связан точно так, как в начале сеанса, и что в ведре с холодной водой плавали две формы. Эти несколько помятые формы были, очевидно, формами правой ноги. М-р Вашер с помощью д-ра Блэка наполнил их гипсом, и из этих отливков явствовало, что обе формы были сняты с одной ноги. Ткань кожи отчетливо отпечаталась на внутренней стороне форм. Д-р Блэк намеревался сравнить эти отливки с ногами медиума, с которыми, по некоторой гипотезе, они очень легко могут иметь сходство.
   Тесьму, связывавшую медиума, пришлось разрезать, так как развязать ее не было возможности. Я могу засвидетельствовать, что как положение медиума, так и всех бывших на нем завязок оказалось в конце сеанса совершенно таким же, как и в начале.
       Десмонд Фиц-Джеральд
   (член Общества Телеграфных Инженеров) в качестве представителя комиссии сеансов».
       Спустя несколько времени в «Spiritualist» (p. 300) появилась заметка под заглавием «Раздвоение человеческого тела. Парафиновая форма материализованной правой ноги, полученная на сеансе, бывшем 28 апреля 1876 года, при медиуме Эглинтоне, в то время, когда его правая нога, выставленная из кабинета, находилась в виду присутствующих в продолжение всего сеанса, оказалась, по тщательному исследованию д-ром Кэртером Блэком, точною формою ноги Эглинтона».
   Итак, в этом случае констатирован драгоценный факт раздвоения тела медиума — не зрением только, но абсолютным доказательством — пластическим воспроизведением всего раздвоенного органа. Факт этот не единственный, но в этом случае условия были превосходны, так как комитет, состоявший из высокообразованных лиц, еще до этого проделал целый ряд тщательных опытов, все при том же непременном условии, чтобы медиум или часть его тела постоянно была налицо, и вполне убедился, как в добросовестности Эглинтона, служившего медиумом на всех этих сеансах, так и в подлинности явлений. Раз осязаемое доказательство раздвоения нами приобретено, мы вправе утверждать, что когда материализованная фигура имеет поразительное сходство с медиумом как, напр., в случае Кэти Кинг, то это еще не доказывает чтобы в таких случаях это всегда был сам переодетый медиум, и, следовательно, Гартман ошибается, когда утверждает категорически: «За недостатком указанных доказательств следует всегда принимать явление за иллюзию, в основе которой сам медиум» (с. 130).
     III. Мы переходим теперь к третьему отделу: действующая фигура перед глазами, медиум уединен. Я остановлюсь на случае, которого Гартман не мог не знать, так как он помещен в «Psych. Studien», и который, вероятно, он и имел в виду, когда говорил о тех случаях, где медиум был заперт в клетку. Действительно, в опыте, о котором идет речь, произведенном м-ром Адшедом в Бельпере, в Англии, была употреблена нарочно заказанная им клетка, с целью запереть в нее медиума во время материализационных сеансов и таким образом разрешить окончательно вопрос: есть ли являющаяся фигура нечто иное, чем сам медиум?
   Вопрос этот был решен в утвердительном смысле. Медиума, мисс Вуд, заперли в клетку, дверь которой была завинчена. План комнаты и кабинета, подле которого находилась клетка, помещен на S. 296 «Psych. Studien» 1878 года. При этих условиях появилась сперва фигура женщины, известной под именем Мэгги, а потом — мужчины, по имени Бенни; обе они выступали из кабинет (S. 349,354 и 451); затем те же фигуры материализовались и дематериализовались в виду присутствующих на сеансе, и, наконец, эти же фигуры, на глазах тех же лиц, занялись, каждая в свою очередь, произведением парафиновой формы с ноги. Все это, по мнению д-ра Гартмана, объясняется очень просто: в первом действии это сам медиум в одеянии галлюцинаторном, или принесенном нервной силой, проходит сквозь клетку, взад и вперед, без всякого затруднения; в итоге: полугаллюцинация. Во втором акте — полная галлюцинация фигуры и ее одежды. В третьем акте это опять полугаллюцинация, ибо формы получались и остались; следовательно, действовал сам медиум («Спиритизм», с. 112). Но здесь возникает затруднение, на которое Гартман не пожелал обратить внимания: состоит оно в том, что обе помянутые фигуры произвели форму левой ноги, так что получились две формы левой ноги, строение и величина которых оказались различными. Вот в этой-то частности и заключается вся сила доказательства! Если даже и предположить, что в этом случае вовсе не было клетки (а для этого опыта она даже была приотворена), то доказательство остается в силе и состоит не в заключении медиума, а в различии полученных форм, и Гартман не мог не знать этого, как видно из следующего, приводимого мною здесь целиком места:
   «Мэгги первая приступила к опыту. Выйдя из кабинета, она прямо подошла к м-ру Смэдлею и положила руку за спинку его стула. На вопрос, нужен ли ей стул, она утвердительно кивнула головой. М-р Смэдлей встал и поставил свой стул перед ведрами, усевшись на нем, Мэгги подобрала свое длинное платье и стала погружать левую ногу поочередно то в парафин, то в холодную воду, продолжая это до тех пор, пока форма не была готова. Вся фигура была так закутана, что мы не могли различить, о именно перед нами. Судя по живости ее движений то заметил: «Это Бэнни!», но фигура положила свою руку на руку Смэдлея, как бы говоря: «Посмотри, кто это!» — «Это Мэгги, — сказал Смэдлей, — она подала мне маленькую ручку». Когда слой парафина достиг известной толщины, Мэгги положила свою левую ногу на правое колено и продержала ее в этом положении минуты две. Затем, сняв форму, она подняла ее кверху и постучала по ней, так что все присутствующие ее видели и слышали стук. Я попросил, чтобы форму отдали мне и, получив ее, спрятал в надежное место. Между тем Мэгги хотела продолжать то же самое с правой ногой, но после двух или трех попыток, у ней, вероятно, не хватило силы, и она ушла в кабинет, откуда более не возвращалась. Парафин, приставший к правой ноге, был потом найден на полу кабинета.
   После того вышел Бенни. Сделав общий поклон, он положил свою большую руку на голову м-ра Смэдлея как он имел обыкновение это делать. Взяв предложенный ему стул, он сел перед ведрами и, подобно Мэгги, но несравненно быстрее, стал погружать левую ногу попеременно то в одно, то в другое ведро. Быстрота и точность его движений напоминали работу маленького паровика, как весьма удачно выразился один из присутствующих.
   Чтобы дать читателям понятие о тех благоприятных для наблюдения условиях, в которых находились присутствующие на этом сеансе, скажу, что, пока Бенни занимался изготовлением формы, м-р Смэдлей сидел так близко от него с правой стороны, что Бенни легко мог класть руку ему на голову и гладить его по лицу, что он и делал. Я сидел налево от Бенни, и тоже так близко, что, когда форма была готова, взял ее, не вставая с места; остальные присутствовавшие, занимавшие стулья переднего ряда, были на расстоянии не более трех футов от ведер.
   Весь процесс, начиная с первого погружения ноги в парафин и кончая получением готовой формы, был отлично виден всем, и факт этот для нас так же несомненен, как несомненно сияние солнца или падение снега. Если бы у кого-нибудь из присутствующих оставалось еще в уме подозрение, что медиум как-нибудь изловчился дать нам форму с своей собственной маленькой ноги, то всякое сомнение должно было исчезнуть, когда Бенни на наших глазах снял форму с своей ноги и отдал мне, причем я невольно воскликнул: «Какая разница!»
   Окончив изготовление форм, Бенни поставил стул на место и обошел присутствующих, пожимая им руки и разговаривая с ними. После чего, вспомнив, что по его просьбе дверь у клетки оставалась немного приотворенной, он захотел доказать, что, несмотря на это обстоятельство, медиум не принимал личного участия в этих явлениях. Подойдя с этой целью к клетке, он запер дверь и плотно придвинул к ней стол; потом, взяв обеими руками мою руку, он сильно прижал ее к столу, выражая этим желание, чтобы я не позволял его сдвинуть, что я и исполнил. Нагнувшись, он поставил под стол музыкальный ящик ребром таким образом, что одним концом он упирался в дверь клетки, а другим — об пол; если бы дверь отворилась, ящик должен был неминуемо опрокинуться. Проделав все это, Бенни простился с нами и исчез.
   Мне остается засвидетельствовать, что стол нисколько не был сдвинут и что по окончании сеанса музыкальный ящик по-прежнему упирался в дверь клетки, где привязанный к стулу медиум еще продолжал быть в трансе. Из чего следует, что упомянутые парафиновые формы были получены нами при столь же доказательных условиях, как если бы дверь клетки оставалась завинченной. Но даже если допустить, что опыт с клеткой не достаточно доказателен, тем не менее получились некоторые результаты, объяснить которые естественным путем не легко. Во-первых, по обыкновению у человека бывает одна левая нога, а не две, формы же, нами полученные, были с двух левых ног, различных как по величине, так и по строению: при измерении ноги Бенни оказалось, что длина ее равнялась девяти дюймам, а ширина — четырем; нога же Мэгги имела в длину восемь дюймов, а в ширину — два с четвертью. Затем, кабинет находился под таким строгим надзором, что проникнуть туда незаметно было положительно невозможно. Итак, я спрашиваю, если формы, о которых идет речь, не были сняты с ног медиума, а это, кажется, доказано несомненно, то с чьих же ног они сняты?» («Psych. Studien» декабрь, 1878, S. 545-548; «Medium», 1877, p. 195.)
   А между тем д-р Гартман не стесняясь утверждает: «Все подобные рассказы, направленные к тому, чтобы доказать реальность явления, имеют тот недостаток, что они перепрыгивают через вопрос о тождественности явления и медиума, опираясь на связывание или запирание последнего» («Спиритизм», с. 89).
   Желая выяснить насколько можно основательнее происхождение форм, о которых сейчас была речь, и степень различия между ними, я обратился к г. Адшеду с просьбой заказать для меня фотографии этих форм, если бы они до сих пор оказались у него в целости. Г. Адшед любезно исполнил мою просьбу и прислал мне две фотографии, сделанные Шмидтом в Бельпере, изображавшие формы в двух видах: сбоку и сверху. Достаточно одного взгляда на эти фотографии, чтобы убедиться в значительной разнице обеих форм. Но, чтобы иметь о них еще более точные понятия, я попросил г. Адшеда пожертвовать формами, чтобы получить гипсовые отливки и затем заказать для меня фотографии с них и прислать их мне вместе с точными измерениями отливков. Г. Адшед исполнил и эту просьбу с величайшей любезностью. При наложении фотографии одного отливка на фотографию другого легко видеть разницу в величине и форме ног. Измерения же отливков дали следующие цифры. Нога Мэгги: окружность ступни — 19 1/8 дюйма, длина — 8 дюймов, объем в ширину, в основании маленького пальца, -7 1/2 дюйма. Нога Бенни: окружность ступни — 24 1/4 дюйма, длина — 9 дюймов, объем ноги в ширину, в основании маленького пальца, — 9 1/2 дюйма.
   IV. Мы переходим наконец к последней рубрике: действующая фигура и медиум находятся одновременно па глазах присутствующих. Приведу несколько мест из сообщения г. Аштона, прочитанного в Нью-Кестле 19 сентября 1877 года и напечатанного затем в лондонском «Medium and Daybreak» от 5 декабря 1877 года, р. 626:
   «Мне привелось быть свидетелем весьма замечательных явлений, происходивших в присутствии медиума, мисс Ферлэм, и я желаю сообщить вам здесь то, что произошло на сеансе в воскресенье 8 апреля этого года, состоявшемся в помещении нашего общества. Кроме медиума присутствовали — дама и семь мужчин.
   По приходе мисс Ферлэм в комнату для сеанса внесли два ведра — одно с растопленным парафином, другое с чистой холодной водой и поставили на расстоянии двух футов перед кабинетом. Кабинет состоял из зеленой шерстяной занавески, собранной и прибитой в одном месте к стене; спускаясь оттуда на полукруглый железный прут, да представляла подобие палатки. После тщательного осмотра кабинета и ведер медиума попросили занять место в кабинете. Видя в числе других незнакомую ей личность, мисс Ферлэм просила обставить все таким образом, чтобы условия, в которых она будет находиться, отстраняли от нее всякие подозрения. Все известные способы уединения медиума (как-то: связывание веревкой или тесьмой, припечатывание узлов, сажание в мешок или в клетку и т.п.) не могли быть признаны вполне надежными мерами, после того как сеансы для физических явлений доказали несостоятельность материальных преград для действующих тут сил; а так как все присутствующие вполне доверяли мисс Ферлэм и ее невидимым руководителям, то всякие подобные меры были признаны излишними, за что мы и были вполне вознаграждены.
   После того как мы некоторое время пели, занавеска стала потихоньку раздвигаться и из кабинета выглянула голова черноокого, смуглого мужчины с черными или темно-каштановыми усами и бородой (у медиума белокурые волосы и светло-голубые глаза). Голова и плечи то появлялись, то скрывались, точно фигура желала испытать, до какой степени она способна переносить свет; затем занавеска вдруг распахнулась и перед нами явилась вполне материализованная фигура мужчины. Одет он был в обыкновенную рубашку из полосатой фланели и белые коленкоровые панталоны, а голова была обвита платком или чем-то вроде шали. В этом и состоял весь его костюм. Ворот и рукава рубашки были застегнуты. Он показался мне росту в пять или шесть футов, худощавого, но крепкого сложения и вообще производил впечатление очень ловкого и подвижного малого. Проделав несколько сильных движений руками, точно желая придать более гибкости, он пошел за занавеску прибавить свету. !!!!!Газ проведен таким образом, что пламя можно было регулировать из кабинета и вне его. Появившись снова он стал делать другие гимнастические движения и опять ушел за занавеску еще прибавить свету и вернулся оттудя полный силы и энергии. Проделав еще несколько гимнастических упражнений, он стал приготовляться к производству форм. Нагнувшись к ведрам, он перенес их подальше от кабинета и ближе к зрителям…
   Взяв стул, стоявший около м-ра Армстронга, он отнес его к кабинету и поставил так, что спинкой раздвинул обе половины занавески дюймов на двадцать, причем медиум стал видим для троих из числа присутствующих. Тогда он сел на стул и принялся за процедуру делания парафиновой формы со своей ноги. Таким образом, материализованная фигура и медиум просидели перед зрителями около пятнадцати минут при более чем достаточном освещении» («Medium» от 5 октября 1877 года, р. 626).
   Насколько я понимаю, совокупность приведенных под этой рубрикой фактов представляет нам абсолютное доказательство реальной объективности материализации; а так как я имею отвечать Гартману, то я в особенности настаиваю на том принципе, на котором это доказательство основывается, т.е. если подлинность факта получения парафиновой формы с материализованного органа удостоверена, то этот факт служит абсолютным доказательством, что явление материализации не есть галлюцинация. Если Гартман с этим не согласен, то мы выслушаем его возражение с величайшим интересом. Должен быть опровергнут не какой-нибудь данный опыт, но самый принцип.
   д) Я перехожу теперь к доказательству реальной объективности явления материализации посредством фотографии. Если бы фотография была еще неизвестна, то приведенные мною до сих пор доказательства представили бы все, что только возможно желать для констатирования явления, о котором идет речь; можно поэтому сказать, что фотография является теперь в ряду представляемых доказательств уже роскошью; по достоинству своему она далеко не может соперничать с формами и отливками, которые представляют нам точное воспроизведение целого материализованного органа, между тем как фотография дает только изображение одной из его поверхностей. Я удивляюсь, что Гартман находит абсолютное доказательство помянутого явления только в фотографии; он мог видеть в «Psych. Studien», что способ констатирования этого явления посредством снятия парафиновых форм уже существовал; и подобно тому, как он для фотографии потребовал некоторых условий, чтобы дать этому способу доказательства полную достоверность, он мог бы точно так же и относительно опытов с парафиновыми формами указать на те условия, которые, по его мнению, абсолютно необходимы, чтобы доказательство этого рода было вполне бесспорным. Как бы то ни было, Гартман находит это абсолютное доказательство не в снятии форм, а в фотографии, и именно от нее требует его. Поэтому мы и займемся им.
   Здесь на первом месте я позволю себе заметить, что требование подобного доказательства представляется мне со стороны Гартмана логической непоследовательностью. Это требование не находится в согласии с теми гипотезами, которые он уже пустил в ход для объяснения других пребывающих результатов, вызванных медиумическими явлениями того же рода. Если для отпечатков, произведенных материализованными органами на каком-нибудь веществе, он мог решиться предложить гипотезу, что эти отпечатки не что иное, как «динамические действия медиумической, нервной силы», то он должен был на основании той же логики идти далее и утверждать, что даже фотография материализованного тела не доказывает реального, объективного существования этого тела, — что она есть только результат «нервной силы, действующей на расстоянии». Не надо забывать, что эта нервная медиумическая сила есть, по Гартману, сила физическая, подобно свету или теплу, и что, следовательно, объектив фотографического снаряда мог бы направить на чувствительную пластинку лучи этой силы; что же касается до их химического действия, необходимого фотографии, то г. Гартман не должен бы, казалось, нисколько затрудняться признать и это действие. Вспомним также, что нервная сила одарена, по Гартману, чудесною способностью производить всякого рода отпечатки, смотря по фантазии медиума; следовательно, и в фотографии «распределение линейных сил» было бы произведено «фантастическим представлением сомнамбулического сознания медиума», причем «эта система линейных сил была бы направлена только на требуемую для отпечатка поверхность», т. е. на чувствительную пластинку; и это могло бы быть произведено или непосредственным действием на негатив, или образованием перед объективом «динамического аналога какой-либо поверхности без находящегося позади нее тела» — как г. Гартману угодно допустить это для отпечатков. Но не мне развивать здесь эту гипотезу, после того как я доказал, сколь мне кажется, всю ее несостоятельность, когда речь шла об отпечатках. Я утверждаю только, что если галлюцинация может, по мнению г. Гартмана, производить с помощью нервной силы какие бы то ни было пребывающие отпечатки, соответствующие этой галлюцинации «без всякого присутствия какой-либо органической формы в материальном образе» (с. 64), — то эта самая галлюцинация могла бы при помощи нервной силы произвести также и на фотографическом негативе пребывающий отпечаток, соответствующий форме этой галлюцинации, нисколько не доказывая присутствия находящегося позади нее тела. Раз первое предположение будет допущено, второе является только его естественным развитием и отрицание его с логической точки зрения не имело бы достаточного основания. Таким образом, фотография материализованной формы, требуемая Гартманом как абсолютное доказательство этого явления, была бы, согласно его собственной гипотезе, не что иное, как нервно-динамография.
   Основываясь на этой аргументации, я мог бы возле жаться от представления доказательств посредством фотографии. Но так как сам Гартман не решился идти так далеко в своей гипотезе нервной силы и ему угодно видеть Фотографии неоспоримое доказательство явления материализации, то мы и перейдем теперь к этим доказательствам.
   Условие sine qua поп, требуемое Гартманом, состоит в том, чтобы фотография изображала на одной и той же пластинке материализованную фигуру вместе с медиумом. Это доказательство было бы легко и давно представлено, если бы физические условия тому не препятствовали Известно, что фотография требует яркого света; явление же материализации требует, напротив, темноты или слабого света. Ни медиум, ни материализованная форма не выносят действия света, поэтому, чтобы легче получить это явление и наблюдать его хотя бы при слабом свете, приходилось уединять медиума в совершенно темное помещение — обыкновенно за занавеску или в шкаф (в кабинет), построенный с этой специальной целью; причем свет в комнате более или менее убавляется, смотря по степени развития и силы материализации, происходящей в темном помещении и имеющей потом явиться при таком свете, какой она в состоянии вынести. При необходимости подчиниться таким условиям для получения явления приходилось весьма естественно принимать всякие меры против обмана, вольного и невольного, со стороны медиума, и вот перед нами бесконечный ряд мер предосторожностей, принимаемых против медиума, чтобы лишить его всякой возможности подделать явление; таким образом, мы неизбежно очутились перед вопросом о запирании медиума, годность которого для подобных наблюдений Гартман признавать не хочет, основываясь на следующей аргументации: «Верно то, что если допустить У медиумов способность проницать сквозь вещество, то нужно не материальное запирание или связывание медиков, а совсем другие средства для того, чтобы доказать тождественность медиума с явлением» (с. 111). Прежде чем перейти к этим «совсем другим средствам», требуемым Гартманом для доказательства этого явления, не могу не остановиться на такой его аргументации.
   Подобно тому как я протестовал против этой аргументации, когда речь шла о приносах, точно так же здесь я должен протестовать по поводу запирания ил связывания медиума. Что значит в устах Гартмана фраза: «Если раз допустить у медиумов способность проникать сквозь вещество»? Кто допускает? Надо полагать, что это сам г. Гартман, так как он в своих объяснениях опирается на это. Как он условно допустил все прочие физические явления медиумизма, чтоб объяснить их по-своему, т.е. способом естественным, так он допускает, одинаково условно, те явления, которые спириты объясняют проникновением материи; но раз он их допускает он обязан представить и для этих явлений естественное объяснение. Ибо я не перестану повторять, что Гартман взялся за перо, чтобы доказать, что в спиритизме нет ничего сверхъестественного — «нет ни малейшего повода для переступания естественных объяснений» (с. 133), и чтоб научить спиритов, каким образом надо «обходиться естественными причинами» (с. 147). И вот для явлений так называемого проникновения материи, он не дает никакого объяснения. Следовательно, он допускает их как таковые, как явления трансцендентальные, и раз он сделал эту уступку для одного только рода явлений, вся его натуралистическая система рушится. Этот пункт гораздо важнее, чем кажется, и я удивляюсь, что критика не воспользовалась им для победы. Ибо тут именно ахиллесова пята всей тщательно выработанной теории г. Гартмана, и достаточно одного удара по этому уязвимому месту, чтобы опрокинуть всю его систему.
   Итак, если Гартман хочет оставаться верным своему исходному пункту, то он не имеет права допустить в своей теории спиритизма никакого объяснения спиритических явлений на основании принципа проникновения материи. Для него веревка есть веревка и клетка есть клетка; и, когда медиум хорошо привязан за шею веревкой с припечатанными узлами или хорошо заперт в клетку, -это такие условия, которые Гартман должен признать вполне достаточными для обеспечения «материального запирания медиума». Допустить, что медиум может пройти сквозь завязки, которыми он завязан, сквозь мешок или клетку и вернуться в эти завязки и в эту клетку, проходя сквозь них, это значит допустить факт трансцендентальный, чего Гартман не может сделать, не переступая сам известных методологических основ, — в чем именно он обвиняет спиритов.
   И г. Гартман не имеет права сваливать грех подобного утверждения на головы спиритов. Мало ли что спириты утверждают: для некоторых явлений они допускают вмешательство «духов», для других — материализацию, хотя и временную, но реальную и объективную, для третьих, наконец, — проникновение материи. А г. Гартман взялся за перо именно для того, чтобы научить их, как надо рассуждать, не выходя из границ естественных объяснений, и чтобы показать им, что нет ни «духов», ни материализации, ни проникновения материи. Но раз он вместе со спиритами допускает последнюю гипотезу, он кладет оружие.
   Всего удивительнее, что Гартман мог допустить такую нелепость (будто человек может входить и выходить сквозь запертую клетку как ни в чем не бывало), когда ему даже не было никакой необходимости делать подобную уступку, имея в своем распоряжении для всех трудных случаев готовое объяснение посредством галлюцинации.
   Прежде чем идти далее, мне следовало бы указать г-ну Гартману, что даже и при допущении принципа проникновения материи, есть все-таки средства для абсолютного убеждения в присутствии медиума позади занавески (напр., связав его гальваническим током или даже простой тесьмой, концы которой в руках одного из присутствующих; или когда волосы медиума — как бывало с мисс Кук — пропущены сквозь маленькое отверстие в кабинете и остаются на виду присутствующих; см. «Spiritualist», 1873, р. 133 и пр. и пр.); но будет излишне останавливаться на этих подробностях, ибо, как я только сказал, раз присутствие медиума в кабинете положительно доказано — пускается в ход галлюцинация.
   Наконец, я мог бы еще сказать, что, к счастью, явления материализации достигли мало-помалу такого развития, что завязки вышли совершенно из употребления, а секвестрация медиума сделалась только временным или второстепенным условием, так как процесс материализации или дематериализации уже довольно часто происходит в присутствии медиума и зрителей или, если медиум уединен, то на глазах самих зрителей. Но будет бесполезно приводить и это высшее доказательство, ибо для г-на Гартмана именно глаза-то и не годятся никуда для констатирования явления. Поэтому нам остается только вернуться к нашему предмету и искать «других средств», чтобы восстановить значение коллективного свидетельства человеческих чувств, столь неожиданно сведенного г. Гартманом к нулю.
   Доказательства явления материализации посредством фотографии могут быть подведены относительно условий, при которых они получаются, под следующие пять рубрик.
       I. Медиум на виду — материализованная фигура невидима для обыкновенного зрения, но проявляется на фотографической пластинке.
   П. Медиум невидим — фигура видима и фотографирована.
   III. Медиум и фигура видимы — фигура одна фотографирована.
   IV. Медиум и фигура видимы и оба одновременно фотографированы.
   V. Медиум и фигура невидимы — фотография получается в темноте.
       I. В первой рубрике объективное доказательство материализации получается посредством трансцендентальной фотографии. Кажется, будет логично предположить, что если подобного рода фотография может изобразить различные материальные формы, недоступные для наших обыкновенных чувств, то эта же самая фотография тем более может изобразить ту форму, которая при некоторых условиях достигает степени, материальности, доступной для наших внешних чувств, хотя в момент фотографирования это чувственное восприятие и не имело бы места; или, другими словами, мы имеем право предположить, что та фигура, которая является на сеансах в материализованной форме, может и должна также явиться путем трансцендентальной фотографии. Если полученная фотография будет соответствовать материализованной фигуре, наблюдавшейся на сеансах и неоднократно для этого описанной, то не может быть более речи о галлюцинации. Случаи этого рода довольно обыкновенны. Медиумы для материализации нередко получали трансцендентальные фотографии своих невидимых руководителей, т.е. тех фигур, которые обыкновенно материализуются на их сеансах. Я остановлюсь только на нескольких примерах и начну с классической фигуры Кэти Кинг, материализованная форма которой, являвшаяся через посредничество мисс Кук, была фотографирована несколько раз г. Гаррисоном при магнезиальном свете, а потом г. Круксом — при электрическом. Тип этой самой фигуры был воспроизведен и в трансцендентальной фотографии у г. Паркса, медиума для подобного рода фотографий, о котором мы уже говорили выше (с. 54), и с тою особенностью, что он получает свои фотографии при магнезиальном свете. Вот как свидетельствует об этом факте г. Гаррисон, весьма сведущий по части фотографической техники вообще и спиритической фотографии в частности: «Что касается меня лично, то я не мог признать ни одной из фигур, появлявшихся на пластинках г. Паркса, но, насколько было возможно, я видоизменял условия. Без ведома г. Паркса я написал м-с Корнер (бывшей Флоренс Кук), жившей по соседству, и просил ее, чтобы она после полудня зашла к Парксу для сеанса спиритической фотографии; я имел в виду, что внезапное участие такого сильного и благонадежного медиума должно изменить характер получаемых изображений, чего не будет, если они наперед приготовлены на транспарантах. Несколько часов спустя по получении моего письма м-с Корнер посетиa г. и г-жу Парке, которые ее не знали; ей пришлось объяснить им, кто она и для чего пришла. М-с Паркс тотчас же сказала: «О, пойдемте вниз и тотчас же снимитесь: мы должны получить что-нибудь хорошее!» Четверть часа спустя после условленного времени явился и я; г. Парке вошел в комнату с только что проявленным негативом, на котором рядом с м-с Кронер находилось ясное изображение знаменитой Кэти в ее обыкновенном белом одеянии. Это служит отличным доказательством честности фотографа, ибо, как уже сказано, м-с Кронер совершенно неожиданно для Паркса пришла к нему всего за несколько минут до меня» (см. «Спиритуалист», 1875 т. 1,с. 162).
   И удивительно в этой фотографии то, что она более походит на фотографии материализованной Кэти, которые Гаррисон снимал также при магнезиальном свете, чем на фотографии, снятые Круксом при электрическом. Я имею экземпляр этой фотографии, которую в 1886 году подарила мне м-с Кук, мать медиума. Она очень напоминает фигуру и позу Кэти на изображении, помещенном в «Спиритуалисте», 1873, с. 200.
   Для второго примера я беру материализованные фигуры, не принадлежащие к европейской расе и обладающие вследствие того столь характерным типом, что не трудно убедиться в их тождественности. На материализационных сеансах мисс Вуд и мисс Ферлэм, медиумов из Нью-Кестля, появлялись между прочими две маленькие чернокожие фигурки, известные под именами Покка и Сиссей. В сообщениях, получавшихся от их имени, они заявляли себя принадлежащими к расе чернокожих. Присутствовавшие на сеансах ясновидящие медиумы утверждали то же самое. И вот на фотографиях, снятых с этих медиумов Гудзоном в Лондоне, видно: на одной, возле мисс Вуд, черная фигура Покка, обыкновенно материализующаяся на ее сеансах, а на фотографии мисс Ферлэм видна черная фигура Сиссей (см. «Medium and Daybreak», 1875, p. 346).
   На фотографии, экземпляр которой имеется у меня; сняты вместе мисс Ферлэм и мисс Вуд, и на полу, около мисс Вуд, сидит чернокожая фигура в белой одежде, это Покка: ее черное лицо открыто, а неевропейский тип ее сразу бросается в глаза. На другой фотографии, также имеющейся у меня, подле мисс Ферлэм, как бы в воздухе, видна фигура в белом, с черным лицом, это Сиссей. На этих фотографиях — трансцендентальных — фигуры эти представляются именно в том виде, как они являлись множеству лиц, присутствовавших при их материализации Подтверждающие этот факт свидетельства я приведу дальше, когда буду говорить о прямом фотографировании этих самых материализованных фигур.
   В этих случаях мы имеем условия, требуемые д-ром Гартманом: медиум и материализующаяся на сеансах фигура сняты на одной фотографии, но только трансцендентальной. Теперь, в виде исключения, приведу случай, в котором позировал не медиум, а г. Реймерс, так как интересно проследить одно и то же проявление в различных видах его объективации. Мы знакомы уже с фигурой Берти, появлявшейся на сеансах г. Реймерса даже при разных медиумах и в реальности которой он вполне убедился, получив сперва оттиски ее руки в муке и затем форму той же руки, отливок которой изображен на упомянутой выше фототипии. Когда г. Реймерс находился однажды у трансмедиума (м-с Вудфорд), Берти не замедлила появиться и на просьбу Реймерса о фотографии отвечала: «Хорошо, я надеюсь, что это удастся; ступай завтра к Гудзону, и, быть может, мне дозволено будет исполнить твое желание». На следующий день г. Реймерс отправился к Гудзону. «Я сам вычистил пластинки, — говорит он, -и не выпускал их из виду до вставки в камеру». На первой пластинке появилась в воздухе, налево от г. Реймерса, фигура с женским en trois quarts лицом, обращенным в его сторону. Голова ее покрыта шарфом или вуалем, образующим конусообразную шапочку и спускающимся шлейфом вниз. Ни на одной из гудзоновских фотографий я не видал подобного головного убора. Драпировка бюста с одной стороны опускается до земли, а с другой приподнята до подбородка, как бы придерживаемая снизу скрытой под нею рукой. Туловища не видать. При второй выставке, тотчас после первой, появилась на пластинке таже фигура в воздухе с лицом, также обращенным к г. Реймерсу, но только с правой стороны.
   Что это та же самая фигура — в этом не может быть со мнения, но так как она явилась с другой стороны, то все в ней изменилось: положение фигуры ниже, чем когда она была слева, и ближе к г. Реймерсу; то же лицо, но в профиль, тот же головной убор, но складки падают иначе; та же драпировка почти до земли, но с другой стороны; правая рука, приподнимавшая ее до подбородка опустилась ниже груди, где продолжает ее придерживать. Реймерс описал этот опыт в «Psych. Stud.» (1877 S. 222); но я даю эти подробности по двум фотографиям! присланным им мне. В письме ко мне от 15 мая 1876 года г. Реймерс объясняет, почему он с первого раза не нашел полного сходства: «Мне редко удавалось видеть лицо совершенно ясно, и я долго пребывал в сомнении, пока наконец не убедился теперь, что это та же личность, наружный вид которой меняется, смотря по условиям. Чрезвычайная подвижность фигуры и кратковременность ее появления не позволяли мне хорошо запомнить черты ее лица, но теперь она часто появляется точь-в-точь такая, как на прилагаемых фотографиях, в головном уборе времен Елизаветы. Вчера она появилась в целом облаке газа и поднялась вверх, как на фотографии».
   Я должен здесь прибавить, что объективность материализации Берти подтверждается и опытами трансцендентальной фотографии, произведенными г. Реймерсом в собственном доме с тем самым медиумом, который обыкновенно служил для этой материализации, причем все фотографические манипуляции были проделаны самим г. Реймерсом. Вот его слова:
   «Будучи в Бристоле, я посетил м-ра Битти, достигшего, как известно, в этой области столь замечательных результатов, и встретил у него г. Аксакова, также занимавшегося исследованием этих фотографий. Доставши все нужные приборы, я принялся за дело и в скором времен был в состоянии сам делать снимки. Познакомившись с разными способами подделки, я решил буквально все проделать сам — от начала до конца, так чтобы всякая возожность обмана была положительно исключена. Даже и фон я устроил сам, так как слышал, что фигура, нарисованная на фоне каким-то химическим составом — не заметным для глаза — может быть воспроизведена фотографией. Приготовившись таким образом, я усадил в своей комнате группу, в которой участвовал и медиум, и не спускал с нее глаз во все время съемки. На первых шести выставках никого, кроме нас, не вышло, но на семи последующих проявилась та самая фигура, которую мы видели бесчисленное число раз. Замечательно, что во время этих сеансов г-жа Л. (ясновидящая) часто говорила мне: «Я вижу белое облако над вашим плечом, теперь ясно вижу; судя по вашему описанию, это должна быть наша Берти», и действительно, на всех фотографиях над моим левым плечом показывается голова» («Psych. Stud.» 1884, S. 546).
   Далее мы увидим, как г. Реймерс получил фотографию этой самой фигуры в полной темноте.
   II. Теперь мы перейдем к обыкновенной фотографии тех самых материализованных фигур, изображения которых были перед этим получены трансцендентальным путем, только при обратных условиях — медиума не видать, а фигура видна и фотографирована.
   В этом разделе я приведу два примера. Первый описан в «Medium and Daybreak» в 1875 году, на р. 657, м-ром Баркасом, человеком положительной науки, а по специальности своей геологом. Живет он в Нью-Кестле на Тайне и от времени до времени читает там лекции по астрономии, геологии, оптике и физиологии. Вот выдержка из его статьи:
   «В пятницу 20 февраля 1875 года я был приглашен в один частный дом в Нью-Кестле на опыты фотографирования материализованных фигур. На сеансе 6 февраля был сделан опыт и получилась фотография маленькой закутанной фигуры. В обоих сеансах фотографом был м-р Лооз. Первая снятая фотография известна под N 1, а негативы, полученные в моем присутствии, известны под N 2, 3 и 4. В восемь часов 20 февраля мы собрались большой гостиной. Присутствовали: две молодые девушки в качестве медиумов, четыре дамы, четырнадцать человек мужчин и два фотографа, м-р Лооз и его сын. Лооз не спиритуалист; он никогда не занимался исследованием этого предмета и до пятницы 6 февраля, когда он снял первую фотографию, он никогда не видал подобных явлений. В отгороженном ширмами углу гостиной, направо от камина, положили на пол две подушки для медиумов, которые, одетые в темные платья и пальто, вошли за ширмы в 8 ч 27 мин. Камин и находившееся над ним зеркало завесили темно-зеленым сукном, которое должно было служить фоном для фотографий. Перед камином в двух с половиной футах от прохода за ширмы, стоял стул. Лампочку с магнием поставили на маленький круглый столик около ширм, а подле, на стуле, поместился старший Лооз, чтобы зажигать магний, когда это понадобится. На середину комнаты выдвинули фортепиано и установили его приблизительно футах в десяти от камина. На фортепиано поставили фотографическую камеру, и фокус был взят на пространство, находящееся между ширмами и стулом. К сукну, обтягивавшему камин, на расстоянии четырех футов от полу, прикололи три листа белой бумаги с целью точнее определить вышину имевших явиться фигур, как это видно на фотографиях. Участвовавшие в сеансе разместились рядами по обе стороны фортепиано, позади него и напротив входа за ширмы, откуда ожидалось появление фигур. Все участники составили цепь, свет же был настолько убавлен, что мы сидели почти в темноте. Так просидели мы около часа, занимаясь по временам пением народных мелодий. В 9 же ч 3 мин нам было сказано стуками, потом одним из медиумов в трансе, что надо прибавить свету в газовом рожке и зажечь спиртовую лампочку для того, чтобы несколько подготовить имеющую появиться фигуру к яркому магнезиальному свету, необходимому для фотографии. Спиртовая ламп, и газ были зажжены, и комната осветилась достаточно. В 9 ч 40 мин нам сказали держать пластинки наготове в ожидании фигуры. Как только все это было сделано и о том заявлено, одна из половинок ширмы отодвинулась и перед нами появилась маленькая женская фигура или, по крайней мере, живое маленькое существо, драпированнoe по-женски. Она встала у откинутой половинки ширм, против камеры. Магнезиальная проволока была немедленно зажжена. Яркий свет магния осветил всю фигуру. Широкое одеяние покрывало ее всю, за исключением лица и рук, которые были темно-коричневого, почти черного цвета, и одна рука темнее другой. Одеяние ее, казалось, состояло из обыкновенной кисеи, падавшей пышными складками до самого низа, нисколько не помятой и не запачканной. Лицо у нее было темно-коричневое, как у мулатов, глаза большие, тусклые, с тяжело поднимавшимися и опускавшимися веками, налитые кровью, как обыкновенно бывает у негров; нос большой, широкий и толстые ярко-красные губы. Лицо, по нашим английским понятиям, никак нельзя было назвать красивым. Оно выражало робость и удивление, охватывающие человека малообразованного и непривычного к обществу, когда он попадает в чуждую для него среду. Ее лицо под ярким светом магния было мне отлично видно, но фигура не могла выносить света и стала понемногу от него отворачиваться, почему на фотографии N 2 видна только незначительная часть лица, черты которого разобрать невозможно. Темные тени на платье происходят от складок в одежде, так как магний освещал фигуру сбоку. На всех фотографиях ноги как будто отсутствуют, а туловище и тело точно на подставке. Выставка продолжалась около десятки секунд. Когда фигура скрылась, нам было дано обещание, что она постарается явиться опять.
   Приготовив вторую пластинку, стали ожидать вторичного появления фигуры. В этот раз она смотрела на нас прямее, чем в первый, и лицо ее совершенно походило на описанное мною выше. Она, видимо, делала усилия, чтобы сохранить свою позу перед камерой, но мало-помалу стала отворачиваться от света, и фотография N 3 вышла точно так же неудачна. Выставка продолжалась двенадцать секунд. Мы стали упрашивать фигуру вернуться на место и держать лицо повернутым к камере. Она обещала исполнить наше желание с условием, чтобы присутствующие закрыли глаза и никто, кроме фотографов и его помощника, не смотрел на нее. Мы, конечно, согласились на ее условия. Опять стали приготовлять пластинку но раньше, чем все было готово, нам сказали, что один из медиумов, находясь в трансе, будет выведен и посажен на стул для того, чтобы поддержать силы фигуры во время фотографирования. Один из медиумов, завернутый в темный плащ, вышел, автоматически двигаясь, из-за ширм и сел на стул. Когда все было готово, маленькая фигура появилась снова и встала около медиума. Согласно данному обещанию, присутствующие закрыли глаза, и получилась фотография N 4. На ней видно неясное очертание лица, бесспорно похожего на то, которое я видел в продолжение первых двух выставок. Последняя длилась около четырнадцати секунд. Фигура и медиум скрылись за ширмы в 10 ч 25 мин. Напряжение медиумической силы было так велико, что прошло более часу, прежде чем медиумы пришли в нормальное состояние, жалуясь на сильное утомление.
   Неподдельность этих явлений впоследствии подтвердилась поразительным образом. Оба медиума были в Лондоне у Гудзона, не раз уже получавшего так называемые спиритические фотографии, и позировали у него для своих портретов и могущих притом явиться иных изображений. В результате получилась на одной из фотографий маленькая темная женская фигурка, лицо которой ясно видно и совершенно сходно с лицом фигуры, появившейся на только что описанном частном сеансе» («Medium and Daybreak», N 289, октября 15-го 1875, р. 657-658).
   Медиумы, служившие для этого опыта, были мисс Вуд и мисс Ферлэм, как заявляет о том м-р Баркас в своем сообщении на съезде английских спиритуалистов, бывшем в Лондоне в 1877 году; описывая тут этот самый опыт, oн заканчивает его следующими словами: «Мне могут возразить и, по-видимому, не без некоторого основания, что в том случае не было принято никаких мер предосторожности, т.е. медиумов не раздевали и не облекали в другое платье, не привязывали и по окончании сеанса не осматривали их платья. Все эти возражения совершенно справедливы, но, несмотря на отсутствие подобных предосторожностей, факт появления, несомненно, живой человеческой фигуры, по внешнему виду нисколько не похожей на медиумов, служит сам по себе достаточным доказательством, что эта фигура не была один из медиумов; а подвижное лицо ее со всеми признаками жизни явно доказывает, что это была не маска» («Spiritualist», 1877, N 234, февраля 16-го, р. 77).
   Я должен здесь заметить, что, по Гартману, когда явление не представляет никакого сходства с медиумом относительно «роста, внешности, цвета кожи и национальности, то в этом нельзя видеть трансфигурацию медиума, и тогда для объяснения этого явления приходится искать другие причины» (с. 113). Таков именно случай, о котором сейчас была речь, и, следовательно, явление маленькой негритянки должно, согласно понятиям г. Гартмана, быть рассматриваемо как галлюцинация. Но тем не менее это явление было фотографировано, и, следовательно, его негаллюцинаторный характер должен, согласно понятиям г. Гартмана, быть признан достаточно доказанным. Для второго опыта, о котором я буду говорить, мне послужит классическое явление Кэти Кинг. Она была фотографирована при магнезиальном свете 7 мая 1873 года г. Гаррисоном, издателем «Спиритуалиста», который, как знаток фотографического искусства, проделал сам все манипуляции. Подробное описание упомянутого опыта, первого в этом роде в летописях спиритизма, помещено г. Гаррисоном в «Спиритуалисте» на с. 200-201, вместе с гравюрой по этой фотографии. Я упомяну здесь только о необходимых для меня подробностях. Сеанс происходил при самых строгих условиях. Перед началом о м-с и мисс Корнер, присутствовавшие в качестве свидетелей, удалились вместе с медиумом, мисс Флоренс Кук, в ее спальню и там, раздев ее и тщательно обыскав надели на нее вместо платья, прямо на белье и на юбки темно-серый суконный ватерпруф и тотчас же привели её в сеансовую комнату, где г. Луксмор и связал ее руки тесьмой по запястьям. Узлы были осмотрены каждым из присутствующих и потом припечатаны печатью. Тогда мисс Кук была посажена в кабинет, также предварительно осмотренный. Г. Луксмор в особом письме свидетельствует, что он тщательно осмотрел весь кабинет в то время, когда м-с и мисс Корнер осматривали медиума. Если б тут было что спрятано, то он не мог бы не увидать этого. Тесемка от завязок была пропущена через медную скобку, укрепленную в полу, выведена из-под занавески наружу и крепко привязана к стулу в нескольких футах от кабинета, так что малейшее движение медиума было бы тотчас обнаружено… На узлы, завязываемые г. Луксмором, можно положиться: он моряк и знает это дело хорошо. Что касается кабинета, то это было не что иное, как небольшое пространство между углом комнаты с одной стороны и выступом камина с другой, отделенное занавеской; ни дверей, ни окон в этом углу не было, в чем я мог убедиться и лично, когда был на одном из сеансов в доме г. Кука, о котором скажу ниже… Как только медиум вступил в кабинет, он впал в транс, и через несколько минут Кэти выступила в комнату, одетая вся в белое, как бывало и прежде. В конце сеанса узлы, печати и завязки были тщательно осмотрены всеми присутствующими, найдены в целости и тогда только разрезаны. Завязки были настолько туги, что вокруг запястьев от них оставались заметные следы.
   При этих условиях было снято с Кэти четыре фотографии в продолжение сеанса. По мнению г. Гартмана, который обязался давать нам только естественные объяснения, был фотографирован не кто иной, как сам медиум. Но Гартман забывает, что в этом, по-видимому, простом опыте три акта, которые все должны быть объяснены естественными причинами. Первый акт состоит в том, ч медиум, по мнению Гартмана, вышел из завязок, которыми был связан, и затем снова в них очутился без всякого повреждения; тут, следовательно, факт проникновения материи, факт трансцендентальный, для которого Гартман не дает нам никакого естественного объяснения. Второй акт состоит в том, что медиум, одетый в темно-серый ватерпруф, через несколько минут явился в белом одеянии, с белым поясом и с белым вуалем; тут, следовательно, был, по Гартману, принос и исчезновение этого одеяния; это опять факт, хотя Гартманом и допускаемый, но тем не менее факт трансцендентальный, для которого опять-таки он не дает нам никакого объяснения. Третий акт состоит в появлении фигуры; этот акт Гартман объясняет нам посредством естественной причины, утверждая, что эта фигура — сам медиум. Итак, Гартман объясняет нам явление естественное с помощью двух явлений сверхъестественных. Едва ли какая-нибудь критика одобрит такой способ толкования. Поэтому с своей стороны я позволю себе утверждать, что, доколе Гартман не представит нам простого и естественного объяснения для первых двух актов данного опыта, дотоле его естественное объяснение третьего акта с точки зрения его собственной логики несостоятельно.
   Во время этого фотографического опыта произошел еще следующий любопытный факт: «К концу первой половины сеанса Кэти сказала, что ее сила уходит, что она просто тает. И действительно, проникший в кабинет свет разрушал, по-видимому, нижнюю часть фигуры, и она опустилась вниз так, что затылок касался пола, от тела же ничего не оставалось. Ее последние слова были, чтобы мы пели и сидели смирно несколько минут. Это было исполнено, и Кэти скоро явилась опять в том же виде, как прежде, вслед за тем была снята еще одна фотография. Луксмор с своей стороны свидетельствует, что «вскоре послe снятия одной из фотографий, Кэти, раздвинув занавеску, сказала, чтобы мы посмотрели на нее, причем оказалось, что все ее тело исчезло. Вид ее был самый странный: она как будто держалась только на шее, голова была у самого пола, белое же платье ее лежало на полу, под нею». Если бы фигура Кэти не была фотографирована на этом сеансе несколько раз, до и после этой дематериализации воочию, то Гартман, разумеется, воспользовался бы этим случаем, чтобы увидать в нем отличное подтверждение своей гипотезы, что явление Кэти было тут не что иное, как галлюцинация. Но так как Кэти была фотографирована, — значит, она не была галлюцинацией, а только ее дематериализация была временною галлюцинацией; таким образом, для одного и того же явления мы имеем два совершенно противоположных объяснения: в данный момент это медиум, в следующий момент это галлюцинация! Но кем же эта галлюцинация произведена? Самим медиумом! Итак, медиум, возвратившись в кабинет, имевший только тридцать семь дюймов в длину и двадцать один дюйм в ширину, в мгновение ока меняет свой туалет, облекается в свой суконный ватерпруф, входит в свои завязки, бросает свое белое платье на пол (платье реальное, так как оно было фотографировано) и над этим платьем заставляет видеть галлюцинацию своей головы! Где цели и смысл подобного дивертисмента? Вот настоящий случай для фотографии… Но это в далеком будущем.
   Мы имели в этих обеих рубриках два рода опытов, которые пополняли друг друга: фотография невидимой фигуры подтверждалась фотографией той же фигуры, становившейся видимой, и обратно. Таким образом, трансцендентальная фотография служила доказательством подлинности явления, воспроизводимого обыкновенной фотографией. Эти факты, достаточно убедительные по себе, не отвечают, однако, условиям, требуемым Гартманом, и мы перейдем теперь к рубрике, где встретимся с условиями, которые уже весьма удовлетворительны для обыкновенных смертных, но все еще не для д-ра Гартмана.
     III. Фотографирование материализованной фигуры в то время, когда фигура и медиум видимы одновременно.
   Здесь на первом месте нам представляется второй опыт Гаррисона, происходивший пять дней спустя после первого, т.е. 12 мая 1873 года, также при магнезиальном свете и на котором было снято четыре фотографии Кэти; все те же меры предосторожности были повторены, но с тем существенным дополнением, что в то время, когда Кэти была фотографирована, медиум был на виду. Вот заявление о том:
   «Мы, нижеподписавшиеся, желаем опять засвидетельствовать, что на сеансе мисс Кук, бывшем 11 мая, Кэти выходила из кабинета при тех же доказательных условиях обыскивания и завязывания медиума, как на сеансе 7 мая, но с тем добавлением, что мисс Корнер, сидевшая влево от кабинета под таким углом, что могла удобно видеть все происходившее внутри его, заявила, что видит одновременно мисс Кук и Кэти; положение же всех остальных присутствующих не позволяло им видеть происходившее внутри. Было бы, пожалуй, бесполезным делать вторичное заявление относительно наших фотографических опытов при тех же доказательных условиях, если б не прибавился тот факт, что мисс Кук и Кэти были видимы одновременно.
   Amelia Corner, 3, St. Thomas’s Square, Hackney.
   Caroline Corner, 3, St. Thomas’s Square, Hackney.
   J.C. Luxmore, 16, Gloucester Square, Hyde Pare.
   William H. Harrison. Chaucer Road, Herne Hill.
   G. R. Tapp, 18 Queen Margaret’s Grove, Mildmay Pare, London, N».
   («Спиритуалист», 1873, с. 117).
   По правде сказать, подобное же заявление могло бы быть сделано и относительно первого опыта г-м Луксмором, который точно так же сидел тогда возле самого кабинета, где находился медиум, так что, когда Кэти разжигала занавески и показывалась для фотографирования, Луксмор мог видеть медиума, и только его крайняя добросовестность не позволила ему заявить об этом, как это видно из нескольких слов его, произнесенных на митинге в октябре 1873 года на Гауер-стрит, когда речь зама об этом фотографическом сеансе (см. «Спиритуалист», 1873, с. 361).
   Самые же положительные фотографические доказательства, относящиеся к этой рубрике, без сомнения которые мы имеем в опытах г. Крукса. При внимательном их изучении нельзя не подивиться поверхностном отношению Гартмана к этим опытам, устанавливающим факт материализации вне всякого сомнения. Что может быть страннее следующих слов его: «К сожалению, Крукс в опытах с мисс Кук не сохранил той степени критической обдуманности, которую можно ожидать от научного исследователя; он считает достаточным гальваническое связывание медиума и не различал отдельной фигуры от трансфигурации, а также не принимал в расчет влияния передачи галлюцинаций и их значения по отношению к появлению воображаемой фигуры» (с. 22-23). Так как далее я уже не буду иметь случая говорить об этих опытах Крукса, значение которых Гартман старается умалить, то я должен сказать здесь о них несколько слов.
   Приведенные мною строки Гартмана содержат два обвинения против Крукса:
   1) Первая его ошибка состоит в том, что он считал связывание медиума гальваническим током вполне достаточным.
   2) Вторая его ошибка состоит в том, что он не сумел различить материализованной фигуры от трансфигурации медиума.
   Первое обвинение, для которого, очевидно, требуется представить какое-нибудь основание, поясняется Гартманом в следующей заметке: «Связывание посредством прикосновения к электродам, как употребляли его Крукс и Варлей при сеансах для физических явлений с г-жою Фай, может считаться достаточным обеспечением, но нельзя признавать таковым прикрепление к рукам, посредством резины, монет и мокрой бумаги, которые могут быть сдвинуты назад или наверх и не помешают медиуму выступить» («Psych. Studien» I, S. 341-346), S. 22.) Последние три строчки этой заметки относятся именно опытам Крукса и Варлея с мисс Кук, когда она была введена в гальванический ток. Итак, какими-нибудь тремя строчками Гартман думает опрокинуть все значение опытов, произведенных с величайшим тщанием двумя толь именитыми физиками, как Крукс и Варлей! Посмотрим же, насколько факты оправдывают Гартмана.
   Достаточно прочитать эти три строчки, чтобы убедиться, что Гартман не понял ли смысла, ни значения опыта, о котором идет речь. Для вполне ясного понимания постановки этого опыта, столь же важного, сколь и остроумного, я должен просить читателя познакомиться со всеми его подробностями в статье Варлея, напечатанной в «Psych. Studien» (1874, S. 341-349)1. Но для тех, которые не имеют этой возможности, я должен дать здесь вкратце его описание по возможности в словах самого Варлея.
   Чтоб разрешить вопрос, находится ли мисс Кук внутри кабинета в то время, когда Кэти находится вне его, г. Варлею2 пришла мысль пропустить слабый электрический ток через тело медиума в продолжение всего времени, покуда фигура находится на виду, а результаты наблюдать посредством указаний отражательного гальванометра, находящегося в комнате…
   «Опыт, о котором идет речь, происходил в доме мирового судьи Луксмора в Лондоне. Задняя гостиная была отделена от передней посредством тяжелой занавески и имела целью служить темным кабинетом. Комната была осмотрена до начала сеанса и затем двери в нее заперты. Передняя гостиная освещалась лампой за экраном. Гальванометр был поставлен на камин в расстоянии от десяти до одиннадцати футов от занавески. Присутствовали: Луксмор, г. Крукс, г-жа Крукс, г-жа Кук с дочерью, г. Тапп, г. Гаррисон и я (Варлей).
   Мисс Кук посадили в кресло в задней гостиной; два золотых с припаянными к ним платиновыми проволоками были прикреплены посредством резины к рукам медиума немного выше запястья. Между монетами и телом была положена тройная простилка из толстой белой пропускной бумаги, смоченной раствором азотно-кислого аммония. Платиновые проволоки были проведены вдоль рук до самых плеч и прикреплены к рукам тесемками, так что движение рук оставалось свободным. К каждой платиновой проволоке была прикреплена тонкая, обвитая бумажной ниткой, медная проволока, которая была выведена в переднюю гостиную, где находились присутствовавшие. Проволоки были соединены с двумя элементами Даниеля и проверочным кабельным аппаратом. Когда все было готово, занавески были опущены, медиум (мисс Кук) остался в темноте и слабый электрический ток проходил через его тело во все время сеанса… Ток протекал из обоих элементов через гальванометр, через элементы сопротивления, через мисс Кук и затем обратно к батарее».
   Прежде чем мисс Кук была введена в ток, при соединении золотых, образовавших полюсы батареи, гальванометр давал отклонение в 300 делений.
   После того как мисс Кук была введена в ток и когда золотые были прикреплены к ее рукам несколько выше запястья, гальванометр указал только 220 делений.
   Итак, тело медиума, введенного в ток, представляло сопротивление электрическому току, равное 80 делениям шкалы.
   Весь смысл этого опыта основан именно на сопротивлении, оказываемом телом медиума электрическому току.
   Малейшее изменение в месте нахождения полюсов батареи, прикрепленных к рукам мисс Кук эластическими повязками, неизбежно произвело бы изменение в величине сопротивления, представляемого телом медиума.
   При этих-то условиях фигура Кэти явилась несколько раз в разрезе занавески, несколько раз показала свои обе руки, обнаженные до локтя, спросила бумаги, карандаш и писала в виду присутствовавших.
   По мнению Гартмана, это было проделано самим медиумом, причем «монеты и мокрая бумага могли был сдвинуты назад или наверх и не помешать медиуму выступить» (с. 22).
   Если б монеты вместе с мокрой бумагой были сдвинуты назад до самых плеч, чтобы обнажить обе руки медиума, то пространство, пробегаемое электрическим током, сократилось бы, по крайней мере, на половину и, следовательно, сопротивление, оказываемое телом медиума, также сократилось бы на половину, т.е. на 40 делений, и гальванометр поднялся бы с 220 на 260 делений. Вместо этого мы видим совершенно противоположное: с самого начала сеанса не только не было никакого увеличения в отклонении, но, напротив, уменьшение, которое продолжалось до окончания сеанса и было вызвано высыханием смоченной бумаги; это обстоятельство только увеличило сопротивление электрическому току и произвело уменьшение в отклонении гальванометра с 22 на 146 делений.
   Если бы один из золотых был «сдвинут назад» хотя бы только на один дюйм, то гальванометр уже поднялся бы и попытка медиума была бы изобличена; но, как я уже сказал, гальванометр в продолжение всего сеанса только опускался.
   Итак, доказано абсолютным образом, что монеты, прикрепленные к рукам медиума, не сдвинулись ни на одну линию и что руки, появлявшиеся и писавшие, не были руками медиума и что, следовательно, связывание посредством гальванического тока для доказательства присутствия медиума позади занавески есть метод абсолютно верный; предложенное же г. Гартманом объяснение для доказательства недостаточности этого способа связывания обличает только недостаточное понимание экспериментального метода, о котором идет речь.
   Помимо этой капитальной ошибки со стороны Гартмана, проистекавшей от незнания физического принципа, лежавшего в основании опыта, нельзя не удивляться тому, что Гартман нисколько не проникся всею тонкостью опыта, несмотря на разъяснения, помещенные в отчете, напечатанном в «Psych. St.»; из них ясно, что с помощью употребленного метода имелась в виду возможность н только констатировать неповрежденность аппарата прилаженного к рукам медиума, по даже всякое движение этих рук при неповрежденпости аппарата. Изменения в электрическом токе, проходившем через тело медиума были указаны посредством отражательного гальванометра — инструмента столь чувствительного, что самый слабый электрический ток, переданный атлантическим кабелем на расстоянии 3000 миль, оказал бы на него действие. Малейшее движение медиума, сидевшего за занавеской, вызвало бы и движение в гальванометре. Это было проверено до начала сеанса, как это видно из следующего места упомянутой статьи Варлея, где все движения гальванометра во все продолжение опыта изображены в цифрах минута за минутой: «Прежде чем медиум впал в транс, ему было предложено сделать руками круговые движения; изменение величины металлической поверхности в действительном соприкосновении с бумагой и телом вызвало отклонение от 15 до 20 делений и даже более; следовательно, если медиум во время сеанса сделал бы хотя какое-нибудь движение руками, то этот факт был бы немедленно указан гальванометром. В сущности мисс Кук изображала собою телеграфный кабель во время электрической проверки» («Psych. Stud.», 1874, S. 344).
   А г. Гартман говорит нам, что «монеты и мокрая бумага могут быть сдвинуты назад и наверх и не помешать медиуму выступить». Чтобы проделать эту операцию и показать свои обе обнаженные руки, медиум должен был бы засучить до плеч рукава своего платья вместе с монетами, резинками, мокрой бумагой, платиновыми проволоками и завязками, прикреплявшими эти проволоки к рукам. И все это не только без перерыва электрического тока, хотя бы на одну секунду («Если бы ток был прерван хотя бы на одну десятую долю секунды, то гальванометр покачнулся бы по крайней мере на 200 делений». «Psych. St.», S. 344), но даже не вызывая никаких других отклонений, кроме тех, которые соответствовали простому движению рук!! Но и это не все: до окончания сеанса медиум должен бы был, согласно объяснению Гартмана, привести в прежнее положение рукава своего платья вместе со всеми приспособлениями; несмотря на это, мы видим, что в 7 ч 45 мин Кэти повторила еще раз опыт с писанием, причем вся обнаженная рука ее была видна вне занавески; а в 7 часов 48 мин Кэти пожала руку г. Варлея и сеанс был окончен. В эти три минуты гальванометр дал только ничтожные колебания — от 146 до 150 делений. Следовательно, медиум не имел никакой возможности проделать все необходимые движения для восстановления своего прежнего положения.
   И еще: г. Гартман забывает, что Кэти показывалась не иначе, как в своем белом одеянии, покрывающем голову и тело. Также и в этом сеансе Кэти отодвинула занавеску и показалась несколько раз в своем обычном одеянии. По мнению г. Гартмана, это было не что иное, как переодевание медиума, даже несмотря на то, что «платиновые проволоки были прикреплены к медным, выведенным в освещенную комнату».
   Эти последние возражения неоспоримо доказывают, с каким недостатком внимания изучал Гартман этот прекрасный опыт; но, строго говоря, все эти возражения являются излишними, раз тот физический принцип, на котором основан весь опыт, — определение степени сопротивления, представляемого электрическому току телом медиума, — хорошо понят, и при том факте, что цифра, изображавшая величину этого сопротивления, ни разу не уменьшилась.
   Но есть еще факт, относящийся к этой категории опытов Крукса, который еще более отягчает ответственность Гартмана за необдуманное суждение, высказанное им о методах Крукса. Этот же самый опыт был воспроизведен вторично одним Круксом, и в этот раз в то время, как медиум был введен в ток, Кэти Кинг не только показалась, но и вышла совершенно из-за занавески. Вот место в «Psych. St.», относящееся к этому и которое Гартман мог бы прочитать на той самой странице, где начинается сообщение Варлея об его опыте:
   «При повторении этого опыта, по случаю отсутствия Варлея, сам Крукс руководил им. Он получил одинаковые результаты, но при этом так мало оставил свободно проволоки, что медиум, если б стал двигаться, мог бы по казаться только у отверстия занавески. Кэти же выступила из-за занавески на шесть или восемь футов; никаких проволок на руках ее не было, и за все это время показания гальванометра были превосходные. Кроме того г. Крукс попросил Кэти, чтобы она опустила свои руки в сосуд с раствором йодистого калия, что она и сделала, но это не вызвало никаких движений в стрелке гальванометра; если бы проволоки были где-нибудь прикреплены к Кэти, то жидкость укоротила бы путь для тока и увеличила бы отклонение гальванометра» («Psych. St.», 1874 S. 342).
   Г. Гаррисон, издатель «Спиритуалиста», присутствовавший при этом опыте и сообщивший о нем вышеприведенные известия в своем журнале, послал, сверх того, в «Медиум» следующее письмо, просмотренное Круксом и Варлеем:
       «Г. редактор!
   Так как мне недавно случилось присутствовать на нескольких сеансах, на которых гг. Варлей и Крукс пропускали слабый электрический ток через тело мисс Кук в продолжение всего времени, когда она находилась в кабинете, а Кэти вне его, — то некоторые из присутствовавших просили меня сообщить вам о полученных результатах; это послужит, быть может, к опровержению неприличных нападок, коим подвергается хороший и честный медиум. Когда Кэти выступила из кабинета, на ней не было никаких проволок. Покуда она находилась вне его, электрический ток не был прерван, как этому следовало бы быть, если б проволоки были сняты с рук мисс Кук и если б концы снятых проволок не были снова соединены. Но в последнем случае уменьшение электрического о противления немедленно обнаружилось бы на указателе инструмента. Опыты эти доказали, что мисс Кук действительно находилась внутри кабинета в то время, когда Кэти была вне его. Опыты производились частью в квартире г Луксмора, частью в квартире г. Крукса. Письмо это было показано гг. Круксу и Варлею и посылается вам с их согласия.
      11, Эти-Мэри-Лейн. 17 марта 1874 года
   Уильям Г. Гаррисон».
       (См. «Медиум», 1874, с. 187. «Спиритуалист», 1874, т. I, с. 134.)
   Но для Гартмана должно быть достаточно и заметки о том же из «Psych. Stud.», если б только он хотел отнестись к делу с должным вниманием. Как будет он отстаивать в данном случае «недостаточность гальванического связывания»? Куда теперь сдвинуты «монеты и мокрая бумага»? Не давши себе труда основательно изучить и понять прекрасные опыты Крукса и Варлея, Гартман третирует этих именитых физиков, как малых детей, затеявших поиграть в науку. Он опровергает их опыты первыми пришедшими в голову объяснениями. Таков легкий метод, приличествующий фельетонисту, потешающему публику в ущерб истине, но не философу, коему истина дорога.
   По поводу этих опытов с гальваническим током, я должен упомянуть здесь еще об одном методе исследования телесности материализации а, стало быть, и доказательства ее реально-объективного характера. Этот метод был также предложен Варлеем Круксу, который и приложил его к делу. Остается только сожалеть, что мы имеем о нем лишь несколько следующих слов Гаррисона:
   «Противоположные полюсы батареи соединяются с двумя сосудами, наполненными ртутью, а затем гальванометр и медиум вводятся в ток; когда Кэти Кинг опустила свои пальцы в эти сосуды со ртутью, то электрическое сопротивление не уменьшилось и ток нисколько не усилился; но, когда мисс Кук вышла из кабинета и опустила свои пальцы в ртуть, это произвело сильное отклонив гальванометрического указателя. Кэти Кинг представляла в пять раз более сопротивления протеканию электрического тока, чем мисс Кук» («Спиритуалист» 1876, т. I, с. 176). Из этого опыта мы можем, следовательно, заключить, что электрическая проводимость человеческого тела в пять раз больше, чем проводимость человеческого тела материализованного.
   По поводу упомянутых опытов Варлея и Крукса и их критики г. Гартманом я должен сделать здесь небольшое отступление и прибавить несколько страничек к изданным мною давно тому назад «Разоблачениям»3.
   Дело в том, что подобный опыт заключения медиума в гальванический ток был произведен здесь профессором Вагнером в 1875 году с медиумом Бредифом и описан им в его статье «Медиумизм», напечатанной в «Русском Вестнике», в 1875 году. В «Материалах для суждения о спиритизме», -изданных профессором Менделеевым, этот опыт критикуется г. Боргманом, а вместе с сим критикуются и опыты Крукса в этом роде, но столь невежественно, что невозможно, при представляющемся случае, умолчать. Если не ошибаюсь, г. Боргман — физик; но так как дело касается спиритизма, то он и позволяет себе говорить всякий вздор, в полной уверенности, что никто из собратьев не подымет на него руки, чтоб обличить его в невежестве. В моих «Разоблачениях» я не коснулся этой части «Материалов» потому, что она не имела прямого отношения к разоблачившимся мною действиям комиссии. Но здесь, кстати, после критики философа, разоблачить критику физика, которая окажется такого же достоинства. Чтобы не быть голословным, я должен войти в некоторые подробности и цитировать доподлинно. Вот, прежде всего слова г. Боргмана:
   «В опытах г. Крукса особенно неубедителен этот способ. Крукс прилагает этот способ при явлениях материализации, в присутствии одного медиума, какой-то девицы, т.е. при появлении в присутствии ее, конечно, в темноте, человеческой фигуры. Медиум этот был не спящий, как Бредиф, не засыпал во время «транса», во время совершения медиумических явлений, а потому г. Крукс не считал нужным даже прибинтовывать рукоятки к рукам медиума, он просто давал ему держать их. Далее он ни слова не сообщает о том, чтобы проволоки, идущие от рукоятки к батарее и гальванометру, были неподвижно прикреплены к бокам кресла, на котором должен был сидеть медиум, и тем самым рукоятки сделаны были бы мало свободными; по всей вероятности, и не было сделано этого закрепления. Таким образом, медиум совершенно свободно мог переложить рукоятки из руки в рот, освободить таким манером одну руку, слазить в карман, заменить затем свое тело шнурком или чем-нибудь другим и иметь тогда возможность «материализоваться» в образе загробного «духа». Зачем служило определение сопротивления тела медиума в опытах г. Крукса — понять мудрено… Кто же мешает медиуму, если только он понимает в чем дело а понять это не хитро… заранее подыскать шнурок, которого сопротивление приблизительно равнялось бы сопротивлению тела?.. Вот почему способ г. Крукса я счел за вполне неубедительный» («Материалы», с. 240-241).
   Прежде всего видно, что сам г. Боргман не знает, о чем он говорит. Из того, что «медиум был не спящий», надо предположить, что речь идет об опыте Крукса с г-жою Фай; между тем г. Боргман говорит, что этот медиум -«какая-то девица»; очевидно, он слышал что-то про девицу Кук и перепутал.
   Далее г. Боргман говорит, что способ этот прилагался Круксом «при явлениях материализации»; но этот способ был приложен к таким явлениям и описан Варлеем, а не Круксом, и медиумом для таких явлений была мисс Кук, а не г-жа Фай, и к тому же медиумом спящим. Полная путаница. Об опытах Варлея было сказано мною выше.
   Единственное же описание опытов подобного рода, принадлежащее Круксу, относится к его опытам с г-жою Фай, со специальною целью наблюдения движений неодушевленных предметов, а не материализации.
   Тут же г. Боргман говорит, что такой способ употреблялся Круксом «при появлении в присутствии медиума-девицы, конечно, в темноте человеческой фигуры». Но темноты не было ни при опытах с мисс Кук, ни при опытах с г-жою Фай.
   Теперь вникнем в опыт по существу. Скажу для пояснения, что он происходил на квартире Крукса; его библиотека служила темным помещением для медиума Mrs. Fay; рядом, в его лаборатории, помещались все присутствовавшие при опыте. Дверь между лабораторией и библиотекой была заменена драпировкой. Гальванический снаряд с указателем помещался в лаборатории, у стены, отделявшей лабораторию от библиотеки, и сквозь эту стену были пропущены в библиотеку концы двух коротких толстых проволок и припаяны к двум медным, обтянутым полотном рукояткам со стороны библиотеки, где г-жа Фай и должна была помочить свои руки в соленую воду и затем уже взяться за рукоятки; при этом я всегда находил, что, благодаря большой поверхности, соприкасающейся с руками, величина отклонения была очень постоянна. Когда она схватывала рукоятки, точная величина отклонения, вызванная сопротивлением ее тела, указывалась гальванометром; если бы она соединила рукоятки вместе, то отклонение было бы так велико, что световой указатель стремительно соскочил бы со шкалы; если бы она на мгновение отняла руку от рукоятки, световой луч упал бы на нуль; если бы она стала пробовать заменять свое тело чем-нибудь соединяющим обе рукоятки, то всякое движение ее рук во время такой попытки вызвало бы большие колебания светового указателя, которые немедленно выдали бы ее, после чего возможность восстановить прежнее отклонение была бы бесконечно мала.
   «На сеансе, происходившем 19 февраля 1875 года, приглашенные мною знакомые осмотрели устройство, при этом двое из них, весьма известные члены Королевского Общества, пробовали, что возможно было сделать посредством соединения обеих рукояток смоченным платком. После многих старательных приспособлений, причем они каждый раз должны были спрашивать меня о величине отклонения на гальванометре, им удалось наконец получить сопротивление, равное сопротивлению человеческого тела; не достичь этого было невозможно без сообщения указаний, получаемых на гальванометре в другой комнате, и кроме того, во все время сильные колебания светового луча показывали, что по ту сторону пытались заменить данное сопротивление каким-нибудь другим способом. И наконец, чтобы устранить и этот едва ли возможный источник ошибки, медные рукоятки были прибиты настолько далеко одна от другой, что приятели мои выразили свое полное убеждение, что повторение подобных попыток с платком невозможно… Рукоятки были прибиты так, что г-жа Фай не могла бы двинуть их хотя бы на один дюйм, ни направо, ни налево.
   Тогда попросили г-жу Фай войти в библиотеку; она села на стул против рукояток, и горевший в библиотеке газ был потушен, за исключением одного рожка, пущенного низко. Мы попросили ее смочить свои руки в соляном растворе и взяться за рукоятки. Она сделала это, и тотчас получилось на шкале гальванометра отклонение, равнявшееся сопротивлению ее тела; мы тогда вышли из библиотеки и вошли в лабораторию, которая была настолько освещена газом, что мы могли все видеть отчетливо» («Спиритуалист», 1875, т. I, с. 126-127).
   Сеанс продолжался всего десять минут. Колебания гальванометра за это время были самые ничтожные, между 208 и 215R. Тотчас после начала сеанса показалась из-за занавески рука, в трех футах от рукоятки, и стала подавать присутствующим, каждому по его специальности, книги с полок библиотеки, а также и разные другие вещи, сходившиеся на таком расстоянии от г-жи Фай, что она никоим образом не могла достать их с своего места. Об остальном я умалчиваю, так как речь теперь не о явлениях, а об критике г. Боргмана. Интересующиеся могут та подробное описание подобного же сеанса у г. Крукса, только не им самим написанное, в «Ребусе» (1887, N 48).
   Теперь обратимся к г. Боргману. Не краснеет ли он за свою критику? Где его «медиум-девица», где его «явления материализации», где его «темнота», где его «неприкрепленные рукоятки», где его «кресло», к бокам которого проволоки должно было прикрепить»? Каким образом его медиум «совершенно свободно переложит рукоятку из руки в рот и слазит в карман, и стрелка на гальванометре не отклонится»? И каким образом его медиум, с таким же удивительным результатом, заменит свое тело шнурком, не зная, что показывает гальванометр? Где та физическая лаборатория, где его медиум-девица могла научиться «понимать в чем дело» и при помощи такого же гальванического снаряда упражняться в приспособлении своего шнурка? Видно, однако, «дело» не так просто, если г. Боргман, присяжный физик, иронически восклицает: «Зачем служило определение сопротивления тела медиума в опытах Крукса — понять мудрено. Неужели такое определение представляет собою какой-нибудь контроль!»
   Из сказанного одно, несомненно, ясно и верно, это — что г. Боргман даже не читал сделанного Круксом описания своего опыта. Слышал кое-что и пустился критиковать, и с какой надменностью и самоуверенностью! Где же это видано в науке, представителем которой г. Боргман себя, вероятно, почитает? Да он и не посмел бы этого сделать, если б дело не касалось спиритизма и статья его не предназначалась для «Материалов», которых ни один человек науки и не читает.
   Среди всякого вздора и вранья, которые мне пришлось «разоблачать» в этих «Материалах», статья г. Бор-гмана является перлом первой величины; и вот только теперь, спустя 15 лет, мне довелось вставить его в подобающую оправу.
  
       Покончив с этим, возвратимся к критике Гартмана, к его второму обвинению против Крукса. Оно состоит в том, что Крукс не сумел «различить образование отдельной фигуры от трансфигурации» и что он не принял в расчет «влияния внушенных галлюцинаций при явлении воображаемой фигуры» (с. 212). Посмотрим теперь на аргументацию и на метод г. Крукса. Чтобы признать отдельность фигуры Кэти Кинг, он прежде всего устанавливает в принципе необходимость абсолютного доказательства; это доказательство должно состоять в том факте, чтобы медиум и материализованная фигура были видимы одновременно. Вот собственные слова Крукса:
   «Между всеми аргументами, приводимыми с обеих сторон относительно медиумизма мисс Кук, я вижу очень мало фактов, засвидетельствованных таким образом, чтобы непредубежденный читатель мог сказать, — вот наконец абсолютное доказательство; никто не заявил положительно, основываясь на свидетельстве своих собственных чувств, что в то время, когда фигура, называющая себя Кэти, видима в комнате, — тело мисс Кук находится или не находится в кабинете. Мне кажется, что весь вопрос сводится к этой простой альтернативе: пусть будет доказано, что то либо другое — факт, и все прочие побочные вопросы могут быть пока отложены; но доказательство должно быть абсолютным, не основанным на умозаключениях или на предполагаемой целости печати, узлов и завязов» («Psych. St.», 1874, S. 290).
   Кажется трудно усмотреть в принципиальной постановке этого доказательства недостаток критической осмотрительности со стороны Крукса и заключить, что он не принял необходимых мер предосторожности, чтобы убедиться, что он не имел дела лишь с трансфигурацией медиума. Требуемое им абсолютное доказательство направлено именно против этой возможности.
   Два месяца спустя г. Крукс нам сообщает:
   «Я очень рад заявить, что я наконец получил то абсолютное доказательство, которое я требовал в предшествующем письме своем». И вот каким образом он описывает это доказательство.
   ________________________________
   1 На русском языке она помещена в только что появившейся г. Петрова: «Медиумические материализации». СПб., 1891.
   2 К. Ф. Варлей — известный английский физик, особенно по части проложения электрических кабелей; член Лондонского Короткого общества и других.
   3 А. Аксаков. Разоблачения. История медиумической комиссии Физического Общества при С.-Петербургском университете А. Аксаков. — СПб., 1883.
  
    «Кэти сказала, что она надеется теперь быть в состоянии показать себя вместе с мисс Кук. Я должен был потушить газ и войти с моей фосфорной лампой в комнату употребляемую ныне вместо кабинета. Так я и сделал, попросив наперед одного приятеля, искусного стенографа записывать все, что я буду говорить, находясь в кабинете, понимая всю важность первых впечатлений и не желая доверяться одной памяти. Эти заметки теперь передо мною
   «Я осторожно вошел в комнату, в ней было темно, и я ощупью нашел мисс Кук, лежавшую на полу. Став на колени, я впустил воздух в лампу и при ее свете увидал молодую девушку, одетую в черный бархат, как и до сеанса, и, по-видимому, совершенно бесчувственную; она не двинулась, когда я взял ее за руку и поднес свет вплоть к ее лицу, но продолжала спокойно дышать. Приподняв лампу, я оглянулся и увидал Кэти, стоявшую как раз позади мисс Кук. Она была одета в белое широкое платье, как мы видели ее перед этим во все продолжение сеанса. Держа одну из рук мисс Кук в своей и все еще на коленях, я опускал и подымал лампу так, чтобы осветить всю фигуру Кэти и чтобы вполне убедиться, что я действительно смотрю на ту самую Кэти, которую за несколько минут перед этим держал в своих объятиях, а не фантазм расстроенного мозга. Она не говорила, но кивала головой и приветливо улыбалась. В три приема принимался я тщательно осматривать мисс Кук, лежавшую передо мной, чтобы быть уверенным, что рука, которую я держал, была рука живой женщины, и три отдельных раза я обращал свет лампы на Кэти и рассматривал ее с упорным вниманием, покуда не осталось во мне ни малейшего сомнения в ее объективной реальности. Наконец мисс Кук сделала легкое движение, и Кэти тотчас подала мне знак, чтобы я ушел. Я отошел в другую сторону комнаты и тогда перестал видеть Кэти, но не вышел из комнаты, покуда мисс Кук не проснулась и двое бывших на сеансе не вошли с огнем» («Psych. St.», 1874, S. 388-389).
   Так как все, выходящее из-под пера г. Крукса, драгоценно для этого вопроса, то я приведу здесь дополнительное свидетельство к этому абсолютному доказательству, находящееся в письме г. Крукса к г. Пеннелю в ответ на его сомнения, и приведенное последним в письме своем, напечатанном в «Спиритуалисте», 1874, т. I, с. 179, откуда мы его и заимствуем.
   Вот это письмо:
   «Во время этого опыта я слишком хорошо сознавал все его значение, чтобы пренебречь каким-то бы то ни было доказательством, представлявшимся мне необходимым для его полноты. Так как я все время держал одну из рук мисс Кук, стоя возле нее на коленях, поднося лампу вплоть к ее лицу и наблюдая за ее дыханием, то я имею достаточное основание для убеждения в том, что я не был обманут манекеном или сброшенным платьем. Что касается самоличности Кэти, то я имею такое же положительное убеждение. Рост, фигура, черты, сложение, платье, приветливая улыбка — все это было то же самое, что я часто видал и прежде; а так как мне не раз случалось в продолжение нескольких месяцев стоять на расстоянии нескольких дюймов от ее лица, при хорошем освещении, то внешность Кэти мне столько же знакома, как и внешность мисс Кук».
   В третьей статье г. Крукса, напечатанной в «Psych. St.» (1875, S. 19), он между прочим говорит: «С некоторого времени Кэти дала мне позволение делать все, что я найду желательным — трогать ее, входить и выходить из кабинета, когда мне вздумается, и я часто входил в кабинет вслед за ней, иногда видел ее и медиума вместе, но большею частью я находил только медиума, лежавшего на полу в трансе, а Кэти в своем белом одеянии моментально исчезала».
   Итак, ясно как день, что в этих опытах г. Крукса не можem быть и речи о трансфигурации медиума. Тем не менее г. Гартман утверждает с величайшей уверенностью, что Крукс не умел «различать образование отдельной фигуры от трансфигурации», т.е. что Крукс принимал Кэти Кинг за «отдельную фигуру», когда это было не что иное, как трансфигурация мисс Кук! Странное утверждение, когда обе фигуры налицо!
   Точно так же ясно, что вышеупомянутые опыты Kpv-кса Гартман должен был, в силу своих собственных теорий, объяснить не иначе как только посредством галлюцинации. И замечательно, что по какой-то неизвиняемой логике Гартман именно Круксу нигде не приписывает галлюцинации; по Гартману, именно трансфигурация медиума и была в основе всех явлений, которые Крукс принимал за материализацию. Но причина этой логики, бессознательной, быть может, отгадывается: г. Гартман ведь знал, что ему придется иметь дело и с фотографиями г. Крукса. Что вчера было еще галлюцинацией, завтра могло сделаться фотографией, с которой надо будет считаться.
   Теперь возвратимся к нашему предмету, т.е. к доказательствам материализации посредством фотографии, снятой в то время, когда медиум и материализованная фигура па виду. Г. Крукс, верный своему принципу «абсолютного доказательства», снял несколько фотографий Кэти именно при этих условиях. Я приведу здесь в его собственных словах существенную часть этих опытов:
   «В продолжение всей последней недели перед своим окончательным исчезновением Кэти давала сеансы у меня на дому почти каждый вечер, чтобы доставить мне возможность сфотографировать ее при искусственном освещении. Пять полных фотографических снарядов были изготовлены для этой цели… так, чтобы не могло быть никакой помехи во время фотографирования, исполняемого мною самим с помощью ассистента.
   Моя библиотека служила темным кабинетом. Дверь из нее отворяется в лабораторию; вместо одной ее половинки, снятой с петель, была повешена занавеска, чтобы Кэти могла свободно входить и выходить из кабинета. Наши знакомые, присутствовавшие на сеансах, помещались в лаборатории против занавески, а камеры находились несколько позади них, готовые фотографировать Кэти, когда она выйдет из кабинета, а также фотографировать и все находившееся внутри его, когда занавеска будет для этой цели отдернута. Каждый вечер было от трех до четырех выставок в пяти камерах, так что на каждом сеансе получалось до пятнадцати различных фотографий; некоторые из них были испорчены при проявлении, а другие — при регулировании количества света. Всего я имею сорок четыре негатива — некоторые плохи, другие посредственны, а третьи превосходны.
   Входя в кабинет, мисс Кук обыкновенно ложилась на пол, клала голову на подушку и скоро впадала в транс. Во время фотографических сеансов Кэти окутывала голову своего медиума шалью, чтобы свет не падал на ее лицо. Мне часто случалось отдергивать занавеску с одного бока, когда Кэти стояла возле нее, и нередко все семь или восемь человек, находившиеся в лаборатории, видели мисс Кук и Кэти одновременно, при полном блеске электрического света. Правда, в этих случаях мы не видали лица медиума, закрытого шалью, но видели его руки и ноги; видели, как мисс Кук беспокойно шевелилась под влиянием сильнейшего света, и слышали, как она иногда стонала. Я имею одну фотографию обеих вместе, но сидящая Кэти закрывает собою голову мисс Кук» («Psych. St.», 1885, S. 19-21).
   Итак, вот «абсолютное доказательство», требуемое Круксом, получено им и фотографическим путем: оно оправдало и подтвердило то «абсолютное доказательство», которое он уже получил путем свидетельства внешних чувств. Вот каким образом г. Крукс, экспериментируя с мисс Кук, не отличал между отдельною материализованною фигурою и трансфигурацией медиума!
   Но что же говорит г. Гартман об этих фотографиях Крукса? Очень просто: он утверждает с большим апломбом, что тут был фотографирован сам медиум, нисколько не давая себе труда объяснить — кого же видели позади занавески в то время, как фигура находилась снаружи и была фотографирована? А между тем он легко мог бы ответить: это была обратная галлюцинация! В данном случае фотографированная фигура — это трансфигурованный медиум, а фигура, которую видели за занавеской лежащею на полу и принимали за медиума, — это галлюцинация, наведенная медиумом на присутствующих. Таким образом, критический метод, здесь употребленный был бы следующий: когда пет речи о фотографии и когда видят медиума и фигуру, то эта фигура — галлюцинация; по когда речь идет о фотографии и когда видят медиума и фотографируемую фигуру, то галлюцинацией становится медиум.
   Г. Гартману следовало бы пояснить, признает ли он подобный метод, но он об этом умалчивает.
   И это еще не все: возникает другое затруднение. Г. Крукс указывает нам на различие, им констатированное, между мисс Кук и Кэти: «Рост Кэти меняется; у себя я видел ее на шесть дюймов выше мисс Кук. Вчера вечером, с босыми ногами, она была на четыре с половиною дюйма выше мисс Кук; шея Кэти была обнажена; кожа ее была совершенно гладкая на вид и ощупь, между тем как на шее мисс Кук большой рубец, который ясно виден и ощущаем. Уши Кэти не проняты, между тем как мисс Кук обыкновенно носит серьги. Волоса у Кэти белокурые, а у мисс Кук темно-русые. Пальцы Кэти значительно длиннее, чем у мисс Кук, и лицо ее гораздо больше» («Psych. St.», 1874, S. 389).
   На это г. Гартман дает нам категорическое объяснение: «Пока дело идет о незначительных уклонениях от вида самого медиума (как, напр., в наблюдениях Крукса), то появление самого медиума, очевидно, составляет способ, облегчающий передачу галлюцинаций» (с. 120).
   В какой мере выражение «незначительное уклонение» приложимо здесь — это мы пока оставим в стороне; факт тот, что, по Гартману, эти уклонения суть галлюцинации, наведенные медиумом на свою собственную личность. Г. Гартман, очевидно, забывает, что в числе этих «уклонений» разница в цвете волос была констатирована Круксом материальным и пребывающим способом, во его слова: «Русые волосы мисс Кук настолько темны, что кажутся черными, а лежащий предо мной локон Кэти — золотисто-русый; с ее позволения, я сам его отрезал от ее роскошных кос, добравшись сперва до самых корней волос и убедившись, что они действительно тут росли» («Psych. St.», 1875, S. 22).
   Это стоит фотографии! Гартман старается в одном месте ослабить подобный факт, закидывая такую фразу: «Относительно прядей волос следует принять во внимание, что волоса на голове могут заметно отличаться цветом и оттенком, смотря по месту своего нахождения» (с. 112). Но здесь идет речь об общем цвете волос Кэти, заметно отличавшихся от волос медиума, и срезанная прядь являлась только пребывающим образцом цвета этих волос. По Гартману же, выходит, что Крукс срезал эту прядь с головы медиума, не заметив значительной разницы в цвете как раз этой пряди волос! Или, быть может, галлюцинация была направлена именно против этой пряди подобно тому, как и против ушей, пальцев или рубца!
   Г. Гартман забывает также, что к числу этих «уклонений» относится и рост, который был определен измерением. Разница от 4 1/2 до 6 дюймов не безделица, легко вводящая в заблуждение; или это измерение было взято в состоянии галлюцинаторном? Но вот затруднение: г. Крукс констатировал это «уклонение» весьма оригинальным и доказательным способом — фотографией. Вот его слова:
   «Одна из самых интересных фотографий та, где я стою рядом с Кэти. Она босая стояла на полу на определенном месте. После сеанса мисс Кук оделась как Кэти, и я поставил ее и себя точь-в-точь в ту же позу, и нас сфотографировали теми же камерами, поставленными совершенно так же и при том же освещении. Если эти обе фотографии наложить одну на другую, то мои оба изображения вполне совпадают относительно роста и прочего, но Кэти на полголовы выше мисс Кук и выглядит в сравнении с нею женщиной большого роста. Что касается до ее лица, то оно по ширине своей на многих фотографиях существенно отличается от лица медиума; фотографии же указывают и на некоторые другие различия между ними» («Psych St.», 1875, S. 21-22). — См. эту фотографию в книге г. Петрова «Медиумические материализации».
   Полголовы — этого «уклонения», кажется, за глаза достаточно, чтобы служить доказательством, что в данном случае не было «передачи галлюцинации» (с. 120). Но что же говорит г. Гартман об этой фотографии Крукса? Очень просто: он повторяет все одно и то же, что был фотографирован не кто иной, как сам медиум. Вот его вердикт в подлинных словах:
   «Верно то, что если допустить у медиумов способность проницать сквозь вещество, то нужно не материальное запирание медиума, а совсем другие средства, чтобы доказать нетождественность медиума с явлением… Все те случаи, где допущение нетождественности медиума и явления основывается только на том, что медиум был материально заперт, должны быть отброшены как недоказательные, и все сделанное явлением должно быть в таких случаях приписано самому медиуму. Сюда относятся, напр., случаи, когда явление отрезает прядь и раздает их, прохаживается с зрителями и ведет с ними разговор, или позволяет себя фотографировать» («Psych. St.», 1875, S. 19, 20, 22; «Спиритизм», с. 8, 111-112).
   Сделанные здесь Гартманом ссылки на «Psychische Studien», как видно, относятся именно до вышеприведенных мною опытов Крукса. Но разве тут была речь о «запирании медиума»? Разве доказательство нетождественности медиума с явлением основывается здесь на том, что медиум был «материально заперт»? Разве эта нетождественность не доказана здесь именно «другими средствами»? («Спиритизм», с. 111-112.)
   Итак, вот то внимание, которым Гартман почтил опыты Крукса, относящиеся к материализации и справедливо считающиеся у спиритов наиболее авторитетными. Нас, весьма естественно, всего более интересовало, каким образом философ-мыслитель, подобный Гартману, отнесется к этим опытам. Мы имели твердую уверенность, что решающие опыты (связывание гальваническим током и фотографирование) будут подвергнуты тщательной, добросовестной оценке; и когда Гартман, еще не приступая к делу, уже обвинил Крукса в недостатке «критической обдуманности» (с. 22), мы, естественно, рассчитывали, что Гартман представит нам в подробности те доводы, на основании которых методы Крукса не отвечают в его глазах требуемой от «научного исследователя осмотрительности». Вместо того мы нашли только там и сям десятка два строк общих произвольных утверждений в прямом противоречии с самими фактами. Таким образом, читатель, не давший себе труда сличить слова Гартмана с подлинными словами Крукса, составил бы себе совершенно ложное понятие о значении методов, употребленных сим последним в исследовании явлений, в высшей степени невероятных и требующих поистине величайшей осмотрительности со стороны человека науки, уважающего себя и хорошо понимающего, чему он подвергает свою репутацию, публично заявляя о существовании подобных явлений. Когда философ, как Гартман, обвиняет первоклассного физика, каким бесспорно считается Крукс, в том, что он «не сохранил той степени критической обдуманности, которую можно ожидать от научного исследователя» (с. 22), — он обязан прежде всего доказать, что он сам сохранил эту степень критической обдуманности, первое условие которой — основательно понять и ясно изложить то, что критикует. К моему великому сожалению, я вынужден признать, что образ действий Гартмана относительно Крукса нельзя назвать добросовестным и что обвинение в «недостатке критической обдуманности» падает всецело на голову самого Гартмана!
   Где искать причину такого странного отношения с его стороны? Гартман обвиняет спиритуалистов в том, что они «руководятся в своих исследованиях не научным интересом, а только интересом сердца» (с. 25). Они могут утешиться: не одни они поддаются обольстительному влиянию этих интересов.
   Но мы еще не кончили с ошибочными утверждениями Гартмана о фотографиях Крукса, хотя Гартман и имеет осторожность не называть его. Вот что он говорит:
   «На деле все произведенные по сие время фотографические опыты над различными видимыми зрителям явлениями говорят против объективности последних: во всех опытах, доселе описанных, результаты оказываются отрицательными, кроме тех случаев, когда был снимаем фотографически сам медиум. В последних случаях изображение далеко не так ясно, чтобы можно было решить, удалось ли снять фотографически, кроме медиума, и ту иллюзию, которая его облекает; другими словами — полученная фотография изображает ли действительно фантом или только одного заключенного в нем медиума» (с. 122).
   О чем говорит здесь г. Гартман? Все это место темно. Что надо понимать под всеми произведенными фотографическими опытами, результаты которых оказались отрицательными! И о каких случаях он говорит, составляющих исключение? Зачем он не указывает источника, на котором основывает свои утверждения? Но так как Гартман, судя по источникам, которыми он пользовался и им цитируемым в его сочинении, не мог иметь в виду никаких иных «фотографических опытов над видимыми зрителям явлениями», кроме приведенных мною в «Psych. St.», где помещены только фотографические опыты Крукса, то ясно, что вышеупомянутая цитата может относиться только к этим фотографиям; тем более что вслед за сим он говорит о фотографии Крукса, «где медиум виден одновременно с призраком» (с. 122). Из этого следует, что в указанной цитате слова: «во всех произведенных доселе фотографических опытах» над видимыми зрителям явлениями… результаты отрицательными» — не имеют никакого смысла, ни к чему не относятся. Таких «отрицательных результатов» не существует.
   Точно так же трудно понять вторую половину этого самого изречения, где Гартман утверждает, что в тех случаях, где результаты не оказались отрицательными, «где был снят фотографически сам медиум, изображения далеко не так ясны, чтобы можно было решить, удалось ли снять фотографически, кроме медиума, и ту иллюзию, которая его облекает». Что надо понимать под иллюзией, облекающей медиума? Судя по с. 113, 129, надо полагать, что это — «белые вуали и ткани» и «галлюцинаторная часть платья», с помощью которых медиум наводит желаемую иллюзию. На чем же основывается Гартман, говоря, что на этих фотографиях не видно «той иллюзии, которая облекает медиума»? Какие фотографии он видел? О каких фотографиях говорит он? Ему бы следовало пояснить это. Фотографии материализованных фигур немногочисленны, и считают их единицами, и я не знаю таких, к которым слова Гартмана могли бы относиться. Я могу засвидетельствовать, что на всех этих фотографиях, включая сюда и фотографии Крукса, полученные мною в числе трех от него самого, «облекающая иллюзия», о которой говорит Гартман, отлично сфотографирована и что, следовательно, «полученная фотография действительно изображает» то, что Гартман называет «фантомом».
   Закончу эту рубрику рассказом о моем личном знакомстве с Кэти, о котором в недавно вышедшей книжке «Медиумические материализации» только вкратце упомянуто на с. 103. Это было в 1873 году. В то время Крукс уже приступил к исследованию медиумических явлений и обнародовал те статьи свои, которые помещены в моем сборнике «Спиритуализм и наука», изданном в 1872 году. Но в материализацию он еще не верил и говорил, что поверит только тогда, когда увидит одновременно и медиума и фигуру, — чего, как мы и теперь знаем, он и достиг. Если не ошибаюсь, Кэти Кинг была первою материализовавшеюся фигурою во весь рост, и результат этот только что был добыт в 1873 году в частном, семейном кружке г. Кука. Находясь в тот год за границей, я приехал нарочно в Лондон, чтобы собственными глазами взглянуть на это единственное в то время явление. Познакомившись с семейством м-ра Кука, я был любезно приглашен на сеанс, имевший быть 10/22 октября. Сеанс происходил в маленькой комнате, служившей столовой; в углу, образуемом выступом камина, была повешена ходившая на кольцах занавеска, за которой на низком стульчике уселась мисс Кук; сеансом заправлял г. Луксмор, принимавший в развитии медиумизма мисс Кук с самого начала особенное участие. Он потребовал, чтобы я хорошенько осмотрел все помещение и наблюдал, каким образом он будет связывать медиума, — так как, во избежание возможных подозрений, считал необходимым иметь эту гарантию. Каждую руку медиума у запястья он обвязал белою тесьмою довольно туго, узлы припечатал; затем обе руки связал теми же тесьмами вместе за спиною медиума и припечатал их; длинный конец тесьмы пропустил сквозь скобку, привинченную к полу у стула, на котором уселся медиум, и затем, пропустив ее под занавеской в комнату, привязал к столу, у которого он и сел. Таким образом, медиум не мог бы встать, не потянув тесьмы. Комнатка освещалась лампочкой, поставленной за книгой. Не прошло четверти часа, как занавеска со стороны камина отдернулась на пол-аршина; тут стояла во весь рост человеческая фигура в белом одеянии, с открытым лицом, но головою, также укутанною чем-то белым; одеяние всего более походило на сорочку, из широких рукавов которой виднелись голые руки, — то была Кэти. В правой руке своей она что-то держала; шепотом подозвала г. Луксмора и вручила ему эту вещь для передачи мне — это оказалась баночка с вареньем. Общий смех! Как видно, наше знакомство нельзя назвать мистическим. «Откуда эта баночка?» — полюбопытствовал я узнать. «Из кухни», — был ответ Кэти. Объяснение, как видно, было также весьма прозаическое. Хотя я сидел прямо против Кэти и всего в пяти шагах от нее, но по близорукости, а отчасти полутьме не мог ясно видеть черты лица ее. Она вообще казалась полнее и выше медиума, хотя ноги были босые; лицо и руки также казались больше, что впоследствии и подтвердилось из наблюдений Крукса. Все время она болтала с членами кружка как бы вполголоса, шепотом. Неоднократно она повторяла: «Ставьте мне вопросы — толковые вопросы». Я спросил ее: «Нельзя ли отрезать мне кусочек того одеяния, в котором она находится?» Она ответила, что в этот раз не может, но что это было уже сделано для других. Тогда я спросил, не может ли она сама показать мне своего медиума? Она ответила: «Да, подойдите поскорее и посмотрите». Я тотчас же был у занавески, от которой сидел в пяти шагах, и отдернул ее — белая фигура исчезла, предо мной был темный угол и темная фигура сидящего на стульчике медиума: он был одет в черное шелковое платье, а потому был виден не очень отчетливо. Только что я сел на свое место, как из-за занавески выглянула опять белая фигура Кэти и спросила меня: «Хорошо ли вы видели?» Я ответил, что не совсем. «Так возьмите лампу и смотрите скорее», — возразила Кэти. В одно мгновение я был уже с лампой за занавеской — от Кэти не оставалось и следа; предо мной был только сидевший медиум, в глубоком трансе, с завязанными за спиною руками… Едва я сел, Кэти опять выглянула из-за занавески. Между тем свет, упавший на спящего медиума, произвел свое действие — он стал стонать и просыпаться; тут последовал за занавеской интересный разговор между Кэти и мисс Кук, которая хотела окончательно прийти в себя, между тем как Кэти силилась опять усыпить ее, но это ей не удалось; Кэти простилась и смолкла. Вслед за тем г. Луксмор пригласил меня осмотреть повязки и узлы на руках медиума; все было в целости, и, когда мне же было предложено разрезать тесемки, я с трудом мог просунуть под них ножницы, до того туго были руки ими обвязаны. Когда мисс Кук вышла из своего помещения, я еще раз осмотрел его: оно имело всего полтора аршина ширины и пол-аршина с небольшим глубины; вокруг была каменная стена. Что все это не могло быть проделкой мисс Кук — для меня было ясно. Но откуда же пришла и куда же исчезла белая фигура — живая, говорящая, полуодетая, — словом, Целая человеческая личность? Помню свое тогдашнее впечатление. Как я ни был приготовлен к тому, что пришлось увидать, но верилось с трудом. И свидетельство внешних чувств, и логика заставляли верить, а разум не вмещал. Привычка нужна и к этому; она заставляет нас думать, что понимаем то, к чему привыкли.
   Для человека непосвященного всего естественнее предположить, что роль Кэти проделывалась другим лицом, являющимся через искусно устроенный проход. Но сеансы эти не всегда происходили на квартире семейства Куков. И мне самому довелось еще раз видеть Кэти на сеансе, происходившем 16/28 октября на дому у г. Луксмора, богатого человека, бывшего мирового судьи. Гостей было человек пятнадцать; в ожидании приезда мисс Флоренс Кук мы осматривали ту комнату, которая была рядом с гостиной и имела служить темным помещением для медиума. В ней была еще другая дверь; она была при нас заперта на замок г-м Dumphey, одним из редакторов газеты «Morning Post», который и взял ключ от него к себе. Вскоре явилась и мисс Флоренс с родителями; она была посажена на стул у двери в гостиную и опять завязана г. Луксмором, только несколько иначе — руки отдельно и стан отдельно; тесьма от стана была опять пропущена в скобу, привинченную к полу возле кресла мисс Кук, и протянута в гостиную; узлы тесемки были опять припечатаны печатью г. Луксмора. Все гости присутствовали при этой операции, по окончании которой мы удалились в гостиную, и дверная занавеска была задернута; мы уселись перед нею полукругом; свету было весьма достаточно. Вскоре занавеска отдернулась на пол-аршина, в дверях показалась Кэти в своем обычном уборе и повела свои обычные речи; тесемка, лежавшая на полу, оставалась недвижима. Кэти опять требовала толковых вопросов. Я выразил желание, чтоб она подошла к нам поближе или хоть бы на шаг выступила в нашу комнату, как это бывало на других сеансах. Она ответила, что в этот вечер она не может этого сделать. Скрывшись на минуту, она появилась снова, держа в руках огромную японскую чашу, стоявшую в той комнате, где помещалась мисс Кук, но далеко от ее кресла; когда эта чаша была принята и рук Кэти, она, стоя на том же месте, быстро прокружилась три раза; этими двумя действиями она, вероятно, хотела показать нам, что руки и стан ее свободны от повязок и что, следовательно, перед нами не медиум. Сеанс продолжался около часу, во время которого Кэти то показывалась, то исчезала; наконец мисс Кук стала просыпаться, опять последовала ее беседа с Кэти и пр.; один из приглашенных осмотрел печати и узлы и, разрезав тесемки, взял их с собою.
   В записной моей книжке того времени нахожу следующую заметку: «Должен сознаться, что сеансы с мисс Кук сильно меня озадачили: глаза положительно отказывались верить, а рассудок и знание всех обстоятельств дел, с другой стороны, заставляли верить. Тем не менее не могу не заметить, что все эти завязки нисколько не внушали полного доверия и вместе с тем несносны и обременительны для самого медиума. Чего проще, казалось бы, чтоб мисс Кук, сидя на стуле своем, выставила наружу, за занавеску, одну руку свою, положив ее хоть на другой стул — так, чтобы зритель мог в одно и то же время видеть и руку медиума, и появляющуюся фигуру; или еще проще, — если, как говорят, никакая часть тела медиума не выносит свету, — чтобы сама Кэти отодвинула занавеску своей же, видимой для других рукой и показывала своего медиума, хоть на минуту — как я просил ее о том. Говорят, она обещала, что придет время, когда она будет снята на фотографии вместе с своим медиумом».
   Предсказание это сбылось, и никто не мог думать тогда, что именно Круксу придется осуществить его. Как я сказал выше, он в то время еще не верил в материализацию. Когда я виделся с ним после описанных выше сеансов, он спросил меня, что я думаю об этих явлениях. Я ответил ему, что должен считать их подлинными. «Никакие завязки, — возразил он, — не заставят меня поверить этому явлению; настолько я уже знаю, что для действующей тут силы завязки ничего не значат; я поверю только тогда, когда увижу и фигуру и медиума единовременно». Вскоре после моего отъезда из Лондона, произошел тот случай изобличения» мисс Кук, который отдал ее в руки Крукса. Какой-то «спирит», возымевший сильные подозрения, порешил выяснить дело начистоту, и однажды, когда фигура Кэти вышла из-за занавески, он схватил ее… тут произошла сумятица; но скептик стоял на том, что фигура, которую он схватил, была не что иное, как сам медиум. Тогда родители обратились к Круксу с просьбой взять их дочь в полное свое распоряжение и добиться истины… И вот, при следующем свидании моем с Круксом в 1875 году, он уже показывал мне весь ряд фотографий снятых им с Кэти. Фототипии двух подобных фотографий Крукса и двух из упомянутых выше фотографий Гаррисона помещены в книге г. Петрова «Медиумические материализации».
   Мы можем поэтому, вопреки утверждению Гартмана (см. с. 122), засвидетельствовать, что на фотографиях Кэти Кинг «облекающая медиума иллюзия была действительно фотографически воспроизведена» и «что полученные фотографии вполне схожи с фантомом», которого я сам два раза, а другие так часто видели.
   IV. Я перехожу теперь к четвертой рубрике — к абсолютным условиям, требуемым г. Гартманом, состоящим в том, чтобы медиум и фигура были фотографированы одновременно на одной пластинке.
   На первом месте я должен упомянуть здесь об одной из фотографий Крукса, о которой он говорит: «У меня есть одна фотография, где фигура и медиум сняты вместе, но Кэти сидит перед головою мисс Кук» («Psych. St.», 1875, S. 21). Правда, что эта фотография неудовлетворительна; я имел случай видеть ее в Лондоне в 1866 году, в альбоме матери медиума. Медиум лежит на полу; головы его, покрытой шалью, не видно; не видать и ног его, так как фотография доходит только до колен, а посреди виднеются неопределенные контуры белой фигуры, сидящей на полу. Но г. Гартман, который не видал этой фотографии, находит ее неудовлетворительной по причинам совершенно иным. Вот каким образом он выражается по этому поводу: «Фотография, изготовленная Круксом, где медиум виден одновременно с призраком («Ps. St.», т. II, S. 21), подлежит сильному подозрению: можно думать, что вместо предполагаемого призрака снят сам медиум, а вместо предполагаемого медиума — его платье, подбитое подушкой и находящееся в полузакрытом положении» 122). Но что могло вызвать это сильное подозрение -Гартман не дает себе труда пояснить. Без этого же объяснения никогда нельзя будет понять, каким образом «те семь или восемь человек, которые видели руки и ноги медиума и то, как он беспокойно двигался под влиянием сильного света» (см. «Ps. St.» там же), в то время, когда Кэти находилась вне кабинета и была неоднократно фотографирована, — перестали видеть медиума в тот единственный раз, когда Кэти присела возле него, чтобы быть с ним фотографированной, и что вместо медиума они стали видеть только его платье, подбитое подушкой? Надо, по крайней мере, объяснить это, если желаешь, чтобы высказанное сильное подозрение было принято во внимание. Но я с своей стороны могу доказать всякому, для кого слово Крукса имеет свою цену, что «подозрение» г. Гартмана ни на чем не основано и что г. Крукс, имея в виду подобные «подозрения», вполне удостоверился в том, что в кабинете лежала не кукла. Мы имеем на этот счет его собственное свидетельство в письме его к г. Дитсону (жителю г. Албани в Соед. Штатах), которое вслед засим и приводим. Первая часть этого письма служит дополнением к письму Крукса к г. Пеннелю, уже цитированному выше, а вторая его часть представляет нам требуемую для разбираемой фотографии подробность.
       «М.г.!
   Цитата, приводимая г. Пеннелем в письме своем, помещенном в «Спиритуалисте», заимствована буквально из письма, которое я ему писал. В ответ на вашу просьбу я имею честь объяснить, что я видел обеих — мисс Кук и Кэти одновременно при свете фосфорной лампы, совершенно достаточном, чтобы я мог видеть ясно все мною описанное. Человеческий глаз охватывает, как известно, широкий угол, и поэтому обе фигуры находились одновременно в моем поле зрения, но так как свет был слабый, а между лицами было всего несколько футов расстояния, то я, естественно, поворачивал свою лампу и глаза попеременно от одного лица к другому, когда желал, чтобы лицо мисс Кук или Кэти находилось в наиболее освещенном поле моего зрения. После того, как упомянутое здесь обстоятельство имело место, Кэти и мисс Кук были видны вместе мною самим и восемью другими лицами, в моем доме, при полном блеске электрического света. В этом случае лица мисс Кук не было видно, потому что ее голова была покрыта толстой шалью, по я специально удостоверился в том, что она действительно находилась тут Попытка осветить ее лицо, когда она в трансе, сопровождалась серьезными последствиями. Для вас будет небезынтересно узнать, что прежде чем Кэти рассталась с нами, мне удалось снять с нее несколько очень хороших фотографий при электрическом свете.
   Уильям Крукс.
   Лондон 28, 1874 года».
   (См. «Спиритуалист», 1874, т. II, с. 29.)
  
       Именно около этого времени, между 1872 и 1876 годами, всего более занимались в Англии медиумической фотографией, и, если не ошибаюсь, г. Россель, о котором я уже говорил по поводу трансцендентальных фотографий, был первый, которому удалось получить фотографию материализованной фигуры вместе с медиумом. У меня даже есть маленькая фотографическая карточка, изображающая медиума Уильямса с фигурой Джона Кинга, которую я нашел, будучи в Лондоне в 1886 году, в коллекции фотографий г. Уеджвуда, одного из членов Лондонского Общества психических исследований, и которую он имел любезность мне подарить. Карточка помечена 1872 годом. Г. Росселя нет более в живых, а медиум Уильяме заявил мне, что это действительно одна из фотографий Росселя, но в журналах того времени никакого известия об этой фотографии я не нашел. Эти опыты производились в то время для личного убеждения, и им не давали надлежащей огласки. Будучи в Лондоне, я обратился к г. Чамперноуну, другу покойного Росселя, живущему также в Кингстоне, за некоторыми разъяснениями, и, между прочим, он ответил мне следующее: «Я находился вместе с Росселем в то время, когда он производил фотографические опыты, и помню, что материализованные фигуры были сняты очень удачно вместе с медиумом, причем обе фигуры выходили совершенно явственно, но что сделалось с этими фотографиями, я не знаю» и т.д.
   Таким образом, я могу упомянуть об этом фотографическом опыте только в смысле исторического антецедента. Прибавлю к сведению, что фигура Джона Кинга на этой фотографии представляет совершенного двойника медиума. Портрет его, нарисованный художником при дневном свете, в то время как медиума за занавеской держали за обе руки, помещенный в «Медиуме» (1873 года, с. 435), также напоминает собою черты Уильямса, только en beau; на фотографии же материализованного Джона Кинга, снятой в 1874 году (см. «Медиум», 1874, с. 786), при магнезиальном свете, в доме нашего соотечественника П.П. Грека, — сходство с медиумом совершенно отсутствует; тип лица совсем иной; он положительно безобразен; г. Грек, проживавший в 1887 году в Москве, а ныне умерший, к которому я обратился за некоторыми подробностями, объясняет это безобразие действием магнезиального света, что весьма возможно.
   Около этого же времени происходили в Ливерпуле, в частном кружке, совершенно необыкновенные сеансы материализации: медиум г. Б., которого я видел, будучи в Ливерпуле в 1886 году, никогда не желал огласки, вот почему мы и находим в английской спиритической литературе только скудные известия о его сеансах. Это тем более достойно сожаления, что в сказанном кружке весьма часто получались фотографии материализованных фигур, даже узнанных, а иногда и вместе с медиумом. Будучи в Лондоне, я видел у Бернса (издателя «Медиума») некоторые из последних, но то были позитивы на стекле; негативов у него был только один, именно фотографии, полученной в его присутствии на том единственном сеансе, на котором он находился вместе со своей женой; благодаря его любезности, я имею позитив этой фотографии на бумаге; а так как на ней видна не только материализованная фигура, но и сам медиум, то я и просил г Бернса написать для меня подробный отчет этого сеанса что он любезно и исполнил. Привожу здесь это описание, которое появляется в печати впервые.
       «Десять лет тому назад сильный медиум для физических явлений, живший в Ливерпуле, давал у себя на дому частные сеансы, на которых бывали весьма замечательные и интересные явления материализации. Несмотря на совершенно частный характер сеансов, слух о них проник в общество, и медиума стали осаждать просьбами о допущении на сеансы; люди богатые даже предлагали денежное вознаграждение. Но медиум оставался непреклонным и продолжал не допускать на сеансы никого, кроме близких ему людей. По своему независимому характеру он тщательно избегал известности, и это обстоятельство удерживало друзей его от сообщения в печати отчетов о бывавших на его сеансах явлениях. Подробности эти имеют значение в связи с последующим рассказом. В то время когда происходили эти сеансы, медиум не имел никакого побуждения к обману, ибо они не приносили ему ни денег, ни славы, равно и настоящая статья не принесет ему ничего в этом отношении, так как он давно уже перестал интересоваться этим предметом. Таким образом, явления, о которых будет речь, имеют значение только по своему внутреннему содержанию.
   Я был несколько знаком с медиумом и полагаю, что моя общественная деятельность по спиритизму возбудила в нем желание заняться этим вопросом. Один из моих лучших друзей, покойный поэт м-р Генри Прайд, состоял ч; ном этого кружка. Другой мой приятель, м-р B.C. Бальфур из Ливерпуля (St. John’s market) также принимал участие в сеансах. Когда м-р Бальфур приехал на несколько дней в Лондон, то было решено, что и мы с женою навестим кружок в Ливерпуле. Далее мы уговорились, что невидимый руководитель кружка даст возможность проявиться одному из моих руководителей. Спустя несколько времени нас уведомили, что сказанному руководителю удалось проявиться, и день для нашего приезда был назначен. Медиум был человек не лишенный некоторого научного образования; он изготовил порошок, который, воспламеняясь, давал возможность получать мгновенные фотографические снимки. Материализованные фигуры, медиум и присутствующие на сеансе бывали не раз фотографированы этим способом, и можно было надеяться, что такая же фотография получится и в нашем присутствии.
   Медиум жил в одном из предместьев, в значительном отдалении от конторы известной фирмы, делами которой он заведовал. Обстановка его квартиры не внушала никаких подозрений относительно подделки явлений. Члены кружка собирались обыкновенно несколько раньше назначенного часа и проводили время за чаем в приятной беседе. Хозяйка дома была особа весьма симпатичная; дети еще были очень маленькие, и в семье рассказывалось о том, как «духи» бродили по дому и даже приходили успокаивать детей в отсутствие матери. Сеансы происходили в маленькой комнате, выходившей во двор и имевшей не более двенадцати футов в квадрате. Кабинет для медиума был устроен в выступе с наглухо заколоченным окном; он состоял из нескольких отдельных полотнищ шерстяной материи, повешенных на изогнутый в форме подковы железный прут, вделанный в стену. В этом отгороженном помещении было достаточно места для медиума и еще для другого лица. Тут-то и происходили материализации. Парафиновая лампа с рефлектором висела на противоположной стене, около самой двери. Освещение было не особенно яркое, однако на пространстве всей комнаты можно было свободно читать и отлично все видеть, стало быть, и узнавать появлявшиеся фигуры.
     Перед началом сеанса медиум вошел в кабинет. Занавеску задернули, и он впал в транс, продолжавшийся все время сеанса. Присутствующие уселись полукругом, середина которого приходилась под лампой, а концы доходили до противоположной стены. На одной стороне комнаты стоял стол с книгами, газетами и т. п. Все сидели лицом к кабинету и спиной к лампе. Шесть или семь материализованных фигур выходили одна за другою из кабинета. В числе их был молодой мужчина с очень быстрыми и ловкими телодвижениями; взяв со стола лист бумаги, он свернул его в трубку и стал бить ею нас по головам всякий раз проворно отпрыгивая назад. Являлись и некоторые из родственников хозяев, обыкновенно показывавшиеся на их сеансах: пожилая дама, мать мужа или жены, чья именно — не помню. На голове она носила чепчик с гофрированными оборочками; ее до этого уже сфотографировали и не раз вполне узнавали. Появлялась также и сестра, красивая, статная молодая женщина. На имеющейся у меня фотографии между занавесками с одного боку кабинета стоит брат, а с другой стороны выглядывает незадолго перед тем скончавшаяся м-с Арчибальд Ламонт. Большая часть материализовавшихся фигур принадлежала к числу близких друзей присутствующих. Руководителем сеанса считался старик с длинной седой бородой; он снят на одной пластинке с д-ром Гичманом. На сеансе, в котором я принимал участие, значительная часть времени и проявлявшейся силы была потрачена в пользу моих духовных друзей. Один из них, в длинной одежде старинного покроя, с веревкой вместо пояса, выдавал себя за философа и писателя древнего мира. Другой был ожидаемый нами Роберт Брюс. Он находился в сообщении со мною в продолжение многих лет, и нас связывало взаимное чувство симпатии, которое продолжается между нами и поныне. Он обладал большою силою и подолгу оставался с нами. При выходе его из кабинета меня пригласили подойти к нему. Он так крепко пожал мне руку, что я услышал, как мышца в руке его хрустнула, как это иногда случается при сильном пожатии. Анатомический факт этот сопровождался для меня ощущением, что я держу руку совершенно натуральную. Жена моя также имела с ним особое свидание, и не мимолетное, а настолько продолжительное, что она могла вполне ясно рассмотреть его. Некоторые подробности этого сеанса тянутся мне навсегда памятны. Брюс прошел через всю комнату к лампе и снял ее с крючка, вбитого в стену. Вернувшись с ней к кабинету, он вошел туда, прибавил в пампе свету и направил его на лицо медиума; одновременно с этим он поднял занавес настолько, что мы могли видеть их обоих. Затем он снова убавил огонь и понес лампу обратно на ее место. Ему стоило большого труда повесить лампу на крюк, так как она была покрыта рефлектором. Молодая дама, сидевшая как раз под лампой, так что ему приходилось наклоняться над нею, хотела ему помочь, но он отказался от ее помощи и упорно продолжал добиваться своего, до тех пор, пока гвоздь не попал в отверстие и лампа не повисла на своем месте.
   После этих довольно долго продолжавшихся явлений, когда все присутствующие несколько раз видели материализованные фигуры и медиума, стали приготовляться к фотографированию одновременно кружка, медиума и фигуры. Члены кружка, сидевшие до тех пор полукругом, сели теперь в ряд спиною к кабинету, лицом к двери. Камера была поставлена еще до начала сеанса в одном из углов комнаты с фокусом на кабинет. Подле камеры стоял маленький столик, и на нем лоточек с надлежащим количеством магнезиального порошка, вспышка которого дает достаточно света для моментального снятия фотографии. Фотографические принадлежности находились в кухне, а так как употребление сухих пластинок не было еще известно, то пришлось приготовлять пластинки мокрым способом, что и было исполнено в кухне м-ром Бальфуром, хотя не фотографом по профессии, но достаточно сведущим, чтобы сделать все необходимое. Я сопровождал м-ра Бальфура в кухню и внимательно проследил за всеми его действиями над пластинками; сам медиум меня просил удостовериться в том, что все делается как следует, без обмана. Мы вскоре вернулись в сеансовую комнату, где кассетка, содержавшая пластинку, была вставлена в камеру. Все присутствующие, медиум и материализованная фигура были на тех же местах, где мы их оставили. Для сохранения пластинки, при открытии объектива, лампу погасили, материализованная фигура стояла в это время позади нас, держа одну руку на моей голове, а другую на голове жены. Жена моя слегка вздрогнула, когда фигура, нагнувшись к ней, сказала на старинном шотландском наречии, чтобы она не пугалась. Затем фигура встала в позу для фотографии, и вскоре был дан сигнал зажечь фитиль, вложенный в порошок, который, вспыхнув, ослепил нас своим ярким светом! М-р Бальфур тотчас же вынул кассетку из камеры. Я же несколько беспокоился состоянием жены моей, готовой лишиться чувств. В комнате был полнейший мрак и стоял удушливый запах от сгоревшего порошка. Фигура продолжала стоять на своем месте и, наклонившись к моему уху, прошептала по-шотландски, несколько грубым, старческим голосом: «Ступай за портретом», давая понять, что останется при моей жене. Я вошел в кухню вслед за м-ром Бальфуром. Он занялся проявлением пластинки, но при своем нервном возбуждении вторично пролил жидкость на негатив, вследствие чего фигура моей жены почти стерта и общий тон рисунка неясен. Часть этой жидкости снята с негатива, но если бы она была стерта совсем, то исчезла бы и фигура м-с Берне. По-видимому, свет был слишком силен, и пластинка оказалась передержанной. К счастью, изображение материализованной фигуры не пострадало. Темная полоса через ее плечо изображает шотландский плед. Медиум, сидящий в своем углублении, виден, но слабо. Сидящие по обе стороны кабинета совсем не видны, так как на полученном мною экземпляре изображена средняя часть комнаты. Когда зажгли свет, медиум проснулся совершенно отуманенный продолжительным трансом; наши рассказы об удачном сеансе были им выслушаны со свойственным ему равнодушием. На других фотографиях медиум вышел гораздо яснее; по правде сказать, только что описанная здесь фотография, — одна из худших этой серии, но, принимая во внимание необычайность результата, нами полученного, она неоценима как доказательство реальности явлений, никаким образом не объяснимых обманом или галлюцинацией. Это только один из целого ряда опытов, подтверждающих друг друга самым положительным образом.
   Дж. Берне. Лондон. 19 июля 1886 года».
  
       Мне остается присовокупить, что на этой довольно большой фотографии (5×6 дюймов) видна очень хорошо, несмотря на технические недостатки, группа из семи лиц, среди которых стоит материализованная, окутанная в белое фигура; она стоит возле кабинета, половина занавески которого позади нее отдернута и в углублении видна сидячая фигура медиума или, вернее, половина его лица, так как волосы и борода сливаются с тенями кабинета. Но на такой фотографии присутствие медиума на негативе почти излишне, так как нет ничего общего между внешностью медиума и фигурой; медиум — тридцатилетний брюнет, а фигура — это старец, совсем лысый, с длинной, седой бородой, лицо которого, широкое и круглое, совсем иного типа, чем лицо медиума, мне лично известного. Фигура снята en face, глаза открыты, даже видны зрачки. Относительно ясности фотография этого лица удалась гораздо лучше, чем полученная мною с Эглинтоном; замечательно, что эти фигуры выносят, не закрывая глаз, ослепительный свет магния.
   В английской литературе мне известны только два отчета, относящиеся до замечательных материализации, происходивших в присутствии этого медиума. Эти два отчета принадлежат одному и тому же перу — г-же Луизе Томпсон-Носуорсей — и относятся даже к одному и тому же сеансу. А так как на этом сеансе была получена фотография не только фигуры, но и самого медиума, то я и воспроизвожу здесь один из этих отчетов.
   Первый из них был напечатан в «Спиритуалисте» от 28 июля 1876 года (с. 350). Я заимствую из него следующее:
   «Для читателей «Спиритуалиста» может быть небезынтересным узнать, что, в то время как через профессиональных медиумов получаются неоспоримые доказательства материализации временного человеческого тела столь же осязаемого и реального, как и наше собственное, то же самое поразительное явление наблюдается еженедельно и в тихом, совершенно частном кружке Ливерпуля. Как одно из лиц, имевших иногда возможность присутствовать на этих сеансах, я посылаю вам отчет виденного мною.
   «В сентябре прошлого года гостивший у меня отец мой, Георг Томпсон, пожелал быть свидетелем явления материализации, вследствие чего я получила дозволение ввести его в упомянутый кружок. На этом сеансе в числе участников находился и д-р Уильям Гичман. Нас пригласили сесть полукругом в маленькой комнате, около десяти футов в квадрате, и предложили петь хором, а медиум удалился за байковую занавеску. Парафиновая лампада давала настолько света, что мы могли видеть друг друга.
   Несколько времени после удаления медиума занавеска раздвинулась, в разрезе показалось что-то туманное, парообразное, с неясными очертаниями человеческой формы; туман этот постепенно сгущался, и наконец из него выделилась рука и голова; первая тотчас начала манипулировать туманную массу, находившуюся ниже под нею, пока та не приняла формы человека, высокого роста, одетого в белое одеяние; эта фигура, хотя и сложилась из облачной массы и, так сказать, сработала самое себя в нашем присутствии, вскоре доказала нам, однако, что в ней облачного ничего уже не было: выступив в комнату, она каждому из нас пожала руку своей сильною реальною рукой. Когда прибавили света, глазам нашим предстал величественный старец со строгим взглядом, с длинными развевающимися белыми волосами и бородой. Побывав довольно времени вне кабинета (который весь состоял из упомянутой байковой занавески), фигура возвратилась к тому месту, где она возникла; стоя тут и отодвигая занавеску своей собственной поднятой рукой, она поманила к себе поочередно каждого из присутствовавших, приглашая постоять возле нее и медиума. Стоя тут, старик смотрел нам прямо в глаза. Отец мой мог рассмотреть свежий, почти румяный цвет его лица и полное достоинства выражение. Эта величавая фигура, стоявшая у занавески, придерживая ее одною рукою, а другою указывая на медиума, погруженного в транс, представляла зрелище, которое нелегко забывается. И мой почтенный родитель говорил мне потом, что впечатление, вынесенное им, было захватывающее, в особенности когда, стоя перед фигурой так близко, что почти касался до нее, он услыхал из уст этого посетителя из иного мира сказанные тихим голосом слова: «Господь да благословит вас». После того показались еще три другие фигуры, которые появлялись почти таким же образом, ходили вокруг кружка, пожимали нам руки и позволяли трогать и рассматривать их одеяние. Одна из них поднесла каждому из нас фрукт вроде стручкового перца, хотя такового, как нас уверяли, в доме вовсе не находилось. Этот достопамятный сеанс закончился тем, что первый посетитель явился вторично, и тогда была снята фотография с него вместе с доктором Гичманом…
   Г. Чарльз Блэкберн описал один из последующих сеансов того же кружка, на котором я опять присутствовала. Вместе с архитектором он осмотрел комнату, где происходили эти явления, и убедился, что под ней не было никаких сводов, что она стояла прямо на земле (см. «Спиритуалист», 1876, т. I, с. 114). Случалось нередко, что на этих сеансах показывались по три фигуры зараз, и я спрашиваю: может ли какой-нибудь скептик найти другую теорию, помимо спиритической, для разъяснения подобных явлений?»
   Другой отчет о том же сеансе помещен тем же автором в журнале «Psychological Review» (1878, т. I, p. 348) в статье, озаглавленной «Воспоминания о Георге Томпсоне его дочери Луизы Томпсон-Носуорсей». В этом описании, помимо некоторых подробностей, относящихся до осмотра комнаты и процесса фотографирования, сказано, между прочим, что на первой фотографии, снятой при магнезиальном свете, видна не только фигура, но и сам медиум.
   В этих двух известиях есть противоречие, относящееся к фотографии: в отчете 1876 года сказано, что вместе с материализованной фигурой был фотографирован доктор Гичман; а в письме 1878 года сказано, что вместе с фигурой был фотографирован сам медиум. Для разъяснения этого обстоятельства я обратился письмом к самому доктору Гичману, и вот его ответ:
       «Ливерпуль. 26 апреля 1887 года.
   М. г.! Я имел честь получить ваше письмо 18-го числа. Относительно содержащихся в нем разных вопросов я должен сообщить вам, что иногда в течение одного и того же вечера происходило несколько сеансов, и, когда снимались фотографии, медиум (г. Б.) иной раз попадал на пластинку, а другой раз не был видим. Поэтому тут может и не быть противоречия. Примите и пр.
   Уильям Гичман, доктор медицины».
  
       Для дополнения известий, относящихся к фотографическим опытам на сеансах с этим замечательным медиумом, я не мог сделать ничего лучшего, как обратиться опять к тому же д-ру Гичману (известному ученому, председателю Антропологического общества в Ливерпуле и автору различных сочинений по медицине), как самому компетентному члену того частного кружка, где происходили упомянутые явления. Вот письмо его, полученное мною в ответ:
  
       «Ливерпуль, Пемброк-алэе, 62. Июля 24-го, 1886 года.
   М.г.! В ответ на ваше любезное письмо, вчера полученное, я, к сожалению, по случаю многочисленных спешных работ разного рода не могу в настоящее время сообщить вам все требуемые подробности, научные и философские. Что касается фотографирования материализованных фигур, они получались при помощи электрического света; для этой цели обыкновенно приготовлялось несколько камер, в том числе бинокулярные и стереоскопические, с пластинками различной величины; они были расположены позади присутствующих, сидевших перед кабинетом таким образом, чтобы можно было фотографировать не только появляющиеся материализованные фигуры, но и самого медиума в тех случаях, когда эти фигуры, по нашей просьбе, отодвигали занавеску. Вообще говоря, в этих опытах неудачи не бывало; все ванны и пластинки были заготовлены наперед для немедленного употребления. Я часто входил в кабинет вслед за материализованными фигурами и видел их вместе с медиумом (г. Б.). Мне кажется, что я получил сколь возможно научно доказанную достоверность, что каждая из этих фигур была отдельным от земной личности медиума индивидуумом, так как я тщательно и с помощью различных инструментов исследовал их относительно дыхания, кровообращения, роста, веса, объема и пр. Эти фигуры и духовно и телесно были чрезвычайно изящны и в то же время совершенно реальны; хотя возникали они, по-видимому, постепенно из облачной массы, но исчезали, напротив, мгновенно и абсолютно. Я держусь того мнения, что некоторого рода духовные существа где-нибудь да существуют и что разумные фигуры, являвшиеся на этих сеансах, облекались в видимые объективные тела, совершенно отличные от известных нам земных тел, и при этом были одарены, подобно нам, сознанием, мыслию, речью, способностью передвижения и пр. Имев неоднократно случай (в присутствии компетентных свидетелей) прохаживаться между медиумом с одной стороны и материализованной фигурой с другой, пожимать ей руку и разговаривать с нею по целым часам, — мне нет более охоты заниматься такими фантастическими гипотезами, как зрительные или слуховые иллюзии, бессознательная церебрация, нервная сила и тому подобное. Истина как в вопросах духа, так и вещества обретается только при надлежащем искании…
   Простите эти спешные и поверхностные заметки ввиду моего крайнего недосуга. Примите и пр.
   Уильям Гичман».
  
       Так как у д-ра Гичмана не оказалось налицо ни одной оригинальной фотографии для раздачи, то он был настолько любезен, что прислал мне фотографию с рисунка, представлявшего один из сеансов г. Б., на котором изображен весь кружок, а посредине материализованная фигура старика, задрапированного в белое, стоящего с непокрытой головою возле кабинетной занавески, которую он отдергивает правою рукою, показывая сидящего внутри медиума в трансе. Между грудью материализованной фигуры и грудью медиума видна светящаяся нить, соединяющая оба тела и освещающая лицо медиума. Такое явление бывало не раз наблюдаемо при процессе материализации и сравниваемо с пуповиной рождающегося ребенка. Эта фотография была мне прислана при следующем письме:
  
       «26 июля 1886 года.
   М.г.! Отправив мое последнее письмо к вам, я нашел после усердных поисков посылаемый при сем рисунок. Быть может, он даст вам лучшее понятие о всей серии сеансов м-ра Б. Я ручаюсь за его точность. Изображенная тут материализованная фигура выдавала себя за доктора У. из Манчестера. Она отличалась своим замечательно умным выражением и, между прочим, нарисовала мой портрет… По моему мнению, только терпеливое опытное исследование объективных фактов или внешних явлений так называемого спиритизма может убедить германских или иных философов в их истине и значении как результате естественной эволюции при надлежащих условиях. Разум, логика, аргументы и пр. без опытного исследования — пустая трата времени и сил.
   Ваш У. Гичман.
   P.S. В журнале «Phychological Review» за апрель 1879 года первое место отведено моей статье, озаглавленной «Мы и наука», в которой изложены результаты наблюдений, произведенных мною с теми же научными приемами, с какими мы наблюдаем и всякие другие процессы в любой лаборатории».
  
       Желая получить абсолютное доказательство, требуемое Гартманом, при соблюдении всех условий, им указанных, и в опыте, произведенном мною самим, я имел с этою целью две серии опытов с медиумом Эглинтоном; для первой я пригласил его в Петербург весною 1886 года. После немалых стараний мы получили результат, который, однако, нельзя назвать удовлетворительным; он описан вкратце в августовской книжке «Ps. St.» за 1886 год. Для второй серии я вскоре затем сам отправился в Лондон, и результат превзошел все мои ожидания. Отчет об этом опыте был помещен в мартовской книжке «Ps. St.» 1887 года, а также и в «Ребусе» (1886, N 50), откуда я и воспроизвожу здесь описание упомянутого опыта; а фототипия с полученной мною фотографии приложена при сем на табл. X. Она изображает Эглинтона в трансе, поддерживаемого материализованной фигурой. Тут совершенно ясно, что мы видим перед собою живую человеческую фигуру, стоящую возле медиума. После всего мною сказанного выше об объективных доказательствах явлений материализации, легко допустить возможность и подлинность полученного мною результата, и тем не менее я первый готов признать, сколь трудно поверить реальности такого явления.
   Поясню здесь только, для незнакомых с моими статьями в «Ребусе», что опыты, о которых будет речь, происходили в Лондоне, в доме богатого джентльмена, недавно им для себя отстроенном, и что кружок наш состоял, не считая Эглинтона и меня, из хозяина, его жены и их приятеля, г. N. Так как они не желают, чтобы имена их были преданы гласности, то я и не имею права назвать их. Засим привожу помещенное в «Ребусе» описание.
   «10 июля, в 7 ч вечера, мы собрались и по окончании трапезы, предложенной гостеприимным хозяином, приступили к приготовлениям. Для подобного сеанса, где предполагалось получить фотографию медиума вместе с материализованной фигурой, требовалась комната, в которой можно было бы устроить темное помещение с занавеской; у хозяина нашего единственная комната, подходящая под эти условия, была гостиная, вхожая часть которой отделялась от остальной комнаты тяжелой плюшевой занавеской, подхваченной в разрезе толстым шелковым шнуром. Эту часть гостиной и решено было обратить в темный кабинет; на 10 ф ширины, он имел 14 ф длины; в нем была одна дверь и одно окно; дверь — единственная в гостиную — выходила в коридор и хорошо запиралась; окно выходило в проход между домом хозяина и соседним; для образования темноты оно было закрыто ставнем, завешено клеенкой и шерстяными одеялами, прибитыми к косяку гвоздиками; в помещении этом имелось несколько стульев, этажерка и пианино; гостиная, как и прочие комнаты, в которых мы имели сеансы, находилась в третьем этаже. Прежде всего, хозяин установил камеру; Эглинтон сел перед разрезом занавески, и фокус был взят на таком расстоянии, чтоб на пластинке могла уместиться целая фигура. Против разреза занавески, который был не посередине ее, а ближе к одному боку, был поставлен, шагах в четырех от нее и вправо от камеры, небольшой круглый столик; на нем, для защиты камеры от прямого действия магнезиального света, была установлена высокая картонная ширма, а в сгибе ее был укреплен вогнутый, металлический рефлектор, вершков четырех в диаметре. Еще до этого не мало было толку о том, как осветить ту часть комнаты, в которой мы сами имели сидеть, причем свет имел быть хотя и слабым, но достаточным, чтобы видеть происходившее, и притом под рукою, чтоб можно было немедленно зажечь магнезиальную ленту; остановились на спиртовой лампочке с толстым шнуровым фитилем, действие которой, по испытании, оказалось вполне удовлетворительным. Такая лампочка и была поставлена на столик, в стороне от рефлектора, и возле нее было положено несколько плетежков из магнезиальной ленты, в три ленточки каждый, длиною около пяти вершков; они были привязаны проволокой к стеклянным палочкам, и на приятеля нашего хозяина, г. N., была возложена обязанность — при данном сигнале зажечь плетежок на лампочке и держать его против самого центра рефлектора, наблюдая, чтоб фотографируемые субъекты находились в поле отраженного света. На предварительных опытах, о которых я упоминал выше, мы убедились, что при помощи этого рефлектора свету от плетежка из трех ленточек было достаточно для удовлетворительного результата.
   Когда все было готово, я удалился с хозяином в темную комнату; там, при свете красного фонаря, я достал из своего мешка две пластинки, пометил их, хозяин вставил их в кассетку, и мы возвратились в гостиную, заперев за собою входную дверь, ключ от которой хозяин вручил мне, и я положил его в карман. Мы расположились полукругом перед занавеской, на расстоянии 5-6 шагов от нее, как значится на прилагаемом рисунке.
   Зажгли спиртовую лампочку и потушили газ. Было 10ч вечера. Эглинтон сперва сел на кресло перед занавеской, потом ушел за занавеску, где было поставлено для него другое кресло; пробыл там более получасу; ничего не было; наконец он вышел и, будучи в трансе, заговорил от имени одного из своих руководителей: было выражено сожаление о неудаче; сказано, что для подобного результата надо по крайней мере десять сеансов, что «они» не знают, имеют ли право подвергать медиума такому изнурению и пр., что как бы то ни было в следующий раз «они» сделают последнюю попытку, а если кто явится, то это будет сам Эрнест, главный руководитель Эглинтона. Это было сказано по тому случаю, что перед этим, в разговоре, я выразил мнение, что, вероятно, для подобных опытов явится кто другой. Затем Эглинтон пришел в себя, и сеанс был окончен.
   Второй сеанс этой серии, и последний из всех, был назначен на 14 июля. Отрицательный результат предшествующего оправдал мои дурные предчувствия, и я был вполне убежден, что и на этом сеансе ничего ровно не произойдет. Мы собрались опять в том же часу, и после всех приготовлений, как и в тот раз, я удалился с хозяином в темную комнату, достал две новые принесенные с собою пластинки, пометил их русскою надписью: «А. Аксаков, 14 июля, 1886» — и хозяин вставил их в кассетку. Возвращаясь в гостиную, мы заперли за собою дверь; ключ от нее я положил к себе в карман, и мы разместились в том же порядке; зажгли спиртовую лампочку и потушили газ. Эглинтон сел на кресло, поставленное перед занавеской; вскоре он впал в транс и заговорил: наши приготовления были одобрены; было обещано употребить все усилия для успеха, без ручательства, однако ж, в нем; когда будет время зажечь магний, это будет внушено г-ну N. словом «теперь»; если первый опыт окажется неудачным, то мы должны перейти в темную комнату, для фотографии в темноте, и тогда «они» постараются произвести женскую фигуру («to evolve a female form»). B 10 часов без пяти минут Эглинтон ушел за занавеску; и я мог видеть час при свете спиртовой лампочки. Вскоре Эглинтон вышел и начал набирать силы, подходя к каждому из нас и делая пассы от наших голов на себя. Ушедши за занавеску, он вскоре вышел опять и сел на кресле против самого ее разреза, лицом к нам; сильно двигался, поднимал и опускал руки; над головой его что-то белелось… Раздались стуки, мы недоумевали, раздались опять… «Зажигать?» — «Да», — подтвердили стуки. Запылал магний, хозяин поднял объектив, и я увидал при ослепительном освещении фигуру Эглинтона, как бы спокойно спавшего, со скрещенными перед собою руками; на левом плече его виднелась третья рука с частью белой драпировки, а на голове его, у самого лба, виднелась четвертая рука — живые, натуральные руки, не имевшие той поразительной белизны, как в Петербурге. Когда выставка кончилась, руки не отнялись, но оттянули Эглинтона назад, и он скрылся за занавеской. Хозяин тотчас перевернул кассетку и открыл другую пластинку. Я думал, что сеанс наш на том и закончится; но едва хозяин сел на свое место, как из-за занавески выступила, шага на три вперед, высокая фигура вся в белом и с белым же тюрбаном на голове. «Это Абдулла», — сказал я. «Нет, — отвечал хозяин, — у этой фигуры обе руки». И фигура, размахнув руками, как бы в подтверждение, скрестила их на груди, поклонилась и скрылась за занавеску. Через несколько секунд показывается Эглинтон, выходит весь, а за ним выступает еще фигура в белом — та самая, которую мы сейчас видели; оба становятся перед занавеской, и чей-то голос говорит: «Light» (свет). Вторично запылал магний, и я с изумлением смотрел на высокую фигуру, левой рукой своей обхватывавшую и поддерживавшую Эглинтона; он был в глубоком трансе и едва держался на ногах; я сидел в пяти шагах и при ослепительном свете мог совершенно ясно рассмотреть удивительного пришельца; это был вполне живой человек; я хорошо видел живую кожу лица его, совершенно натуральную черную бороду, густые прямые брови и проницательные глаза, все время смотревшие сурово, неподвижно, прямо в огонь, который горел секунд пятнадцать. Вся фигура была в белом одеянии, спускавшемся до самого пола; на голове было что-то вроде белого тюрбана. Левой рукой она охватывала Эглинтона; правой рукой она придерживала свою драпировку. Когда г. N. сказал: «Теперь» — сигнал для закрытия объектива, фигура скрылась за занавеску, но увлечь за собой Эглинтона не успела, и он упал на пол как мертвый, перед занавеской. Мы не двигались, зная, что тут медиум во власти иной. Тотчас же занавеска распахнулась, та же фигура показалась в третий раз, подошла к Эглинтону и стоя, нагнувшись над ним, стала делать пассы. Мы любовались этим зрелищем в глубокой тишине. Эглинтон начал медленно приподыматься и наконец встал на ноги. Фигура обхватила его и увела за занавеску. Вскоре раздался чуть слышный голосок Джоэ, говоривший, чтобы медиума тотчас вывели на свежий воздух и дали ему воды с виски. Было 10 ч 30 мин когда сеанс кончился; он длился всего 35 мин. Хозяйка бросилась к двери, чтобы принести воды; но она оказалась запертой; когда она обратилась ко мне за ключом, я просил извинить меня, -дело было такого рода, что мне надо было отпереть дверь самому; я прежде вполне удостоверился, при свете, что она была заперта, и затем отпер ее. Эглинтон лежал в кресле своем в глубоком трансе; поставить его на ноги не было никакой возможности, и мы втроем отнесли его в столовую, где и посадили у растворенного окна; но он тотчас же свалился на пол, и его стало корчить; на губах показалась кровь; мы усердно растирали его, давали ему нюхать спирт и пр.; только через четверть часа он пришел в себя, глубоко вздохнул и открыл глаза.
   Оставив его, в полном изнеможении, на попечении хозяев, я отправился с г. N. в темную комнату проявлять пластинки. Как только на одной из них стали выступать очертания обеих фигур, я вышел в столовую сообщить о том Эглинтону, который сам не в состоянии был прийти к нам и только нетерпеливо спрашивал о результате. Узнавши наконец о полной удаче, он тут же сказал: «Ну что же, довольно для Гартмана?» — «Конец галлюцинациям», — ответил я. За то и дорогою ценою поплатился Эглинтон за торжество свое, только через час он оправился настолько, чтобы доплестись до подземной железной дороги; г. N. взялся проводить его до дому и уложить в постель, и тут с ним сделался вторичный припадок дурноты, с корчами и легочным кровоизлиянием. Он убедительно просил не говорить его домашним о том, что с ним было; тем не менее наутро его домашние, встревоженные его видом, заходили ко мне и спрашивали, что такое мы с ним вчера сделали, так как они никогда не видали его в таком состоянии изнурения.
   Изготовленные наспех, на другой же день, фотографии оказались весьма удачными; особенно первая, на которой видны руки на Эглинтоне. Не так как в Петербурге, он сидел под ослепительным блеском горевшего магния совершенно спокойно, поэтому и руки на нем вышли очень отчетливо. Вторая фотография вышла, к сожалению, не совсем ясно; обе фигуры, стоя на ногах, очевидно, несколько двигались, хотя на глаз этого было вовсе незаметно. Но для требуемой цели результат был вполне удовлетворителен; Эглинтона можно легко узнать, хотя голова его и закинута несколько на обхватившую его руку рядом с ним стоит та высокая фигура, которую мы видели полною жизни; борода, брови вышли хорошо; глаза тусклы; характерная черта этой фигуры — короткий нос, совершенно отличный от эглинтоновского. На обеих фотографиях видны в углу мои пометки. Все негативы находятся у меня (см. табл. X).
   Таким образом, мои старания в Лондоне увенчались полным успехом; я получил всю серию обещанных мне фотографий. Этим успехом я всецело обязан тому кружку, в среде которого мне так любезно было позволено производить мои опыты. Я и прежде знал, что для получения хороших медиумических явлений первое дело — кружок; что все зависит от кружка; но никогда не приходилось мне так наглядно убедиться в этой истине. Легкость, скорость, отчетливость, с которыми явления совершались, не имели ничего общего с тем, что мы видели в Петербурге. Помимо согласного настроения кружка, в который я был допущен, немалое значение, разумеется, имело то обстоятельство, что в этом кружке уже получались трансцендентальные фотографии и, следовательно, как раз была подготовлена та медиумическая почва, на которой могли иметь успех и задуманные мною опыты. Я уже не говорю про то удобство и значение для опытов, которые представляла мне частная квартира: для приезжего найти в Лондоне подходящее для подобных опытов помещение — немалое затруднение. Если б я проделал их в квартире Эглинтона, то они потеряли бы половину своего значения; таким образом, содействие, столь любезно оказанное мне нашим гостеприимным хозяином, было для меня во всех отношениях существенным, и потому я считаю своим долгом высказать ему здесь мою глубокую, искреннюю благодарность, и не только от себя лично, но и от имени всех тех, которым дороги успехи медиумического дела.
   Здесь необходимо прибавить, что о тех замечательных фотографиях, которые получаются в кружке нашего хозяина, никто, кроме самых близких ему людей, не знает; сеансы эти чисто семейные, и никаких известий о них в спиритическую английскую прессу не проникало. Когда я был допущен в кружок, то само собой разумелось, что я не буду оглашать имени его членов. Но когда сеансы мои закончились, то хозяин наш, ввиду тех замечательных результатов, которые были получены, имел решимость сказать мне, что если только я нахожу это полезным для дела, то он не считает себя вправе требовать дальнейшего умолчания его имени и потому разрешает мне назвать его. На это я ответил, что, разумеется, указание дома, где производились опыты, весьма желательно для полноты описания, и я очень поблагодарил его за такое самоотвержение, ибо таковым оно есть при настоящих понятиях об этом предмете; но, обсудив положение дела и принимая во внимание именно эти понятия и данный нам опыт в таких примерах, как Крукс и Уаллес, которым все-таки не верят, я высказал нашему хозяину свое глубокое убеждение, что и в данном случае оглашение его имени и адреса нисколько делу не поможет — все равно никто не поверит, кроме тех, которые верят и так или знают его лично; а глумления со стороны и докуки от любопытных будет ему немало. Поэтому я предложил ему, не будет ли лучше, если я, не оглашая его имени печатно, только скажу, что имею его дозволение частно сообщать его имя тем лицам, которые будут этим особенно интересоваться и которым я найду возможным открыть его. На том и порешили.
   Кстати, о недоверии и обмане. Принято подозревать профессионального медиума как лицо материально заинтересованное. Ясно, что в этих последних опытах Эглинтон один не мог бы проделать всего требуемого для подлога; тут необходимо допустить его сообщничество с членами кружка. Хозяин кружка — богатый независимый человек, имеющий такое же общественное положение, как и я. Для возможности обмана с его стороны, сопряженного с немалыми хлопотами, надо же найти какой-нибудь достаточный мотив! О материальной выгоде не может быть и речи. Что же могло бы служить побуждением? — придумать трудно. И почему обманывает он, а не я. Гораздо логичнее предположить и легче объяснить обман с моей стороны. Побуждение понятно: выступил за спиритизм — ну и надо его отстаивать во что бы ни стало.
   Но такое неверие меня нисколько не смущает и не удивляет. Оно совершенно естественно и законно. Убеждения не насилуются, они слагаются итогами жизни, столетиями; вера же в явления природы приобретается не разумом, не логикой, а привычкой. Только в силу привычки чудесное перестает быть чудесным.
   Впрочем, что касается до опытов, здесь описанных, то они были предприняты мною с ближайшею целью — служить ответом человеку, который верит человеческому свидетельству, признает его значение и призывает ревнителей медиумического дела на производство подобных опытов. Напоминаю здесь слова Гартмана:
   «Вопрос, в высшей степени интересный теоретически, состоит в том, может ли медиум не только возбудить в другом лице определенный образ галлюцинаторно, но даже произвести таковой на самом деле, как нечто реальное, хотя и состоящее из весьма тонкой материи, но, тем не менее существующее на самом деле в объективнореальном пространстве комнаты, где происходит заседание… Одна лишь фотография может служить доказательством, что материализованное явление представляет поверхность, способную отражать свет и существующую в объективно-реальном пространстве… Так как материальное заключение медиума не может служить ручательством за подлинность явления, то надобно получить одновременный снимок медиума и призрака прежде, чем принять, что видимое присутствующими явление объективно… Необходимое условие для такого фотографического доказательства состоит, по моему мнению, в том, чтобы к фотографическому аппарату, к кассетке и пластинке не допускался ни профессиональный фотограф, и медиум — для того, чтобы исключить всякое подозрение относительно каких-либо манипуляций… (См. всю цитату выше)
   Позволяю себе думать, что теперь условия эти выполнены во всей их полноте и что Гартман, вникнув внимательно во всю обстановку — нравственную и физическую, при которой был произведен мною требуемый им опыт, найдет ее совершенно достаточною для признания явления материализации реально существующим»1.
   V. Я должен наконец перейти к последней рубрике доказательств объективности материализации посредством фотографии, а именно при необыкновенных условиях полной темноты. Здесь уже нет более речи о том, где находится медиум. Сколько бы он ни трансфигурировался, он все-таки не произвел бы никакого действия на пластинке; а между тем факт таков, что материализованная фигура может быть фотографирована в абсолютной темноте, представляя в самом этом факте доказательство своего трансцендентального происхождения. Первые известия о фотографиях этого рода дошли до нас из Америки в 1875 году (см. «Спиритуалист», 1875, т. II, с. 297; 1876, т. I, с. 308 и 313); но самая замечательная серия опытов подобной фотографии была сделана в Париже в 1877 году графом де-Бюлэ с медиумом Фирманом (см. «Спиритуалист», 1877, т. II, с. 165, 178, 202), а впоследствии граф дал о них обстоятельный отчет в статье, напечатанной в «Спиритуалисте» (1878, т. II, с. 175).
   Описание фотографии подобного рода, полученной при том же медиуме, мы находим в числе замечательных опытов г. Реймерса, и все та же Берти, которая доказала ему свою объективную индивидуальность всеми возможными способами, завершила их, давши свой образ таким фотографическим процессом, который обманом объяснить невозможно, если только не заподозрить самого Реймерса. Вот что он говорит:
   «В течение зимы я имел случай произвести фотографический опыт, единственный в своем роде, никаким обыкновенным объяснениям не поддающийся. Я купил сухую пластинку, вставил ее в кассетку в девять часов вечера и держал руки свои в камере до того времени, покуда медиум не уселся за занавеску, и тогда я погасил огонь. Был дан сигнал открыть объектив, а через несколько секунд закрыть его опять. Вместе с проснувшимся медиумом отправился я в темную комнату, и, не спуская ни на минуту глаз с пластинки, я увидал, как Берти с крестом на шее, в том виде, как она обыкновенно материализуется, стала мало-помалу выступать на пластинке. Вот образ, возникший в полном мраке, действуя на пластинку исходящими из него самого лучами, наперекор всем нам известным законам природы. Видна только фигура в одеянии, никакого следа чего-либо окружающего; следовательно, это не отраженный свет, а лучи исходят прямо из фигуры» («Ps. St.», 1879, S. 399).
  
       Обратившись к г. Реймерсу за некоторыми дополнительными разъяснениями, я получил следующий ответ:
  
       «Веллингтон-Парад, Паулет-стрит, Мельбурн (Австралия),
   8 июня 1886 года.
   М.г.! Я думаю, что я описал фотографию в темноте не достаточно точно, и потому тотчас же отвечаю вам на все пункты.
   Вместе с Альфредом Фирманом отправился я в город и купил сухие пластинки, которые в углах пометил. Возвратившись из Лондона в Ричмонд, мы устроили кабинет и уставили камеру, взявши фокус с того места, где фигура по данным указаниям будет находиться. Когда стемнело (это было в сентябре в 9 ч вечера), Фирман сел в кабинете, а я стал возле камеры, на которой все время держал руки, после того как я вставил в кассетку пластинку, находившуюся со времени покупки ее в моем кармане Джон Кинг, пользуясь устами своего медиума, скомандовал быть наготове для открытия объектива по его приказанию, и тут наступила такая тишина, что малейшее движение медиума было бы услышано. Вдруг раздался голос Джона: «Открыть!» — и через несколько минут: «Теперь закрыть!» Зажегши свечу, я сам вынул пластинку, и, когда Альфред приготовил химический раствор, я дал ему пластинку и, гладя через его плечо, видел, как фигура проявлялась на негативе. На отпечатке видна фигура с крестом на шее, как она обыкновенно показывалась, но темная, на сером фоне.
   Получив такой крайне замечательный результат и обдумывая, как я всегда это делал после сеансов, каким обманом он мог быть объяснен, я пришел к заключению, что, помимо невозможной подделки моей пометки на пластинке, остается предположить одно, еще менее возможное, а именно: ловкую подмену уже выставленной, но не проявленной пластинки. Вынуть из кассетки одну пластинку и заменить ее другою в абсолютной темноте и без всякого шума — для медиума немыслимо, не говоря о том, что моя рука все время лежала на камере. А так как я, вынув пластинку из кассетки, ни на минуту не выпускал ее из виду, то дальнейшие объяснения я должен предоставить другим.
   Преданный вам С. Реймерс».
  
       VI. Покончив с рубрикой, посвященной доказательствам негаллюцинаторного характера материализации через получение пребывающих физических результатов, я должен упомянуть об одном виде доказательств, посредством которых мы можем убедиться, что в явлении материализации мы действительно имеем дело с явлением, обладающим атрибутом телесности, а не с галлюцинацией. Доказательство это — взвешивание материализованной фигуры, а также и самого медиума во время развития явления. Сам Гартман говорит, что подобные опыты «могут казаться пригодными для разрешения этого вопроса» (с. 131); но так как все действия тяжести могут быть произведены чудодейственною нервною силою, которая в состоянии сделать медиума легче воздуха, а призрак столь же тяжелым, .как медиум, то Гартман и приходит сам к заключению, что таким путем «нельзя ничего констатировать наверное» (с. 131). По этой причине я и не стал бы говорить в моем ответе об этом виде объективного доказательства, если бы я не прочел у г. Гартмана, вслед за приведенными мною словами, следующее примечание:
   «В одном известном мне случае, где явление было взвешено, вес его согласовался с весом медиума («Ps. St.», т. VIII, S. 52), из чего можно заключить, что это был сам медиум, который и становился на весы» (с. 131).
   Сравнив это примечание с приведенной ссылкой на «Ps. St.», я нашел тут, в письме г. Армстронга к г. Реймерсу, следующее:
   «Я присутствовал на трех сеансах с г-жою Вуд, где был в употреблении аппарат г. Блэкберна для взвешивания. Медиума наперед взвесили и затем отвели в кабинет (кабинет устроен так, что медиум во время сеанса выйти не может). Три фигуры показались одна за другой и вступили на весы. Во втором сеансе вес колебался между 34 ф. и 176 ф. — нормальным весом медиума. На третьем сеансе вышла только одна фигура. Вес колебался между 83 ф. и 84 ф. Такие весовые опыты, если только эти силы нас не морочат, очень убедительны; но желал бы я знать, что же остается от медиума в кабинете, когда фигура вытягивает его вес? Эти результаты, в сравнении с подобными же опытами, становятся еще интереснее. На проверочном сеансе (test-seance) мисс Ферлэм (медиум) была, так сказать, зашита в гамак и таким образом подвешена на столбиках, что они показывали вес медиума, и притом так, что все присутствовавшие могли одновременно видеть колебание. В короткое время стала заметна постепенная убыль в весе, и, наконец, появилась фигура, которая стала обходить присутствовавших; убыль в весе медиума дошла до шестидесяти фунтов, до половины нормального веса. Во время ухода и дематериализации фигуры вес медиума стал опять прибывать, и, когда по окончании сеанса его взвесили, оказалось, что он потерял от 3-4 фунтов. Разве это не доказательство, что вещество извлекается из медиума?» («Ps. St.», 1881, S. 52-53).
   Из этого письма мы видим, что в третьем опыте с мисс Вуд вес материализованной фигуры во все время был равен почти половине нормального веса медиума, а в опыте мисс Ферлэм убыль веса ее тела дошла в свою очередь до половины нормального веса. Как согласовать этот факт с заметкой г. Гартмана? Не следует ли искать причину этого промаха также в области «бессознательного»? А эти три-четыре фунта, которые медиум потерял в своем нормальном весе во время опыта? Не новое ли это проявление нервной силы, объяснение которого остается в долгу за г. Гартманом?
   Для тех, кто пожелал бы познакомиться с историей опытов этого рода в области материализации, я даю следующие указания: «Olcott. People from the other world». Hartford, 1875, p. 241-243, 487. — «Spiritualist», 1875, т. I, p. 207,290; 1878, т. I, p. 211, 235,268,287; т. II, p. 115,163. — «Light», 1886, p. 19, 195, 211, 273.
   Первая часть моей главы о явлениях материализации, имевшая доказать несостоятельность галлюцинаторной гипотезы Гартмана с точки зрения фактической, — закончена. Мы получили от этого явления все требуемые доказательства для убеждения, что телесные атрибуты, с которыми оно связано, хотя и временного характера, но тем не менее реально-объективны, каковыми бывают атрибуты настоящего тела, а не галлюцинации. Поэтому я считаю себя теперь вправе сказать, что для теории галлюцинации не только ничего не осталось «от узкой опоры, на которой она искусно балансировала», но даже теория эта потеряла и всякую почву под собою (см. выше).
   Я имею полное убеждение, что в явлениях материализации галлюцинация не играет ровно никакой роли; воображение, иллюзия — это другое дело; но если они и принимали тут участие, то разве только при самом начале этих явлений, что весьма понятно и извинительно; в настоящее же время приобретенная опытность принесла свои плоды и спириты относятся уже к этим поразительным явлениям гораздо трезвее.
   Я перехожу теперь ко второй части той же главы, которая будет посвящена тому же тезису, но только с точки зрения теоретической
   _______________________________________
   1 Воспроизводя здесь эту статью мою из «Ребуса», я полюбопытствовал взглянуть, каким образом воспроизведена она в книге г. Петрова «Медиумическая материализация», и, к удивлению своему, увидал, что это перевод с немецкого перевода той же статьи, помещенного в моем немецком журнале «Ps. Studien». Между тем из примечания г. Петрова на первой же странице надо понять, что эта статья прямо перепечатана им из «Ребуса». Для чего понадобилось г. Петрову вместо оригинала поместить перевод с перевода — понять трудно. Но я вынужден указать на это, потому что немецкий перевод верен, а перевод с немецкого грешит ошибками против смысла и слога, которые всякий, естественно, припишет оригиналу.
  

Б. Несостоятельность галлюцинаторной гипотезы г. Гартмана с точки зрения теоретической.

       Первая часть этой главы получила такое развитие, которого я сам не ожидал; но я не отступал перед накоплявшимися у меня материалами, по мере того как я подвигался вперед, так как я считаю явление материализации самым замечательным и самым существенным результатом, добытым в спиритизме. Поэтому установление объективной реальности этого явления в противоположность отрицательным гипотезам д-ра Гартмана было для моего ответа главным пунктом. Достиг ли я намеченной цели — судить не мне. Обыкновенно философы влюблены в свои теории; они держатся за них во что бы то ни стало. Но так как все сочинение Гартмана о спиритизме основано на предположении реальности явлений (см. с. 19, 29), то я надеюсь, что он не откажется «высказать условное суждение» (с. 29) и о фактах, упомянутых мною в этой главе, дотоле ему неизвестных, и что он не захочет уклониться от естественно вытекающих из оных заключений, прибегая именно для этих фактов к столь легкому и избитому объяснению обманом и обманутыми.
   Без всякого сомнения, факты представляют основу всякого исследования в области природы, и лучший метод, которого я имел держаться в своем ответе Гартману, состоял, разумеется, в том, чтобы опираться на факты, представляя их, насколько было мне возможно, в условиях, им самим требуемых или необходимых для опровержения галлюцинаторной гипотезы. После всей массы материалов, собранных в отделе А главы I для доказательства, в силу логики фактов, негаллюцинаторного характера явления материализации, было бы почти бесполезным защищать тот же тезис с точки зрения теоретической. Но так как гипотеза г. Гартмана представляет, даже с точки зрения теоретической, такие несостоятельности, которые навязываются сами собой, то я не могу пройти их совершенным молчанием. Я буду краток насколько возможно, потому что теоретические рассуждения всегда эластичны и ничего не разрешают. Простой факт более убедителен, чем какие бы то ни было рассуждения; поэтому я и не придаю им большого значения. Трудно возражать против теорий г. Гартмана, коих факторы, подобно сказочным героям, одаряются, по воле его пера, магическими способностями. При всей артистической постановке их ролей есть, однако, логические требования, которые невозможно оставить без всякого внимания.
   1. Остановимся, прежде всего, на общих началах теории Гартмана, им самим установленных.
   Первое положение. Медиум одарен способностью по своей воле переходить в сомнамбулическое состояние и внушать себе самому в этом состоянии желаемые галлюцинации. Я не буду останавливаться на первой половине этого положения, но только на том утверждении, что медиум, будучи в трансе, имеет какие захочет галлюцинации. На чем основано это утверждение? Если мы спросим самих медиумов, и в особенности тех, у которых материализации не придерживаются стереотипных форм, они нам ответят, что, впадая в транс, они нисколько не думают о фигурах, имеющих появиться, что они не дают никакого «направления» своему сомнамбулическому сознанию и что, просыпаясь, они ни о чем не помнят; но такое показание, с одной стороны, может быть и недобросовестно, а с другой — самовнушение может произойти и бессознательно, как результат деятельности сомнамбулического сознания. Нам остается проверить высказанное положение состоянием самого медиума в трансе. Гипнотические или сомнамбулические субъекты, когда галлюцинируют, всегда выражают происходящее в них какими-нибудь внешними знаками; но медиум в трансе подобен мертвецу — ни единое слово, ни единое движение не дают предположить, чтобы он видел что-нибудь, и еще менее фигуру, которую видят другие; если с ним говорят, он не отвечает. Что такое галлюцинация во время сна, как не сновидение, коего реальность доведена до последней степени напряжения и приводит спящего в такое состояние возбуждения, от которого он внезапно просыпается. В эту минуту он не может отрешиться от впечатления этой ужасной реальности. Очень часто спящий человек говорит и жестикулирует — значит, он видит сон. Ничего подобного не происходит с медиумом в трансе: он спит глубоко и спокойно. На чем же основано это коренное положение г. Гартмана, что медиум в трансе галлюцинирует, и даже «с особенною интенсивностью галлюцинации»? Оно совершенно произвольно.
   Второе общее положение. Медиум, раз заснувши и галлюцинируя, внушает присутствующим свою собственную галлюцинацию. Вот слова Гартмана: «Сомнамбулически медиум имеет галлюцинации, принимаемые им за действительность, и обладает в то же время сильным желанием, чтобы присутствующие видели эту воображаемую действительность, т.е. имели бы те же галлюцинаторные представления, как и он сам» (с. 69). Это легко сказать в общих словах, но вникнем ближе в то, что происходит. Медиум, находясь за занавеской, спит и видит во сне фигуру, которую «принимает за действительность». Тогда ему приходит «сильное желание» (ибо он не забывает своей роли медиума?), чтобы присутствующие видели эту фигуру — такова цель сеанса. По его желанию фигура выходит из темного кабинета, чтобы показаться зрителям, — так обыкновенно бывает на сеансах. Как только фигура выходит из кабинета, медиум не видит ее более, следовательно, он перестает галлюцинировать и присутствующие также ничего не видят, — ибо медиум не может внушить им галлюцинации, которой он больше не имеет. Если бы г. Гартман возразил, что галлюцинации есть явление субъективное, внушаемое мозгам присутствующих, неограничиваемое пределом кабинета или занавески, и что медиум может очень хорошо продолжать галлюцинировать, так сказать, и по ту сторону занавески, — я буду утверждать, что это не так, ибо вся постановка должна вполне соответствовать действительности; медиум должен видеть себя в кабинете, позади занавески; он должен быть убежден, что перед ним действительная фигура, которую, раз она вышла из кабинета, он не может и не должен более видеть. Если бы он продолжал ее видеть сквозь занавеску, это было бы противно законам действительности, противно установленному обычаю; он понял бы тогда, что это галлюцинация; раз это рассуждение явилось, галлюцинации более нет. Кроме того, не надо забывать, что если бодрственное сознание медиума дало ему такое внушение, что во время сеанса должна явиться перед зрителями фигура, то это же самое бодрственное сознание внушает ему, что во время этого появления, он должен быть в трансе, позади занавески, ничего не видеть. Такова «традиция спиритических кружков». Будучи рабом этого внушения, его галлюцинация, если таковая имеется, не может переступить за занавеску. Итак, это второе положение Гартмана, в силу самого закона внушенных галлюцинаций, невозможно.
   Перейдем к третьему положению. Каким образом медиум внушает свои галлюцинации присутствующим? Г. Гартман объясняет нам это: «Универсальный медиум должен быть более чем автосомнамбул; он должен быть также сильным магнетизатором» (с. 41). «Медиумы в своем состоянии сомнамбулизма, скрытого или явного, обладают такой массой нервной силы — будет ли то сила их собственного организма или сила, извлеченная из организма присутствующих и сконцентрированная, — какую не развивал еще ни один магнетизер в своем совершенно бодрственном состоянии; вместе с тем и способность медиумов погружать присутствующих в состояние явного или скрытого сомнамбулизма при помощи этого большого запаса силы должна быть большей, чем способность какого бы то ни было магнетизера, действующего в состоянии бодрственном» (с. 68). Это объяснение не согласуется с данными опыта. Медиум прежде всего существо пассивное, сенситивное, восприимчивое ко всякого рода влияниям; когда он переходит в транс или, по Гартману, в сомнамбулический сон, он переходит в состояние полной пассивности. Всякий сон есть состояние пассивное, отличительная черта которого — отсутствие воли. Это тем более имеет место в вызванном сомнамбулическом сне, где сомнамбул не имеет более своей воли — она принадлежит магнетизеру. У медиума-автосомнамбула место магнетизера занимает бодрственная воля, которая и дает сомнамбулическому сознанию медиума «определенное направление по отношению к имеющимся появиться галлюцинациям» (с. 107). Но раз импульс дан, раз превращение совершено, медиум не что иное, как автомат, раб галлюцинации, его охватившей и подчинившей. И вот, по г. Гартману, этот автомат, не переставая галлюцинировать, вдруг делается деятельным, делается в свою очередь магнетизером; он располагает громадною силою, подчиняя своей воле, — без слов, без жестов, и весьма часто даже не показываясь, — умы присутствующих; он повергает их в гипнотическое состояние без сна, которое Гартман называет скрытым сомнамбулизмом, и навождает их своими собственными галлюцинациями. Сомнамбул-магнетизер поступает совершенно обдуманно. Когда он находит, что «все участники сеанса достаточно подпали под его власть» (с. 115), он тогда только пускает в ход галлюцинации. Он обдумывает, какого рода галлюцинацию он будет иметь сам и какую внушит другим: покажется ли он сам в роли Джона Кинга или заставит видеть отшедшего и сколько чувств будут охвачены галлюцинациями (см. с. 118,119,126). Здесь г. Гартман забывает сказать нам, каким образом происходит изменение галлюцинаций в медиуме-автосомнамбуле? Откуда берется новое «направление»? Предположим, что он галлюцинирует, что он видит Джона Кинга и переносит эту галлюцинацию на присутствующих; потом эта галлюцинация исчезает и уступает место «усиленному желанию возбудить в близко находящемся воспринимателе галлюцинацию личного присутствия отшедшего духа» (с. 119); каким образом совершается эта перемена в сомнамбуле? В магнетической или гипнотической практике перемена внушенных галлюцинаций совершается посредством пробуждения субъекта, вторичного усыпления и внушения другой галлюцинации. В нашем случае автосомнамбул проделывает все это сам. Заставив себя, а вместе с тем и других галлюцинировать, что он Джон Кинг, он находит, что пришло время сменить эту галлюцинацию другой; он возвращается к состоянию сомнамбулизма без галлюцинации, обозревает состояния маскированного сомнамбулизма в присутствующих, видит посредством чтения мыслей в «гиперэстезической сомнамбулической памяти» одного из них образ кого-нибудь из отшедших, он внушает себе эту галлюцинацию и переносит ее в то же время на сомнамбулическое маскированное сознание этого присутствующего и всех остальных, затем проделывает то же самое с другой галлюцинацией и т.д., и т.д. Таким образом, мы имеем в медиуме-сомнамбуле существо пассивное и деятельное в то же время, галлюцинирующее и заставляющее галлюцинировать других, галлюцинирующее и сознающее свою галлюцинацию, галлюцинирующее и властвующее над своими галлюцинациями, которыми он играет перед зрителями как марионетками. Все это — целый ряд психических неодолимых противоречий. Гартман будет апеллировать к своему магическому фактотуму — сомнамбулическому сознанию медиума. Вот deus ex machinae. Но каков он ни бог, он не может делать двух вещей зараз!
   Четвертое положение. Медиум-автосомнамбул не только заставляет присутствующих галлюцинировать вместе в собой, но в то же время он заставляет внушаемые им галлюцинации производить физические действия — двигать предметы, писать, делать оттиски и пр. Эти действия производятся посредством нервной силы медиума, которую он направляет по воле своего сомнамбулического сознания. Итак, к той двойственной психической деятельности, которую сомнамбулическое сознание медиума уже проявило, присоединяется теперь и третья, проявляемая одновременно с другими, — деятельность совершенно физическая, ибо таков характер нервной силы по г. Гартману. Эта теория весьма удобна, только она отвечает еще менее учению о единстве психического акта. И действительно, операция переноса своей собственной галлюцинации на кружок из нескольких лиц уже сама по себе такая затрата психической силы, которая, казалось бы, должна была поглотить весь запас психической энергии, потраченной оператором; но ничуть не бывало, она происходит одновременно с таким действием воли, «которое освобождает магнетическую или медиумическую нервную силу из нервной системы и направляет ее определенным образом на живые или мертвые объекты» (с. 67). Тут есть кое-что, над чем нельзя не задуматься. Что значит «определенным образом»? Гартман нам ничего не поясняет. Посмотрим, однако, что происходит: фигура является, я подаю ей бумагу и карандаш, она берет их, пишет и кладет бумагу на стол. Чтобы проделать это, невидимый оператор-медиум (или его сомнамбулическое сознание) должен быть ясновидящим. Это не есть простое «чтение или перенос мыслей», которые дают оператору понятие о форме и «умственном содержании фигуры»; нет, этого не достаточно, чтобы заставить совпасть движение галлюцинаторной фигуры с реальным содержанием внешнего мира: для этого требуется прямое ясновидение предметов, находящихся в реально-объективном пространстве. Вот что значит «определенным образом»! Итак, деятельность, проявленная медиумом-сомнамбулом, уже учетверилась! Эта множественность одновременных ролей, навязанных психическому единству, представляет такую смесь фантастических утверждений, перед которыми всякая критика отступает.
   Пятое положение. Оно специально относится к участникам сеанса. Они должны находиться во время сеанса в состоянии маскированного сомнамбулизма; в это состояние их повергает сам медиум, ибо оно для него необходимо для внушения галлюцинаций. Это условие sine qua поп для наблюдения явления так называемой материализации. В чем же состоит этот маскированный сомнамбулизм? Каким внешним признаком отличается такое состояние от нормального? Никаким, отвечает нам Гартман. Почему же оно называется сомнамбулическим? Гартман этого не поясняет. Каким образом, по крайней мере, оно происходит? — Очень просто, медиум удаляется за занавеску, переходит в состояние явного сомнамбулизма, силою своей воли магнетизирует присутствующих и приводит их в состояние скрытого сомнамбулизма. Но где же доказательство? Оно ясно: они видят материализованную фигуру, которая не может быть ничем иным, как галлюцинацией; следовательно, они галлюцинируют, хотя и не спят, — следовательно, они находятся в состоянии маскированного сомнамбулизма. Разве это не ясное доказательство?
   Сравним этот образ действий с тем, что происходит в магнетической или гипнотической практике при вызывании галлюцинаций. Прежде всего субъект должен быть усыплен; признано, что не более половины людей восприимчивы к магнетическому воздействию и что в этой половине степень восприимчивости более или менее различна в каждом; раз субъект усыплен, некоторое отношение (rapport) устанавливается между ним и магнетизером, который может внушить ему галлюцинацию посредством слова или иным внешним способом; чтобы прекратить галлюцинацию, магнетизер должен разбудить его, но по пробуждении субъект ни о чем не помнит. Ничего подобного, как мы знаем, не происходит с присутствующими на сеансе. Аналогии никакой. Правда, и г. Гартман говорит, «что между медиумом и участниками должно установиться тесное соотношение, прежде чем могут удаться трансфигурации и материализации» (с. 114); это соотношение устанавливается, по его мнению, частым повторением сеансов одного и того же медиума с одним и тем же кружком. Но если соотношение и может установиться этим путем, то много случаев, где подобного соотношения и не существует: десяток лиц собираются; они никогда не были гипнотизированы; некоторые из них никогда не присутствовали на сеансах этого медиума, другие никогда не присутствовали ни на каких сеансах, и третьи, наконец, пришли с твердым убеждением, что при них ничего не произойдет, — все это нисколько не мешает тому, что медиум без малейших магнетических приемов подчиняет всех членов этой разнородной компании, нисколько их не усыпляя, одной и той же галлюцинации, которую они все запоминают очень хорошо. Так, напр., я сам в первый раз в жизни увидел материализованную фигуру (Кэти Кинг) на первом моем сеансе у мисс Кук. По г. Гартману, это именно была галлюцинация, а не трансфигурация медиума, так как я поднял занавеску вслед за исчезновением фигуры и убедился в неизменности положения медиума. Прибавлю, что я нисколько не сенситивен и никогда не чувствовал никакого действия от магнетизации. Прибавлю еще, что, противно утверждению Гартмана, частные кружки, постоянные и однородные по составу, так называемые гармонические, составляют исключение в спиритизме, а напротив большинство кружков состоит из публичных, изменчивых и разнородных.
   Укажу здесь еще на замечательную особенность, из которой видно, сколь мало сходного имеют медиумические приемы с какой-либо магнетизацией. Известно, что Для успешной магнетизации или гипнотизации требуется согласие лица, т.е. чтобы оно не противилось опыту, чтобы приняло известную позу, чтобы наложило на себя несколько минут молчания и сосредоточенности. На медиумическом сеансе требуется как раз обратное. Обыкновенно говорят, и Гартман также повторяет, что медиумические явления обнаруживаются вследствие психического возбуждения, вызванного долгим «напряженным ожиданием». Так предполагается и утверждается теми, кои нисколько не знакомы с предметом практически. Те же, которые имеют достаточную опытность в этом деле, знают очень хорошо, что для происхождения явлений требуется именно обратное условие — что сосредоточение мыслей всего более вредит на сеансах, в особенности когда явления еще не начались. Будь это сеанс светлый или темный, для явлений физических или для материализации -всегда налагается медиумом или невидимыми силами то же самое условие: не сосредоточиваться, слегка разговаривать, петь или играть па каком-нибудь инструменте. Что особенно вредит присутствующим впервые на сеансах -это возбуждение, ожидание чего-то необыкновенного. Привычные же участники их знают, что именно во время легкого разговора, не имеющего никакого отношения к спиритизму, и происходят самые замечательные явления. И вот, по г. Гартману, все члены подобного кружка, занимающегося музыкой, пением или пустою болтовней, должны сделаться жертвою той одной галлюцинации, которую спящему медиуму вздумается создать.
   К чему же сводится теория г. Гартмана, относящаяся до явления материализации? Несмотря на все осложнения, нагороженные на упомянутых мною выше общих основаниях, она сводится в простейшем выражении своем к следующей формуле: медиум спит и грезит, а присутствующие грезят вместе с ним, но не спят. Вот что г. Гартман называет «научно-психической точкой зрения».
   2. Посмотрим теперь, как вяжется эта теория г. Гартмана с историческим началом спиритизма. В главе о материализациях он построил свою теорию, рассматривая это явление в тех условиях, как оно обыкновенно наблюдается в наше время. Эти условия следующие: 1) появление целой фигуры; 2) слабый свет или полумрак; 3) медиум невидим за занавеской; 4) медиум находится в состоянии сна более или менее анормального. — Такая постановка поддается некоторым образом объяснению, предлагаемому доктором Гартманом, что медиум есть автосомнамбул и пр. Но возвратимся к первым временам спиритизма, к годам 1848-1850-м и следующим; в ту пору сеансы происходили при свете, медиум сам участвовал в кружке, он не впадал в транс или в какое бы то ни было состояние усыпления, — он сам был в числе зрителей; все медиумические, физические явления, ныне нам известные, происходили уже и тогда во всей силе, только не было явления материализации полных фигур: оно ограничивалось прикосновениями и появлениями рук, с передвижением материальных предметов или без оного; прибавим к этому, что первыми медиумами были дети — девочки 10 и 12 лет. Как согласовать подобную постановку со словами Гартмана: «Этот произвольный переход в сомнамбулизм во всякое время, когда понадобится, требует в особенности значительного упражнения, чтобы проявляться с некоторою определенностью, по желанию чужих людей» (с. 38). И далее: «Каждый участник медиумических сеансов должен, напротив, постоянно помнить, что он находится под влиянием весьма сильного магнетизера, которого интерес, им самим сознаваемый, состоит в том, чтобы погрузить присутствующего в скрытый сомнамбулизм и заразить его своими галлюцинациями» (с. 70). И далее: «В явный сомнамбулизм медиум впадает обыкновенно: во-первых, при невольной речи, во-вторых, при физических явлениях, которые требуют особенного напряжения нервной силы, и в-третьих, для передачи галлюцинаций присутствующим, для чего, по-видимому, галлюцинации эти должны быть особенно интенсивны в самом медиуме» (с. 38). Еще далее: «Произведение галлюцинаций в зрителях совершается, как кажется, вообще лишь при малом свете» (с. 12).
   Где найдем мы «значительное упражнение», «сильного магнетизера», «явный сомнамбулизм» и «малый свет» у девочек-медиумов 1849 года, вокруг которых медиумические явления так неожиданно разразились? Несмотря на все их усилия, чтобы отделаться от них, эти явления преследовали их без устали, подвергая всевозможным неприятностям. Ничто не могло остановить их. «Поведайте эти истины миру», — вот что потребовали невидимые илы первым полученным по азбуке сообщением, и девочки-медиумы, несмотря на все свое сопротивление, были вынуждены наконец уступить и предать эти явления публичному расследованию. Я позволяю себе думать, что если б материализации остановились на этой первоначальной фазе своего развития и продолжали бы происходить при вышеупомянутых условиях, то г. Гартман не нашел бы тогда достаточных данных для построения своей галлюцинаторной теории. А между тем род явления, очевидно, одинаков.
   3. Изучение явлений материализации доказывает нам что в основе этого явления лежит общий закон, который уже сам по себе опровергает теорию галлюцинаций. Этот закон состоит в том, что первые фазы материализации носят поразительное сходство с отдельными членами или даже всей фигурою медиума. Впоследствии, по мере развития медиума в этом направлении, сходство это может, не исчезая совершенно, дать место материализации фигур самых разнообразных; другие медиумы не переступают за этот предел, и все их материализации представляют такое сходство с медиумом, что, естественно, приходишь к предположению, что это сам трансфигурированный медиум, покуда, после достаточных мер предосторожности, не убедишься, что имеешь перед собою полное раздвоение медиума. Например, в классических случаях Кэти Кинг и Джона Кинга, имевших место в Англии и на разные лады обследованных, приходилось признать вообще большее или меньшее, а иногда и полное сходство с медиумом; так, Джон Кинг являлся при дневном свете, и портрет его был нарисован в то время, как медиума за занавеской держали за обе руки («Медиум», 1873, с. 346); или он являлся в темноте, освещая себя собственным светом в то время, как медиума держали за руки в кружке или вне его; так, Кэти Кинг являлась в то время, как часть тела медиума была видима, или она мгновенно исчезала, когда кто-нибудь входил вместе с нею в кабинет, чтобы видеть медиума. Эти случаи, по Гартману, суть очевидные галлюцинации, а не трансфигурации, если же это галлюцинации, то к чему же это сходство с медиумами? Сходство это приводило медиумов в отчаяние, и, разумеется, если бы только они могли производить галлюцинации по своей воле и фантазии, то никак бы не стали изображать в этих галлюцинациях свои собственные фигуры, что вызывало только подозрения и всякого рода попытки изобличить обман.
   То же самое относится и до материализации, образующихся на глазах присутствующих. Как галлюцинация этот способ явления нравится г. Гартману, но как объективное явление он ему не нравится; в доказательство того, что не сам медиум «бессознательно производит призрак» (с. 138), г. Гартман требует нечто иное; он говорит: «Когда же полное отделение и призрак был наблюдаем в течение процесса своего происхождения и исчезновения, то оказывалось, что он вполне исходил из медиума и возвращался в пего, и притом не в виде готового образа, постепенно наполняющегося веществом и опоражнивающегося от вещества, но в виде бесформенного тумана, мало-помалу приобретавшего определенный вид и подобным же образом терявшего его» (с. 137). Если подобный призрак был бы действительно только галлюцинацией, то фантазия медиумов даже превзошла бы все требования г. Гартмана: всякого рода «готовые образы», отвечающие самым горячим ожиданиям присутствующих, появлялись бы и исчезали мгновенно.
   Здесь представляется и другое соображение: если материализация не что иное, как галлюцинация, вызванная медиумом, и если медиум имеет способность видеть все образы, накопившиеся в глубинах скрытого сомнамбулического сознания присутствующих, и посредством чтения мыслей проникать во все мысли и впечатления, таящиеся в их памяти в скрытом состоянии, — то для него было бы делом самым легким доставить присутствующим на сеансе величайшее удовлетворение, давая им всегда возможность видеть близких и дорогих им отшедших. Какое торжество, какая слава, какой источник богатства для такого медиума! Но, к великому сожалению всех медиумов, дело обстоит не так: большею частью появляются фигуры, которых никто не узнает, несмотря на желание, и случаи, где сходство с отшедшим вполне установлено и доказано не только относительно внешней формы но и внутреннего содержания — очень редки. Первые составляют общее правило вторые — исключение. Все эти отрицательные стороны, не отвечающие возлагаемым на эти явления ожиданиям, служат, в моих глазах, доказательством, что мы имеем здесь дело с явлением естественным проявляющимся в известном виде и при известных условиях, настоящий смысл которого нам покуда не известен.
   4. Если мы проследим историю материализации некоторых фигур, регулярно появлявшихся в течение более или менее продолжительного времени, мы встретимся с некоторыми случаями, которые также имеют значение для теории данного явления и представляют своего рода доказательство, что это не простые галлюцинации. Первый случай этого рода относится к появлению Кэти Кинг, и так как он был удостоверен наилучшими свидетельствами, то я на нем и остановлюсь. С самого начала своего появления она объявила, что будет материализоваться только в течение трех лет, что с истечением этого срока «ее дело будет закончено», что она не будет более в состоянии проявляться физически, видимо и осязаемо, что, переходя в более высокое состояние, она уже не будет иметь возможности сообщаться со своим медиумом столь материальным образом. (См. «Спиритуалист», 1874, т. I, с. 258 и т. II, с. 291.) Назначенный срок истекал в мае 1874 года; последний сеанс был назначен Кэти на 21 мая; он происходил у г. Крукса. Вот, по его словам, как произошло исчезновение Кэти: «Когда для Кэти пришло время нас покинуть, я просил ее, чтоб она позволила мне остаться с нею до последней минуты. После того она подзывала к себе каждого из присутствующих и говорила ему несколько слов, собственно до него относящихся, а затем дала несколько общих указаний для мисс Кук в руководство на будущее время. Окончив свои наставления, Кэти пригласила меня с собою в кабинет и позволила остаться там до конца. Опустив занавеску, она некоторое время разговаривала со мной и затем прошла чрез всю комнату к мисс Кук, которая лежала на полу в бесчувственном состоянии. Наклонясь, Кэти дотронулась до нее и сказала: «Проснись, Флорри, проснись, я теперь должна оставить тебя!» Мисс Кук проснулась и со слезами просила Кэти остаться с нею хотя еще немножко. «Моя дорогая, я не могу, мое дело исполнено. Бог да благословит тебя!» — отвечала Кэти и продолжала разговаривать с мисс Кук. Они проговорили между собою несколько минут, до тех пор пока слезы мисс Кук лишили ее возможности говорить. По указанию Кэти я подошел поддержать мисс Кук, упавшую на пол в истерических рыданиях. Я оглянулся кругом, но белая фигура Кэти уже исчезла». (См. Н. Петрова «Материализации», с. 187.) Г. Гаррисон, издатель «Спиритуалиста», в своем отчете об этом же последнем сеансе говорит между прочим: «Кэти сказала, что она никогда не будет более в состоянии говорить или показывать свое лицо; что те три года, в продолжение которых она производила эти физические явления, были тяжким и грустным для нее временем «покаяния за грехи свои», что теперь она собирается перейти на более высокую ступень духовного бытия, что только изредка она будет в состоянии сообщаться со своим медиумом письменно, но что он во всякое время будет иметь возможность видеть ее в ясновидении, когда его будут магнетизировать» (см. «Ps. St.», 1874, S. 488).
   Я не могу достаточно остановиться на внутреннем значении этого факта. Как объяснить рациональным образом с точки зрения теории трансфигурации, или галлюцинации, или даже обмана это добровольное прекращение явления Кэти Кинг? Если бы это явление зависело только от медиума, то какой мотив мог бы побудить его положить ему конец? Мисс Кук как медиум находилась тогда на вершине своей славы; самолюбие медиумов в этом направлении развивается, весьма естественно, в высокой степени, ибо их необыкновенные способности раскрывают перед ними двери высшего общества и они становятся центром особенного всестороннего внимания и поклонения, что не может не льстить их самолюбию. Она была тогда единственным в Европе медиумом для материализации полных фигур. Для чего же ей добровольно сходить с этого пьедестала, чтобы остаться в забытьи? Она не могла знать, что станется потом с ее медиумическими способностями, достигнет ли она подобных же результатов? И зачем ей было менять верное на неверное? Г. Крукс со своей стороны был крайне заинтересован этими сеансами и ничего так не желал, как продолжать свои наблюдения и опыты. Участие в них г. Крукса, признавшего открыто всю подлинность явления, придавало им исключительный интерес и значение, и медиум не мог не понимать и не ценить этого. Какой же мотив, спрашиваю я опять, мог быть довольно сильным, чтобы заставить медиума прекратить это явление? Если оно зависело единственно от его воли, ему оставалось только продолжать и наслаждаться своей возрастающей славой. Можно бы еще предположить ослабление медиумических способностей и в прощаниях Кэти Кинг усмотреть только ловкую комедию для отступления. Но мы знаем, что явления, напротив, только возрастали и в последнее время становились все определеннее и удовлетворительнее и что по исчезновении Кэти способности мисс Кук нисколько не пострадали: вскоре новая фигура стала показываться с таким же совершенством, как это видно из письма г-жи Крукс в «Спиритуалист» (1875, т. I, с. 312). И этот факт прекращения материализации фигуры, являвшейся в продолжение некоторого времени, не единственный в летописях спиритизма (см. «Medium», 1876, р. 534). Насколько я понимаю, подобные факты доказывают, что в этих, по крайней мере, случаях мы имеем дело с волею иною, чем самого медиума, и что явление само по себе имело объективную реальность.
   5. Чтобы закончить с теоретической стороной, я должен повторить здесь одно теоретическое возражение, мною уже высказанное в первом отделе этой главы, когда речь шла об отпечатках, производимых материализованными членами. Возражение это следовало бы оставить для теоретической части, но я увлекся желанием указать на логическую непоследовательность, вытекающую из теории Гартмана, когда мне пришлось говорить специально об этом явлении. Я напомню здесь в нескольких словах о чем идет речь, ибо эта самая непоследовательность, очевидно, не ограничивается галлюцинаторным объяснением появления какой-либо части человеческого тела, но одинаково относится и к появлению целой материализованной фигуры. Г. Гартман нашел себя вынужденным сделать уступку для появления рук: они могут и не быть чистыми галлюцинациями зрения, а могут иметь реально-объективный субстрат в нервной силе, сосредоточение которой может быть таково, что рука способна сделаться осязаемой и чувство осязания не будет в этом случае галлюцинацией этого чувства, что доказывается отпечатком, производимым этой рукой на закопченной бумаге. Но видимость этой руки для лица, ее осязающего, будет, по г. Гартману, уже галлюцинацией. Вот где кроется «логическая непоследовательность», захватывающая, очевидно, всю галлюцинаторную теорию, предложенную Гартманом для объяснения материализации. Когда цельная фигура является, совершает всякого рода физические действия и дает до себя дотрагиваться, г. Гартман допускает, что эти действия могут быть реальными, негаллюцинаторными, произведенными нервною медиумическою силою, «представляющею аналога давящей поверхности руки без лежащего за этой поверхностью вещественного тела» (с. 125). Почему же он не допускает, что этот самый «аналог давящей поверхности» может произвести зрительное действие? Таким образом, для одной серии действий, вызванных тем же явлением, г. Гартман допускает, что причина его лежит «в чем-то материальном, существующем в объективно-реальном пространстве и действующем на органы чувств присутствующих», а для другой серии действий, ощущаемых и заявляемых тем же субъектом, он утверждает, что эта причина «уже не нечто материальное, а субъективная галлюцинация медиума» (с. 120). Нельзя не видеть противоречия в этих двух способах объяснения. И это тем более непоследовательно, что сам г. Гартман говорит, что нервная сила может принимать видимые образы, которые не суть галлюцинации. Так, напр., она может «превращаться в световые явления» (с. 58) и тогда принимать определенные формы, но это большею частью формы кристаллические или, по крайней мере, не органические, напр.: кресты, звездочки, светлое поле с мерцающими на нем световыми точками» (с. 61-62). Здесь нервная сила становится видимою и не есть галлюцинация. Почему же эта самая сила, становясь видимою в органическом образе материализации (которая бывает иногда и светящеюся), превращается в галлюцинацию? Вот на что г. Гартману будет трудно ответить. Его теория галлюцинации опрокидывается логикою его собственных гипотез.
  

Глава II

Физические явления

   После того как я уже говорил о материализациях и признал в них явление объективнореальное, мой ответ г. Гартману относительно того, что касается явлений физических, понятен сам собою. Ибо ясно, что если явление материализации признается, то большая часть явлений физических сложных объясняется простым предположением, что они производятся материализованными органами, невидимыми для нашего глаза; но это не значит, что все физические явления должны объясняться этим способом и что никакая доселе неизвестная физическая сила тут не участвует; я думаю, напротив, что будет разумно допустить, что явления физические простые совершаются зачастую какою-то физическою силою, исходящею из нашего организма и доселе нам неведомою; я называю простыми те физические явления, которые получаются при прикосновении рук и без оного, происходят по прямой линии — горизонтальной или вертикальной — и имеют простой характер притяжения или оттолкновения. Так, напр., явление полного поднятия стола, виденное мною многократно при наложении на него рук, меня всегда удивляло совершенной вертикальностью своего направления, причем все четыре ножки одновременно отделялись от полу и таким же образом опускались; и даже когда случалось, что стол был приподнят под углом 45°, он на воздухе принимал горизонтальное положение и оттуда уже падал вертикально на все четыре ножки зараз. Что касается явлений сложных, описывающих кривые линии, они, по-видимому, производятся каким-нибудь физическим невидимым органом, направляемым волею и разумом, ему принадлежащими. Это предположение, так сказать, не имело времени остаться в качестве гипотезы, ибо, как только необыкновенные физические явления обнаружились при самом начале спиритического движения, руки, их производившие, были часто видимы и осязаемы. Я показал в первой главе, что реальная объективность этих рук была констатирована всеми возможными средствами. Простейшее средство убедиться в непосредственном действии такой руки на физические предметы состоит в том, чтобы покрывать их жидкостью, светящейся в темноте. Так, когда я держал медиума (Кэт Фокс) за обе руки в темном сеансе, я увидел ясно на колокольчике, стоявшем возле меня на столе и отчетливо видимом благодаря светящейся жидкости, которою я его намазал, — темный силуэт нескольких пальцев, схвативших этот колокольчик и позвонивших им на воздухе. Обе руки медиума, равно как и мои, лежали на доске, светящейся в темноте, так что положение рук медиума и моих могло быть наглядно констатировано. Что руки, движущие предметы при свете, весьма часто невидимы — это происходит от степени материализации; а что невидимая материализация существует, мы имеем тому доказательство в трансцендентальной фотографии; и я напомню здесь, что на одной из фотографий Мумлера изображается физическое действие, произведенное невидимой человеческой фигурой, а именно приподнятие платья, видимое для глаза, произведено рукой, для глаза невидимой, но видимой на фотографии. (См. табл. VI, фот. 4.)
   По Гартману, все физические явления в медиумизме — простые и сложные — одинаково производятся нервною силою медиума, которая не что иное, как «сила физическая, истекающая из его нервной системы»; он очень настаивает на этом определении и находит непонятным, «почему Кокс дал этой силе вводящее в заблуждение название психической вместо нервной» (с. 45). Но каждый раз, когда Гартман пытается объяснить этой силой какое-либо сложное явление, то что мы находим? Оказывается, что воля «направляет» эту силу, «овладевает ею» (с. 61), что «распределение силы зависит от фантастического образа, находящегося в сомнамбулическом сознании медиума» (с. 64); а в конце своей главы о физических явлениях Гартман считает необходимым пояснить: «не одна воля магнетизера сама по себе как таковая производит эти явления в других индивидуумах посредством чисто психического влияния, точно так же как и не одна воля медиума своим чисто психическим влиянием вызывает упомянутые физические явления в неодушевленных предметах; в обоих случаях ближайшее действие воли заключается в том, чтобы освободить магнетическую или медиумическую нервную силу из нервной системы и направить ее определенным образом на живые и мертвые объекты» (с. 67). И так как это «направление определенным образом» должно ежеминутно меняться для произведения кривой линии или системы линий «давления и натяжения» (с. 62) (как, напр., в непосредственном письме), то ясно, что воля медиума неразлучна с этой силой. В свою очередь делается непостижимым, каким образом Гартман хочет непременно видеть в ней силу только физическую. С другой же стороны, я думаю, приверженцы психической силы никогда и не желали утверждать, что эта сила действует физически без всякого субстрата физической силы.
   Утверждая, что нервная медиумическая сила есть физическая, имеющая аналогию с электричеством и магнетизмом, Гартман говорит: «Решительно непонятным и имеющим наихудшее значение по отношению к научному интересу со стороны спиритов является то обстоятельство, что никто из них еще до сих пор не сделал ни одного опыта для того, чтобы приблизиться к разрешению этих вопросов» (с. 44). Но это утверждение, подобно другим, совершенно произвольно. Проф. Гер и физик Варлей проделали не мало опытов этого рода, но они не могли открыть никакого следа родства между силою медиумической и электричеством или земным магнетизмом (см. Гер. «Опытные исследования», с. 98-109, немецкое издание; Варлей в «Отчете Комитета Диалектического Общества», т. II; «Спиритуалист», 1876,» т. II, с. 205). В 1853 году была напечатана в Готе брошюра под заглавием «Верчение столов: 64 новых физических опыта с указанием полученных результатов»; автор брошюры, доцент математики и физики в Готской семинарии Христиан Герринг, приходит к следующему заключению: «Итак, новооткрытая сила совершенно противоположна магнетизму; ее даже можно назвать антимагнетизмом или нейтрализующей силой» (с. 57).
   Говоря в главе I об отпечатках, произведенных, по мнению г. Гартмана, нервной силой, я уже достаточно пояснил, насколько подобный результат несовместим с нашими понятиями о физической силе. Взглянем теперь на гипотезу нервной силы в применении к объяснению сложных медиумических явлений, как-то: летание предметов по воздуху, игра музыкальных инструментов, непосредственное письмо и т.п.
   Физика учит нас, что всякая сила притяжения или оттолкновения действует по прямой линии и что тело, приведенное такою силою в движение, не может иначе описать кривой линии, как под влиянием других сил, присоединяющихся к первой ежесекундно. Таким образом, предмет, находящийся в расстоянии от медиума, насыщенный нервною силою, может быть только притянут или оттолкнут медиумом по прямому направлению; он мог бы еще, — предположив, что эта сила «изменяет динамические отношения между предметами и землею» (с. 45), — подняться вертикально на воздух и притянуться медиумом в прямом направлении. Но никогда подобный предмет, по известным нам законам физики, не мог бы направляться налево или направо и описать самые фантастические кривые линии, произвести самые сложные движения, и притом с разумною целью. Для этого бы требовалось, чтобы данный предмет подвергся действию сил, исходящих из других центров, нежели сам медиум.
   Каким же образом происходят явления, о которых мы говорим? По мнению г. Гартмана, это очень просто. Медиум есть центр нервной силы, излучающейся по всем возможным направлениям; он заряжает этой силой все точки комнаты и все в ней находящееся таким образом, что всякая точка и всякий предмет становятся в свою очередь центрами сил, действующих по воле медиума.
   Посмотрим на modus operandi этой силы на сеансе. Возьмем для примера один из сеансов Юма, на которых я много раз присутствовал: несколько человек садятся за стол вместе с медиумом, две свечи горят на столе, все руки на нем, но, противно утверждению Гартмана (с. 59), не образуют цепи; в медиуме, также противно словам Гартмана (с. 38), не видать ни малейшего следа явного сомнамбулизма; он принимает участие в общем разговоре. И вот спустя десять или пятнадцать минут все общество порядком заряжено нервной силой и погружено в скрытое сомнамбулическое состояние. Явления начинаются; я чувствую прикосновение к коленам, опускаю свою руку под стол и чувствую пальцы, работающие около моего перстня с намерением снять его с пальца — это токи нервной силы медиума с внушением галлюцинации прикосновения как бы пальцев; мой сосед наклоняется, чтобы посмотреть под стол; медиум, видя это движение, тотчас внушает ему галлюцинацию руки, и мой сосед восклицает, что увидал руку. Я заявляю, что мой перстень снят, он не падает на пол — будучи хорошо заряжен нервной силой, он плывет по воздуху; медиум заряжает притягательной силой колена моего визави, и перстень, притягиваемый этим центром, касается его; он опускает руку под стол, и перстень ему вручается. — Мой сосед берет колокольчик и держит его под столом; он говорит, что чувствует прикосновение пальцев, отнимающих колокольчик, который затем плывет по воздуху и звонит; чтобы произвести такой результат, медиум заряжает ноги моего соседа нервной силой, образуя в них центр притяжения; он таким же образом заряжает ноги его визави и образует в них другой центр притяжения; колокольчик, хорошо заряженный, находится между двух противоположных центров притяжения, и медиуму остается только «регулировать» его движения, чтобы он звонил. — Мой визави берет платок, держит его под столом, испытывает те же прикосновения и говорит, что платок тянут вниз — это пустое дело: маленький центр притяжения устроен на полу под платком, вот и все. Платок поднят и тотчас же передан из-под стола моему соседу с двумя или тремя узлами на нем. И это пустяки: платок уже насыщен нервной силой; медиум заряжает ею пол, стол и ноги присутствующих, образуя таким образом центры притяжения различной силы, которыми платок притягивается во все стороны; медиуму остается только «регулировать» его движения, и узел готов. Наконец медиум берет аккордеон одной рукой, другая остается на столе, и, опустив его под стол между собой и соседом, держит его за нижний конец, а верхний с клавиатурой опрокинут вниз к полу. Слышится мелодия-это очень просто: центр притяжения, устроенный в полу, тянет аккордеон вниз и растягивает мех, но это могло бы дать только звук; чтобы получить мелодию, необходимо нажимать клавиши особым действием поперечных сил; для достижения этого результата медиуму стоит только устроить десяток центров притяжения или оттолкновения в собственной ноге или хоть в ножке своего стула и заставить действовать эти центры сил единственно на клавиши; затем ему остается только «регулировать» их — вот и мелодия. — Надо предположить, что если бы все эти предметы, заряженные нервною силою, были предоставлены самим себе, не будучи «регулированы» медиумом, то все они пришли бы в движение сами собой и стали бы выплясывать самым забавным образом. Из этого следует также, что медиум, по мнению Гартмана, мог бы зарядить мячик нервною силою и, бросая его вверх, заставить его летать на глазах зрителей самым фантастическим образом; или взять арлекина и заставить его выплясывать руками и ногами без помощи всяких ниток. Вещи очень простые, но проделать их спиритические медиумы еще никогда не могли.
   Я полагаю, что в этом приложении теории к практике я остался верен той теории нервной силы, которую Гартман в общих словах применял для объяснения явлений, происходящих на спиритических сеансах. Комментарии здесь излишни, и мне остается только для завершения анализа и оценки этой теории дать этой чудесной силе надлежащее определение, от формулирования которого Гартман осторожно воздержался.
   Что же такое, по г. Гартману, нервная медиумическая сила?
   Это сила физическая, производящая все те физические действия, которые может произвести и человеческое тело, не исключая и действий пластических.
   А так как эти физические действия имеют место очень часто вместе с явлениями материализации, то необходимо присовокупить здесь определение и этого явления.
   Что же такое материализация, по г. Гартману?
   Это галлюцинация человеческой фигуры, вполне совпадающая с действиями физическими, произведенными перепой медиумической силой, и, следовательно, имеющая всю видимость и все атрибуты реальной человеческой фигуры.
   Надо поистине иметь отвращение даже от одной мысли о реальности человеческой трансцендентальной формы, чтобы выдавать подобные тавтологии за научные теории, ибо на самом деле трудно понять, в чем подобная галлюцинация отличалась бы от того, что спириты называют материализованной человеческой фигурой? Это только спор о словах. Откинем слово «галлюцинация», и смысл остается тот же. Ибо спириты под своим словом «материализация» вряд ли понимают что-либо более определенное, чем Гартман под своей галлюцинацией с подкладкой нервной силы. Но теоретически различие громадно, ибо гипотеза, которую я высказал в начале этой главы, сравнительно говоря, очень проста, и, навязываясь сама собой всеми данными непосредственного наблюдения и опыта, она не представляет ничего нерационального; между тем как обе гипотезы г. Гартмана суть гипотезы магические или фантастические, крайне сложные, одинаково насилующие разум и науку.
   Я должен теперь предъявить против г. Гартмана формальное обвинение гораздо более серьезное, чем все возражения, которым я подверг его теории; всякий вправе формулировать свои теории по крайнему разумению; но мое обвинение касается метода, принципы которого неизменны для всякого критического исследования любой области природы. Что касается спиритизма, г. Гартман превосходно формулировал те «общие методологические законы», которые должны быть положены в основание его научного исследования и состоят в следующем:
   «Есть общие методологические основы, за которые нельзя переступать безнаказанно. Во-первых, принципы не должны быть умножаемы без надобности; значит, не следует искать другой причины, покуда достаточно одной. Во-вторых, следует как можно больше придерживаться тех причин, за существование которых ручается опыт и несомненные выводы, и не браться без нужды за такие, которых существование сомнительно или не доказано и которые в качестве гипотезы для объяснения данных явлений еще нуждаются в подтверждении. В-третьих, следует как можно дольше обходиться причинами естественными и не переходить к сверхъестественным без настоятельной необходимости. Спиритизм грешит против этих трех основных правил. Правда, он хотя и признает первый, естественный род причин, являющийся нам в лице медиумов, но рядом с ним ставит еще другой, сверхъестественный, не выводимый из опыта — такой, которого существование именно и надлежит прежде доказать на почве той области явлений, о которых шла у нас речь» (с. 147).
   «Для того чтобы рядом с причинами первого рода можно было допустить и вторые, спиритизм должен бы постараться в точности определить ту пограничную черту, за которой оканчивается возможность объяснения причинами первого рода, и доказать посредством самой тщательной критики, почему за этой границей упомянутые причины недостаточны. До тех пор пока эта граница не определена и это доказательство не дано — на допускающем лежит вся тяжесть обязанности доказывать содействие причин второго рода; но спиритизм т сделал еще ни малейшей попытки для решения такой задачи» (с. 148).
   Невозможно возразить что-нибудь против этих основ; они действительно «абсолютно неоспоримы», как сам г. Гартман выражается в письме своем к Массей (см. «Light», 1885, р. 432). Но есть еще четвертый методологический принцип, которого г. Гартман не высказал; он состоит в следующем: всякая гипотеза или теория, предлагаемая для объяснения явлений данной области природы, должна охватывать всю совокупность явлений этой области. Я полагаю, что г. Гартман со своей стороны найдет этот методологический принцип одинаково неоспоримым.
   Посмотрим же теперь, остался ли г. Гартман верен этим принципам в своем исследовании спиритизма? По-видимому, он убежден, что сам остался им верен, ибо очень положительно говорит: «С другой стороны, мы видели, что при свободном критическом обсуждении этих явлений во всей их области, за исключением настоящего ясновидения, не представляется ни малейшего повода переступать за пределы естественных объяснений и что кажущаяся необходимость противного зависит от заблуждения, хотя и понятного психологически, но несостоятельного в научном смысле» (с. 133).
   Верно ли это? Одно «исключение», как мы сейчас видели, допускает сам г. Гартман, и мы вернемся к нему впоследствии. Но единственное ли оно? Верно ли, что «необходимость противного» есть только «кажущаяся», порождаемая «заблуждением»? Со своей стороны я утверждаю, что «повод переступать за пределы естественных объяснений» нам дан, и самым положительным образом. В ряду физических явлений спиритизма есть явление, обыкновенно называемое «проникновением материи». Г. Гартман также говорит о нем в своем трактате и перечисляет различные его виды, как-то: продевание железного кольца сквозь руку медиума, проникновение монет, кусков грифеля и т.п. в совершенно закрытые ящики, надевание кольца на тумбу стола, завязывание узлов на шнурках и ремнях с припечатанными концами и т.п., принос в сеансовую комнату предметов из другой комнаты или других домов, а также принос цветов, растущих снаружи… «Поэтому спириты вообще принимают, что медиум в сомнамбулическом состоянии может вследствие проникновения материи освобождаться от всяких завязок и снова входить в них» (с. 54-56).
   Так как г. Гартман упоминает обо всех этих фактах, то мне нет надобности приводить подробно другие опыты несомненно, устанавливающие их реальность.
   Что же думает г. Гартман об этих явлениях? Вот что он думает: «Особенно невероятная область явлений представляется нам в известиях, относящихся до проникновения